Site Logo

Полки книжного червя

 
Текущее время: Сб ноя 18, 2017 3:44

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 44 ]  На страницу 1, 2, 3  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: midiКонкурс, работа № 10 "Тест на мессианство"
СообщениеДобавлено: Сб апр 16, 2011 22:36 
Не в сети
Книжный червь
Книжный червь
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн сен 27, 2010 19:15
Сообщений: 3309
[c]Тест на мессианство[/c]

.
[c]Часть первая. Ворота Машиаха [/c]

В белом полуспортивном костюме с кроваво-алой толстовкой, бодрой туристской походкой, ранним утром двадцать четвёртого числа, весеннего месяца апреля на смотровую площадку западного склона Масличной горы вышел проректор Биробиджанской педакадемии Беркович Дмитрий Михайлович.
Перед – не по званию – молодым светилом захолустного образования и его спутником в неверных рассветных лучах раскинулся древний Иерусалим, священный город трёх религий. Самая молодая из которых, с обычной самонадеянностью, присущей зачастую юношеству, салютовала себе громче всех блеском мечети Куббат ас-Сахра. Первых солнечных лучей как раз хватило, чтобы хорошенько отразиться от её золотого Купола на скале.
Кедронская долина ещё пряталась в плотном сумраке, наиболее густом на дне ущелья и слабевшем на подступах к вершине Храмовой горы. Розовела только её восточная стена с массивом Золотых ворот, через которые, по преданию, должен войти в вечный город Мессия, положив – тем самым – конец этой мнимой вечности.
Наслаждаясь, действительно, лучшим видом Старого города, а больше, скорее, давая своему попутчику, оказавшемуся тут впервые, пропитаться энергиями древности и сакральности, просто лучащимися, даже – сочащимися из каждого камушка и кустика вершины горы Мориа, Дмитрий Михайлович долго молчал. Уже третий раз посещающий землю обетованную, он добровольно и с охотой взял на себя труд Вергилия для своего товарища и коллеги на ниве посева доброго и вечного.
– А что, Илья Петрович, – нарушил, наконец, тишину черноволосый проректор и доцент, – не удивляешься ли ты, что наше паломничество началось так далеко от обычных маршрутов – с восточного хребта, от Университета, и путь свой мы держим, не заходя во все эти церкви, монастыри и прочие святыни? Скажу более, даже Гефсиманский сад с его двухтысячелетними оливами, свидетельницами сомнений Иешуа, мы оставим в стороне. Кстати, вот он справа, по всему склону – до самого дна долины.
Русый Илья, здорово похожий на своего тёзку – Муромца в молодости, только без бороды, проследив взглядом за широким жестом своего невысокого спутника и внимательно осмотрев историческую рощу, вершины которой до середины склона как раз начало золотить поднимающееся солнце, ответствовал густым басом:
– В этом, Дима… Михайлович, я на вас всецело полагаюсь.
– И правильно, и правильно, все обязательные места: Виа Долороза, Гроб Господень, остатки западной стены, известные среди необрезанных как Стена Плача, и великое, великое множество других – за неделю мы обязательно осмотрим… Но всё это история, пыль прошлого… важная, очень важная… сокровенная… но пыль…
Тревожная тишина повисла между собеседниками, стекла со смотровой площадки, перевалила через стену кладбища по левой стороне склона, покаталась между могил и запуталась среди теней от надгробий этого древнего и самого дорогого еврейского некрополя.
– А что же не пыль?
Вместо прямого ответа парадоксальный проректор махнул немалым своим горбоносым профилем налево и в свою очередь спросил:
– Знаешь, почему место на этом кладбище стоит до миллиона долларов?
– А оно стоит?
– Говорят… Но дороже ста тысяч точно.
– Нууу… за древность, наверно. – Голубоглазый богатырь поднял было руку почесать затылок, да передумав, просто погладил себя по длинным волосам.
– Три ха-ха! Не смеши эти древние камни, чтобы обрезанный выложил миллион зелёных за одну древность?!
– Ну не знаю – сдаюсь.
Выдержав театральную паузу, биробиджанский сфинкс подмигнул карим глазом:
– За будущее.
– Какое на фиг будущее!?
– Последнее! Окончательное! В конце времён!... Когда явится Машиах вершить последний суд!... И воскресит мёртвых из гробов их!...
После этого крика тишина попыталась было опять зависнуть над историческими местами, но… не вышло: ветер зашумел кронами Гефсиманских олив, в монастырях зазвучали бронзовые доски, гул пробудившегося города уже отчётливо доносился до Масличной горы… не вышло.
– А это кладбище тут причём? – не заржавел вопрос и у Ильи Петровича, – Мессия, он же всех мёртвых поднимет.
– А эти первыми восстанут, – быстро успокоился и Дмитрий Михайлович… и после небольшой паузы негромко добавил: – Собственно… мы и идём к месту, где объявится Машиах, вот оно-то одно – я считаю – и относится к будущему.
– Дима, ты так серьёзно к этому относишься?
– Ладно, пойдём потихоньку, путь крутой, не очень близкий, не особо живописный: между кладбищенской оградой и монастырскими заборами – там и поговорим.
Они спустились со смотровой площадки и двинулись по довольно крутой дорожке, притиснувшейся к самому престижному некрополю, копившему могилы со времён царя Давида и попасть на которое имели шанс не только богачи – за монетки, но и выдающиеся личности еврейского народа – за заслуги.
– Я же, Илья, как ты знаешь, уже третий раз здесь, и довольно подолгу – у родни. Так вот: поначалу я просто погрузился в эту историю, эту древность, прямо бредил ею, а условия здесь для этого… она же тут очень вещественна, очень доступна на «пощупать», ну просто исключительно материальна…
Потом на фоне постоянных напоминаний о таких событиях, таких людях… собственная жизнь показалась совсем ничтожной, абсолютно мелкой: работа, по большому счёту, никому не нужная; личные стремления… низменны и приземлены… все души прекрасные порывы благополучно задушены мелочностью стремлений или сами задохнулись в этой рутине… ну семья, ну дача, карьера… а… всё пустое…
– Ну такие настроения у всех бывают – к бабке не ходи – и на Святую землю летать не надо.
– На такой земле всё самое-самое: и депрессии, и диагнозы… Да ладно – это тоже в прошлом…
– Вот и ладушки. И какой же великой идеей ты осенён сейчас?
– Прошлое – пыль!
– Как, как?
– А вот так, всё прошлое: и общее и личное, и жалкое и великое – не более чем пыль на подошвах настоящего… и при необходимости его можно просто отряхнуть с ног.
Между тем, они уже миновали дно долины, перебрались через Гихонский ручей, по преданию, вытекающий на землю из бездны, и по широкой дуге поднимались к левому краю храмовой стены.
После таких слов Илья невольно остановился и попытался поймать взгляд собеседника. Целая гамма чувств и мыслей отразилась на его бесхитростном лице. Но, тоже остановившийся, Дмитрий, повернувшись в сторону Масличной горы, задумчиво смотрел на колоссальное кладбище, мимо которого они только что проходили. Солнце поднялось уже довольно высоко и самые дорогие в мире тени заметно укоротились.
– И какие же практические выводы ты сделал из этого теоретического пассажа? – не дождавшись разъяснений, спросил потомок Муромца напрямую.
– Сосредоточился на будущем, а самое главное в нём – мы же в мессианском городе – это приход Машиаха.
– Да религиозно озабоченные всех трёх религий только тем и заняты, что ждут его прихода… А поэтому молятся, соблюдают заповеди, постятся, совершают добрые дела… и всё такое, что-то я подобного за тобой не заметил.
– Да, в иудейскую ортодоксию меня, правда, не потянуло. Я заинтересовался, скорее, личностью Спасителя, его избранностью, вернее – как это выразить – вопросом, действительно ли им может быть только определённая личность или вакансия – так сказать – открыта.
– В смысле! – брови ошеломлённого Ильи поползли вверх, – можно ли стать Мессией!?
Тут на наших друзей сверху накатила небольшая стайка туристов, это оказались вездесущие низкорослые японцы почтенных лет, увешанные со всех сторон разнообразной фото-видео аппаратурой. Пришлось немного потесниться и подождать, пока потомки самураев отфотографируются и немного отойдут. Вряд ли сыны и дочери Страны восходящего солнца понимали по русски, но вести такие разговоры при посторонних… Проректор решил переждать, прежде чем ответить:
– Не то чтобы так прямо, но близко: может ли обычный человек стать Спасителем.
– Спасателем, наверно, может, да и то не всякий… Это только в фентези любой бухгалтер или менеджер, ну в лучшем случае отставной спецназовец, может спасти мир и победить Чёрного Властелина. А на самом деле мессией нужно родится.
– И окуда это следует?
– Ну вот Иисус с детства знал.
– Таки да? А если верить самому раннему Евангелию – от Марка – он узнал о своей миссии только при крещении: дух Божий снизошёл на него и сказал «Ты Сын мой…» ну и так далее. И я больше склонен верить Марку, а не его более благочестивым и многословным товарищам. Это если оставить в стороне вопрос о мессианстве Иешуа.
– Да, этот вопрос поднимать не будем.
– Ну и океюшки, как говорит Задорнов. Тем более, что и миссии могут быть разные…
Над нашими собеседниками, будто желая предупредить о чём-то, предостеречь, закружилась небольшая стайка голубей, но что может отвлечь мужчин, рассуждающих о судьбах мира…
– И ты нашёл этот тест на мессианство?
Птички небесные, как бы осознав тщетность своих усилий, полетели прочь, даже не дождавшись ответа проректора:
– Представь себе!
– И?
– Золотые ворота!
– В смысле?
– Машиах должен вступить в Иерусалим через Золотые ворота… Кстати, две тысячи лет назад кое-кто въехал на ослике именно через них…
К тому времени они уже продолжили идти, шагая вдоль стены, по дорожке со всех сторон окружённой старыми, давно заброшенными могилами.
– Так в чём же заминка: купи ослика и вперёд.
– Кто бы пустил меня на Храмовую гору на осле… да и тест этот вот уже несколько сот лет не действует: султан Сулейман Великолепный велел заложить ворота камнем.
– Предусмотрительный товарищ.
– Не то слово, ты даже не представляешь насколько: на случай, если камни не удержат Машиаха, султан приказал открыть перед воротами это вот кладбище, в надежде, что Спаситель, как потомок Давида и первосвященник не сможет ступить на нечистую землю. Более того, подумав, что Машиах может и воскресить всех мертвецов из этих могил, Сулейман приказал хоронить тут лучших воинов ислама в полном вооружении – восстав из гробов, они не пустят Помазанника в город. Вот так.
– Нет слов… Чего же он так взъелся на Мессию?
– Не знаю, наверно, вслед за христианами считал иудейского Машиаха антихристом.
– Как у вас тут всё запущено…
– Да, всё по-взрослому.
– Не по-детски, это точно.
Между тем наши друзья достигли вожделенных ворот, вернее сказать – башни, по современному состоянию, хотя по декоративным аркам, обильно украшенным орнаментом, бывшие створки были ясно различимы.
Свидетелями этого торжественного момента были неистово наяривающие в свои смычки цикады да одинокая птица в вышине: то ли орёл, то ли ворон, а может, даже и голубь – некому было особо присматриваться: Илья Петрович с интересом изучал каменный мессиеметр, а сам кандидат в сверхчеловеки впал в совершеннейший ступор, уставившись на одну деталь правой полуарки псевдоворот.
.
.

