Site Logo

Полки книжного червя

 
Текущее время: Пн ноя 20, 2017 10:52

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 5 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: ПКЧ-ЖДГ "Дорога в никуда"
СообщениеДобавлено: Чт апр 05, 2012 23:26 
Не в сети
Книжный червь
Книжный червь
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн сен 21, 2009 14:57
Сообщений: 15929
Откуда: Одесса скайп t.no.vak
Судейские обоснования до 11 апреля включительно.

Прицельная судейская пальба
От судьи УрноеМао
[spoiler]“Колыбельная для мотылька”. Как бы грустно и печально это ни было, мне придется начать обзор с негативного отзыва. Можно, конечно, начать с количества троеточий в тексте, вы ведь явно использовали годовую норму; но дело не в этом. Это - как и специфическая подача времени - раздражает, но не убивает рассказ.
Убивает рассказ отсутствие завязки. Вы включаете напряжение с первых строк, вы погружаете читателя в атмосферу тяжелого триллера; девушку мучает нечто, мучает какой-то зов... Но нет ничего, что заставило бы читателя сопровождать Чио по ее дороге суицидальной депрессии. Начнем с того, что читатель ее не знает. Что с ней произошло - тоже не знает. Обстоятельств - не знает. Не знает ничего.
По сути, вы предлагаете читателю дать вам серьезный кредит доверия, и начать читать без малейшей затравки. Ну, сейчас-то мы на конкурсе-дуэли, само собой ваш рассказ будет прочитан. А вот на книжной полке, в условиях конкуренции с Куртом Воннегутом(я так понимаю, что названием рассказа вы сделали реверанс в его сторону)?
“Было так:
Миллион лет тому назад, в 1986 году нашей эры, Гуаякиль являлся главным морским портом...” - в таком ключе Воннегут начинает свой роман “Галапагосы”, и согласитесь - это слегка интригует. Где эти нотки в “Колыбельной для мотылька”?
Без начального импульса, среднестатистический читатель вроде меня, просто не проследует вглубь текста. И не увидит он, как вы работаете с деталями, не отметит то, как вы выдерживаете атмосферу до точки кульминации.
Ничего этого без завязки просто не будет.

“Переплыть реку”, напротив, построен правильно. При всей незатейливости сюжета *
Это, конечно, не значит что он идеален. Вовсе нет. О нем, если честно, трудно и отзыв написать - настолько все просто и мимолетно. Это даже создает неверное представление о прожитом героями времени - речь о почти что сутках, а кажется будто описаны пятнадцать минут жизни Андрея.

*Удалила прямое указание на судейское решение. enka[/spoiler]От судьи Kagami
[spoiler] Тема: ДОРОГА В НИКУДА

Автор: Кот Василий
Переплыть реку

Откровенно говоря, едва не бросила читать вообще после первых двух абзацев – завязла в косноязычии.

Quote (Кот Василий)
Где-то на краю сознания слышался шум бегущей воды. Андрей с трудом открыл глаза и попытался подняться. Каждое движение отдавалось тупой болью в груди, дышалось с трудом, и каждый вздох сопровождался хрипом и бульканьем. Наконец ему все же удалось сесть, но тут же пришлось крепко зажмуриться – жутко, до тошноты закружилась голова.

- Господи, что со мной? – Андрей тряхнул головой, чтобы разогнать муть перед глазами.

Лучше бы он этого не делал... Голова закружилась с удвоенной силой, и Андрей упал навзничь. Отлежавшись и отдышавшись, он предпринял новую попытку. Дышалось теперь вроде бы полегче, хотя неприятные хрипы до конца так и не исчезли. Андрей сел; потом сумел даже встать – и его тут же стошнило мутной водой. Воды было много, она текла непрерывным потоком изо рта и носа, освобождая желудок и легкие.

В этом отрывке 127 слов. Из них 9 (не считая имени персонажа и предлогов, разумеется) повторяются по два-три раза. Вот честное слово, пришлось пересилить себя, чтобы читать дальше. Все же, положение обязывает. Но первое впечатление об ограниченном словарном запасе автора никуда, к сожалению, не делось.

Господа эскулапы, если это ваш пациент, вы уж сами пропишите ему, какие словари на сон грядущий почитывать.

Господа книжные черви, если он ваш, опять же, не побрезгуйте, подсадите короеда на нужную полочку все с теми же словарями.

Слов лучше знать много и не понаслышке. Автор же даже со значениями тех, которые употребляет, не всегда знаком. Мифологию и фольклор он откровенно путает, к тому же явно не слишком осведомлен ни в одном и ни в другом. Голову сломала, размышляя, с какого боку Баст (богиня плодородия и семейного очага) и Ра (бог солнца) имеют отношение к царству мертвых. Или каким образом Бабе Яге удалось махнуться должностью с Сивкой-Буркой. Я бы посоветовала автору не рассчитывать на то, что читатель заведомо хуже образован, чем он сам. И не ограничиваться только словарями. Справочники тоже вещь полезная. Учебники, опять же. Хотя бы школьный курс биологии вспомнить можно было. Дятлы, вроде как, в принципе плотоядные, ага.

В общем, в кота я не поверила, уж извините. Как и в дятлов, крыс (сбившись в большую стаю, они не стали бы ждать, пока человек уснет, кинулись бы и кота бы не испугались – растерзали), и уж тем более в то, что автор хоть раз в жизни переходил вброд быструю речку.

На повторения, кое-где плавно перетекающие в стилистические ошибки, я уже указала. Но еще несколько моментов озаботили меня вопросом: а сам автор понимал, что пишет?

Quote (Кот Василий)
Тот запрыгнул к нему на колени и, устроившись поудобнее, придвинулся мордой к самому лицу Андрея, так что тому не было видно ничего, кроме огромных зеленых, с узким вертикальным зрачком, глаз кота.

Вот это вообще не смогла представить. Где должны находиться колени человека, чтобы кот с них мог заглянуть ему в глаза, при этом удобно устроившись???

Quote (Кот Василий)
Увеселительную прогулку по парку городского типа?

ПГТ – это поселок городского типа, а не парк. Как-то парк городского типа мне тоже не представляется, то есть абсолютно. Это высотки среди деревьев, что ли?

Что до главного героя, то мне он показался несколько отмороженным и весьма непоследовательным. То он вполне логично ищет себе подпорку для переправы, понимая, что плавает не очень хорошо, то прет среди ночи в лес, словно он чемпион по ориентированию на местности. Кот, правда, тоже особой логикой мышления не отличается, но в него я уже не верю. А вот ГГ поначалу выглядит вполне так оправданно растерянным, и цели его понятны, и терзания. Это дальше у него все мысли и эмоции пропадают, и сам он становится плоским картонным статистом. А жаль. Сама идея рассказа требует накала страстей. Поскольку сюжет вполне линеен и предсказуем, закручивать пружину повествования следовало на эмоциях. А их отсутствие в середине рассказа сводит старания на нет. Хотя в финале все снова становится на свои места. Вот только если бы последний сопливо-мармеладный отрывок еще надгробным камнем не рухнул... Пичалька, однако.

Ну и еще одно. Соответствие заданной теме мне показалось притянутым за уши. Как раз таки путь героя очень даже «куда». Ну, это уже ИМХО.

Автор: Тенгу
Колыбельная для мотылька

После того, как выгреблась из-под лавины нелепых метафор, отплевалась от плеоназмов и сгребла с ушей словесные красивости, я призадумалась. Может, это чистая ИМХА, но мне всегда нравились оригинальные трактовки существующих легенд. Хотя, в данном случае, автор не слишком заморочился поближе ознакомиться с темой. Разумнее и изящнее было бы приплести не вездесущих вымерших инопланетян, а издревле обитавших на Фудзи синтоистских богов, с которыми связаны истории, косвенно способные объяснить феномен Аокигахара. Хотя, в сущности, прояснять там нечего, явление исключительно культурно-социальное и никакой мистической подоплеки не имеет. Но раз уж рассказ на дуэль должен быть в жанре ФиФ, то можно было бы и не притягивать за уши очередных Странников, а воспользоваться тем, что прямо в том же антураже уже тысячелетия и произрастает. Чем вам, уважаемый автор, не угодил, к примеру, китайский император, который нашел на вершине горы вечную жизнь в смерти? Или страна всегда молодых самоубийц, из которой сбежал Сантэро? Ну, это, в принципе, не мое дело. Инопланетяне, так инопланетяне. Штамп просто.

У текста, на мой скромный взгляд, два серьезных недостатка: избыток словесных украшательств и излишняя детализация. В погоне за образностью (или за объемом?), автор временами доходит до абсурда.

Quote (Тенгу)
Вспышка мертвенного света озаряет палатку – и остервенелый стук дождевых капель теряется в оглушительном треске грома. Дрожащая девичья рука, торопливо выводящая неровные иероглифы на розовой страничке, дёргается – и карандаш, прорвав листок, ломается. Озябшие, непослушные пальцы разжимаются – и он (вот не поняла я, как листок по полу прокатился. он же вроде не был в трубочку скручен, эм?..), упав, катится в темноту, за пределы тусклогосветового пятна от крохотного дешёвого фонарика… Слёзы падают на исписанныестранички, расплываясь мокрыми темными звёздочками, но Чио уже всё равно...

