Статьи и интервью

Урсула Ле Гуин о своем новом романе

 

“Читая Энеиду на латыни - очень медленно! - я была очарована второй половиной книги, особенно Энеем. Но зачем все эти сражения? Неужели Вергилий включал их только по той причине, что писал эпос? Нет, он был слишком хорошим для этого поэтом. У него должны были быть достаточно веские причины. Описания сражений просто ужасают. Сражения в творчестве Гомера были забавны: все рубят всем головы и - ура, попойка! Гомер словно наслаждается этим, Вергилий - нет. Так что я была полностью заинтригована этим произведением. У меня возникла идея посмотреть на происходящее с позиции девочки. В поэме она не имеет своей сюжетной линии; она только наблюдает. Что делает Лавиния, маленькая итальянская девочка, что она думает обо всем этом? И вот на эту тематику написана моя книга. 

“Продираться через поэму на латыни - это не совсем чтение, это достаточно медленный перевод. (Английский текст справа на странице помогает понять наиболее трудные участки.) Я читала приблизительно около 10 строк в день, 15 строк - в особенно удачный день, но когда вы читаете что-то подобное, то оно действительно находит отклик в душе! 

Окончила читать Вергилия, когда начала работу над "Лавинией", так что возникло определенное наслоение. Я должна была быть погружена в поэму и, одновременно, вести сюжетную линию книги - своего рода двойная работа, которая, тем не менее, доставила много приятных минут. До прибытия троянцев, Италия Лавинии является удивительно идиллической страной. Это - старый римский миф об Эпохе Сатурна, которая известна как Золотой Век. Когда же начинается развитие истории романа, все разрушается! Парни начинают убивать друг друга, и т.д.” 

“Я не чувствую особой разницы в работе над научно-фантастическими произведеними и "Лавинией". Есть некие факты, которые Вы стремитесь правильно изложить; а затем Вы погружаетесь в работу и творите. В историческом романе, пытаясь вообразить, как это было в 8 веке до н.э или в 1200 году нашей эры, Вы также должны правильно изложить факты, как и в случае с научной фантастикой. Так же, как и в реальной жизни. Если Вы пишете о Сан-Франциско, но при этом не живете там, Вам, вероятно, придется провести небольшое исследование. Вам необходимо сделать изложение похожим на правду, и учитывать тот факт, что многие Ваши читатели довольно хорошо осведомлены. Как Чип Делэни сказал, 'Вы используете то, что, как известно, будет известно.' И если только подобная основа у Вас есть, Вы можете уже идти вперед и изобретать все, что пожелаете. Если это - научная фантастика, Вы не можете закрывать глаза на существующие научные факты. В том случае, если Вы действительно слишком отдаляетесь, тогда мне кажется, что подобное произведение правльнее было бы называть фэнтези. Именно в этом - различие. Я действительно чувствую подобную разницу, и с 1970 как мне кажется, я придерживаюсь этих различий. Но подавляющая часть научной фантастики - это по большей части чистой воды фантазия, больше, чем мы бы хотели допустить. Все эти истории о дальних космических путешествиях являются столь же фантастическими, как и раньше. Мы не были способны сделать это тогда, и сейчас, когда мы получаем новые данные, это представляется все менее и менее вероятным.

“Я думаю, что и научная фантастика, и фэнтези сейчас становятся частью мейнстрима. Я хотела бы, чтобы оба жанра были уважаемы, так как сама являюсь частью этого мейнстрима. Поэтому я не хочу, чтобы превалировал жанровый сноббизм. Но есть различие между тем, как Вы пишете научную фантастику и как Вы пишете исторический роман, и как вы пишете вестерн, даже если эти жанры в чем-то смешиваются. Я думаю, что это улучшает мейнстрим, но я не уверена, что это улучшает научную фантастику.” 

Источник