Site Logo

Полки книжного червя

 
Текущее время: Пн ноя 20, 2017 18:08

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: 3 конкурсный рассказ -первая половина 90-х- 8 межсайтовский
СообщениеДобавлено: Вс фев 21, 2016 20:18 
Не в сети
Ученый
Ученый
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Вт ноя 10, 2015 19:21
Сообщений: 508
3 конкурсный рассказ -первая половина 90-х- 8 межсайтовский

Оценочная шкала:

1.Художественность текста (1 - 5)
2.Доходчивость, легкость восприятия читателем (1 - 5)
3. Или способен рассказ претендовать на публикацию, актуальность (1 - 5)
4. Глубина идеи (1 - 5)


первая половина 90-х.

Всю последнюю неделю моросили дожди, но к Новому году, всё ж таки, слегка подморозило. Тонкая ледяная корочка затянула стёкла, отчего огни распятых в оконных проёмах гирлянд оказались словно бы размытыми и стали похожи на разноцветные кляксы.
После затяжной слякоти радует затейник-морозец уставшую от серой обыденности душу. Весело глядеть на огоньки-кляксы, но еще веселее на неуклюжих прохожих, что так потешно скользят по заледенелому асфальту. А иной нет-нет, да и шлепнется вдруг, потеряв равновесие. Смешно когда кто-то теряет равновесие. Смешнее бывает только ежели он теряет человеческое достоинство, но это уже удовольствие для избранных наблюдателей, для истинных ценителей, для гурманов. Простой обыватель, как правило, вполне доволен зрелищем тела, нелепо растянувшегося поперёк тротуара. Здесь главное, чтобы тело это было не твоим собственным, но ближнего твоего. Да ещё, недурно бы успеть заснять процесс падения. Эх, найдется ли когда-нибудь такой умница, чтоб придумал как вмонтировать видеокамеру, скажем, в зажигалку? Ну, или во что-нибудь другое, что всегда под рукой — "...я всегда с собой беру ви-и-идеокамеру...".
Человека, что обычным своим вечерним маршрутом брёл по разукрашенной к празднику улице, чужие падения не только не радовали, но и вовсе не интересовали. Да, и не глазел он по сторонам, а напротив, цепко обшаривал взглядом скользкий тротуар под ногами. Нет, не потому что боялся поскользнуться. Человек этот упал уже так низко, что дальше падать было некуда, и тревожила его теперь иная забота — окурки которых он нынче собрал непозволительно мало. Всему виной проклятый мороз! Сырая оттепель-то для такого дела куда как предпочтительней. Оно конечно, выуживать из холодных луж размокшие хабарики тоже занятие не из приятных, однако попробуй ка выдолбить их изо льда. А, свежевыброшенные окурки по такой погоде обычно успевают истлеть до того как погаснут. То ли дело в лужицах! Там бывает и почти целые сигареты попадаются. Ну, а что мокрые, так не беда. Горячие трубы центрального отопления, которых в подвале целый лабиринт, быстро высушат рассыпанный на газете табак, и ещё быстрее согреют озябшие до бесчувствия пальцы.
Табачный дым, тепло трубы и недолгое полусонное забытье без мыслей, без обид, без устремлений. Не счастье, конечно, но где-то рядом, а стало быть вполне достойно, чтобы за него побороться. Поэтому, хотя предпраздничная суета горожан, словно фантомной болью отзывалась тоской в униженной душе, а ноги в резиновых сапогах совершенно окоченели, человек не собирался сдаваться, возвратясь ни с чем в своё укрывище. Помешкав недолго, он свернул в переулок, а оттуда подворотней во двор.
Там, в полуподвале одного из домов грузинские предприниматели обустроили шашлычную, о чем не трудно было догадаться благодаря немудрёной фанерной вывеске с намалёванными на ней словом "шашлык" и двумя изображениями, к шашлыкам прямого отношения не имеющими. В одном конце фанеры неизвестный художник изобразил гроздь винограда и рюмку с зелёной жидкостью, а в другом, почему-то, пачку сигарет "Camel". Вывеска бросалась в глаза не только из-за очевидной своей нелепости, но и по той ещё причине, что являлась единственным ярким пятном во дворе. Всё остальное оставалось каким-то серым, словно бы присыпанным пеплом.
