Site Logo

Полки книжного червя

 
Текущее время: Вс ноя 19, 2017 4:03

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 31 ]  На страницу 1, 2  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: midiКонкурс, работа № 3 "Время зверя"
СообщениеДобавлено: Вт мар 08, 2011 21:29 
Не в сети
Книжный червь
Книжный червь
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн сен 27, 2010 19:15
Сообщений: 3309
ВРЕМЯ ЗВЕРЯ
Фантастический рассказ
.
.

Доктор философских наук, профессор Присядкин, подобно своим древнегреческим коллегам, любил размышлять на лоне природы. Вот и сейчас он, восседая под раскидистым древом, пытался разрешить (хотя бы для себя) Основной Вопрос Философии.
- Да, да, конечно же, вы правы, - промолвил профессор (никого вблизи не Наблюдалось, и Присядкин мог позволить себе разыграть небольшой спектакль с единственным актером и зрителем в одном лице), - всякая информация нуждается в материальном носителе. Но это есть, всего лишь наш опыт и вовсе не доказано, что таковая не может существовать и сама по себе.
- Бритва Оккама, - коллега, - тотчас же возразил сам себе ученый, подражая голосу ректора. Получилось не очень похоже, но с теми же насмешливыми интонациями.
- Но вероятность самопроизвольного возникновения… - В отличие от ректорского, голос доцента Гвинского воспроизвести удалось почти точно.
- Вы забываете, коллега, о Теории Хаоса, - ответствовал ректор с ехидцей.
На что Гвинский возразил с присущей ему горячностью:
- А кто ее экспериментально доказал, теорию эту? Так, чтоб наверняка? По-моему, множить закономерности не намного лучше, чем сущности.
И тут раздался нахальный визг. Раздвинув густые заросли, на профессора уставились маленькие глазки и розовый пыптык.
- Да, да, - пробормотал Присядкин, моментально выходя из всех ролей, - без необходимости, конечно, не нужно. А так…
С этими словами профессор сунул визжащего поросенка в сумку.
Так в квартире профессора, на восьмом этаже, появилось домашнее животное. Поросенок вел себя как и положено – много ел и быстро увеличивался в размерах, пока не превратился в большого свинтуса.
Однако, спустя некоторое время, начали происходить странные вещи. Так, однажды, Присядкин проснулся среди ночи от громкого визга и хрюка. И не в том была необычайность, что свин вздумал хрюкать глухой ночью, а в том, что при этом он задирал пятак к звездному небу, чего никак не должен был делать. Присядкину впору бы забеспокоится, но, не то профессор был слишком уж поглощен фундаментальными философскими проблемами, не то просто столь беспечен, но не предпринял он ничего.
В другой раз, когда Присядкин задавал скотине корм, обнаружил рядом с корытом сочинения Канта. Профессор обрадовался, как ребенок:
- Ах, вот он где! - Воскликнул он, воздев книгу высоко над головой, - а я его целую неделю ищу, ищу…
Ученый унес книгу, и свин что-то прохрюкал ему вслед.
И вот, однажды, вернувшись с работы, профессор увидел картину разора: дверца шкафа распахнута, содержимое в беспорядке валяется на полу.
Первая мысль была об ограблении. Но, поскольку, кроме как, некоторых редких изданий, взять у Присядкина нечего, а издания эти присутствовали в куче малой книг и конспектов, следующее предположение было совсем другим.
- Вера! - Закричал Присядкин, обалдев от внезапно свалившейся надежды, - Вера, ты вернулась?!
Дверь кабинета отворилась и оттуда, вместо балетной фигурки профессорской супруги, выдвинулся здоровенный кабан.
- Ну что ж вы, Николай Сергеевич, - укоризненно прохрюкал он, - студентов учите философскому отношению к жизни, а сами… Что за глупые сантименты?
Первые несколько секунд Присядкин не мог вымолвить ни слова, лишь открывал и закрывал рот, точно рыба, выброшенная на сушу, когда же снова смог говорить, принялся оправдываться, лепетать что-то растерянно.
Кабан же все наступал:
- И еще, Николай Сергеевич, кажется, вы имеете намерение пустить меня на колбасу, или на отбивные?
- Э-э-э… Ну-у-у…
- Так вот, - продолжал кабан, - я решительно против.
- Ну, - с трудом выговорил Присядкин, - в свете обнаружившихся обстоятельств…
- О колбасе забудьте и думать: вы же не хотите прослыть врагом природы. А газеты вас так распишут… Вы даже вообразить себе не можете, как!
- Да я уже не думаю, не думаю, - Присядкин опустился в кресло, закрыл глаза.
Аутотренинг дал половинчатые результаты: хотя Николай Сергеевич и мог уже рассуждать вполне трезво, без паники, но ни свин, ни свинство никуда не делись.
- А безобразие зачем устроил? - Профессор обвел жестом обстановку, - точно после обыска!
- А это и был, как вы изволили выразиться, обыск. Я герметических знаний искал, - важно ответствовал кабан.
- Ка-кааких? Каких знаний?