Quote (Тенгу)
Тропинка идет под уклон. Каждый шаг даётся с трудом. Ноги по щиколотку утопают в пропитанном водоймху… Кажется, чавкающая буро-зелёная масса не желает выпускать стопы девушки из своей сырой холодной глубины. Мокрые, скользкие древесные стволы смыкаются вдоль нехоженой замшелой тропинки сплошной стеной – да и сама она (стена что, в землю уползает что ли? деревья такое умеют?) уже почти исчезла в переплетении корней и мха. Кроссовки полны грязи. Разорванные на коленях джинсы и перепачканная розовая курточка промокли насквозь. От холода, обессилевшая Чио уже не чувствует ни рук, ни ног…

Все, что отмечено голубым, можно безболезненно убрать из текста – смысл от этого не изменится. Да и не скажу, что картинка станет менее яркой. Больше всего умилила розовая бумага, дешевый фонарик и мокрые звездочки от слез, как будто они в принципе могут быть сухими – в первом отрывке, и откровение о том, что пропитанная водой масса, оказывается, сырая (!) – во втором. Хотя, по сути, отрывки я брала почти наугад. Первый – потому что это первое впечатление, второй – ну уж очень сырая вода понравилась.

Quote (Тенгу)
Время тянется, будто застывающий янтарь…

Я же говорю: до абсурда. Янтарь есть ЗАСТЫВШАЯ смола. То есть, пока не застыла, – смола, а когда янтарь, он уже не может быть застывающим.

Что до детализации, то я лично совершенно не понимаю, зачем в таком маленьком объеме трижды сообщать, что Чио уволили, дважды в деталях рассказывать о движении по шоссе желтой «Тойоты», да и вообще, так подробно описывать все события предшествовавшие роковому дню.
Ну и самая большая для меня загадка – это палатка. С учетом, что заповедник Аокигахара является любимым местом отдыха токийцев и паломничества туристов, а Япония страна цивилизованная, она о своих жителях печется, там, соответственно, всюду пешеходные трассы, указатели и прочие удобства у каждого дерева понатыканы, ну а где не понатыканы – там и не пройдешь. Лес слишком густой, просветов между стволами практически нет. К тому же, как следует из рассказа, место, куда стремится Чио – это дорога, начинающаяся прямо от трассы. В том состоянии, в каком пребывает ГГ, захватить и без того валявшуюся в машине палатку она, конечно, могла. Но зачем она ее ставила??? И как??? Она же практически обессилела. Я прямо-таки до глубины души озадачилась этой тайной!
Но потом, кажется, поняла! Просто у автора ничего больше желтого не придумалось, а очень нужно было.

Quote (Тенгу)
Такого же весёлого жёлтого цвета, как и её маленькая Тойота,

Quote (Тенгу)
силуэт регулировщика в ядовито-желтом блестящем от дождя плаще…

Quote (Тенгу)
Жёлтая нейлоновая палатка Тоширо…

Не иначе, как маячки своим: не бейте, я на вашей стороне.

Общее впечатление

Итак, первые два выстрела противники сделали, не целясь. Оба ресурса, можно считать, отделались легким испугом. Пострадали исключительно секунданты, сиречь читатели. С одной стороны их посчитали круглыми идиотами и попытались навесить на уши недоказуемую и неподтвержденную лапшу про египетских богов, Бабу Ягу, дятлов и иже с ними. С другой, если я правильно поняла, - машинами, начисто лишенными воображения, а посему требующими разжевать каждый образ.[/spoiler]От судьи Доброго:
[spoiler]Переплыть реку
С самого начала рассказа и до его завершения меня не покидало ощущение, что с Андреем просто играют – как с мышкой. Ему навязывают информацию о клинической смерти, об испытаниях после которого будет чудо, о хищниках в лесу, в том числе дятлах (разговор о них будет отдельный). Цель только одна – как Андрей относиться к кошкам. Спас в конце – получи вторую жизнь и котенка в нагрузку. И дальше не паханое поле фантазии. Например, котенок мог быть вампиром.

На мой вкус, рассказ совсем не плох. Да, в начале рассказа автор путается в словах. Да, встречаются предложения, не носящие в себе причинно-смысловые нагрузки. Рассказ носит такой глуповато - наивный оттенок умиления. Автор выбрал правильный стиль. Однако, всем не угодишь. Вот вторую часть читателей, не обманутых минором рассказа, автор и обозвал «Дятлами».
Цитата:
«Нападают стаей, выклевывают глаза, а потом долбят череп, пока не доберутся до мозгов жертвы – это их любимое лакомство».

Колыбельная для мотылька
Автору пришлось серьезно потрудиться над рассказом. Интересно задуман, очень старательно и скрупулезно выполнен. При внимательном чтении с первых строчек навивается некая тревога и вместе с героиней хочется скинуть с себя четыре ноты бьющих наповал. Детские воспоминания вплетаются в тревожную действительность, переживание родных и друзей в сочетании с трагическим финалом. Страшненько. Не всегда. Автор забыл простую истину «много не значит хорошо». Невообразимая затянутость текста стремилось убить интерес. Автор всеми силами пытался помешать этому процессу, и у него это получалось. Особенно к завершению. Но невнятный финал не оставил этому рассказу надежды.
Автор, сократи рассказ, и я первым поздравлю тебя коньяком.[/spoiler]От судьи Лилиан[spoiler] №1 Переплыть реку

Начиная писать отзыв, я долго размышляла, что же можно назвать основной идеей этого рассказа. Даже проще: о чём этот рассказ? Некий парень, оказавшись на грани жизни и смерти, попадает в какое-то непонятное место. Там он встречает _очень загадочного_ кота и получает возможность выбора: вернуться в свой мир "овощем" или умереть. Правда, потом выясняется, что есть и третий вариант, куда более привлекательный. Парень и кот отправляются в небольшую прогулку, далее следует эпизод со спасением кота, и вуаля - хеппи энд.

Некий потенциал у такого сюжета был, но вот реализован он весьма поверхностно.

Андрей. Тусклый персонаж, если честно. Что-то делает, что-то думает, даже иногда переживает немного. А вот индивидуальности не хватает. Больше сопереживаешь его матери, показанной лишь мельком. Что не очень хорошо, один из главных героев всё-таки. И его самоотверженное поведение... Складывается впечатление, что это просто рефлекс такой у парня. И если в случае со спасением ребёнка это оправдано и даже вызывает уважение, то второй раз получается немного смазанным. А ведь там кульминация должна быть, судьбоносный выбор...

По поводу самого испытания остаётся ряд вопросов. К чему была эта лесная прогулка, ведь всё-равно всё решалось у реки? Понимаю, если бы в лесу Андрей тоже должен был сделать некий выбор, как-то зарекомендовать себя. Но ведь ничего этого не было, он просто шёл. И встреченные дятлы, крысы и прочая живность не несли никакой сюжетной нагрузки. Более того, Андрей шёл не сам, его кот вёл. Ну и смысл?

Так что "Дорога в Никуда" оказалась лишь громким названием.

С Василием тоже не всё гладко. В начале рассказа читателю слишком часто дают понять, что коту нет никакого дела до Андрея. Ему скучно, он вздыхает, зевает, занимается своими делами и вообще всем своим видом показывает, что делает парню одолжение, разговаривая с ним. Но в лесу его поведение резко меняется, он всячески помогает Андрею, и фактически только его усилиями человек доходит до реки. Эта смена поведения получилась слишком резкой, на мой взгляд.

Может сложиться впечатление, что у меня к этому рассказу только претензии. Это не так, есть у этой работы и хорошие стороны. Читается рассказ легко, его язык прост, но зато нигде не спотыкаешься, не приходится заставлять себя продолжать чтение. Да и идея о том, насколько важно и правильно совершать благородные поступки, при всех имеющихся недоработках, заслуживает уважения. А в конце просто радуешься за мать, чей сын чудом выжил, и за котёнка, нашедшего свой дом.

На этой радужной ноте и перехожу ко второму рассказу.

№2 Колыбельная для мотылька

Начну с самого начала: хороший эпиграф, в тему и настроение нужное создаёт.

Сам рассказ... У него не совсем обычный стиль, мрачный, рваный, витиеватый, со множеством описаний чувств героини. В этом есть и плюсы, и минусы.

Сначала о хорошем. Создаётся нужное настроение, виден сумбур в мыслях героини. Если приемлемо такое сравнение, читатель смотрит на все события затуманенными глазами. Он не видит всей картины, его мотает из стороны в сторону подобно героине. А это хорошо для создания соответствующей атмосферы. Правда, мотает так читателя уж слишком долго, но об этом речь пойдёт уже в минусах. Здесь же ещё отмечу неплохую стилизацию в японском стиле и небанальный язык.

Теперь о минусах, их, увы, весьма много.

Автор перебарщивает. С образностью, с многословными описаниями (нередко в чём-то повторяющимися, долго смакующими одно и то же чувство), с многоточиями. И это плохо влияет на "читабельность" текста. Признаюсь, где-то к середине рассказа скорость его прочтения сильно застопорилась. Нет, мне не приходилось заставлять себя дочитать, но вот интерес к истории явно поугас. Сами понимаете, для рассказа это не хорошо.

Теперь по поводу самой описываемой истории. Не совсем понятная она. Автор говорит, что лишь немногие способны услышать мелодию. Хорошо, но что служит толчком? Чио ведь не всю жизнь слышала этот зов. Как я поняла, важен был случай, когда она случайно в первый раз увидела старые ворота в Лесу самоубийц. Но при чём здесь тогда Акира Фукуяма? Он тоже недавно видел эти ворота? Или это необязательно для того, чтобы услышать мелодию? Тогда почему только сейчас? Одни вопросы... В общем, я не очень поняла, что общего у Чио и следующей жертвы. Может быть, и не задумывалось автором отвечать на этот вопрос, но мне это помешало.

Ну, и история самоубийцы, если уж сравнивать идеи двух рассказов, всё же проигрывает мысли о том, что нужно совершать благородные самоотверженные поступки.