Бочком, по стеночке проскользнув в колодец двора, человек, чтоб не привлекать внимания, и сам был не прочь раствориться в окружающей серости.
Двор этот среди районных обитателей городского дна пользовался популярностью. Главным образом благодаря хозяину шашлычной без названия Нодару, который нередко предоставлял социальным аутсайдерам возможность подзаработать. Расплачивался, правда, не деньгами, а едой и выпивкой. И хоть водка, само собой, была суррогатной, зато еда вкусной и обильной.
Помимо упомянутого заведения, примечателен был двор так же убогим сквериком, какой представлял из себя три обрамлённые чахлым кустарником чугунные скамейки, приютившиеся вокруг полуразрушенной чаши неисправного фонтана. А, вернее сказать — не собственно сквериком, но компанией подростков, что собиралась в нём каждый вечер почти в любую погоду. Насчитывала компания в среднем голов пятнадцать особей обоих полов и проводила время, как правило, за распитием пива и курением сигарет под аккомпанемент шумного матерного общения.
Лишённые смысла разговоры недорослей никого, кроме них самих, заинтересовать не могли, но вот перспектива собрать окурки и пустые пивные бутылки казалась изгоям общества крайне заманчивой. Однако, какой же мёд без дёгтя?!
Асоциальная подростковая группа была немотивированно агрессивной и периодически выплёскивала свою агрессию вовне. Чаще на неодушевлённые материальные объекты. Реже, но с несравненно большим удовольствием на людей. И впрямь, ну что за интерес крушить те же скамейки, либо корёжить руины фонтана? К тому же, хлопотно и небезопасно — скамейки-то чугунные, а фонтан бетонный. Того и гляди сам покалечишься. То ли дело поизмываться над существом живым, да ещё и разумным! Лишь бы жертва оказалась беззащитной. Желательно даже более беззащитной чем скамейка.
Человек знал, что беззащитен перед кучкой злых детей, и подобно тому, как мудрый эллинский мореход избегает прибрежных вод близ мыса Пелор, населённых сладкоголосыми сиренами, старался обычно обходить этот двор стороной, несмотря на всю его привлекательность. Обычно, но не теперь.
Притаившись за одной из двух пилястр, упиравшихся в карниз над подворотней, человек осторожно наблюдал за компанией в сквере. Нынче она была невелика числом — всего-то трое парней да единственная девица. Разместив свои зады на спинках скамеек, все четверо, вместо обычного пива пускали по кругу бутылку вина, однако настроены были, вроде бы, миролюбиво. Даже матерились не слишком громко, за исключением самого крупного акселерата, который левой рукой лапал девичью ляжку а правой энергично жестикулировал, стремясь вероятно, таким образом привлечь внимание избранницы. Девица, надо сказать, более внимания уделяла вину, нежели кавалеру, что настораживало, ибо оставалось лишь гадать на какие подвиги тот был готов, добиваясь благосклонности.
Озабоченного верзилу человек безошибочно определил, как наиболее потенциально опасного. Впрочем, в отношении остальных он тоже не питал иллюзий, и потому благоразумно решил подождать покуда опустеет бутылка. В этом случае оставался шанс, что подростки уйдут либо за новой порцией спиртного, либо вовсе. Тогда сбор оставшихся после них окурков становился делом нескольких безмятежных минут.
Рассудив таким образом, человек, присел на корточки, и это стало его ошибкой. Движение привлекло внимание полупьяной молодёжи. Длинный ухажёр склонился к приятелям и негромко поведал им о чём-то таком, что явно вызвало у компании интерес. Юные лица осветили задорные гагаринские улыбки. Тут бы человеку и скрыться по-быстрому, да не успел — дылда полуобернулся к нему и поманил свободной от ляжки рукой.