- Гер-ме-тических, - самодовольно прохрюкал кабан, - закрытых для непосвященных.
- А ты разве посвященный? - Удивился Присядкин.
- А как же! Я посвящен в тайную доктрину древних Ариев!
Профессор сначала скривился, потом захихикал.
- Древних Ариев! - Воскликнул он презрительно, - а ты знаешь, животное, что значит это слово?
Кабан глубокомысленно хрюкнул.
- Земледелец. Просто-напросто – земледелец. А слова: «ариана вэджа» значит: «возделанная земля».
- А я разве спорю? Вы абсолютно правы, дорогой профессор. Я и постигал учение древних земледельцев, в том числе, науку растений и астрологию.
- Я псих, я псих,- бормотал Присядкин. Привычный мир шатался и готовился
рухнуть.
- Эээ! Профессор, - прохрюкала умная скотина, - это мне уже не нравится. Уж не в солипсизм ли вы решили впасть, или не счесть ли себя психически больным?
Присядкин промямлил что-то в ответ.
- Бросьте, - сказал кабан, - бросьте ваши сомнения. Я реален. Можете меня даже потрогать, если не верите.
Пришлось поверить, ибо в доказательство своего существования свин еще и толкнул профессора рылом, отчего тот с размаху плюхнулся на диван.
- А, вообще, я не столь уж невероятен, - доверительно сообщил он, - мое существование не противоречит основным законам. Например: Сохранения. Усекли, Николай Сергеевич?
Присядкин кивнул.
- Вот и отлично! - Удовлетворенно прохрюкал кабан, - чем мы с вами займемся, Николай Сергеевич, побеседуем о трансцендентностях, или партию в «преферанс»?
- Уж лучше карты, - со вздохом ответил Присядкин.
Присядкин не то чтоб регулярно, однако не так уж редко садился за карточный стол с коллегами по кафедре. Был он весьма неплохим преферансистом. Но нынче ему совсем не везло. Николай Сергеевич проиграл чуть ли не полмешка буряка.
- Мне сегодня везет! - Удовлетворенно похрюкивал кабан, - а вам, дорогой профессор, что-то не очень.
- Да уж, - пробормотал профессор. Он более всего хотел спать. И не удивительно: время-то подходило к трем часам ночи.
- Итак, дорогой профессор, - хряк явно настроился на долгий нравоучительный монолог, - что мы с вами можем извлечь из нашего сегодняшнего эксперимента? - Животное выдержало паузу, - а извлечь мы можем...
.
.

_________________
Харизматичные персонажи объективно противными не бывают ©Auguste de Rivera


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: midiКонкурс, работа № 3 "Время зверя"
СообщениеДобавлено: Вт мар 08, 2011 21:39 
Не в сети
Книжный червь
Книжный червь
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн сен 27, 2010 19:15
Сообщений: 3309
.
Но что там удалось извлечь премудрому свинтусу, Присядкин уже не слышал. Уставший, обескураженный свалившимися на него загадками, он перевернулся на бок и наконец-то задремал.
Николай обнаружил себя в кровати, на мягких взбитых перинах и подушках. Кровать несли под ликующие звуки дудок и грохот барабанов детишки в ярко-зеленых камзолах. Они переговаривались между собой на каком-то незнакомом языке, скорей напоминавшем птичий щебет, нежели человеческую речь. Впрочем, то и были птицы. Яркие пичуги, распевая на все голоса, кружили над ним, садились у изножья, у изголовья, перелетали с места на место. Мало-помалу стали долетать возгласы на родном языке: «Слава великому мудрецу!», - Восторженно возглашали одни, - «Слава спутнице его, создавшей семейный уют и вдохновляющей на свершения могучий разум!», - подхватывали другие.
Солнце напоминало взбеленившийся софит. Оно так ярко било в глаза, что Присядкин не мог как следует разглядеть: что же там, на удаляющемся берегу, кто воздает ему хвалу, какие дворцы воздвигли зодчие до самых небес? Да и кровать уже не несли, но плыла она, покачиваясь на волнах.
- Да здравствует император Николай Третий! - Кричали соотечественники, сперва по отдельности, а потом голоса их слились в единый народный глас:
- Да здравствует император Николай Сергеевич!
- Да здравствует императрица Вера Павловна!
И в самом деле, супруги полулежали рядом, а резной трон медленно плыл в сторону ласково мерцающей вечерней звезды. Хор девушек в длинных расшитых сарафанах распевал шуточно-величальную свадебную песнь:
[c]Олень любвеобильный,
Ветвистые рога,
Ужели, брат, свобода
Тебе не дорога?
По пастбищу скакал ты…[/c]
Постепенно, однако, игривая музыка становилась торжественной. Песенку про оленя заглушили мощные голоса:
[c] Как поднялся наш Присядкин ды на воздуси,
Красно Солнышко ды рассупонилось.
Выходил старик Ромуальдович,
Открываша дверь с грубым поскрипом.
А потом летним днем ды на бревнышке
Все сидел, портянку нюхаша,
В небо глядючи да колдобяся.