_________________
Харизматичные персонажи объективно противными не бывают ©Auguste de Rivera


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: midiКонкурс, работа № 10 "Тест на мессианство"
СообщениеДобавлено: Сб апр 16, 2011 22:39 
Не в сети
Книжный червь
Книжный червь
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн сен 27, 2010 19:15
Сообщений: 3309
.
Удовлетворив первое любопытство, товарищ проректора обернулся к другу и, заметив его совершенно ошеломлённый вид: вытянувшееся лицо и округлившиеся глаза, схватил за плечо и как следует встряхнул.
– Что с тобой!? Что случилось?!
Немного оттаяв, Дмитрий Михайлович приподнял правую руку и указав на некое подобие каменного окна в правой воротине, слабым срывающимся голосом с какими-то механическими обертонами спросил:
– Что это?
– Где?
– Вот, прямо по пальцу.
– Господи, да что там такого особенного: калиточка небольшая, немного приотворена.
И, действительно, в каждой половине ворот, ровно посередине, были чёткие углубления в форме небольших воротец и каменная внутренность одного из них чуть отъехала в сторону, образуя вполне заметную щель в чёрную пустоту.
– Какая калиточка! – взревел очнувшийся проректор. – Это чисто декоративный элемент!
– Да откуда ты знаешь, может просто не открывалась никогда.
Тут тишина, притаившаяся было среди самых престижных надгробий, настигла их и заставила совместную реальность балансировать на хрупкой грани мистического и обыденного миров.
– Я изучил все источники… Это шанс… – качнул в одну сторону Дима бен Михаил.
– Все доступные тебе, а сколько осталось не доступно, не смеши мою задницу, – надавил на другую Илья сын Петра.
– Надо проверить.
– Проверь, – консенсус нашёлся неожиданно быстро, – а что там с внутренней стороны?
– Богословская школа.
– Ну, в крайнем случае, получишь Кораном по голове и приползёшь обратно.
– Тебе смешочки, а меня трясти начинает, ведь всё может обернуться по настоящему.
– Да брось, сколько народа этими воротами ходило.
– По своим делам не то, в счёт идёт только специально, вот как Иешуа… Уверен, и Бар Кохба прошёл тут: или когда готовился поднять своё восстание против римлян, или когда взял город… А уж после закрытия ворот и подавно никаких случайностей.
– Тем более – лучше не рисковать.
– Второго шанса не будет, как говорил Кабир:
Что хочешь делать, делай побыстрей,
что хочешь делать быстро, сразу делай,
не то, смотри, над головой твоей
нависнет время тяжестью созрелой.
Помоги-ка мне, а то чувствую – уже начинаю тянуть время.
Друзья пробрались между заросшими какими-то жёлтыми сорняками могильными плитами, перелезли через невысокую решётку и подошли вплотную к воротам. Щупленький кандидат на должность мессии попробовал было расширить проход, но без помощи товарища с таким же успехом мог бы потолкать стену. Тогда богатыреподобный скептик тоже подналёг, и щель внутрь неизвестности расширилась: камни отъехали в сторону, как в фильмах про замки, правда совершенно бесшумно. Свет внутрь почему-то не проникал и рассмотреть что либо там не было никакой возможности.
– Пророк Илия должен возвестить о приходе Машиаха, будь добр – имя у тебя подходящее ¬– возвести.
Чувствовалось, что странность обстановки начинает пробирать и возведённого в ранг пророка казавшегося непробиваемым Илью:
– Ну ладно, ввязавшись в балаган – будем лицедействовать до конца, – пробасил он и, наклонившись к чёрному провалу громко крикнул, ¬– готовьтесь, сукины дети, мессия грядёт на ваши головы!
Пустота по ту сторону темноты неожиданно гулко отозвалась эхом какого-то странного слова, не похожего ни на одно из произнесённых.
После чего проректор Беркович решительно вскарабкался к зияющему провалу и встав на четвереньки канул внутрь.

.
[c]Часть вторая. Миссия не выполнима[/c]