И ещё. Мне просто интересно, почему псевдоним автора - Тэнгу? У нас же вроде по именам главных героев? В японской мифологии я знаю не так уж много, поэтому после прочтения рассказа погуглила, почитала немного об этих существах. И всё-равно не поняла, как они связаны с этой историей. Вполне возможно, что всё это совсем не важно, но жаль, если я пропустила какую-то сюжетообразующую мысль или аналогию.[/spoiler]Отзыв от судьи Алёны[spoiler] http://bookworms.ru/forum/33-1829-1#100123 [/spoiler] От судьи swalka [spoiler] http://bookworms.ru/forum/33-1829-1#100123 [/spoiler] От судьи Анаконда [spoiler] http://bookworms.ru/forum/33-1829-1#100123 [/spoiler]
Авторские файлы прикреплены в конце выложенных текстов.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: ПКЧ-ЖДГ "Дорога в никуда"
СообщениеДобавлено: Чт апр 05, 2012 23:26 
Не в сети
Книжный червь
Книжный червь
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн сен 21, 2009 14:57
Сообщений: 15929
Откуда: Одесса скайп t.no.vak
Переплыть реку

[spoiler]Где-то на краю сознания слышался шум бегущей воды. Андрей с трудом открыл глаза и попытался подняться. Каждое движение отдавалось тупой болью в груди, дышалось с трудом, и каждый вздох сопровождался хрипом и бульканьем. Наконец ему все же удалось сесть, но тут же пришлось крепко зажмуриться – жутко, до тошноты закружилась голова.

- Господи, что со мной? – Андрей тряхнул головой, чтобы разогнать муть перед глазами.

Лучше бы он этого не делал... Голова закружилась с удвоенной силой, и Андрей упал навзничь. Отлежавшись и отдышавшись, он предпринял новую попытку. Дышалось теперь вроде бы полегче, хотя неприятные хрипы до конца так и не исчезли. Андрей сел; потом сумел даже встать – и его тут же стошнило мутной водой. Воды было много, она текла непрерывным потоком изо рта и носа, освобождая желудок и легкие.

- Е-мое, - потрясенно выдохнул Андрей, - откуда столько? Я что, тонул?!

- Герой, страдающий амнезией, – недовольно буркнули за спиной.

Андрей резко повернулся - и, не удержавшись, упал на колени. Мелкие камушки больно впились в тело. Чертыхнувшись, он снова встал и огляделся. Стоял он на берегу небольшой, но полноводной и быстрой речки. Галечный пляж на противоположной стороне постепенно переходил в густой лес. Берег же той стороны, на которой оказался Андрей, был покрыт мелкой щебенкой с редкими валунами.

И на ближайшем к Андрею валуне, высотой в рост человека, восседал вальяжный котяра серо-полосатой помойной расцветки. Сидел и невозмутимо вылизывал заднюю лапу.

Андрей снова внимательно осмотрелся – но, кроме кота, больше никого поблизости не было. В конце концов, он решил, что голос ему просто померещился, но на всякий случай решил убедиться:

- Эй, кто здесь?

Кот на валуне на мгновение прервал свое занятие, сощурил на Андрея зеленовато-желтые, загадочно мерцающие глазищи и нервно дернул ухом. После чего вернулся к своему важному занятию. Андрей всегда с презрением относился к кошкам - и потому решил больше не тратить времени на наглое животное. Отвернувшись, он принялся изучать местность, размышляя, где он находится, как тут оказался и куда ему теперь идти.

- Олигофрен детектед, – с сожалением констатировал тот же голос за спиной.

Андрей подпрыгнул, как ужаленный, и снова уставился на кота. Тот, замерев с задранной лапой, не менее внимательно смотрел на Андрея.

- Это ты говорил? – с сомнением спросил Андрей. Затем, представив себе всю абсурдность вопроса, нервно расхохотался: – Похоже, я схожу с ума.

- А есть с чего сходить? – искренне изумился кот, опуская лапу и сладко потягиваясь.

Андрей обессиленно опустился на землю.

- Этого не может быть, просто н е м о ж е т б ы т ь. Либо я сплю, и мне это все снится, либо напекло голову до галлюцинаций, пока тут валялся.

- Или водички наглотался, захлебнулся да помер, – в тон ему продолжил кот.

Такой издевки от наглого создания Андрей вытерпеть уже не мог. Подхватив обкатанный водой голыш, он тщательно прицелился и запустил камнем в кота. Тот серьезно и печально смотрел на своего обидчика, даже не пытаясь увернуться от снаряда. Камень пролетел сквозь кота.

- Брежу! - облегченно выдохнул Андрей.

Кот грациозно спрыгнул с валуна, потянулся и медленно подошел к Андрею. Уселся напротив, склонил голову набок и вновь уставился на собеседника немигающими глазами.

- Ты действительно ничего не помнишь?

- А... что я должен помнить? – огрызнулся Андрей. Кота очень хотелось пнуть, да посильнее, но двигаться было лень. И потом – все равно говорящий кот ему только мерещится, а как же иначе?

Кот обвил хвостом лапы, закрыл глаза и тихо замурлыкал.

- А что ты помнишь вообще? Твои самые последние воспоминания - о чем?

Андрей уже открыл рот, чтобы поязвительнее отбрить мерзкую галлюцинацию, но вдруг почувствовал, как по спине побежали мурашки. Действительно, а что он помнит?

И память услужливо подсказала…

Дикий визг и отчаянно молотящие по воде детские руки - по свинцово-серой воде, под которую ребенок уходит с головой. И все это - с высоты моста. Тогда Андрей не думал - не было времени. О чем думать? О том, что он и сам плавает с грехом пополам? Был прыжок, попытка удержать над водой вырывающегося ребенка... настырно лезущая в рот и ноздри обжигающе-холодная вода... и лодка, которая плывет к ним, плывет, плывет… Руки, подхватывающие и выдергивающие из воды ребенка. Рука, за которую сам он ухватиться уже не успевает, потому что его с головой накрывает волна, он не может выплыть, его тянет на дно, и все вокруг постепенно затягивает мутной мглой...

- Я – умер? – потерянно произнес Андрей.

- Нет, - помолчав, сказал кот и уточнил: - Еще – нет.

- Что значит – еще нет? – от возмущения Андрей вскочил. Покачнулся, но устоял на ногах. – Я либо жив, либо мертв! Третьего варианта не существует!

- Существует, - тихо обронил кот, - только он… временный.

- В смысле? – Андрей настолько растерялся, что мысль о беседе с котом уже не казалась ему настолько абсурдной: вопрос жизни и смерти – тут с кем угодно заговоришь, лишь бы этот кто-то хоть что-то подсказал. И потом... если это, не дай бог, тот свет – там, наверное, свои законы?

Кот облизал переднюю лапу.

- Это как бы переходный промежуток, - произнес он, наконец, - во время которого определяется - будешь ты жить или умрешь.

- И... кто определяет? – осторожно уточнил Андрей, вспомнив о запущенном в кота камне.

Кот зевнул.

- Да ты, собственно, и должен решить.

- Да чего тут решать? – сорвался на крик Андрей. – Я жить хочу!

- Не торопись, - посоветовал кот, - ты же еще не все узнал.

Андрей снова сел. Голова кружилась – то ли от оставшейся в легких воды, то ли от радостных новостей.

- Что я еще должен знать? – тихо спросил он кота.

Тот запрыгнул к нему на колени и, устроившись поудобнее, придвинулся мордой к самому лицу Андрея, так что тому не было видно ничего, кроме огромных зеленых, с узким вертикальным зрачком, глаз кота.

- Смотри! – потребовал кот.

Андрей всмотрелся в зелень глаз и увидел…

Больничная палата, точнее, реанимационная. Тело, подключенное к аппарату искусственного кровообращения, нудный размеренный писк кардиомонитора. Его собственное тело! Андрея вынесло из палаты. Перед ней в неуютном казенном кресле сидела пожилая женщина, руки нервно теребили платок, а губы непрерывно шевелились:

- Как же так… Сынок… как же так…

Напротив сидела молодая незнакомая женщина с заплаканным лицом, судорожно прижимающая к себе ребенка.

Андрей вздрогнул и очнулся.

- И что это значит? – спросил он кота, сгоняя его с коленей. Несмотря ни на что, побороть неприязнь к кошачьим он пока не мог.

Кот с наслаждением поскреб за ухом, растопырил пальцы и принялся их тщательно вылизывать.

- А это значит, - невнятно пробурчал он сквозь шерсть, - что ты слишком долго пробыл без воздуха, и это гибельно скажется на функции мозга.

Оторвавшись от своего занятия, он внимательно посмотрел на Андрея и медленно, внятно произнес:

- Если решишь вернуться, то дальше жить будешь… как растение. Есть, пить, спать, ходить под себя. И все.

Андрей подавленно молчал. Выбор. Ничего себе, выбор.… Что выбрать? Жизнь? И провести всю жизнь прикованным к кровати или инвалидному креслу? Чтобы мать всю оставшуюся жизнь ухаживала за растением, как назвал его кот? Это же ад! Или – умереть? Но разве тогда ее жизнь – без единственного сына – не будет адом?

Секунды и минуты бежали песком сквозь пальцы, складываясь в часы, а Андрей продолжал терзаться выбором. Наконец он поднял воспаленные глаза на кота.

- А нет... нет третьего варианта? – как он ни старался, но голос сорвался, и интонация получилась жалобно-просительной. – Случаются же иногда чудеса!

Кот, развалившись, лежал неподалеку, принимал солнечные ванны и довольно щурился на солнце. Услышав вопрос Андрея, он нервно дернул кончиком хвоста и нехотя произнес:

- Есть, только... это называется Дорогой в Никуда. Никто не знает, что ждет рискнувшего по ней пройти. Чтобы на нее попасть, нужно перебраться на ту сторону реки и пройти через лес. А когда (и если) закончишь путь - сможешь сделать выбор в пользу полноценной жизни. Ну, или смерти, если вдруг передумаешь. Но предупреждаю сразу: результат непредсказуем. Что тебя может ждать по дороге и где она заканчивается - я не знаю. То есть, не то чтобы совсем не знаю... но... всякое возможно.