И, увидеша там ды профессора,
Всемудрейшего ды Присядкина,
Шизым орликом ширявшего,
И промолвил ды старик Ромуальдович…[/c]
И тут, откуда-то чуть ли не с небес, раздался громоподобный глас ректора:
- Вынуть пробку!
Что-то хлопнуло, пичуги испуганно вспорхнули со своего насеста. Оказывается: ни на кровати плыл Присядкин, ни на каком другом предмете мебели, но сам по себе раскачивался на волнах, надутый до шарообразия. А пробка была в весьма укромном месте – в заду. И она теперь выскочила, выпуская воздух с диким разбойничьим свистом. По мере сдувания, Николай Сергеевич терял плавучесть.
- Спасите! - В отчаяньи закричал он, барахтая руками и ногами, - тону!
- Спасем императора!- Закричали в толпе, - шлюпки на воду!
Но с другого конца им отвечали:
- Долой самодура! Долой тирана! Утопить в нужнике расхитителя народного
добра!
«Я, оказывается, еще и тиран, и расхититель к тому же! – Изумился Присядкин, - когда это успел?»
Птицы над ним кричали все громче, все тревожней. Сторонники уже приближались на двух красных моторках. Но помощь не поспела, - пучина поглотила. Профессор опустился на песчаное дно, шагах в двух-трех от поросшего водорослями камня, на котором восседал большой осьминог.
Он размахивал сварочными электродами, точно дирижерскими палочками и стайка мелких серебристых рыбешек выводила:
«We will, we will rock you!»
Хор у них никак не ладился, и спрут нервничал - менял песнь и начинал заново, опять и опять. Тут, наконец, он заметил Присядкина. Остановил дирижирование, зыркнул одним глазом, не отрывая второго от хористок, раскрыл клюв и пробулькал снова-таки, ректорским голосом:
- Давай, давай, не ленись. Шевели щупалами!
Присядкин попробовал встать на ноги, но ног не оказалось: у него тоже были щупальца. Одно держало позолоченный «паркер», на другом обнаружились командирские часы, а в клюве застрял недокуренный «бычок» – остатки былой надводной жизни. Из-за камня выкатилась водочная бутылка, из которой принялись выползать удивительные существа: они обладали не только множеством щупалец, но и множеством голов. Головы эти раскачивались на гибких шеях и клацали клювами. Ректор жалобно проквакал что-то. Но некто, о пятнадцати головах, поднял к верху щупало, призывая к тишине. Одна из его голов, увенчанная милицейской фуражкой и
позолоченным пенсне, торжественно пробулькала:
- Приступим же, щупатые собратья, к рассмотрению очередного вопроса…
Эдуард Макарыч! – удивился Присядкин (не узнать соседа было трудно, как бы он ни менял оболочку своего воплощения, сколько бы и каких голов и конечностей ни имел).
- Вопрос, почтенные собратья-многоглавцы, конечно же, весьма интересный, - продолжал бывший сосед, - я сказал бы даже, краеугольный вопрос нашей Бульбийской науки. Бульбийцы! Сограждане! Сама, так сказать, гипотеза Бульбля Умба о существовании хордовых, передвигающихся вертикально, на двух конечностях разумных существ не выдерживает, разумеется, сколько-нибудь серьезной научной критики. Ну, во-первых, исходя из работ великого Бульбийского знатока чисел, Беба Квака, масса мозга такого существа с одной-единственной головой составляет около двух сотых общего веса тела. Не забывайте еще, коллеги, что существо это
прямоходящее, так что приходится часть мозговых ресурсов употребить на поддержку вертикального положения. Сколько же тогда остается на разум! Мы тебя спрашиваем, Бульбль Умб?
Присядкин оглянулся в поисках этого самого Бульбля, но Эдуард Макарыч так булькнул на него, что профессор сник.
.
.

_________________
Харизматичные персонажи объективно противными не бывают ©Auguste de Rivera


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: midiКонкурс, работа № 3 "Время зверя"
СообщениеДобавлено: Вт мар 08, 2011 21:40 
Не в сети
Книжный червь
Книжный червь
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн сен 27, 2010 19:15
Сообщений: 3309
.
- Отвечай! - Послышался строгий квак.
Присядкин заквакал о том, что раньше все мы были этими вот двуногими прямоходящими, обходились одной головой и ничего, хватало.
- У меня и сейчас вот одна голова и у Степана Ромуальдовича вот тоже… Упоминание об этом вызвало дружное негодование. Эдуард Макарович Слащемедов заквакал во все пятнадцать ртов, подпрыгивая на щупальцах:
- Ты еще и бравируешь отступничеством своим, Бульбль Умб?! – Грозно осведомился он, - расскажи лучше, за что ты лишился четырнадцати голов своих, жалкий ничтожный поглотитель!