Ход был узким, низким и не очень ровным, поэтому продвигаться приходилось медленно и на четвереньках. Во что превратится белоснежный костюм, Дмитрию Михайловичу не хотелось даже думать, какими глазами посмотрят люди на той стороне, особенно, если это действительно окажутся исламские ортодоксы? Пожалуй, лучше бы там и вовсе никого не оказалось.
Неожиданно маститый проректор поймал себя на том, что подобное состояние он уже испытывал, будучи абитуриентом и студентом первого курса – перед экзаменами, естественно, не по любимой истории, а по ненавистной математике. Угроза загреметь – нет-нет, конечно, не загреметь, а быть призванным – в ряды защитников отечества, только добавляла тогда дрожи в коленки и адреналина в кровь. Сейчас, правда, можно было и повернуть… но что-то внутри не пускало: то ли эго и гордый ум, то ли душа и горячее сердце – в темноте подземелья и горячке похода ¬(скорее пополза) разобрать было практически невозможно. Оставалось только ползти дальше, уповая на кривую, которая вывезет.
Как-то отстранённо, абитуриент на мессианский факультет отметил, что путь, на самом деле, отнюдь не прям: сворачивает и вправо и влево, забирает и вверх и вниз, не вылезти бы, на самом деле, где нибудь под Куполом на скале, вот тогда, если срочно не откроются какие сверхспособности, самая прямая перспектива – на кандидаты в покойники: в эту мечеть не мусульманам уже давно вход строжайше закрыт.
Вот примерно на этой мысли, Дмитрий наш свет Михайлович и провалился в какую-то дыру-не дыру, люк-не люк, в кромешной темноте кто ж разберёт.
Падение было на удивление долгим, переход к свету – резким, приземление – не очень мягким.
Распластавшийся на земле кандидат, доцент и проректор, не успев даже протереть зажмуренные с темноты глаза, был тут же оглушён диким рёвом нескольких десятков глоток, взревевших прямо над ухом. Инстинктивно закрыв голову и в любой момент ожидая удара, он вскочил, собираясь дорого продать свою жизнь.
Но нападения не последовало, более того – пред широко распахнувшимися глазами Димы ибн Миши предстала живописная картина: толпа восторженных людей с упоением скандирующая неприятно знакомое слово: «Корнишон!!! Корнишон!!!» Иногда добавляя к нему, ничуть не облагораживающий эпитет: «Пупырей Корнишон!!!» Другие слова тоже произносились, но уже не в унисон и никаких ассоциаций у доцента, знающего несколько языков, в том числе и древних, не вызывали.
А вот внешний вид встречающей группы навевал некоторые мысли: энтузиазмом, горящими глазами, резкими жестами и склонностью к речёвкам они очень напоминали футбольных фанатов или, скорее, просто фанатиков какой-то идеи. Исхудавшие, даже какие-то усохшие лица некого грязно-коричневого оттенка, фигуры типа восставшие мощи, пугающую худобу которых не могли скрыть даже рясоподобные хламиды с капюшонами… Да, мысли навевались… и мысли не самые приятные… Больше всего захотелось включить реверс и вернуть всё к моменту «до того как», но подбегали всё новые толпы мумиеподобных поклонников и за их тщедушными тушками наш Пупырей Корнишон не смог даже рассмотреть поподробней место своего экстренного десантирования.
Наконец прибыли какие-то начальники и несколькими мощными воплями положили предел неконтролируемым выплескам народной любви: несколько сотен монахов этого корнишонского ордена выстроились двумя уводящими вдаль рядами, а подбегавшие вновь адепты просто достраивали своими телами этот живой коридор.
А дальше дорогого гостя подхватили под белы рученьки и повлекли по этой живой аллее славы безостановочно выкрикивавшей: «Корнишон!!! Корнишон!!! Пупырей Корнишон!!!»
Влекомая таким образом надежда и опора местного населения не забыла оглядеться по сторонам: никаких совпадений, кроме наличия стены, с реальной Храмовой горой не наблюдалось. Отсутствовал золотой Купол на скале и мечеть Аль Акса, равно как и всё остальное, наличествовала же огромная площадь с рядом совершенно других сооружений, вот только что проректор с эскортом миновали большой каменный помост, высотой чуть ниже человеческого роста с массивной, явно металлической, чашей посередине.
Оглянувшись назад, то ли пленник, то ли повелитель, а скорее два-в-одном, на месте Золотых ворот заметил другие, совершенно непохожей конструкции, с каким-то предвратным лабиринтом и возвышающимся сверху колоссальным каменным бюстом красивой женщины в рогатом шлеме.
Очертания крепостных стен, насколько можно было судить, совпадали с Иерусалимскими, на возвышающихся по углам башнях, между тем, запылали сигнальные костры и загремели звонкие била, неся своим энергичным ритмом радостную весть градам и весям.
Увидев и услышав всё это, не почувствовал Избранный радости в сердце своём, напротив, грусть и печаль поселилась там, подумалось ему: а по себе ли схватил Сенька шапку? Тем более, что никаких особых изменений он в себе не заметил: как был проректором педакадемии, у которого в детстве дворовая шпана отбирала мелочь, так им и остался.
Тем временем процессия прибыла к великолепному шатру, размером с небольшое шапито, разбитому у южной стены, неподалёку от невзрачных воротец – визави иерусалимских Мусорных, тоже не блещущих особыми изысками.
Зато встреча случилась вполне пышная, по военно-полевому, но всё-таки: сводный оркестр струнно-ударных инструментов вдарил нечто торжественно-бравурное; местная гвардия синхронно махала каким-то железом; танцовщицы а-ля знойный восток соблазнительно сотрясали всеми своими расчётливо недооткрытыми прелестями.
Под конец церемонии выступила группа знати, увешанная драгоценностями и дорогим оружием, в ярких накидках, плащах и прочих тюрбанах, к радости новоиспечённого Спасителя, явно светской направленности, ну, действительно, какая радость попасть в царство сплошных постников и аскетов. Благо на жалкий вид – после колено-локтевого-то передвижения по пыльным коридорам между мирами – когда-то белых доспехов нашего рыцаря без страха и упрёка особого внимания никто не обращал.
Власть предержащие хлеб-соль или какой-либо чак-чак не подносили, подарками не одаривали, ограничились торжественными речами, в которых тостуемый понял только уже начинающие вызывать нервный тик «Пупырей Корнишон».
Наконец все мероприятия по встрече подошли к концу, и виновника торжества препроводили в шатёр. Там, к его великой радости, первым пунктом стояло помывочное отделение: в одной из ковровых комнат стояла большая купель с тёплой водой, по поверхности которой плавали разноцветные лепестки местных цветов, и аромат тоже стоял соответствующий. В общем, условия «отречься от старого мира и отряхнуть его прах» со своих ног были подходящие.
Услужливые прислужники шустренько помогли совлечь бренные одежды: разоблачаемый только-только успел спасти бумажник со своими личными вещами. Конечно, зажигалка, деньги, пластиковые карты и документы вряд ли тут пригодятся, но избавиться от въевшейся в подкорку представления: «без бумажки – ты букашка» за столь короткое время не представилось возможным, да и мало ли что… Местные Паспарту намылились было сами и помыть своего подопечного, но тот жестом отослал эту услужливую братию, предпочтя порелаксировать и порассуждать о сложившемся положении в одиночестве.
Тёплая вода и благовонные ароматы способствовали расслаблению, но мысли… тревожные, скачущие с одного на другое, не дающие толком успокоиться мысли:
«… Вот я и Нео, но… что-то не видно кандидата в Морфеусы… Где мой персональный Гендальф, что мне предстоит тут совершить-то, в чём задача? Языку бы кто поучил, или Избранному у них тут принято самому всё знать… а от этих двух слов меня Кондратий скоро подхватывать начнёт, ну вот надо же случиться такому совпадению звукосочетаться, тьфу, звукосочетанию совпасть, даже если предположить, что Пупырей Корнишон, значит тут что-то типа Великий Машиах…
Чёрт, сигареты не вытащил… но это, скорее к лучшему… как тут отнесутся к Спасителю, извергающему дым… большой вопрос… сработает это на имидж или дискредитирует окончательно? Курить хочется зверски… Но Машиах, потихоньку дымящий в туалете… это, конечно, нонсенс…