- А… Кстати, а где я сейчас нахожусь? И кто ты такой? – осенило Андрея. Если всё происходящее – не бред (неужели не бред?!), то... то что же происходит?

Кот шипяще рассмеялся, перекатываясь через спину на другой бок. Сквозь шипение послышалось что-то, вновь до обидного похожее на «олигофрен».

- Я уж думал, что ты сам все понял, раз до сих пор не спрашивал. Ты в междумирье. Что это такое и где – понимай и представляй сам, как хочешь. Но, проще говоря, ты застрял между миром живых и мертвых. А я… Ты как, хорошо знаешь славянскую мифологию?

Андрей помотал головой.

- Неуч, - с сожалением заметил кот. – Ладно, а древнеегипетскую? Судя по моему опыту, Древний Египет вам ближе и понятнее, чем... мда. Но не будем отвлекаться. Итак: роль кошки в царстве мертвых?

Что-то такое Андрей краем уха слыхал и рискнул предположить:

- Хранители?

Кот одобрительно кивнул.

- Браво. Они самые. В славянской мифологии привратником царства мертвых является Баба Яга. Но! – кот назидательно поднял лапу. – Ты представляешь себе Бабу Ягу без кошки? То-то же!

Андрей помолчал. Так это что – кот Бабы Яги?! Как-то он представлялся повнушительнее... и черным, как Бегемот... Однако лучше вернуться к более важному на данный момент вопросу:

- Так мне надо просто перебраться через реку и пройти лес насквозь? И все?

Кот снова обидно рассмеялся.

- Ты думаешь, это так легко? Размечтался! Проще было бы тебе смириться с одним из двух первых вариантов.

Андрей упрямо покачал головой. Поколебавшись, с робкой надеждой спросил:

- А ты мне не поможешь?

Кот фыркнул:

- Не могу. Меня здесь как бы и нет, я же из мира мертвых. А сюда просто... заглянул. Разве что... могу, пожалуй, тебя сопровождать. И наблюдать. Но на большее не рассчитывай.

- Ну и не больно-то надо! – буркнул Андрей, отворачиваясь. Чего еще ждать от кота? Была бы это собака...

Решение он уже окончательно принял и менять не собирался, даже если еще с десяток наглых котов станут его убеждать остаться на этой стороне. Что бы ни ждало его в конце пути, это был хоть какой-то шанс вернуться к жизни и при этом остаться собой. Оставалось только придумать, как пересечь реку. Она не казалась особо бурной, но рисковать не очень хотелось. Он, конечно, попытается перейти ее вброд - ширина речки не предполагала какой-либо внушительной глубины, - но, с учетом его последнего опыта плавания, надо бы хоть как-то подстраховаться.

Андрей окинул взглядом берег реки. Как назло, лес (и, следовательно, любое возможное плавсредство) находился на другой стороне. Здесь же росли только чахлые деревца довольно жалкого вида и колючие кусты. Максимум, на что он мог рассчитывать, - это выломать жердь толщиной в руку. Впрочем, и это все же лучше, чем ничего.

Андрей подошел к самой кромке реки и, крепко сжав жердь в руках, шагнул в воду. Шел он очень осторожно, постоянно прощупывая жердью уровень воды, в особо подозрительных местах упирая ее в дно и перенося на нее часть своего веса. Кот снова уселся на валун и внимательно наблюдал за его передвижением. И все шло хорошо, пока камень, в который Андрей уперся жердью, не вывернулся, и Андрея не сбило напором воды.

Его несло течением, то накрывая с головой, то выбрасывая на поверхность, протаскивало по камням и било о дно. Он едва успевал сделать вдох и через минуту снова глотал воду. Спасло его то, что при падении он не выпустил жердь из рук. Ее заклинило между валунами, и Андрей, крепко за нее уцепившись, смог перевести дух и осмотреться. Ему невероятно повезло – жердь одним концом упиралась в берег. Рядом сидел кот и молча смотрел на мокрого задыхающегося Андрея.

Последним рывком Андрей выбросил тело на берег и упал, дрожа и жадно глотая воздух.

- Ну что ж, с удачной тебя переправой! – поздравил его кот, брезгливо отряхивая от воды лапы.

- Что?! – изумился Андрей. Он был свято уверен, что его вышвырнуло обратно и переправляться нужно будет заново. Но оглядевшись, с радостью убедился, что вынесло его именно туда, куда он и стремился. Повезло. Интересно только, а как же кот тут оказался?

Андрей лежал на теплом галечном пляже, обсыхал и морально готовился к следующему этапу путешествия. Размышления о том, в каком направлении пересекать лес, ни к чему не привели. Кот тоже не особенно усердствовал с советами, так что вопрос остался открытым. В конце концов Андрей решил идти наудачу. Все равно ориентироваться в лесу он сможет только по наросшему на стволы мху. Если сможет вообще. Да и какая ему разница, где здесь север?

Солнце тем временем уже клонилось к закату.

- Не советую идти по лесу ночью, – зевнув, сообщил кот.

- Почему это? – Андрей уставился на него с подозрением. – Ты что-то знаешь?

- Просто в ночном лесу опасность может таиться за каждым кустом, это даже дети знают! – равнодушно ответил кот.

- Вот что… Василий, или как там тебя! Не говорил бы ты под руку! Накаркаешь еще, – разозлился Андрей и решительно шагнул под сень деревьев. Вообще-то кот был совершенно прав, и Андрей это понимал – но сидеть и ждать неизвестно чего до утра он был просто не в состоянии. Уж лучше рискнуть. Почему-то ему казалось, что этот лес – что днем, что ночью одинаково хорош.

Сколько Андрей шел по лесу, он не знал. Кот бесшумно скользил меж деревьев, то сильно отставая, то забегая вперед. Разговаривать им было не о чем. Тени под деревьями начали сгущаться, приближалась ночь. Андрей остановился: пора было думать о ночлеге. И тут его внимание привлекло легкое потрескивание. Сперва он решил, что это кот; но тот сидел неподалеку и тоже напряженно прислушивался. Наконец кот прервал молчание:

- Я бы на твоем месте убирался отсюда. У того, кто идет следом, очень длинные зубы.

Андрей всмотрелся в кусты, из-за которых раздавался шум. Среди ветвей мелькнуло что-то огромное и лохматое, в сторону Андрея сверкнули желтые глаза, послышалось глухое рычание. Не раздумывая больше ни секунды, не разбирая дороги, Андрей сломя голову понесся вперед.

- На дерево лезь, дурень, на дерево! – проорал кот, но Андрей его уже не услышал.

Он бежал, поминутно спотыкаясь о выступающие корни, и чувствовал, как тварь его догоняет. Подвернув ногу, Андрей кубарем полетел на землю и, перевернувшись, успел увидеть, как кот, вылетев из-за кустов, с шипением вцепился в морду огромному волку (или кому-то очень похожему). Тот взвизгнул и замотал головой, пытаясь отделаться от когтистого обидчика. Воспользовавшись моментом, Андрей кинулся к ближайшему дереву и изо всех сил полез на него, стремясь как можно дальше убраться от опасного соседства.

Наконец, волк, резко мотнув башкой, смог отделаться от кота - того отбросило на добрый десяток метров. В следующий момент кот пушистой ракетой взмыл на самую верхушку дерева и торжествующе зашипел на тварь сверху. Досадливо рявкнув, та потопталась около дерева, на которое ускользнула добыча, и, развернувшись, молча утопала в кусты. Хруст веток постепенно удалялся и вскоре затих.

- Он… оно ушло? – рискнул спросить Андрей.

- Да, - отозвался кот с соседнего дерева, - но спускаться я тебе все же не советую. Варлок может и вернуться. Впрочем, спать на дереве тоже не рекомендую. Постарайся просто высидеть на нем до утра. И в следующий раз, если я говорю: «Лезь на дерево» - лезь, а не занимайся спринтерскими пробежками. Спортсмен...

- Постараюсь. И… спасибо, – нехотя сказал Андрей.

Кот в ответ только фыркнул.

Ночь тянулась медленно. Тихо стрекотали сверчки, навевая дрему. Время от времени Андрей встряхивал головой, чтобы отогнать наползающее отупение. И в какой-то момент, сквозь полусонную одурь, заметил, что на ветках расселись необычные красные светлячки. Причем расселись очень симметрично, разбившись на пары. И перемещались тоже парами, с каждой минутой подбираясь к нему все ближе и ближе.

- Кто это? – зачарованно наблюдая за светлячками, спросил Андрей у своего невидимого спутника.

Кот отозвался мгновенно. Как оказалось, в темноте он успел сменить дерево и перебрался поближе к Андрею.

- Древесные крысы, - любезно пояснил он, - любят обгрызать у спящих мягкие ткани – уши, губы, нос…

Андрей отшатнулся от ближайшей пары «светлячков», которые мигнули и придвинулись еще ближе. Послышался легкий шорох, и кот перепрыгнул на ветку рядом с Андреем. Потянувшись и сладко зевнув, он поточил о кору когти, а затем уселся с непринужденным изяществом. Его появление вызвало панику среди древесных обитателей, и они стремительно разбежались, обмениваясь тихим писком. Вскоре ни одного «светлячка» на дереве не осталось.

- Хороший тут у вас лес, - с горечью вздохнул Андрей, - гостеприимный. И Дорога эта… в Никуда - просто замечательная!