Присядкин не знал, не предполагал даже, но Слащемедов как будто читал по-писаному:
- Первый раз Бульбль Умб и Блем Хлюпль были приговорены именем Бульбийского Закона к отсечению головы за нелепую идею, противоречащую решению Всегалактической Академической Ассоциации Существ Со Щупальцами - ВААССЩе о распространении звуков в неплотных газовых средах. Якобы живущие в атмосфере существа способны таким вот образом общаться…
После этих слов щупатое собрание принялось подпрыгивать, что выражало не то дружное возмущение, не то веселый безудержный смех.
- Звуки! – Квакали то вместе, то врозь головы бывшего дворового сплетника, - в атмосфере! Какая нелепость! Ква-ква-ква!
- Да я… Да и вы тоже, господин Слащемедов, - обратился Присядкин к бывшему соседу, - тоже были раньше такими вот с одной голо…
- Что?! - Угрожающе квакнули сразу пять, или шесть голов, - квакое оскворбление!
Он аж весь пятнами пошел. От злости, наверное.
- Господин Беб Квак! Великий Беб Квак! – Почти в унисон забулькало собрание, - успокойтесь, несравненнейший, ибо у жалкого поглотителя всего одна голова. Много ли ума в ней вместится?
Слащемедов, точнее – Беб Квак задумался над этим вопросом: головы его то расходились веером, то вновь соединялись в центре и о чем-то оживленно беседовали.
- Внимание! – Над головами Беба Квака поднялась одна, - посовещавшись, мы пришли к решению…
- Квакому? Квакому? – Посыпались мелкими бульбочками вопросы.
- Ква! – Последовал ответ, - кваков Первый Бульбийский Закон?
- Возлюби! - Послышалось отовсюду, - возлюби!
- Квово возлюби? – Снова вопросил Беб Квак.
Но все и так было уже ясно: покуда одна его голова произносила речи, остальные, разделившись попарно, зашептали друг другу: «я люблю себя», «я люблю себя», «о, милый мой, милый»…
Продолжалось это самопризнание довольно долго. Когдаж оно стихло и Слащемедов был уже счастлив в любви к самому себе, над этой идиллией вновь воздвиглась увенчанная форменной фуражкой голова:
- Следовательно, исходя из вышесказанного, существо, обладающее всего лишь одной головой, неспособно к любви! Это в высшей степени безнравственное, аморальное создание!
- Беб ква! Беб ква! - Раздалось отовсюду, - таким не место в нашем обществе!
- Отрубить последнюю голову! – Произнес в наступившей тишине приговор
Беб Квак.
Из-за бутылки выполз огромный омар, щелкнули страшные клешни и… И тут он
проснулся.
- Что ж вы, профессор,- укоризненно прохрюкал свинтус, - на лекцию опаздываете. Неужели не стыдно?
Присядкин глянул на часы. Они показывали половину девятого. Даже позавтракать времени не оставалось. Профессор спешно побросал в портфель бумаги, оделся и выбежал из квартиры.
Напрасно он согласился играть. Занятие это затянулось почти до самого утра. Хорошо еще, что хоть играли на интерес. Но голова была тяжеленная. А ведь предстояло читать лекции, принять зачет у одного оболтуса и, самое жуткое - заседание кафедры. Николай Сергеевич уже собрался было звонить начальству, сказать, что, дескать, болен и все такое, но вспомнил вдруг, что сегодня дают зарплату. Потому на работу пошел, влив в себя предварительно четыре чашки крепчайшего кофе. Как он дотерпел до конца дня? Спросите, - Присядкин и сам ничего не ответит. Дотерпел как-то. Он возвращался домой нетвердой походкой и встречные качали укоризненно головами: "Ну надо же!- Шептались они меж собой, - профессор. Уважаемый человек. А как назюзюкался!". Впрочем, Присядкин был так измотан, что не обращал внимания на удивленные взгляды, на сочувствующие згляды. И на осуждающие тоже. Он их просто не замечал. "Спать, - думал он, - дойти, добраться до дивана и спать, спать до следующего полудня. Телефон выдернуть из розетки. Пускай трезвонят..."
- Николай Сергеевич! - Присядкин поднялся до второго этажа, навстречу резко распахнулась дверь и, точно чертик из коробки, выскочил Слащемедов, - а! Понимаю! - Сосед щелкнул себя по шее, - я вас так понимаю, Николай Сергеевич, вы так переживаете!
Присядкин пробурчал что-то в ответ и двинулся дальше. Но разве Слащемедова так просто обойдешь!
- А у меня есть для вас интере-е-е-есные сведения, - почти проблеял Слащемедов, хватая профессора за полу пиджака, - очень нужные для вас.
- Я не интересуюсь сплетнями, - Присядкин рванулся прочь. Но Слащемедов держал так крепко, что ткань затрещала.
- Я дам вам по морде, - пообещал профессор, - если вы сейчас же не оставите мой пиджак.
- А если сведения эти касаются вашей супруги? - С ехидцей отвечал Слащемедов, - ведь вы же из-за нее так нажрались? Прошу пардону.
- Я вам еще раз говорю, - Присядкин поморщился, - сплетни меня не интересуют. Постыдились бы, Эдуард Макарович, - добавил он, уже поднявшись выше, - а то и в самом деле я когда-нибудь набью-таки вам рожу.