Теорию существования параллельных миров можно считать доказанной… вот только вряд ли доказуемой, как обеспечить повторяемость эффекта? В случае чего придётся, скорее всего, помалкивать в тряпочку…»
Слуги прервали и этот беспорядочный поток сознания: извлекли из воды, обтёрли, нарядили в просторные, явно домашние одежды и препроводили в столовую. Обед подали без излишеств, но вполне полноценный: мясные и молочные продукты без ограничений, овощи и фрукты в изобилии, напитки, преимущественно безалкогольные, тоже наличествовали. Изнурять своего Избавителя голодом и постами тут явно не собирались – это радовало. Гигиена тоже оказалась на высоте: после еды предложили большую чашу сполоснуть руки и губы. После чего провели в спальню и предоставили мягкому, но без излишеств, ложу прогнать остатки усталости из этого самого ценного, на данный момент, для местного населения тела.
.
.

_________________
Харизматичные персонажи объективно противными не бывают ©Auguste de Rivera


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: midiКонкурс, работа № 10 "Тест на мессианство"
СообщениеДобавлено: Сб апр 16, 2011 22:41 
Не в сети
Книжный червь
Книжный червь
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн сен 27, 2010 19:15
Сообщений: 3309
.
Если что-то и должно было случиться, то не прямо сейчас – время явно терпело. Нервное напряжение, ванна и обед сделали свое дело: Мессия, пока без миссии, не подозревавший, что сможет задремать в подобной обстановке, мирно уснул. Видения из страны грёз нового мира случились ему тревожные, но совершенно не запомнились.
Отсыпаться сколько влезет Избранному, однако, не дали: негромко прозвенел гонг, вошли слуги и всё провернулось в обратном порядке: сполоснуть лицо, лёгкий ужин, ванна, но уже без продолжительной расслабухи, облачение. Одежда была светлая, просторная и исключительно удобная, в стиле Алладина или какого-нибудь Принца Египта, очень подходящая, как заметил и сам одеваемый, для махания разными разящими железками, коими новоиспечённый Мессия, в миру скромный учёный и администратор, никогда не увлекался.
Солнце уже присело на западную крепостную стену, светлого времени осталось всего ничего. Всё немалое пространство внутренней площади было под завязку забито народом, ведущим себя на удивление тихо, по крайней мере, до появления нашего героя. Увидав же его, окружённого эскортом из духовных и светских авторитетов, народ взревел в единодушном порыве. На всех лицах засияли счастливые улыбки, а у многих скатилась и счастливая слеза. Этот порыв объединил все классы и сословия: монахов и мирян, строгих постников и любителей земных радостей, богатых и бедных, женщин и мужчин, знать и простонародье. Ликование не смолкало всё время, пока ледокольный клин сопровождающих Мессию лиц, с ним самим в середине, бороздя море народного единства, добирался до платформы с бронзовой чашей.
Когда же Спаситель начал подниматься по ступеням, оставив эскорт внизу, весь шум сразу стих, будто какая-то невидимая рука выключила огромный рубильник. Воцарилась почти идеальная тишина.
На платформе с мечом в правой руке и рогатым шлемом в левой стояла прекрасная полуобнажённая девушка, истинная Валькирия, живое воплощение гигантской скульптуры, возвышающейся за спиной своей жрицы на местных воротах Машиаха. Из одежды на ней был только длинный кусок красноватой ткани, обёрнутый вокруг бёдер.
Подождав, пока герой зайдёт на платформу, эта босоногая дева-воительница надела свой шлем на голову, взяла меч двумя руками и чудесным грудным голосом затянула нечто ритмически-напевное, скорее всего – гимн передачи меча мессии. На жертвенной чаше курились какие-то благовония, окуривая всю платформу и стоящих по её периметру худосочных монахов приторно-горьким ароматом.
Закончив петь, жрица меча на вытянутых руках протянула своё грозное орудие нашему герою, и тому не оставалось ничего другого, как принять его. Тут-то наш путешественник чуть и не оконфузился: меч оказался гораздо тяжелее, чем предполагал кандидат наук и почти выпал из его непривычных рук. Только напряжением всех сил удалось ему избежать такого фиаско. У девушки удивлённо приподнялась бровь, а восторженный народ ничего не заметил, волны народного ликования забушевали с новой силой, заканчиваясь повсеместными объятиями.
Солнце между тем закатилось за горизонт, на площади стали зажигаться факелы, и огненные процессии потянулись к семи воротам, ведущим за пределы стен. Нашего героя повели на одну из них, и сверху он увидел тысячи костров, горящих вокруг горы, на которой стоял храмовый комплекс. Со всех сторон, насколько хватало глаз, всё новые огни вливались в это огненное море. В общем, собиралась сила народная сбросить власть какого-то местного супостата, благо, нашёлся, наконец герой, способный его сразить.
К себе в шатёр наш герой с мечом вернулся совершенно разбитый усилиями, затраченными на ношение этого меча с видом бывалого вояки. Отказавшись от ванны и от пищи, он отпустил всех слуг и завалился на ложе, погружённый в мрачнейшие думы:
«Вот это подкозлило… задача определилась: возглавить народное ополчение и сразить местного Бармалея… И совершенно не важно, кто он: дракон, Саурон, ВолдеМорт или Чингисхан – я элементарно не донесу этот чудесный меч до поля битвы, она же явно не рядом… А сама эта железяка сражаться точно не будет… На что же я рассчитывал, когда полез в эту дыру… на знания и силу интеллекта? И куда теперь подсунуть этот интеллект?... Я же даже взяточников в нашем институте не смог до конца приструнить, чинуш из мэрии по вопросам финансирования образования почти ни разу не переспорил, в битве с Зеленстроем за озеленение институтской территории потерпел почти полное поражение… А туда же – полез мир спасать…
Нет… сейчас весь ум надо направить на одно: как отсюда сделать ноги… и не в этот мир, а исключительно в свой…»
Приняв решение, проректор, в прошлом неплохой экспериментатор, почти мгновенно рассчитал кратчайший алгоритм действий.
Найдя тёмную занавесь, мессианским мечём он отхватил подходящий кусок, потом тем же орудием рассёк сторону шатра, выходящую к стене, оставил священную железку в шатре, а сам, завернувшись в ткань, выскользнул из шатра. Бесшумно двигаясь вдоль стены, он довольно быстро добрался до ворот, через которые и попал в этот мир, и… запутался в предвратном лабиринте каких-то стен, стеночек, порожков и ступенек… если бы не фонарик на зажигалке, помогавший в своё время в тёмных подъездах, наш беглец с поля битвы точно сломал бы себе что-нибудь.
Но и с фонариком неудавшийся герой встал в полной растерянности… И тут откуда-то снизу раздался голос Ильи, зовущий беглого проректора. Наклонившись, тот увидел маленький лаз, ныряющий под одну из стенок.
Ни секунды не задумываясь, Дмитрий взял фонарик в зубы и полез в эту дыру, пригодную разве что для собаки. Ежесекундно рискуя застрять, он вкрутился в этот ход и пополз по узкому лазу, ориентируясь больше на голос товарища, так как фонарик давал небольшое пятно света только прямо внизу, и всё равно проректор недоумевал, как же он забыл про это приспособление при проходе сюда, видно отшибло память в горячке предвкушения теста на мессианство.
И тут Дмитрий Михайлович до конца осознал, как бездарно и стопроцентно провалил он этот тест.
Тут то он и вывалился на свет божий – прямо в руки Ильи Петровича. Слёзы градом хлынули из глаз блудного проректора, кинувшегося обнимать своего Ариадна:
– Илюша! Вот ты истинный спаситель, мой спаситель!
– Дима, что с тобой? Полчаса ползал в какой-то дыре, я уже хотел за тобой идти, да не пролез, а теперь истеришь как девица, потерявшая невинность? ¬– тут только он обратил внимание на экзотичное одеяние товарища и странное выражение его лица, – что случилось?
– Всё расскажу, хотя может и не стоит, но тебе расскажу. А сейчас быстрее к ближайшим авиа кассам.
– Зачем?
– Менять билеты домой, полечу с тобой: ну её, эту историческую родину. Есть у нас ещё дома дела.