Бежать теперь было не только бессмысленно но и опасно. Вид бегущей жертвы лишь провоцирует хищников на погоню, даже если хищники — всего лишь шакалы. К тому же, вот так очевидно спасаться бегством не позволяли человеку осколки былого достоинства, от которых он, не смотря ни на что не сумел избавиться, и единственно потому оставался до сих пор человеком. Ну и наконец, теплилась ещё русская национальная надежда, что обойдётся, быть может.
Стараясь не показать что напуган, человек подошёл к подросткам, остановившись от них за пару шагов.
— Курить хочешь? — пьяненько улыбаясь спросил верзила.
Человек молча кивнул. Курить ему хотелось очень.
— Ну, держи! — подросток кинул подожжённую сигарету.
Сигарету! Целую! Человек, как бы ни было туго, прежде не побирался, однако когда тлеющий уголёк прочертил в морозном воздухе дугу, раскрасив сумрак двора маленьким фейерверком искр, сам не сообразил как на лету левой рукой ловко поймал драгоценную подачку. Собрался было перехватить сигарету между пальцев да немедля затянуться, но тут-то и раздался взрыв. Вернее — два взрыва. Сперва взрыв зажатой в руке петарды, а следом за ним взрыв ребячьего хохота.
Молодцы китайцы! Умно придумали делать петарды в виде сигарет. Сразу и не отличишь. Жаль, конечно, что взорвалась рано. Взорвись она во рту, куда как прикольнее получилось бы, но и так вышло весело.
Молодёжь хохотала, а человек оглушённый грохотом и болью, тряся головой и непонимающе глядя на обожжённую ладошку, медленно опустился на колени.
— Ещё дать?! — кашляя смехом выдавил кто-то из тинейджеров.
Человек поднял голову, и откинув с лица засаленные космы, взглянул на юных шутников. Он оказался совсем не старым, скорее даже — молодым. Лицо худощавое с резко очерченными скулами а карие глаза влажные то ли от воспаления, то ли... от слёз.
— Почему? — тихонько спросил он, ни к кому не обращаясь.
— О! — вытаращился на человека долговязый. — Г...но заговорило!
Удачная шутка вызвала новый приступ хохота, однако человек не обратил на него внимания.
— Почему, — продолжал он. — Когда кому-то больно, то остальным так радостно? — его рот перекосило улыбкой. — Ладно... Под Новый год детям дарят подарки. Злым детям — злые подарки. Сейчас, подождите.
Здоровой рукой человек достал из кармана замусоленного пальто перочинный нож и зубами вытащил тронутое ржой, обломанное на конце лезвие. Подростки лишь слегка напряглись — такой заморыш не только со ржавым ножом, но и с обрезом, пожалуй, не представлял бы угрозы. И, верно. Человек вовсе не собирался нападать. Вместо этого он с хрипом, что есть силы полоснул ножом по тыльной стороне обожжённой ладони. Новая боль утопила прежнюю. Рана расцвела пурпурным бутоном, и если бы не переполнявшая её кровь, то стали бы видны концы рассечённых связок.
В наступившей вдруг тишине человек протянул перед собой искалеченную руку. Кровь заструилась на землю, плавя молодой ледок.
— Ну же! — прохрипел он — Мне очень больно. Радуйтесь!
— Псих какой-то, — нервно взвизгнула девица. — Валим отсюда!
Притихшие тинейджеры поспешили убраться, а человек, теряя сознание завалился на бок. Последнее, что он видел перед тем как окунуться в забытье были чёрный зев подворотни и две пилястры на которых, в местах отколовшейся штукатурки, кирпичная кладка темнела уродливыми бурыми язвами.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Литературный интернет-клуб Скифы

статистика

Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Template made by DEVPPL Flash Games - Русская поддержка phpBB