- А чего ты хотел? – насмешливо сощурил сверкающие глаза кот. – Увеселительную прогулку по парку городского типа? Ну так радуйся - лес сегодня действительно гостеприимен, ты не встретил еще и сотой части из его добродушных обитателей.

Представив себе этих обитателей, Андрей вздрогнул и прекратил разговор. Хотя очень хотелось спросить кота, как это он так хорошо осведомлен о лесных обитателях – говорил же, что ничего о Дороге не знает; но, скорее всего, он уйдет от ответа, да и какая разница? А с чего кот вдруг решил помогать, хотя ясно сказал, что не станет, - лучше не спрашивать. Еще передумает... Кто их, кошек, разберет.

Постепенно тьма под деревьями рассеивалась, и в лесу становилось светлее. Когда совсем рассвело, Андрей, наконец, рискнул спуститься на землю. Огляделся, выбрал направление и продолжил путь. Сегодня он продвигался гораздо медленнее: и бессонная ночь сказывалась, да и шел он по лесу уже не так беспечно, настороженно поглядывая по сторонам и внимательно прислушиваясь. Вскоре его внимание привлек птичий стрекот.

- Что за птички? – спросил Андрей, любуясь пестрыми летунами, порхающими между деревьев неподалеку.

- Ложись! – прошипел кот. – Ложись, закрой голову чем-нибудь и не двигайся!

Андрей тут же беспрекословно выполнил команду, залег в кустах и прикрыл голову руками. Кот рядышком закапывался в прелую листву.

- Так что это за птицы? – шепотом продолжал допытываться Андрей.

- Плотоядные дятлы, - сквозь зубы прошипел кот. – Нападают стаей, выклевывают глаза, а потом долбят череп, пока не доберутся до мозга жертвы - это их любимое лакомство. Продолжать?

Андрей замотал головой и снова уткнулся носом в листья. Пролежал он так без движения до тех пор, пока кот не приказал ему выбираться из кустов. Андрей молча повиновался - спорить с котом он больше и не пытался.

Так они шли почти до самого вечера. Останавливались и прятались, когда велел кот, и продолжали путь, когда он говорил, что дорога безопасна.

На закате они опять вышли к реке. Берег был сильно подмыт водой, а на другом берегу, как и у первой речки, был галечный пляж. Лес стоял стеной вплотную к воде, ветви нависали над ней сплошным переплетением, так что подобраться к самой реке было непросто.

- Что ж, - обронил кот, - можно сказать, что ты почти у цели. Тебе осталось только перебраться на тот берег.

- А ты? – неловко спросил Андрей.

- Вернусь к себе, – пожал плечами кошак. – И буду ждать очередной оказии, чтобы развеяться от скуки.

От скуки, значит?

Кот – он и есть кот...

Андрей кивнул и подошел поближе к реке. Надо было осмотреться, чтобы прикинуть, где лучше спускаться к воде. Но случай все решил за него. Подмытый кусок берега под ним обвалился, и он полетел в воду, сразу окунувшись в нее с головой. Течение понесло его вниз, и все попытки уцепиться за свисающие ветки ни к чему не привели – он до них просто не дотягивался, хотя, казалось, они полощутся прямо в воде.

Какая-то ветка хлестнула его по лицу.

- Хватайся! – заорал сидящий на ней кот. – Скорее хватайся!

Андрей судорожно вцепился в ветку и попытался рывком взобраться на берег, краем глаза отметив, как кот с мявом полетел в воду. Не раздумывая, он кинулся следом.

Дежавю какое-то... ну не идиотизм ли – и на том свете снова тонуть, спасая кого-то?! И было бы еще кого - кота! Ну, где же он? Поди его разгляди в мутной воде, такого маленького... Вот тебе и дошел, вот тебе и выбрал... опять лезет в нос вода, опять звон в ушах, и холод, и нечем дышать... Ну, а что еще он мог выбирать? Когда надо спасать – думать, к сожалению, некогда... а может, кот все-таки выплыл?... Кис-кис...

Андрей открыл глаза. Первое мгновение он тупо рассматривал белый потолок, потом скосил глаза и встретился взглядом с изумленно расширенными глазами медсестры. Сдавленно охнув, она бросилась к кнопке экстренного вызова врача.

Врач долго хмуро смотрел на пациента. Потом повернулся к медсестре.

- Ну, что ж… Будем считать, что ему повезло. В какой-то степени. Выжить, по крайней мере, сумел. А вот дальше…

- Мама… - прошептал Андрей. – Где моя мать? Я хочу ее видеть.

Врач резко повернулся к нему.

- Что? Что вы сказали? Вы помните, как вас зовут? Помните, что с вами случилось?

Устало прикрыв глаза, Андрей покорно отвечал на вопросы.

***

Радостная мать крутилась на кухне, готовя праздничный обед и безостановочно что-то рассказывая. Наконец, ей удалось привлечь внимание Андрея.

-… А когда вернулась из магазина, около нашей двери крутился котенок. Смешной такой, тощий, головастый. Серый с полосками. Жаль, что ты кошек не любишь…

Андрей с трудом, но решительно встал и направился к входной двери. Открыв ее, он наклонился и подхватил пушистый комок, заглянул в серые внимательные глаза.

- Ну, добро пожаловать домой, Василий.[/spoiler]
Авторский файл:


Вложения:
3081329.doc [80 KiB]
Скачиваний: 88
Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: ПКЧ-ЖДГ "Дорога в никуда"
СообщениеДобавлено: Чт апр 05, 2012 23:30 
Не в сети
Книжный червь
Книжный червь
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн сен 21, 2009 14:57
Сообщений: 15929
Откуда: Одесса скайп t.no.vak
Колыбельная для мотылька

[spoiler]Если в конце пути тебя никто не ждет,
то это – дорога в никуда…

Вспышка мертвенного света озаряет палатку – и остервенелый стук дождевых капель теряется в оглушительном треске грома. Дрожащая девичья рука, торопливо выводящая неровные иероглифы на розовой страничке, дёргается – и карандаш, прорвав листок, ломается. Озябшие, непослушные пальцы разжимаются – и он, упав, катится в темноту, за пределы тусклого светового пятна от крохотного дешёвого фонарика… Слёзы падают на исписанные странички, расплываясь мокрыми темными звёздочками, но Чио уже всё равно...

Девушка пытается приподняться, но затёкшее от долгого сидения в одной позе тело почти не слушается, а голова упирается в матерчатый потолок… Дневник соскальзывает с коленей и шлёпается на нейлон, нехотя раскрываясь и рассыпая по полу засохшие лепестки, клочки рисовой бумаги, фотографии… На верхнем снимке – Чио. Сидит на бортике бассейна, счастливо улыбаясь и обнимая огромный цветастый мяч с умильной кошачьей мордахой и надписью «Hello Kitty». На уголке выведено: «Спортивный центр Ариаке. 20.07.08»…

Лицо, выхватываемое из полумрака палатки отблесками холодного света, лишь отдалённо напоминает девушку с фото. Бледное, измученное… Под ввалившимися глазами залегли чернильные тени. А в их глубине, как за мутным стеклом, плещутся обречённость и боль. Погасший взгляд, кажется, ищет что-то… Ищет – и не находит… Чио снова опускается на тоненький каремат.

Почти все мысли и чувства давно исчезли. Кажется, уже не осталось ничего, кроме сводящей с ума потребности идти… Бежать куда-то… Следовать за пульсирующей в висках мелодией…

Немая, лишающая рассудка песня настойчиво зовёт девушку за собой. Подобная звуку басовой струны под смычком умелого, недоброго виолончелиста, вибрацией отдаётся в голове, заглушая обрывки беспорядочных мыслей, лишая сил и воли… Она подгоняет – и даже секундное промедление превращается в невыносимую пытку. Кажется, с каждой новой вспышкой молнии неведомый музыкант начинает играть всё громче и громче…

Оглушительный раскат грома… И в мозг будто впивается тупая игла. Чио вскрикивает, обхватив голову руками… Ветер с новой силой набрасывается на матерчатый домик. Под его порывами крошечная желтая палатка ходит ходуном. Кажется, её сейчас сорвет с места и зашвырнет на самую вершину Фудзи. Заряды холодных капель бьют в ткань, словно дробины…

Сжавшуюся в комочек девушку сотрясает мучительный озноб. Мелодия, звучащая в её голове, уже не похожа на песню виолончели – она грохочет подобно гигантскому органу, причиняя почти физическую боль, от которой хочется куда-то убежать… Сопротивляться жёсткой, страшной силе этого чужого призыва девушка уже не в состоянии…

Покачиваясь, Чио подползает к выходу из палатки. Она должна… Должна идти… Идти на этот настойчивый зов… Побелевшие от холода пальцы слепо шарят по скользкой ткани, нащупывая бегунок молнии…

Наконец входной клапан открыт. Ветер врывается в хлипкое жилище, окатывая застывшую в проёме девушку тысячами ледяных брызг. Чио лишь заслоняет лицо рукой. Лёгкая розовая курточка и джинсы почти сразу промокают насквозь… А мелодия в голове становится всё громче и громче…

С трудом выбравшись из палатки, Чио замирает на месте, вглядываясь в едва различимый за мутной дождевой пеленой частокол сосен. Время тянется, будто застывающий янтарь…

Мокрые волосы, хлестнув по лицу, выводят девушку из странного оцепенения, и она, прихрамывая, направляется к краю поляны…

Порыв ветра, несущий новый заряд дождевых капель, врывается в опустевшую палатку. Подхватывает выпавшие из дневника листки, расшвыривая их по мгновенно намокшему полу… Ещё одна фотография – на ней Чио прильнула к обнимающему её молодому парню… Прилипший к нейлону листок почтовой бумаги… Красные иероглифы на светло-голубом фоне, твёрдый мужской почерк…