.
[c]Часть третья. Есть у нас ещё дома дела[/c]

Покинув аэропорт Бен Гурион, пассажирский Боинг набирал высоту, унося наших героев: неудавшегося Мессию Дмитрия и его друга и спасителя Илью-«пророка» всё дальше и дальше от земли обетованной.
Наконец-то закончилась эта неделя, под завязку, как мошна крохобора, забитая обычными туристско-экскурсионными обязанностями, добровольно взваленными на себя проректором. Их пришлось выполнять, не смотря на дикий, не лезущий ни в какие ворота казус, случившийся – по иронии судьбы – именно за пролезанием в ворота – у Ильи-то в Израиле родни не было, и, скорее всего, это было его единственное посещение Святой Земли.
Да оно может и к лучшему – заботы чичероне помогли удержаться на привязи скачущим, готовым оторваться от коновязи чувствам и мыслям и спасли от трогания с места проректорову крышу. Только два раза её шифер подвергся серьёзной опасности: на Виа Долороза, исхоженной – казалось бы – вдоль и поперёк; и, особенно, в Гефсимании, тоже – думалось – знакомой как своя ладонь.
Показывая Илье начало Пути Скорби – часть преториума римского прокуратора – нашего горе-спасателя первый раз бросило в дрожь при мысли, что на этих плитах бывшего каземата резиденции Понтия Пилата стоял человек, миллиардами признаваемый истинным Мессией. И он не свернул с пути, хоть и знал, по словам евангелистов, о своей Голгофе.
И дальше, от одной скорбной стоянки к другой это чувство соприсутствия, частичного переживания страстей Иисуса, всё больше и больше захватывало Димитрия. На пятой же станции, прикоснувшись к камню, хранящему след руки Сына Человеческого, сын Михайлович, почувствовал себя и Симоном Киринеянином, на которого взвалили крест Спасителя.
Взглянув же на каких-то чернокожих, видимо эфиопских, паломников, двигавшихся по Виа Долороза с огромными грубо сколоченными крестами на плечах, проректор даже пригнулся под этой незримой, но отнюдь не эфемерной тяжестью.
Даже шум базара, по которому частично пролегает дорога к Храму, крики торговцев, пляски африканских богомольцев, ишачки с поклажей время от времени вторгающиеся в толпу, прочий гвалт и неразбериха в этом довольно тесном месте, не могли вывести проректора из охватившего его состояния. Скорее наоборот, даже как будто сгущали атмосферу двухтысячелетней давности на этой древней сцене.
Опасаясь за свой рассудок, Дмитрий не стал входить в Храм, а сразу двинулся мимо в сторону Яффских ворот, предоставив Илью собственному здравомыслию и знанию английского.
И всё-таки самое сильное потрясение наш доцент из Биробиджана испытал на следующий день в Гефсиманском саду. Заведя гостя во двор церкви Страстей Господних и взглянув на старые оливы, дававшие плоды уже более двух тысяч лет, он вдруг с мучительной ясностью осознал, что эти корявые стволы были свидетелями последнего выбора Иисуса.
Как и любой человек, тот боялся смерти, до кровавого пота боялся… Позвал учеников для поддержки… Молил пронести мимо эту чашу… Но не убежал, не отступил… а мог бы. И ведь точно знал – чем всё это закончится… И не важно был ли он Машиахом… И, вообще, возможен ли на земле один единственный Спаситель… В любом случае он был человеком с великой Миссией… Принявший окончательное решение ещё до торжественного въезда на ослике через Золотые ворота… Не ворота сделали его Машиахом, а он эти ворота – мессианскими.
А он – Дмитрий свет Михайлович – с какого перепугу возмечтал проверить себя на мессианство? Разве готов был взвалить на себя ответственность за человечество? Тут за себя-то бы ответить… Васисуалий Лоханкин – вот он кто – с его ролью в Русской революции… Только сермяжной правды не дождался… Сбежал ещё до начала банкета. И слава Богу!
А ведь чего испугался-то? Даже ещё не опасности, а трудностей и неизвестности. Может им там на трон посадить некого было: ждали первого, кто через ворота прибудет? Вон как радовались, обнимались, чуть ли не целовались. А меч – просто символ власти? Но нет уж: на фиг, на фиг, к терапевту. Проверять!? Ни-за-что!! Ни за какие коврижки! Ни-ни. Да и нет там уже никакого прохода. Два раза ходили: камень и камень, Стену Плача с таким же успехом можно было потолкать.
Илья с жалостью смотрел на товарища: за изменениями выражений его лица, за покатившимися слезами – и не дожидаясь кульминации переживаний, приобнял за плечи и повёл назад к автобусам, хоть и собирались ещё раз сходить к Золотым Воротам.
– Что, Илюша, испортил тебе поездку?
– Окстись, Дима, с такими приключениями как с тобой, ни одна контора развлечений не справится. Так что я не в пролёте.
– Завтра на Мёртвое море рванём – отдохнём немного перед отлётом.
– Ну и ладьненько.
И вот самолёт подминает под крыло всё новые километры этой многострадальной земли, бывшей свидетельницей множества драматических событий. Сколько людских судеб сплелось с мелькающими сейчас за иллюминатором долинами и холмами. Сколько решений было здесь принято. Сколько выборов сделано. Выборов самых разных: затрагивающих и судьбы народов на множество лет и ни на что особо не влияющих. Но какие бури чувств и потоки мыслей вызывали последствия этих решений, не важно каких: и судьбоносных, и малозначимых, исчезающе мизерных.
Ведь каждого человека гораздо больше волнуют события, происходящие непосредственно с ним, и не важно – еврей он на земле обетованной или эскимос в снежной тундре. По крайней мере, так думается «нормальному», обычному представителю социума – обывателю. Но может где-то тут и прячется разница между обычным и необычным индивидами? Может люди, переживающие за боль другого, больше чем за собственную и могут менять этот мир к лучшему? Давать ему хоть какой-то шанс? И есть ли возможность стать таким, или «рождённый ползать…».
Действительно, рождаются ли человеком с миссией или становятся им? А если становятся, то как? В какое время, каком возрасте? Выбирает ли человек миссию по себе или миссия сама выбирает подходящего кандидата? Кто ответит? И есть ли однозначный – один на всех – ответ.
Разговаривать о важном в салоне экономкласса компании Эль Аль не хотелось: шум, попутчики, полётные тревоги. Думали каждый о своём, заполняя три с половиной часа обычным авиа-досугом: поели, попили, послушали музыку, попытались задремать, закутавшись в выданный крупнополосый плед.
Зато в Москве ехать куда-либо не захотелось и, закусив в аэровокзальном быстропите, часы перерыва между рейсами друзья решили пересидеть в зале ожидания.
Историю своего заполза в мир таинственных прекрасных дев с мечами, изящным шляпкам предпочитающим рогатые шлемы, спасённый проректор поведал своему спасителю в первый же вечер. Илья, сыгравший в этой истории роль Голоса: в начале пророческого, а в конце голоса Ариадны – ну, раз Логоса не случилось, так хоть Голос не сплоховал ¬– выслушал всё спокойно, сомнений в произошедшем, по крайней мере вслух, не высказывал. Более правдоподобных версий событий не выдвигал. А мог бы, ну хоть самую очевидную: вылезши в медресе по ту сторону ворот, Дима увидел оставленную без присмотра одежду, и, хохмы ради, – переоделся да двинул обратно. Но вот не замечал он за проректором раньше ни склонности к таким шуточкам, ни выдающихся актёрских способностей, а сыграть потрясение ТАК, под силу только гениальному лицедею.
Выискивая между рядами кресел местечко поспокойнее наши путешественники были остановлены маленькой девочкой с какой-то забавной механической игрушкой. Безошибочной детской интуицией, угадав в Дмитрии любителя покопаться в разной мелкой технике, кроха протянула ему своё голенастое членистоногое нечто:
– Поломалось, не гудит, сделай, дяденька.
– Что тут у тебя не гудит?
– Да вот – техоножка.
Тут подоспела и мама малышки:
– Ой, извините, пожалуйста. – И дочке – Не приставай к дяде, дома папа починит.
– Ничего страшного, нам всё равно нечем заняться, – и успокаивая надувшуюся было девчушку, голосом Пятачка добавил, – до отлёта я совершенно свободен.
Присев тут же на свободное кресло, он добыл из кармана маленькую отвёрточку и, разбираясь с болезнью этой многоногой чупакабры, заодно выяснил кучу интересных подробностей: девочку зовут Леночка; ездили они с мамой в деревню к бабушке; сейчас полетят домой к папе; петуха они в деревне не видели, и куриц тоже – яички покупали в магазине на машине; видели козу и корову, пили ихнее молоко… и ещё много, много важных вещей выяснилось за время реанимации этой техоножки… Времени на выяснение которых, как раз хватило до момента загудения и зашевеления ногами.
– Ой, благодарю вас, она с этой страшилкой всю дорогу в обнимку! Что надо сказать дяде?
– Спасибо, дяденька.
– Да кушай с булочкой.
– Нет, не буду.
– Ну, тогда играй на здоровье.
– Ага.
Провожая взглядом счастливый цветок жизни, довольный Самоделкин завистливо обронил:
– Много ли человеку для счастья надо? Кто бы мне вот так поковырялся в голове да поставил всё на место?
– А что у тебя не в порядке с головой? – откликнулся Илья, до этого молча наблюдавший за происходящим.
Ждать ответа пришлось довольно долго. Вопрошённый молчал, вслушиваясь в объявления об отправках-прибытиях и разглядывая через большие окна взлётную полосу.
– Мы с тобой уже говорили о произошедшем, но только в плане: что это было и как это возможно, а вот меня всё больше мучает вопрос, что мне теперь делать?
– Был бы ты не только русскоязычным, я бы точно сказал чего тебе делать не надо.
– И, ну?
– Заглядывать на дно бутылки, у нас, русских, это бывает первым побуждением при поиске ответа на сложный вопрос, и всё бы ничего, да остановиться, чаще всего не можем. А вот тебе однократный матч по литроболу вполне мог бы вправить мозги на место.
– Ну, не знаю… никакого желания нет, даже мысли не возникало, я как оттуда выпал даже курить не хочу, так ни одной сигаретки и не высмолил… а ведь так хотелось, так хотелось…
– Эк тебя приложило-то… а лопатки не чешутся? Голову ничего не припекает? Да ладно… Это я брякнул, что первое в голову пришло, вообще-то алкосерфинг – чисто русская забава, национальный вид спорта, давно принявший масштабы национального бедствия…
Ещё помолчали.
– Чувствую, что как раньше жить не смогу, а насчёт того, как надо и что делать в голове или полный вакуум или броуновское движение мыслей.
– Озвучь-ка хоть одну молекулу этого движения.
– Да вот, что же заставило меня сбежать оттуда: банальный страх или гипертрофированный инстинкт самосохранения?
– А между ними есть разница?
– Не знаю.
– Да не парься, всё нормально с твоим инстинктом: ты же не индеец из племени Мачо Пикчерс, супермен без страха и упрёка, а нормальный хомо сапиенс. Инстинкт самосохранения – базовый, без него и человечества не было бы.
– Но он же животный!
– А мы кто? Разреши уж покощунствовать?
– Покощунствовать – это святое.
– Так кто же мы? Мы – приматы, что бы там Писания не иносказали, и ничто приматово нам не чуждо, в том числе и инстинкт продолжения рода.
– А этот-то здесь причём?
– Дедушка Фрейд говорил, что он при всём.
– Давай вот без Фрейда.
– Давай, – тут же согласился покладистый Илья-пророк, – но и без дядюшки Зигмунда известно, что инстинкт продолжения рода, это не только тяга к возвратно-поступательным упражнениям, но и забота о потомстве.
– Ну и?
– Ну и выходит, что это тот же инстинкт самосохранения, только «само» расширено и на других.
– А без лекций можно, какое это имеет отношение ко мне?
– Терпение мой друг, терпение, подберёмся ближе и к твоему телу. Назовём этот обобщённый инстинкт, – заметив тень гримасы на лице собеседника Илья поправился: – ну если слово инстинкт так претит тебе своей животностью, назовем его стремлением.
– Да, так лучше.
– Так вот, назовём это стремлением к сохранению.
– Ну назвали, и что?
– Давай-ка лучше я спрошу: кто сейчас входит в круг забот твоего стремления к сохранению? Кого бы ты стремился защитить, развить, в общем – всемерно помочь? Первый это ты сам, а кто ещё?
– Ну, родные и близкие.
– Ещё?
– Друзья.
– Ещё.
– Барды из клуба авторской песни… ребята из кружка «Самоделкин»… студенты, в конце концов.
– Вполне достаточно. Вот если для них ты готов потратить свои силы, нервы, время, здоровье, ну а для кого-то может и жизнь, то можно сказать, что для них ты можешь выступить в роли… ну не будем трогать громкие звания, не мессией, а скажем… слизнём что ли с Гумилёвских пассионариев… скажем мессионарием.
– Мессионарием?
– Ну да, носителем миссии. Кто для тебя были те толпы за воротами? Никем. Естественно, ты и не захотел для них рисковать… Так?
– Да.
– Делаем вывод: ты не мессия и не бодхисатва, они стремились бы сохранить, спасти всех людей.
– Бодхисатва – всех чувствующих существ.
– Тем более.
– А по отношению ко мне совершенно верно: я не мессия, поэтому и сбежал.
– И правильно сделал: самозванцев нигде не любят.
– Это да.
– Но раз ты говоришь, что по старому жить не сможешь, то для людей из твоего круга хранения ты можешь сделать хоть что-то: стать мессионарием.
– Подожди, не гони лошадей, ты меня немного запутал, так по твоему выходит, что Мессия чувствует всех людей своими детьми и поэтому стремится спасти их даже ценой жизни?
– Если он Спаситель всего человечества, то выходит так.
Проректор опять надолго погрузился в молчание. А отораторствовавший Илья, отвалился было на спинку сиденья, но передумав, сходил в кафетерий и принёс кофе в пластиковых стаканчиках и тарелочку с какими-то пирожными.
Не прерывая мыслительного процесса, кандидат в мессионарии неторопливо перекусил и, закончив оба действия одновременно, произнёс:
– Спасибо тебе, Илюша, за всё, с тобой одним я могу обо всём этом поговорить.
– Ну почему же, психолог с психотерапевтом с удовольствием тебя выслушают… и позовут своего старшего коллегу – психиатра.
– А ты не считаешь меня чокнутым?
– Не считаю, я достаточно долго тебя знаю.
– Но ты-то мне веришь?
– Я, Дима, агностик… и поэтому, в отличие от приверженцев и последователей чего-либо, я не знаю окончательную Истину, более того, чью-либо монополию на Истину я тоже не признаю, поэтому могу допустить возможность многого.
– Ну и ладно. Так что же мне сделать для своего ближнего круга: с женой мы в разводе, дочка взрослая и вполне счастлива в своей Новой Зеландии, родня вся далеко. С чего начать? С института, что ли?
– Дойдёт и до института, потом, может, и до города дорастёшь и дальше… главное не гонись за двумя зайцами, бери задачи по одной.
– Ну с чего лучше начать-то.
– С того, что зависит только от тебя, – начни с себя, заодно проверишь свои силы, решимость и настойчивость, а в других случаях чистоты эксперимента не будет, там, где другие люди замешаны.
– Хорошо, так что же мне сделать для себя?
– Что-нибудь очень трудное: на грани или даже чуть за гранью, возможного.
– Ну например?
– Пробеги марафон.
– Какой марафон?!! Ты что, с дуба рухнул?!! – Димитрия даже подкинуло – Где я и где марафон!!! Это же хрен знает сколько километров!
– Сорок два километра и ещё сто девяносто пять метров.
– Ну вот!
– Никаких ну вот, твоя реакция подсказывает, что задача выбрана правильно.
.
.