Первым делом он залез под душ. Очень нужная процедура после общения с этим господином. Присядкин вымыл голову и уж потом рухнул на диван. И, сразу же, провалился в забытье сна, так что уже не мог сказать точно: на яву ли слышит шум кулера.
Снилось ему, что он сидит в первых рядах, а на сцене Вера со Слащемедовым танцуют па-де-де. Ноги двигались в такт музыке, руки то тянулись навстречу друг другу, то расходились. Это был "новый Пигмалион", спектакль, на котором Присядкин и увидел в первый раз свою жену. Все было точь-в-точь как тогда: разноцветные лучи выхватывали танцующих из темноты, скрипач, потрясая чубом и извиваясь всем телом, извлекал из инструмента, казалось бы, вовсе уж невозможное.
Музыка взлетала в высь. Сосед слева шуршал оберткой. Акт должен скоро закончиться. Вот сейчас прозвучит финальный аккорд, опустится занавес и невысокий человек, похожий на гнома, объявит антракт. Он наткнется на нее в фойе... Но все пошло не так. Похожий на большого черно-белого кузнечика скрипач, вместо того, чтобы играть медленнее, все ускорял и ускорял темп. Взгляд его встретился со взглядом Присядкина. "Уходите, - прочитал Николай по губам, - скорее уходите отсюда. - Я не поспеваю! Не поспеваю! - уже кричал он, - уходите скорее!". Это была уже не музыка, это было гудение. Вера и Слащемедов, сцепившись пальцами, вращались, подобно гигантскому винту.
Это и вправду был винт. Самолет разгонялся и готов был взлететь...
- Уфф! - Присядкин спустил ноги на пол,- приснится же такое!- Пробормотал он и тут понял, что и на самом деле слышит шум кулера. "Неужели я вчера забыл его выключить? - Подумал профессор и тут вспомнил про хряка.
"Мужчина сорока пяти лет, симпатичной наружности, с высшим образованием..." - Присядкин открыл дверь кабинета и увидел эту надпись на мониторе. "...познакомится с доброй..." - набирал хряк букву за буквой. Делать это копытами было затруднительно, и животное тыкало в клавиатуру задним концом карандаша, держа его в зубах. "Умная скотина", - Присядкин усмехнулся.
- Зачем ты это делаешь?
- Ищу вам пару, дорогой профессор, - ответствовал свинтус.
От такой наглости Присядкин едва не взревел. Следы сна улетучились бесследно.
- А что это ты, вдруг, сводничеством занялся, свинья?
- Ну да, - подтвердил Самоучка, - я свинья. Это факт, который мы с вами не можем отрицать. А, что касается моих непосредственных интересов, то они самые прямые. Не буду разъяснять подробно. Вы человек умный и все поймете сами. Скажу лишь, что женитьба на подходящей особе это единственный способ остановить и даже повернуть вспять порчу вашего характера.
- Но я, как ты знаешь, женат... - начал Присядкин.
- Вы про Веру Павловну? - Свин хрюкнул, - ну вы же понимаете, дорогой профессор, что с ней у вас решительно ничего общего.
- Это так, - вынужден был согласиться Присядкин после недолгого размышления. - Но есть же...
- Возможно, - согласился хряк, - только вот существует такой закон: подобное тянется к подобному. Вера Павловна отличная балерина. Этого не отнять. Но понимала она вас, поддержала ли когда-нибудь?
Присядкин попытался вспомнить, но ничего такого не вспоминалось.
"Наверное, - подумал он с тоской, - мы и впрямь настолько разные, что..."
- Ладно, - Присядкин махнул рукой, - оставим эту тему. Давай-ка лучше в "подкидного".
Хряк захохотал. Хохотал он по-свински, громко всхрюкивая и повизгивая.
- Да, - сказал он, наконец отсмеявшись, - видно напрасно я предложил вам карты. Нет, играть мы не будем. Я их съем, наверное. Все съем, и "джокера" тоже.
- Нет, - сказал Присядкин, - играть мы не будем, но и жрать карты я тебе тоже не дам. Лучше...
Однако договорить ему помешал телефонный звонок.
- Колька! - Радостно заорала трубка голосом Сашки Сковородникова, по прозвищу Долбодонт. Похоже, за то время, что однокашники не виделись, он так и остался Долбодонтом, - а то я думаю, правда, или нет, слыхал: Колька наш вумным заделался, детишкам бошки морочит!
- Да так, можно сказать, и есть, - отвечал Присядкин, соображая, чем же встречать гостя. А то, что Долбодонт нагрянет через час-полтора, он не сомневался. - Философию в "Универе" читаю.
- Ага! - Обрадовался Долбодонт, - значит, правда! Это надо отметить, профессорство твое. Сейчас и займемся.
Присядкин принялся торопливо объяснять, что, мол, занят, что, мол, сессия на носу, что надо, мол, зачеты принимать. "Давай, мол, перенесем все на другой день, ну, хотя бы, на ближайшую субботу", но трубка уже затукала. Присядкин ринулся к холодильнику.