«Чио! Я уже месяц не могу с тобой встретиться. Что с тобой происходит?! Ты не отвечаешь на телефонные звонки, тебя уволили с работы… Ты не бываешь дома. Или не открываешь мне двери… Пожалуйста, не прячься! Мне ОЧЕНЬ нужно тебя увидеть!
Тоширо»


Девушка, пошатываясь, бесцельно бредёт меж древесных стволов. Порывы холодного ветра, смешанного с каплями дождя, раз за разом пытаются сбить её с ног. Колючие мокрые ветви бьют по лицу, но она лишь закрывает глаза и отворачивается. А песня по-прежнему звучит в голове. Звучит всё настойчивее и громче…

Шаг за шагом. В никуда. Но, наверное, если она просто продолжит идти, то эта песня всё же приведёт её куда-то… Главное – не останавливаться… И тогда всё закончится. Всё-всё закончится…

Наконец кривые замшелые стволы расступаются. Идти становится легче, но ветер на лесной прогалине куда злее. Пальцы сводит болезненной судорогой. Чио пытается спрятать негнущиеся руки в карманы мокрой, липнущей к телу курточки – и правая ладонь натыкается на что-то твёрдое и холодное. Девушка с трудом сжимает это что-то в иззябших пальцах, подносит к залитым водой и слезами глазам – и видит связку ключей с брелоком в виде фигурки Пикачу. Такого же весёлого жёлтого цвета, как и её маленькая Тойота, брошенная на краю заросшей просеки у южной опушки Аокигахара Джункай…

Ей вспоминается сумасшедшая полуночная гонка по мокрому пустынному шоссе… Застывший подобно изваянию на выезде из Ниигата силуэт регулировщика в ядовито-желтом блестящем от дождя плаще… Стук тяжёлых капель по крыше… Мечущиеся по лобовому стеклу дворники, не справляющиеся с потоками воды… Её руки, судорожно вцепившиеся в непослушный руль крошечного автомобильчика, несущегося в ночь…

Уже под утро, усталая и совершенно разбитая, она въезжает в Яманаси… Крошечный отель в пригороде, сочувственный взгляд пожилой владелицы. Та о чем-то её спрашивает, а Чио механически отвечает… Она почти не понимает, что говорит ей маленькая седая женщина с добрыми глазами. Поднявшись в небольшой номер и приняв душ, девушка пытается заснуть, сжавшись в комочек на узенькой койке. Тщетно… Подчиняющий волю ритм в голове не умолкает ни на миг. Через два бесконечных часа она понимает, что не может больше ждать ни секунды. Торопливо одевшись, сбегает вниз по лестнице, возвращает ключ от номера удивленной хозяйке и вновь оказывается за рулем… Она должна как можно скорее попасть туда, и тогда всё закончится…

И вновь потоки воды на лобовом стекле, и больные, измученные глаза всматриваются в мокрую дорогу. Утреннее шоссе пустынно. Только желтый свет фар выхватывает из предрассветной мглы пятно блестящего асфальта впереди… И склоны Фудзиямы темнеются у близкого горизонта, среди клубящихся туч, озаряемые светом огненных росчерков в небе… Как в том сне несколько недель назад…

Снова ослепительная вспышка, оглушительный раскат грома… Чио вздрагивает, и ключи, выскользнув из застывших пальцев, падают на землю… Но это уже не имеет значения… Есть только ритм – мучительный ритм, бьющийся в висках, отдающийся в сердце… Зов, которому нет сил сопротивляться… Кажется, что даже завывания ветра в ветвях вторят этой песне. Песне из четырех тонов. Странной, чужой мелодии без начала и без конца…

Прогалина заканчивается, и девушка вновь углубляется в лесную чащу… Под ногами змеится неровная глинистая тропка, сплошь исчерченная кривыми корнями деревьев, напоминающими вздувшиеся вены… Споткнувшись об один из них, выгнувшийся над землей, Чио падает, ударяясь лицом о замшелую корягу. Вкус крови во рту и резкая, саднящая боль в разбитых губах… И снова в памяти блеклые образы складываются в серые цепочки, похожие на отрывки из чёрно-белого немого кино… Когда Чио было пять лет, они с папой ходили смотреть старый американский фильм. Кажется, с Чарли Чаплином... Мелькающие в голове вереницы выцветших картинок очень похожи на те, виденные в детстве кадры…

Душная июльская ночь. Чио просыпается от смутной тревоги в своей маленькой квартирке в пригороде Ниигата. В доме темно и тихо. Лишь изредка ночной сумрак прорезается желтым светом фар поздних машин, да где-то на грани сознания пульсирует почти неразличимый, будто писк комара, ритм… Чио сонно взмахивает ладонью, отгоняя несуществующее насекомое, и вновь проваливается в вязкий тревожный сон…

Тропинка идет под уклон. Каждый шаг даётся с трудом. Ноги по щиколотку утопают в пропитанном водой мху… Кажется, чавкающая буро-зелёная масса не желает выпускать стопы девушки из своей сырой холодной глубины. Мокрые, скользкие древесные стволы смыкаются вдоль нехоженой замшелой тропинки сплошной стеной – да и сама она уже почти исчезла в переплетении корней и мха. Кроссовки полны грязи. Разорванные на коленях джинсы и перепачканная розовая курточка промокли насквозь. От холода, обессилевшая Чио уже не чувствует ни рук, ни ног…

Часы на запястье, пискнув, отмеряют очередной невероятно длинный час. Четыре месяца прошло… Только четыре месяца… Но ей кажется, что прошло четыреста лет… Тогда, в начале июля, Чио не заметила ничего необычного… Первые странности начались уже потом – через пару недель после той первой ночи… Она плохо помнит, что происходило в те дни – в памяти осталось лишь ощущение лёгкой тревоги и дискомфорта… А потом всё начало меняться – резко и сразу. Тревога усиливалась, начались приступы необъяснимой тоски. Подруга расспрашивала её о причинах столь подавленного состояния, а Чио пыталась отшучиваться – но с каждым днем ей становилось все хуже и хуже… Плохое настроение, конфликты с коллегами из-за ничего не значащих мелочей… Она и с Тоширо поссорилась из-за какого-то пустяка. Все валилось из рук… Когда Чио вызвал к себе начальник, она уже была готова к худшему. Но господин Кобаяси, сочувственно глядя на неё, сообщил, что, к сожалению, её состояние не только вносит разлад в работу отдела, но и вызывает у дирекции и у него лично серьёзнейшие опасения за её здоровье. Поэтому руководство филиала «Комура – Энтерпрайз» приняло решение предоставить младшему менеджеру отдела изучения спроса Чио Ояма двухнедельный отпуск…

Она плохо помнит, как получила деньги в кассе, и как, почти не замечая ничего вокруг, добралась до дома… Лишь только звенящая пустота в голове и вязкое, отупляющее безразличие ко всему вокруг. Она двигалась как механическая кукла, у которой заканчивался завод... Чио не помнит, почему шла домой пешком, потратив на дорогу от офиса полтора часа. Единственное, что врезалось тогда ей в память – грязный молодой нищий, привязавшейся к ней рядом с закусочной «Окономияки», громко и нагло клянчивший деньги. Его пронзительно-гнусавый голос, мучительно царапавший слух, отдавался болью в голове... Чтоб только прекратить поток визгливых причитаний, она что-то сунула ему в протянутую руку… И едва нашла в себе способность удивиться, когда тот уже через секунд униженно кланялся, пятясь в темный проулок, и, отойдя на несколько шагов, резко развернулся и бросился в темноту…

Только дома она понимает, что отдала оборванцу конверт с деньгами, полученными в офисе… Попытки заставить себя поесть заканчиваются тем, что кофе и тосты с её любимым сливовым джемом отправляются в мусорное ведро. То странное состояние, в которое она начала погружаться в кабинете господина Кобаяси, не проходит, а, напротив, только усиливается – Чио будто растворяется в звенящей душной пустоте. Упав на узкий диванчик в гостиной, она мгновенно проваливается в вязкое забытье… А ночью её вновь будит уже знакомое щемящее чувство тревоги. Но куда более сильное. И снова заснуть уже не получается…

С этой самой ночи для Чио начинается ад. Её терзает мучительная тревога, изматывающая и болезненная. Девушка не может понять её причин – и это угнетаёт её ещё больше. И с каждым днём эти чувства становятся всё сильнее и сильнее… И эта песня… Тихая-тихая, поначалу звучащая как слабый комариный писк, с каждой ночью становится чуть громче… Теперь Чио едва удается поспать пару часов в сутки… Обычное снотворное перестаёт помогать ей уже через две недели. Врач, обеспокоенный подавленным состоянием пациентки, выписывает ей сильнодействующие транквилизаторы… Которых хватает всего лишь на несколько спокойных ночей.

Чио плохо помнит эти проведенные словно в бреду недели. Единственный эпизод, зацепившийся за краешек сознания – это письмо из офиса, в котором секретарь директора вежливо сообщал, что поскольку она не вышла на работу в положенный срок без объяснения причин, то дирекция не имеет возможности мириться с подобным отношением к служебным обязанностям. В связи с чем принято решение отказаться от услуг младшего менеджера Чио Ояма. Прочитав письмо, отпечатанное на официальном бланке компании, девушка бросает его на стол в общую пыльную кучу нераспечатанных конвертов…

Шаг… Другой… Усталость… Хочется упасть и больше не двигаться… Это невозможно вынести… Ещё шаг… Ноги подкашиваются, отказываясь идти… Дёрганные, механические движения… Левая… Правая… Левая… Правая…

Чио кажется, что она похожа на марионетку, жалко и нелепо дёргающуюся на ниточках, уходящих в непроглядную тьму наверху. Она больше не может… Ей хочется упасть… Прямо здесь, под это дерево… Свернуться в комочек… И уснуть. Навсегда. Тогда эта невыносимая пытка закончится… Но безжалостные нитки в жестоких руках невидимого кукловода продолжают это изощрённое издевательство над её обессилившим телом… Левая… Правая… Чио кажется, что так будет продолжаться целую вечность… Левая… Правая… Левая…

Память Чио, кажется, живёт своей собственной жизнью, не имея ничего общего с пошатывающейся и спотыкающейся девушкой, бредущей по мрачной сырой чаще Аокигахара Джункай.