_________________
Харизматичные персонажи объективно противными не бывают ©Auguste de Rivera


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: midiКонкурс, работа № 10 "Тест на мессианство"
СообщениеДобавлено: Сб апр 16, 2011 22:58 
Не в сети
Книжный червь
Книжный червь
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн сен 27, 2010 19:15
Сообщений: 3309
.
[c]Часть четвёртая. Марафонская битва[/c]

Вот, казалось бы, что должно волновать человека, выходящего первый раз на пробежку, особенно, если последний раз он делал это в далёкой школьной молодости, да и тогда чаще старался откосить? Ответ напрашивается очевидный: как там хилый организм справится с этой непривычной нагрузкой; выдержат ли мышцы, да не потянутся ли связки. Ан – нет! Больше всего, почему-то заботит: не попались бы знакомые, да как отшутиться, если кто-нибудь всё-таки наскочит невзначай.
А может это просто защитная реакция, чтобы обмануть действительную тревогу, временами по восходящей синусоиде взмывающую к отметке «страх», в точке максимума почти панический? Шутка ли – замахнуться на марафон.
Хоть бы с кем вдвоём ступить на эту страшную беговую дорожку, но автор этой «блестящей» идеи отрезал твёрдо: «Сделай сам, без поводырей».
И вот она – аллейка в парке культуры и отдыха. Знакомых – хвала Создателю – никого, можно начинать…
Первые шаги даются на удивление легко… вторые и третьи тоже… Оптимизм расправил одно крыло, и тут что-то заболело в правой ступне. Пока начинающий легкоатлет думал: останавливаться или нет, боль так же внезапно прошла, зато заметно тяжелей стало вдыхать и выдыхать. Всё больше и больше имитируя паровоз на подъёме, бегун взглянул на часы: из запланированных десяти минут прошла только половина… но раз решил, надо продолжать… на седьмой ещё и пот пробил, как на халяву… Проблема встречи со знакомыми отодвинулась даже не на третий план… Всё… вроде живой… темп, что ли, высокий взял… в следующий раз… попробовать разве… действительно… лёгким бегом…

К концу недели болели и ныли буквально все мышцы. Вот причём тут, скажите, руки и шея?… Парная, говорят, здорово помогает, надо сходить – похлестаться веничком. Из десяти минут так и не выбежал.

Через две недели заметил: если не превышать своего темпа – дыхание остаётся ровным. Хорошо хоть с курением не пришлось бороться: как его удачно попаданством-то приложило – поперёк вредных привычек.

Через месяц решил легкоатлетствовать на набережной Биры: как-то в парке тесновато показалось, а у воды свежий ветерок с реки только добавляет сил и прыти, да и бегать целый час по одним и тем же аллеям… не комильфо.
Неожиданно стал находить у себя совершенно новые мышцы, о существовании которых даже не подозревал.

Взрывные силовые забеги, конечно, тоже нужны, но как замечательны тренировки на выносливость: бежишь себе в комфортном темпе и час, и другой, мысли плывут неторопливо, как поток широкой равнинной реки. Можно никуда не торопясь подумать и о суетном, и о вечном, равномерно поглощая метр за метром улиц: Набережная, Шолом Алейхема, преодолев мост пробежаться по Биршоссе, повернуть назад и опять вдоль реки, помахивая рукой встреченным знакомым.
А как спокойно после этого переносятся житейские коллизии, словно всё раздражение перегорело на трассе, и абсолютно мирно общаешься с типами, от одного вида которых тебя раньше колотило как в ознобе.

Ну что ж, полумарафон преодолён с неплохим результатом, теперь две недели щадящих тренировок, три дня полного покоя, и… королевская дистанция – марафон.

Флаги развеваются по всем улицам города Омска, из репродукторов бодро накатывают волны бравурных мелодий, толпы радостных людей заполнили улицы бывшей столицы Колчака. Интересно, куда деваются все эти улыбки в перерывах между праздниками? В каком распределителе их выдают к подходящим случаям? Почему Россия – страна серьёзных и мрачных лиц?
Но в сторону левые мысли, сегодня здесь празднуется день города, и сейчас стартует венец этого мероприятия – Сибирский Международный Марафон. В Омске самый настоящий культ этого действа, отлитый даже в металле: бронзовой статуе финиширующего марафонца.
Но Дмитрию Михайловичу Берковичу не до этих тонкостей: буквально через несколько часов он может получить ответ на вопрос: «тварь я дрожащая или что-то умею?» Поэтому, отгоняя тревожные мысли, он разогревается где-то в задних рядах огромной – сотен на десять-двенадцать – толпы спортсменов. Ну вот – мышцы в тонусе, контрольный чип надёжно закреплён в кроссовке, осталось только ждать.
Выстрел!!! Старт! Но в хвосте марафонской колонны ещё несколько минут ничего не происходит: пока-то поступательное движение из-за вагонно-поездного эффекта докатится до последних рядов.
Ну вот – двинулись, пока ещё плотной массой, но постепенно рассасываясь по трассе. На фоне довольно однородной массы спортсменов в футболках с эмблемой марафона – их выдавали при регистрации – заметны бегуны с другими, зачастую очень замысловатыми символами. И уж совсем выделяются чудаки, будто сбежавшие с маскарада: в костюмах каких-то исторических реалий, вплоть до русского витязя со щитом и мечом. Группы энтузиастов разных компаний со своими фирменными знамёнами, на таком фоне выглядят вполне себе обыденно.
Почему не поглазеть по сторонам, пока сил ещё полно? Бежать по набережной Иртыша одно удовольствие. Энтузиазм населения просто феноменален: по всей дистанции сплошной массой стоит народ, громко подбадривающий героев спорта.
До двадцатого километра никаких неожиданностей с самочувствием, всё знакомо по тренировкам, тут даже ещё легче идёт.
После тридцатого начинает нарастать усталость, воды хочется уже на каждом пункте питания, есть пока не хочется совсем, особенно то, что предлагают официально.
На тридцать пятом кажется, что сил уже не осталось, мышцы как деревянные, причём не только ноги, но и руки и плечи, да вообще всё…
На тридцать седьмом заболела правая стопа… и ныла целый километр, потом прошло…
На тридцать девятом засбоило левое колено, хромается пока незаметно. Народ выскакивает прямо на трассу и поит кто чем: горячим сладким кофе из термосов; медовой водой; кефиром с протёртыми фруктами, мёдом и специями; ещё Бог знает чем. Помимо орущих динамиков, в разных местах около дороги стоят самочинные музыканты и своими мелодиями подбадривают мимо бегущих (и еле бредущих).
После сорокового показалось, что всё – алес капут. Мысли тоже заклинило. Движение стало измеряться не километрами, не метрами и даже не шагами – шажками.
По середине между сороковым и сорок первым перешёл на шаг, удивительно, ноги так втянулись в бег, что метров двадцать так и подмывало опять побежать.
После сорок первого попробовал снова побежать, немного получилось – метров триста, потом опять шагами… побежка… пошагать… бег… шаги… бег… шаги…
Когда же всё закончится… не сходить… хоть шагами… хоть шажками… но вперёд… только вперёд…
Неужели! Сорок два!! Осталось всего-то сто девяносто пять метров! Откуда только силы взялись в ногах… Они побежали… едва-едва, но побежали… Как же тот афинский воин пробежал такую дистанцию после целого дня битвы в Марафонской долине…
Вот и финишный створ! Время пять часов, семнадцать минут… До закрытия трассы целых тринадцать минут! И Дмитрий даже не последний.
Всё – финиш! Он сумел! Преодолел! Завершил! Ноги на автомате несут ещё несколько шагов. Кто-то вешает на шею медаль участника. Всё.
Больше он никогда не будет прежним: навсегда канул в лету, ушёл безвозвратно старый образ преображённого в день воскресенья сына Михаила, проректора Академии, Биробиджанского доцента Берковича.
.
.

_________________
Харизматичные персонажи объективно противными не бывают ©Auguste de Rivera


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: midiКонкурс, работа № 10 "Тест на мессианство"
СообщениеДобавлено: Вс апр 17, 2011 6:20 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17219
Откуда: Хайфа
Пока я еще не дочитала, так что только мелкие огрехи по тексту, остальное потом.
"к самому престижному некрополю, копившему могилы со времён царя Давида и попасть на которое имели шанс не только богачи". Коряво, имхо... Уж лучше не "и", а запятая. Плюс некрополь - который.
И еще: здесь не в ходу термин "обрезанный", это мусульманское. Иудей - не-иудей. brush
И не "ибн", а "бен".
И, извините, "Показывая Илье начало Пути Скорби – часть преториума римского прокуратора – нашего горе-спасателя первый раз бросило в дрожь при мысли" - классическое неправильное употребление деепричастного оборота. Он относится к подлежащему и, соответственно, не может идти с безличным предложением.