.
.

_________________
Харизматичные персонажи объективно противными не бывают ©Auguste de Rivera


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: midiКонкурс, работа № 3 "Время зверя"
СообщениеДобавлено: Вт мар 08, 2011 21:42 
Не в сети
Книжный червь
Книжный червь
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн сен 27, 2010 19:15
Сообщений: 3309
.
Школьный приятель заявился не один, но с семейством, в лице яркой носатой блондинки и двух близнецов предподросткового возраста.
Нашествие, как это всегда случается, было неожиданным. В том смысле, что Присядкин и на стол-то выставить ничего не успел, как в дверь настойчиво забарабанили. Пока старые знакомые обменивались рукопожатиями, тычками и хлопаньями по плечу, блондинка уже оккупировала кухню. Полчаса спустя по квартире поплыл вкусный запах.
- Ну что, - подмигнул Долбодонт, - ты хозяин. Приглашай к столу.
Вкусная пища может располагать к двум вещам: либо к молчанию, либо же, напротив, - долгим разговорам. Именно это и случилось. Темы плавно перетекали одна в другую и, в конце концов, добрались до всяческих таинственных вещей. Мадам Сковородникова рассказала о неком гипнотизере, открывшем бизнес: "Закажи себе сон". Тотчас же возникли Фрейд, сонники и разговор вырулило в полную мистику.
- Сны, говорите? - Произнес Присядкин. Выпито было уже достаточно, чтобы
развязать язык, - вот тут мне давеча такое приснилось...
- Ой! - мадам Сковородникова захлопала в ладоши, - расскажите! Обожаю сны! -
Прошептала она, закатив большие глаза.
"Вот дура-то! - Подумал Присядкин, - настоящая блондинка!"
- Сонечка у меня психолог, - шепнул Сковородников на ухо, - диссертацию пишет...
- Вы правда пишете диссертацию? - Присядкин с интересом оглядел приятельскую половину, - и о чем же?
- Нет, - засмеялась дама, - будем отвечать на вопросы в порядке очереди. Ваш рассказ первый, мой второй.
Присядкин рассказал свой сон, там, где эти, многоголовые, со щупальцами. Повествование это вызвало у дамы задумчивость, у мужа ее - усмешку, у пацанов - дикий восторг.
- Слышь, - толкнул один другого локтем в бок, - щупальца! - Он выставил вперед кисти, зашевелил пальцами, - таииится в глубинах кошмарный кальмар... - снизив голос насколько возможно, завыло дитя.
- Пучины жестокий владыыыка! - Подхватил братец.
Первый задумался на минуту, а, затем, выдал:
- "Изольда" ушла в полуночный туман -
И вздрогнула бухта от крика!
- Артур! Роланд! - Мадам Сковородникова нервно застучала костяшкой пальца по
столу, - прекратите!
- Ну, мам! - Хором возмутились носители рыцарских имен, - ты же сама говорила...
- Прекратите, я вам сказала! Вы не обращайте внимания, - обратилась она к Присядкину, - понимаете, я стараюсь их развивать, но это, зачастую, приводит к лишним хлопотам...
- Ничего, - Отвечал Присядкин рассеянно, - пускай. Мне все равно.
- Колька! - Чуть ли не криком зашептал ему на ухо Сковородников, - если мы сейчас спешно не покинем эту квартиру, здесь будет кошачий концерт!
- Это стихийное бедствие! - Объяснила дама, - нет, я вовсе не против, но…
- Но, - Сковородников решительно поднялся, - мы этого не допустим. Потому, сейчас же, собираемся и едем в "Жабки".
- Роланд! Артур! - Командирским голосом произнесла мадам Сковородникова, - бегом к машине. Принести тару, упаковать продукты...
- Не надо, - сказал Присядкин, - пускай все остается как есть. Если едем, то прямо сейчас. Немедленно.
- Но оно же все пропадет! - Запротестовала женщина.
- Не пропадет, - заверил Присядкин, вспомнив про хряка.
Когда темно-синяя, видавшая виды "девятка" выбралась из города, Солнце уже касалось горизонта нижним краем диска. В открытое окно ворвались ароматы степи. Ветер стих. Постепенно на всех нашло благостное состояние духа. Сковородников снизил скорость, и машина теперь едва тащилась по неровному грунту.
- Нам далеко?
- Часам к трем доедем, - махнула рукой мадам Сковородникова, - это если ехать
быстро. Или к утру, часам к семи.
- Быстрее не всегда короче, - Долбодонт осклабился во все зубы, - понимать должен: философ же!
Сперва Присядкин хотел было требовать, чтобы его высадили. Но позади остались уже и автовокзал, и стадион, и Мариупольская развилка, и, вот уж и городская черта. Почему профессор так и не попросил остановить машину? А черт его знает! Может быть, он так глубоко задумался над фундаментальными философскими вопросами, что, просто-напросто, пропустил все остановки? А, может быть, он бежал из своего привычного окружения, чтобы забыть, чтобы ничего не напоминало о сбежавшей супруге? Но самым вероятным ответом будет: профессору до чертиков все надоело. "А, ведь, я прогуливаю лекции! - Почему-то от этой мысли Николай Сергеевич развеселился, - профессор-прогульщик! - Он мысленно повторил это
словосочетание, - что-то есть..."