Левая… Правая… Кадр за кадром серые плоские образы – мнущиеся и расползающиеся как газетный лист в осенней луже…

Смутные обрывки воспоминаний. Апатия, бессонные ночи, усталость… Накапливающаяся день за днем, неделя за неделей… Сначала были звонки… Взволнованные голоса в телефонной трубке, болезненно царапающие сознание… Тоширо, мама… Кажется, старший брат… Рэй… Кто-то из руководителей отдела… Звонки, звонки… Через несколько дней она перестала брать трубку… А потом телефонный номер просто отключили за неуплату… Несколько раз к ней приходили приятели… Она даже не может вспомнить, о чем они говорили. Их лица, смазанные и серые, как на скверном фото, будто бы сами собой стираются из памяти… Визит обеспокоенной мамы не вызывает ничего, кроме отстранённого безразличия… Женщина просидела у Чио весь вечер. Пыталась разговорить, задавала какие-то вопросы… Чио или отмалчивалась, или бросала сухие «да, нет, ничего…» Мама уехала в слезах уже поздно вечером. Дважды после ссоры приходил Тоширо, несколько раз приезжала Рэй… Потом Чио перестала открывать дверь…

Днём она отсиживалась в своей квартирке с зашторенными окнами, выбираясь из дома только ночью. И до утра бродила по темным пустынным переулкам, стараясь заглушить почти нестерпимое чувство тревоги и странной тоски, накатывающее в такт странной, не замолкающей ни на секунду мелодии… Иногда ей удавалось заставить себя зайти в ночную лавочку за углом – купить еды, и раз в две недели объявиться у хозяйки дома, чтобы заплатить за квартиру… Скромные сбережения Чио быстро таяли, но ей было всё равно. Она не думала о том, что будет, когда деньги закончатся совсем… Это было не важно. Была только песня, звучащая в её голове – немой зов, пронизывающий сознание, опустошающий душу, изматывающий и непреодолимый…

Чёрные тучи, исходящие холодным дождём, вспарывает гигантская ветвистая молния… Склоны Фудзиямы на короткий миг озаряются ярким безжизненным светом. Гром воспринимается даже не звуком, а давлением, болезненно отдающимся куда-то глубоко внутрь тела… А память вновь прокручивает перед внутренним взором девушки кадры чёрно-белого фильма…

Бессонные ночи, изматывающие и мучительные. Давящая тревога и чувство, что она должна что-то немедленно сделать… Лишь днём Чио ненадолго удаётся забыться тяжелым, тревожным сном… Провалиться в вязкое, болезненное забытье, не приносящее ни облегчения, ни отдыха… А через пару месяцев она начинает видеть эти сны… Поначалу это лишь неясные видения – фантасмагория из цветных пятен, света и теней. Позже – смутные, размытые образы мест, которых она никогда прежде не видела… Становящиеся со временем всё более четкими и объемными…

Сны… Море зелени – густой, тёмной, будто бы отлитой из бронзы… Немыслимо искривлённые стволы, застывшие под струями плотного, почти осязаемого лунного света… Чёткие, ясные изображения. Странные, пугающие места во мрачном лесу… И всегда – величественно возвышающиеся над горизонтом склоны Фудзи… Каждую ночь – одно и то же, вплоть до мельчайших деталей… Заросшие мхом тропинки… Поляны, затерявшиеся среди древесных стволов… Но больше всего Чио тревожат старинные ворота на опушке леса. И заросшая высокой травой дорога, отходящая от чёрной ленты шоссе и теряющаяся в сумраке, царящем под кронами деревьев… Всё это кажется девушке неуловимо знакомым, и, одновременно с тем – отталкивающим, пугающим… Она мучительно пытается вспомнить, где могла это видеть, лихорадочно ищет хоть какой-то намёк, подсказку… Но их нет. И от этого становится ещё хуже…

Поздний вечер. Чио, привычно сжавшись в комок, лежит на диванчике в гостиной, изредка проваливаясь в мутное, тревожное забытье… В очередной раз вынырнув из серого ничто, она замирает, уставившись в потолок. По кремовой краске изредка пробегают пятна света от фар проезжающих где-то внизу автомобилей… Почему-то вспоминается, как они играли в игру, придуманную когда-то Тоширо… Они должны были успеть по очереди поцеловать друг друга, пока не исчезнет свет фар… Тоширо почти всегда выигрывал. На глаза Чио наворачиваются слезы. Повернувшись на бок, девушка утыкается лицом в подушку… Что-то мешается под рукой. Пошарив под сбившимся покрывалом, она находит в уголке между спинкой и подлокотником пульт от телевизора, пролежавший там уже непонятно сколько времени… Резкое движение – и чёрный кусок ненужного пластика падает на пол… Наверное, от удара в нём что-то срабатывает, потому что пыльный экран телевизора начинает светиться…[/spoiler]


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: ПКЧ-ЖДГ "Дорога в никуда"
СообщениеДобавлено: Чт апр 05, 2012 23:31 
Не в сети
Книжный червь
Книжный червь
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн сен 21, 2009 14:57
Сообщений: 15929
Откуда: Одесса скайп t.no.vak
(продолжение)
[spoiler]Чио лихорадочно шарит рукой по полу в поисках упавшего пульта. Слух нестерпимо царапает визгливый голос дикторши. «…Сегодня днем на скоростном участке шоссе между Сайко и Сёдзико вновь произошла серьезная автомобильная авария! Столкнулись восемь машин! Из-за разлившегося бензина на шоссе начался пожар. В образовавшийся затор врезался школьный автобус, перевозивший детей из школы «Зелёных листьев». Есть жертвы. Пострадавших направили в ближайшие больницы. Причина аварии пока не установлена. Представители дорожной службы начали расследование обстоятельств катастрофы. Данный участок шоссе издавна пользуется у водителей недоброй славой. Старожилы говорят, что всему виной близкое соседство с Аокигахара Джункай…»

Камера выхватывает из-за спины репортерши панораму леса, подсвеченного пламенем горящих на шоссе машин… Рука, лихорадочно шарящая по полу, внезапно замирает… Голос дикторши белым шумом шуршит где-то на периферии сознания…

Искореженные машины на чёрной полосе шоссе, тяжёлые клубы дыма, поднимающиеся к низким свинцовым облакам… Россыпи блестящего стеклянного крошева и пятна крови на мокром асфальте… Чио же не замечает всего этого – её взгляд прикован к другому. К выхваченной камерой вершине Фудзи над близким горизонтом. К тёмным кронам над искривлёнными стволами деревьев по ту сторону шоссе… И красноватым отблескам на старинных воротах, мрачно возвышающихся над заброшенной дорогой… Той самой заросшей высокой травой дорогой, отходящей от черной ленты шоссе и теряющейся в сумраке, царящем под кронами деревьев… И в памяти наконец вспыхивает та, забытая картинка…

Вечернее шоссе. Они возвращаются в Ниигата после выходных, которые провели на озере Сёдзико… Поворот. Сумеречную полумглу прорезают сполохи мигалок эвакуатора и полицейских машин, на обочине суетятся какие-то люди. Мелькает форма патрульных… На эвакуатор грузят чью-то шикарную машину… Тоширо притормаживает, и они медленно проезжают мимо. За группой людей на близкой опушке леса Чио замечает старые ворота, стоящие над заросшей дорогой… Теперь она знает... Знает, куда её зовут… Куда она должна отправиться… Море зелени. Аокигахара Джункай. Лес самоубийц…

Чио лихорадочно мечется по дому. В белую спортивную сумку летят фонарик, дневник… Какая-то еда... Не важно! Скорее! Она должна торопиться! Ей как можно скорее нужно оказаться там! В этом лесу… К чувству тревоги, тоски и страха добавляется лихорадочное возбуждение, непреодолимое стремление немедленно отправиться в путь... Сумка... Всё? Не важно… Бегом вниз по лестнице. Дверь!.. Она не закрыла дверь своей квартирки… Плевать! Мимо удивленной консьержки – вон из дома! На улице хлещет дождь. Всё равно! Она бежит по улице к муниципальной стоянке… Куда?.. Где же она оставила… Вот! Ее маленький жёлтый автомобильчик… Он так и простоял тут все эти мучительные недели… Сумка летит на заднее сиденье.. Там ещё что-то.. Палатка… Жёлтая нейлоновая палатка Тоширо… Она осталась в машине после поездки на Сёдзико… И он так и не забрал её… Все это проносится в голове девушки, пока руки автоматически включают зажигание, поворачивают руль… Маленький жёлтый автомобильчик, похожий на кругленького, упитанного жучка, истерически взвизгнув покрышками по мокрому асфальту, исчезает в дождевой пелене…

Чио вяло переставляет непослушные, подгибающиеся ноги… Спотыкаясь на каждом шагу, слепо бредет через заросли. Ледяные струи, кажется, хлещут со всех сторон… Глинистая почва под ногами размокла, и ноги почти по щиколотку погружаются в холодную жидкую грязь… Она устала… Безумно устала… Кажется, даже это выворачивающее наизнанку чувство тоски и желание бежать куда-то ослабевают с каждым новым шагом… Остаётся лишь ощущение полной безнадёжности и бессмысленности происходящего… Ритм музыки в голове тоже меняется… Ускоряется и становится каким-то рваным… И от того ещё более мучительным…