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: midiКонкурс, работа № 10 "Тест на мессианство"
СообщениеДобавлено: Вс апр 17, 2011 16:03 
Не в сети
Книжник
Книжник
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Вс апр 10, 2011 18:50
Сообщений: 463
Начну с общего.
Идея произведения - поправьте меня, если что-то не так поняла - философская, происхождение мессианства: рождаются Спасителями или становятся, и бывают ли Спасители местечкового масштаба. Ответы - да, становятся, и да, бывают - изложены незамысловато, открытым текстом, чтобы ошибиться было почти невозможно, и в этом философский полет мысли к выводам, заданный в завязке, заканчивает свободную фазу и вступает в контролируемую автором. Чтобы читатель чего другого не навыводил, наверное :)

Цитата:
В белом полуспортивном костюме с кроваво-алой толстовкой, бодрой туристской походкой, ранним утром двадцать четвёртого числа, весеннего месяца апреля на смотровую площадку западного склона Масличной горы вышел проректор Биробиджанской педакадемии Беркович Дмитрий Михайлович.

Эта цитата из "Мастера и Маргариты" применительно к парочке, больше напоминающей Берлиоза и Бездомного, сначала сбивает с толку, позже переводит мысли в плоскость "Пилат ли я дрожащий, или право мессианства имею", но где-то к второй трети текста отбрасывается и забывается вообще как к идее произведения отношения не имеющая.
Может, конечно, так и задумывалось, но композиционно она воспринимается как "идеезадающая" деталь, не рассчитанная на быстрое забвение.

Попаданческая часто слишком гротескна, чтобы читатель по-настоящему начал сопереживать страхам и метаниям героя, а когда ему еще и удается беспрепятственно улизнуть обратно в безопасность привычного мира, то чувствуешь себя обсчитанным :(

Цитата:
Подождав, пока герой зайдёт на платформу, эта босоногая дева-воительница надела свой шлем на голову, взяла меч двумя руками и чудесным грудным голосом затянула нечто ритмически-напевное, скорее всего – гимн передачи меча мессии.


А почему при всем своем заячьем антигероизме Дмитрий не подумал, что его помыли и покормили перед тем, как попросту оттяпать жертвенную голову? Это первое, что пришло на ум мне ;)

Концовка - марафон как символ... чего? Отплаты самому себе за проявленную ранее трусость? Преодоления своего негероического "я"? - непонятен и неубедителен. После марафона, случись ему попасть обратно, он пошел бы на бой? А если нет, так он и раньше не сподобился, и сейчас тоже (или снова) - что изменилось?

Извните, если такой пристрастный разбор коробит - но и тема была заявлена серьезная, хоть и с прибаутками изложенная, и простым стебом и поиском блох, сдается мне, обойтись тут будет неадекватно и невежливо :)

А они (блохи) тут имеются, но это уже совсем другая история ;)

_________________
Я - кошка. Хожу где вздумается, гуляю сама по себе.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: midiКонкурс, работа № 10 "Тест на мессианство"
СообщениеДобавлено: Пн апр 18, 2011 6:34 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17219
Откуда: Хайфа
Блохи есть, но не очень большие. Я даже, наверное, не стану отлавливать - перечитавши без спешки, автор и сам их увидит. pardon
У героя стандартный, вообще-то говоря, "комплекс попаданца": в своей жизни никто и звать никак, зато вот в другом мире я бы - ого-го, развернулся, и вообще оказался бы... неизвестный прынц инкогнито. Ну, кто читал про попаданцев, тот знает, о чем я. Вот и наш герой завздыхал о якобы утраченных великих возможностях. К счастью, здесь, попав в желанный "другой мир", герой сразу и совершенно ясно понимает свою несостоятельность в роли Свершителя Великих Дел, каких бы то ни было. И совершенно разумно сбегает.
Тут, возможно, не помешало бы несколько поменять баланс частей: сократить вступление и усилить действие "там", а то остается ощущение "как, уже всё?"
Выводы Ильи совершенно верные. Может быть, как тут говорилось, слишком открытым текстом; но, честно говоря, я пока не вижу иного варианта. Иногда можно и открытым текстом, и мэтры такое себе иногда позволяют. А по сути - бывает, что к тебе приходят и "радуют" тебя миссией, бывает, что проявляешь инициативу сам, поняв вдруг, что сделать что-то крайне важно (для твоих близких, страны, всего человечества), а кроме тебя, как ни крути - почему-то некому. И тогда будешь выть по поводу чаши сей и ругаться нехорошими словами, но пойдешь до конца и сделаешь всё возможное и невозможное, потому что если отступить - жить потом всё равно не имеет смысла. Но это только в том случае, если ты ощущаешь ответственность за этих людей. А свалившись в чужой мир, оказавшись втянутым в неизвестные и непонятные "разборки"... Ведь он туда полез единственно теорию свою проверять - ну и крутость заодно. Какой мессия может получиться в этом случае, будь он даже сам Чак Норрис? Ему не только нет дела до этих людей - он даже не знает, что происходит и чего от него хотят, то ли тирана погубить, то ли крестовый поход против неверных возглавить. Вот оказался бы он не рефлексирующим "тилихентом", а этаким братком, задним умом крепким, меч в руки - и вывози, кривая, а нам, мессиям, всё по барабану... Представляете, каких дров мог наломать? Так что им там еще здорово повезло.
Это если б, как вариант, герой сбежал - не сумел вернуться, а застрял бы в том мире надолго, узнал бы его, принял бы его жителей, как своих - и вот тогда бы взял тот меч уже сознательно...

А марафон, имхо, слабоват как финал. Понятно, к чему оно и о чем автор хочет сказать, - но это уже переход несколько в другую плоскость.

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: midiКонкурс, работа № 10 "Тест на мессианство"
СообщениеДобавлено: Чт апр 21, 2011 9:25 
Не в сети
Философ
Философ
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Вт сен 22, 2009 6:57
Сообщений: 872
Мне тут первая часть нравитса... ну ещё третья, может быть... вот если бы как-то извернуться и убрать (или переписать) вторую и четвёртую... как-то фэнтазийный кусок показался мне инородным.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: midiКонкурс, работа № 10 "Тест на мессианство"
СообщениеДобавлено: Чт апр 21, 2011 19:05 
Не в сети
Читатель
Читатель
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пт апр 15, 2011 20:32
Сообщений: 9
Хм, ну вот и блошек половить очень полезно бывает: за обрезанных благодарю, и на пассах с Путём Скорби я смотрел. смотрел... даже сократил чуток, да так до конца всё-таки не домучил, про "бин" и "ибн" не соглашусь, по сути это одно и тоже - "сын (такого-то)" я их оба употребляю, но в разных частях (первой и второй), и только в авторской речи.

Но разговор по основаниям, конечно, интересней... давайте пройдёмся т.с. по устоям.
Становятся Спасителями или рождаются? Так ли всё однозначно? Ведь Илья хоть и называется "пророком", по сути обыкновенный человек и его мнение и рассуждения вовсе не претендуют на истину в последней инстанции, тем более, что он и сам отрицает чью либо монополию на истину...

Про цитату из "Мастера". Не знаю для кого как, а для меня основная (но далеко не единственная) идея вставной "Повести о Пилате" - Выбор и Ответственность: выбор из нескольких вариантов поступков и твоя персональная ответственность за этот выбор. И введена эта Булгаковская реплика именно для того, чтобы сразу настроить читателя на эту тональность.
А зацепившись за предание о Золотых воротах я и хотел порассуждать и поисследовать эту тему выбора и ответственности. Причём в разных её вариантах. А вариантов два: человек идёт или не идёт в ворота выбора. Причин не хождения тоже может быть несколько, одну из них я описал в небольшой миниатюрке "Женское счастье" на конкурсе картинок на другом рессурсе: [url=/go?http://forum.fenzin.de/viewtopic.php?t=14391&start=0]Сочинение по картинке[/url]
После прохода же ворот тоже возможны варианты: протагонист, поняв истинный масштаб задачи пытается дать задний ход (первоначальный вариант моего рассказа на местном конкурсе по картинкам) или же, стиснув зубы - постараться выполнить взятую на себя задачу.
У сбежавшего героя тоже есть несколько вариантов дальнейшего поведения: попробовать жить как ни в чём ни бывало; спиться; попытаться снова, только может не кавалерийским наскоком и в меньших масштабах (собственно, рассматриваемая писулька); ну и др.
Если герой не сбежал, у него тоже не всё однозначно (Тут у меня ещё не паханое поле)... Ну, вы понимаете: везде придётся делать выбор и нести за него ответственность.
Я, наверно, пустился в лишнее многословие... возвращаясь к Булгакову: я не видел необходимости повторных на него кивков, хотя... эта цитата не единственная...
В свете же всего наговорённого выше... кажется мне сейчас... что "Тест" без четвёртой части (марафонской) будет выглядеть лучше... третью немного переписать... а?...

Марафон. Питал я иллюзию, что с марафоном всё однозначно... марафон просто проверка себя на прочность, а так же тренировка решительности и настойчивости перед тем, как браться за социально значимые задачи институтского масштаба (обозначенные ещё в части первой)... Как человек, бегавший когда-то эти 42-х километровки, могу вас заверить, что метод очень эффективный. Да вот как-то я упустил из виду, что подавляющее большинство моих читателей не бегает длинные дистанции, ну а я не сумел донесть... В общем-то подойдут и другие трудные вещи, например восхождение на какую либо горную вершину (с опытным товарищем).

Ну вот (как на духу) такие у меня соображения и резоны.