- Слышишь, парень, - обратился он к одному из близнецов, - как тебя звать?
- Артур.
"Ага!- Подумал Присядкин, - значит, Роланд это тот, который справа, наушники воткнул... - он повернул голову вправо, - нет, они же абсолютно одинаковые!"
- А скажи мне, Артур, питомец великого Мерлина, ты уроки прогуливаешь?
Отрок мотнул головой.
- А я вот прогуливаю, - сообщил он по секрету, - наверное потому, что как ты никогда не делал этого в детстве.
- Чему вы учите ребенка?! - Возмутилась мадам Сковородникова, - Артур! Артур!
Не слушай его! Дядя просто пьяный.
Артур внимательно посмотрел на соседа:
- Не-а! Он философ!
- А это почти одно и то же! - Сказал, не оборачиваясь, глава семейства.
- Так что там за "Жабки" такие? - спросил Присядкин, нарушив молчание.
Уже часа два они ехали не проронив ни слова: Сковородников был поглощен ночной дорогой, супруга уткнулась в книгу, дети спали, - никогда не слышал.
- О! - Воскликнул бывший сосед по парте, - это такое замечательно местечко! Сам увидишь. Я бы сам там поселился, - добавил он мечтательно, - еслиб не эта дурацкая работа.
- А что там за... - Начал было Присядкин, но внезапно в уши ударил оглушительный вой. Это длилось мгновенье. А потом наступила тишина.
Двигатель заглох. Даже механические часы - подарок Базельских коллег, и те остановились.
- Что за черт?! - Сковородников принялся дергать рычаги, жать педали, - движка
как нету!
Он вылез из машины - поглядеть, что случилось. Присядкин последовал за ним. В двигателях он не понимал ничего, потому и разглядывал звездное небо, глазел по сторонам. Природа была равна сама себе: слева от дороги, в заросшем камышом водоеме, отражался серпик Луны, лягушки распевали серенады. И, вдруг, все резко переменилось - амфибии смолкли, точно по команде, точно звук выключили. Как и откуда появился этот предмет? - Присядкин сказать точно не может. Он помнит лишь, что он светился, сам ничего не освещая, что был он похож на большую медузу: состоящий как бы из ячеек купол, темный морщинистый обод под ним и длинные, ребристые, с похожими на дно битой бутылки присосками щупальца. Чудовище приближалось. Щупальца совершали хватательные движения. Присядкин онемел от ужаса. Женщина завизжала...
И тут, из кустов боярышника, со скоростью выпущенной из лука стрелы, выскочила большая свинья. Ее таранный удар пришелся в обод медузы. Это на мгновенье отвлекло ее от избранных жертв. Первым оклемался Артур, а, может, и Роланд:
- Бежим! - Закричал он, - бежим скорее!
Дальнейшего Присядкин уже достоверно не помнит. Кажется, он видел битву, слышал таранные удары рыла, жестких щупалец, клацанье страшного клюва. Но, вполне возможно, ему это только почудилось. Он очнулся. Над головой белая, в сиреневый цветочек, крыша Сковородниковской машины.
- Оторвались, - Сковородников вытер пот, - кажется, оторвались. Спасибо сигнализация сработала! А то бы свалилось без предупреждения...
- Пап, ты скажи спасибо Самоучке! Как он его здорово уделал! Теперь не скоро сунется!
Присядкин встрепенулся:
- Какой еще самоучка? - Спросил он, но ответ уже знал. И правда: свин тут же подал о себе известие победным хрюком.
- Здорово! - Один близнец толкнул другого, - видал? А скажите, - обратился он к Самоучке, - вы настоящий боевой свинтус?
Хряк печально вздохнул:
- Увы, юноша, я не был учеником мастера Пига Мильйона. Я всего лишь бедный поросенок, подобранный добрейшим профессором. Я учился у него всему: философии и практике Уй-Ди, под его мудрым наставничеством постигал герметические учения, - вдохновенно врало животное.
Присядкин открывал было рот - остановить беззастенчивую брехню, но Самоучка разглагольствовал о нем, как об учителе, мудреце и рот закрывался.
- А все-таки жаль, что "Шабсу" закрыли, - сказал Сковородников, - орлы-то, они что, они, хоть и молодцы, а все же птицы. Куда им с брокерами тягаться? - Он нажал сцепление, - мы слишком быстро доехали. Теперь уж нечего тянуть. Минут через двадцать будем на месте.
.
.

_________________
Харизматичные персонажи объективно противными не бывают ©Auguste de Rivera


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: midiКонкурс, работа № 3 "Время зверя"
СообщениеДобавлено: Вт мар 08, 2011 21:43 
Не в сети
Книжный червь
Книжный червь
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн сен 27, 2010 19:15
Сообщений: 3309
.