Мокрые ветви наотмашь бьют девушку по лицу, но она лишь крепко зажмуривается… Ей уже всё равно куда идти, подчиняясь грохочущей в голове мелодии – лишь бы только переставлять одеревеневшие и почти не слушающиеся её ноги, лишь бы только не останавливаться… От прежней Чио уже почти ничего не осталось. По штормовому лесу вслепую бредёт, не разбирая дороги, бесчувственная кукла… Сквозь закрытые веки она различает слабые отсветы молний. Гром звучит глухо, как будто через слой ваты…

Внезапно её правая нога повисает в пустоте… Чио, извернувшись, пытается схватиться за что-нибудь, но онемевшие пальцы ловят лишь воздух, не находя никакой опоры – и она скатывается по покрытому корнями склону в глубокую яму, спрятавшуюся между деревьями. Вниз стекают потоки грязи, смываемые дождём со склонов… Чио оказывается по пояс в ледяной вязкой жиже…

Ноги скользят по дну, грязь залепила лицо… В кромешной темноте девушка ничего не видит. Кое-как, на ощупь, она выбирается на мелкое место, но дрожащие ноги разъезжаются на скользкой почве, и Чио падает на четвереньки, проваливаясь в грязь почти по локти. Собрав остатки сил, она ползёт к берегу, с трудом вытаскивая руки из жидкой глины, и вдруг натыкается на что-то, выступающее из грязи… Под пальцами ощущается ткань. Что-то, обернутое тканью… Чио наклоняется, пытаясь рассмотреть в темноте предмет, наполовину погрузившийся в грязную жижу – и тут небо прорезает молния, выхватывая из темноты человеческий силуэт… Под синим капюшоном, обтягивающим голову – полуразложившееся лицо в пятнах и что-то чёрное, мохнатое, копошащееся в пустых глазницах и провале открытого рта…

Пронзительно вскрикнув, девушка шарахается в сторону, опять оказываясь по пояс в холодной воде. Но теперь ужас от увиденного придает ей силы. Выбравшись на берег с другой стороны, она отчаянно карабкается вверх по грязному скользкому склону, цепляясь за выступающие из суглинка корни, срывая ногти, разбивая в кровь колени о торчащие из земли острые камни…

Чио, не разбирая дороги, несется по лесу – спотыкаясь, падая, вновь поднимаясь… А мелодия в голове грохочет всё сильнее и сильнее – будто невидимый музыкант уже не скрывает свого торжества… Девушка с разбегу вылетает на край узкой глубокой расселины и едва успевает затормозить, чуть не сорвавшись с каменного, покрытого скользкой глиной края – но в последний момент ей удаётся схватиться за ветку сосны, растущей на краю обрыва. Дождевые струи смывают грязь с лица. В ярких вспышках молний она видит дно расселины далеко внизу, оттуда к ней тянутся острые длинные камни, похожие на когти хищного зверя. Чио зажмуривается… Дыхание постепенно успокаивается, страх от увиденного в яме трупа отступает… И вновь возвращается нестерпимая тоска – будто нож проворачивается в ране. Чио почти физически ощущает эту боль – ей кажется, что сердце сейчас разорвется на мелкие кусочки… Чужая, неведомая песня продолжает пульсировать в голове. Она грохочет в висках, сметая осколки души той, прежней Чио Ояма.

И вновь рваная вереница блеклых образов…

Крошечный жёлтый автомобильчик сворачивает с шоссе на просёлок, чтобы через несколько сотен метров окончательно завязнуть в раскисшей глине заброшенной дороги… Но для Чио это уже не имеет значения… Она ведь здесь! Она уже на месте! Сумка. Палатка… Теперь всё будет в порядке… Всё-всё будет хорошо… Совсем скоро всё закончится… Она почему-то знает это…

Девушка направляется в глубину леса… Под проливным дождем ей кое-как удается поставить палатку на небольшой полянке, затерявшейся в южной части Аокигахара…

Холод… Пробирающий до костей холод… Завывания промозглого ветра, раскачивающего стенки крошечного жёлтого домика Чио… Она устала… Смертельно устала… Перед тем, как девушка окончательно проваливается в вязкое забытье, в голове успевает сформироваться мысль о том, что когда всё закончится, она обязательно поедет к Тоширо… Нет… К маме… Сначала к маме… И к Тоширо… И потом всё-всё будет хорошо… Когда всё это закончится, обязательно будет хорошо…

А под утро её вновь будит странная, неслышная песня… Песня, ставшая ещё громче и мучительнее. И вновь – тоска, и вновь – неудержимое желание идти… Бежать куда-то… Стремиться на страшный, непреодолимый зов… Подобно мотыльку, что летит на пламя свечи, чтобы закончить в нём свой путь. Осознание того, что ничего не изменилось – и уже не изменится, приходит болезненно и резко, как удар в лицо… Две бесконечных, мучительных ночи в холодной палатке. Наедине с тоской и болью… И уже без надежды…

Широко открытые глаза смотрят на дно расселины, озаряемое вспышками молний. Мелодия гремит в голове. И где-то там, в самой глубине сознания, вспыхивает крошечный огонек. Он стремительно разрастается, и зов отступает куда-то... Боль и тоска, терзавшие Чио, затихают где-то в уголках сознания… Подняв лицо к небу, она улыбается… Потому что теперь понимает… Понимает, что должна сделать. Сделать, чтобы всё закончилось. Всё-всё закончилось. И стало хорошо… Стало тихо, тепло и спокойно…

И не будет больше этой страшной чужой песни, не будет тоски, боли и страха, разрывающих душу в клочья и тысячами игл впивающихся в мозг… Чио ощущает лёгкость и спокойствие – уже почти забытые чувства…

Окоченелые пальцы выпускают мокрую ветку – и худенькая фигурка, медленно переворачиваясь в воздухе, летит вниз, навстречу тянущимся вверх каменным когтям… Широко распахнутые глаза без страха смотрят на приближающиеся словно в замедленной съёмке антрацитово-чёрные каменные глыбы…

Удар… Страшная, оглушающая боль, от которой хочется дико кричать – но из горла вырывается только булькающий хрип… Разорванные лёгкие судорожно пытаются вдохнуть… Воздух клокочет в заполненной кровью гортани… Искалеченное страшным ударом тело судорожно подергивается в мучительной агонии…

А в меркнущем сознании Чио вспыхивает странная, торжественно-мрачная картина: раскинувшаяся под холодными багровыми лучами гаснущего светила бескрайняя чёрная равнина, чьё плоское однообразие местами нарушают одинокие барханы. В разреженном воздухе пульсирует звук странной мелодии – четыре ноты, повторяющиеся в разных сочетаниях…

Над гребнем одного из барханов вспыхивает крохотный иссиня-белый огонек, разгорающийся всё ярче и ярче. И чёрный песок на вершине приходит в движение, закручиваясь вокруг сверкающей искорки в маленький смерч с чётко просматривающейся структурой – будто четыре аспидно-чёрных песчаных змейки завиваются в причудливые спирали. Кажется, они прилежно танцуют под музыку, разносящуюся над равниной. Ритм ускоряется, мелодия становится всё громче… Движение песчинок уже почти неразличимо – и вот на вершине холма будто расцветает странный чёрный цветок… И замирает в ожидании.

Век за веком, тысячелетие за тысячелетием над мёртвой чёрной равниной звучит странная древняя песня. Песня, созданная былыми хозяевами планеты. Песня-призыв, песня-приглашение. Только некому встретить пришедших на зов давным-давно забытой древней расы, канувшей в небытие сотни тысяч лет назад…

Изувеченная девушка неподвижно лежит среди острых каменных игл. Её сердце, судорожно сжавшись в последний раз, замирает навсегда. И с этим последним ударом сознание Чио окончательно угасает, растворяясь в непроглядной бесконечности…

Дождь хлещет по камням, по изломанному телу девушки, слизывая кровь с блестящих острых граней… Обращённое к небу лицо Чио улыбается омывающим его струям дождя… Широко распахнутые мёртвые глаза смотрят в низкое свинцово-серое небо…

Удивительный цветок возвышается над барханом ещё какое-то время, но вот мелодия стихает – и песчинки с тихим стеклянным шелестом осыпаются на вершину холма… Чёрные ручейки сбегают по склонам подобно талой воде…

В престижном районе Саппоро, в спальне богатого особняка неожиданно просыпается председатель совета директоров корпорации «Ниссо Боэки» Акира Фукуяма… Глядя в тёмный потолок, он пытается понять, что его потревожило… В спальне тишина. И лишь на самом краю сознания бьётся едва слышный – как писк комара – звук. Через несколько минут, так и не поняв, что его разбудило, мужчина целует спящую рядом жену и вновь засыпает…

Древний лес поёт свою странную немую песню. Песню из четырёх музыкальных тонов. Лишь немногие способны услышать этот странный, зовущий куда-то ритм. И, услышав, ступить на призрачную дорогу, повисшую в пустоте… Дорогу, ведущую в никуда…[/spoiler]
Авторский файл:


Вложения:
___3.doc [126.5 KiB]
Скачиваний: 63
Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: ПКЧ-ЖДГ "Дорога в никуда"
СообщениеДобавлено: Чт апр 05, 2012 23:32 
Не в сети
Книжный червь
Книжный червь
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн сен 21, 2009 14:57
Сообщений: 15929
Откуда: Одесса скайп t.no.vak
Обсуждение здесь: http://zhdg.ucoz.ru/forum/15-69-1
Добро пожаловать! ;)


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 5 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Литературный интернет-клуб Скифы

статистика

Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Template made by DEVPPL Flash Games - Русская поддержка phpBB