_________________
Умные используют компьютер
для экономии времени, дураки - чтобы его потратить.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: midiКонкурс, работа № 10 "Тест на мессианство"
СообщениеДобавлено: Чт апр 21, 2011 22:24 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17219
Откуда: Хайфа
автор_миди_10 писал(а):
про "бин" и "ибн" не соглашусь, по сути это одно и тоже - "сын (такого-то)"
Да, это одно и то же, но на разных языках. В данном же случае арабский вариант (по отношению к еврею) мне кажется неуместным pardon
автор_миди_10 писал(а):
Становятся Спасителями или рождаются? Так ли всё однозначно?
С моей точки зрения, родиться можно только с предопределенностью к развитию некоторых черт характера и соответствующего взгляда на окружающее (пардон за "многабукаф"). Способность (или склонность), например, близко принимать к сердцу происходящее вокруг. Остальное же - от воспитания и окружения. Это свойство может развиться или быть подавлено, выльется в стремление к действию или в депрессию и пьянство от бессилия, в благополучной стране человек может ограничиться филантропией или чем-то подобным, в экстремальной ситуации - погибнуть в борьбе...
Причем, имхо, это относится и к варианту "становятся или рождаются мессиями/героями/святыми" - и к "становятся или рождаются диктаторами/убийцами и т.д."
автор_миди_10 писал(а):
Выбор и Ответственность: выбор из нескольких вариантов поступков и твоя персональная ответственность за этот выбор.
Разумеется. И всё дальнейшее тоже. С тем лишь уточнением, что, как я уже раньше говорила (и как говорил Ваш герой Илья), выбор вытекает из готовности взять на себя ответственность за ЭТИХ людей и уверенности в том, что ты знаешь, что им, тскть, нужно для счастья. И то - хорошо бы держать в уме Галича: "Я знаю, как надо"... Но хотя бы тебе кажется, что ты знаешь, и ты очень хочешь это сделать. Это невозможно, когда ты только что оказался в незнакомом мире. И даже после того, как герой покрутится там и вроде бы разберется в происходящем, и начнет сочувствовать и преисполнится желания помочь, - можно наломать дров, вспомните хоть "Обитаемый остров", очень хороший пример "Спасителя извне". А когда он только-только оказался там - и его явно подталкивают с кем-то за что-то сражаться? Самое разумное было - убраться.
Лезть же в мессии с единственной целью - доказать самому себе, что ты крутой... упаси нас, господи, от таких "спасителей".

автор_миди_10 писал(а):
марафон просто проверка себя на прочность, а так же тренировка решительности и настойчивости
Это понятно. Но вопрос - зачем. Для будущих подвигов, надо полагать? Но, с моей точки зрения, герой не с той стороны подошел к проблеме, он вот именно "крутость" в себе тренирует: спортивную форму и решительность. Качества полезные, спору нет. Но для мессианства важнее "тренировать" ответственность за других, сострадание другим, сопереживание. Может быть, чем готовить себя к спасению чужого мира, новоявленный спаситель обратил внимание на проблемы мира своего? Пусть не поехал лечить голодающих детей Африки, а хотя бы наладил отношения с собственными детьми, за которых, хоть они и взрослые, он тоже отвечает - и гораздо больше, чем за ожидающих Пупырей Корнишона?..

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: midiКонкурс, работа № 10 "Тест на мессианство"
СообщениеДобавлено: Пт апр 22, 2011 8:06 
Не в сети
Читатель
Читатель
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пт апр 15, 2011 20:32
Сообщений: 9
Заглянул в эл. еврейскую энциклопедию, нашёл кучу имён евреев с ибн: Ибн Верга Шломо (историк); ИБН ДЖАНА́Х Иона (грамматик иврита); ИБН КАММУ́НА Са‘д ибн Мансур (еврейский философ) [url=/go?http://www.eleven.co.il/letter/200]элЕЭ[/url]. Хотя вопрос-то не принципиальный, могу и заменить.

Про Становятся или Рождаются, я скорее Фелине отвечал, на её реплику, что автор всё разложил по полочкам, не оставив читателям свободы манёвра.
Irena писал(а):
Но для мессианства важнее "тренировать" ответственность за других, сострадание другим, сопереживание
Вот кажется мне, что сострадание либо есть, либо нет... тренировать их в столь сознательном возрасте...

Irena писал(а):
Может быть, чем готовить себя к спасению чужого мира, новоявленный спаситель обратил внимание на проблемы мира своего?

А из чего следует, что он готовится вернуться "туда"? Круг ближайших задач определён, он сам же его и очертил: ребята из кружка и студенты. Всем этим он и раньше пытался заниматься (взяточники, бюрократы, Зеленстрой), но не хватило как раз настойчивости и решительности. Я вот после первого марафона (16 лет назад) в городской мэрии одно неплохое мероприятие пробил.
Но, мне бы хотелось узнать, всё-таки, как вам покажется "Тест" без четвёртой части (марафонской), с открытым финалом?

_________________
Умные используют компьютер
для экономии времени, дураки - чтобы его потратить.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: midiКонкурс, работа № 10 "Тест на мессианство"
СообщениеДобавлено: Пт апр 22, 2011 18:53 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17219
Откуда: Хайфа
автор_миди_10 писал(а):
кучу имён евреев с ибн

А, но это испанские. В мусульманской Испании, как и в арабских странах до крестовых походов, народ был достаточно веротерпимый, и к иудеям относились неплохо. Многие из них вели довольно-таки светскую жизнь, были вполне ассимилированы, несмотря на различия в религии, и называли себя на арабский манер.
автор_миди_10 писал(а):
сострадание либо есть, либо нет... тренировать их в столь сознательном возрасте...

Может, я неудачно выразилась... Хотя в принципе, и это можно. Главное, задуматься по-серьезному, обратить внимание на то, на что раньше не обращал.
автор_миди_10 писал(а):
А из чего следует, что он готовится вернуться "туда"? Круг ближайших задач определён, он сам же его и очертил: ребята из кружка и студенты. Всем этим он и раньше пытался заниматься (взяточники, бюрократы, Зеленстрой), но не хватило как раз настойчивости и решительности.
Ну, мне как-то показалось, что он думает о "втором заходе". А если так, как Вы говорите, то все нормально.
Открытый финал... Возможно. В четвертой части марафон становится почти самоцелью, и несколько затушевывается остальное. А может, просто сократить несколько. Вы автор, Вам решать. "Преображенный в день воскресенья" мне как раз понравился.

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: midiКонкурс, работа № 10 "Тест на мессианство"
СообщениеДобавлено: Сб апр 23, 2011 18:53 
Не в сети
Читатель
Читатель
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пт апр 15, 2011 20:32
Сообщений: 9
Irena писал(а):
А если так, как Вы говорите, то все нормально.
Да я-то наговорю... мне интересно, видно ли это из текста читателю? (или только мне).

_________________
Умные используют компьютер
для экономии времени, дураки - чтобы его потратить.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: midiКонкурс, работа № 10 "Тест на мессианство"
СообщениеДобавлено: Сб апр 23, 2011 19:37 
Не в сети
Книжный червь
Книжный червь
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн сен 27, 2010 19:15
Сообщений: 3309
автор_миди_10, гм. Ну да, мне было видно pardon что герой не собирается возвращаться.

_________________
Харизматичные персонажи объективно противными не бывают ©Auguste de Rivera


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: midiКонкурс, работа № 10 "Тест на мессианство"
СообщениеДобавлено: Сб апр 23, 2011 20:22 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17219
Откуда: Хайфа
Я не была уверена в планах героя. Но, может, и упустила чего.

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: midiКонкурс, работа № 10 "Тест на мессианство"
СообщениеДобавлено: Вс апр 24, 2011 12:41 
Не в сети
Читатель
Читатель
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Чт апр 29, 2010 8:58
Сообщений: 32
Откуда: Томск
Ощущение, что части писали разные люди. Язык тяжеловат, я бы проговаривал вслух, прежде, чем зафиксировать.
4 из 5


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: midiКонкурс, работа № 10 "Тест на мессианство"
СообщениеДобавлено: Пн апр 25, 2011 19:09 
Не в сети
Читатель
Читатель
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пт апр 15, 2011 20:32
Сообщений: 9
А какая часть (части) видится предпочтительней? Вы бы какую посоветовали взять за образец?

_________________
Умные используют компьютер
для экономии времени, дураки - чтобы его потратить.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: midiКонкурс, работа № 10 "Тест на мессианство"
СообщениеДобавлено: Пн апр 25, 2011 19:25 
Не в сети
Читатель
Читатель
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Чт апр 29, 2010 8:58
Сообщений: 32
Откуда: Томск
Четвертая. Возможно, вы просто устали плести кружева, потому эта часть мне показалась простой... и убедительной)


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: midiКонкурс, работа № 10 "Тест на мессианство"
СообщениеДобавлено: Пн апр 25, 2011 19:55 
Не в сети
Книжный червь
Книжный червь
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн сен 27, 2010 19:15
Сообщений: 3309
brush А не самое самое начало, нет?

_________________
Харизматичные персонажи объективно противными не бывают ©Auguste de Rivera


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: midiКонкурс, работа № 10 "Тест на мессианство"
СообщениеДобавлено: Пн апр 25, 2011 20:20 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17219
Откуда: Хайфа
petit_sheval, кому что больше нравится pardon

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 44 ]  На страницу 1, 2, 3  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Литературный интернет-клуб Скифы

статистика

Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Template made by DEVPPL Flash Games - Русская поддержка phpBB