И, в самом деле, вскоре свет фар выхватил из мрака решетчатый забор и выкрашенные в ярко-зеленый цвет ворота. Сковородников остановил машину прямо
перед ними и несколько раз просигналил.
- Чего надо? - Приоткрылась калитка и оттуда высунулась заспанная рожа, -
ночь на дворе!
- Прибыл боевой свинтус со своим учителем! - Самоучка высунул пятак в окошко, - отворяй, не мешкай!
- А! - Ворота заскрипели и открылись настежь, - так бы сразу и говорили. А
то гляжу: вроде жениха везут...
- Тут женихов нет, - Сковородников выбрался из машины, - ну вот, - сказал он спутникам, - мы приехали. Дальше ножками.
- Сан Палыч, - спохватился привратник, - ты завтра ко мне заскочишь? А то снова барахлит, заррраза! Как браузер запускаю, так и амба.
- Ладно, - ответил Сковородников рассеянно, - завтра гляну. Вот, - он достал из
внутреннего кармана маленькую плоскую коробочку, - держи.
Присядкин не знал, не представлял ни размеров населенного пункта, ни места его расположения. Сопровождаемый семейством Сковородниковых, он шел по сырой от недавнего дождя дороге. Под ногами хрустел песок, а окна домов по обеим сторонам клали широкие полосы света. В конце концов они остановились перед дверью с надписью "Барсучья норка". Мадам Сковородникова отперла ее ключом, нашарила выключатель. Присядкин увидел обширный холл, пальму в центре и люстру под потолком. Лестница с деревянными перилами вела наверх. Артур с Роландом сбросили обувь и полезли на древо.
- Ну вот мы и приехали. Располагайся, - сказал он Присядкину, все еще торчащему под пальмой, - сейчас все номера свободны.
Подушка пахла чабрецом, а в открытое по поводу жары окно были видны звезды. Присядкин долго ворочался, все размышлял: правильно ли он поступил, сбежав из Университета? По всему выходило, что неправильно.
Однако, здесь было так хорошо, что профессор подумал: "пошлю-ка я всю эту философию куда подальше!" и уснул сном человека честно исполнившего свой долг.
Присядкин проснулся на рассвете. Он бы наверняка продрых бы и до полудня, но сосед оказался слишком шумным. Неизвестно, то ли он приехал ни свет, ни заря, то ли просто до сих пор никак себя не проявлял. Теперь он сидел на кровати у противоположной стены и громко болтал по мобильнику.
- Заглотов, - представился он, когда разговор закончился, и взгляд его упал на трущего глаза Присядкина.
Присядкин, в свою очередь, представился и спросил:
- Однофамилец?
- Нет! Я самый! - Заглотов, словно самец гориллы, постучал себя кулаками, - неужели вы меня не узнали?
- Ну как вам сказать? - Присядкин замялся, - с вашим состоянием... И, вдруг, какая-то "Барсучья норка"!
- Ну, - Заглотов сверкнул двумя рядами золотых зубов, - у богатых людей свои причуды. Об этом и в гламурных журналах пишут.
- Я не читаю гламурных журналов, - сказал Присядкин.
- В самом деле? - Удивился Заглотов, - да что вы говорите? А, впрочем, это и к лучшему.
В дверь постучали, и она отворилась. Появилась девица в белом халате и шапочке. "Это что? - Удивился Присядкин, - мы в больнице, что ли? Или в санатории?"
- Николай Сергеевич, Порфирий Сысоевич, - она заглянула в книжечку, - это вам, - Заглотову был вручен предмет, похожий на градусник. Только то, что вместо ртути, было ярко-фиолетового цвета. Присядкину же достался листок глянцевой бумажки.
- Это и вправду нужно? - Заглотов вертел "градусник" в руках.
- Надо, - девица улыбнулась, - нет, не под мышку. Просто держите в руке.
- А это что?
- А это билет, - девица снова улыбнулась, - на танцы.
- Танцы? - Удивился Присядкин, - зачем танцы? К чему?
- Вам это нужно. Для здоровья и всего прочего.
Присядкин скептически осмотрел девушку с ног до головы. Халат был ей явно не по размеру. Пуговицы грозили разлететься под напором телес.
"Да, - подумал Присядкин, - танцы! Сама небось целыми днями на диване лежит, пирожные кушает..."
- Берите, берите, Николай Сергеевич. У нас музыка. Клавесин...
- Я не танцую, - ответил Присядкин, - и знаете, мне кажется, что это вам необходимо побольше двигаться.
- А вы приходите сегодня вечером. Я еще вас перепляшу.
- Хватит? - Подал голос Заглотов, - уже пять минут прошло.
- Давайте, - девица посмотрела на прибор и нахмурилась.
- Что, - Заглотов дернул ее за полу халата, - мало, или много?
- Много. Очень много, Порфирий Сысоевич. Ну да ничего, у нас вы придете в норму.
- Но ведь я же бизнесмен! - Запротестовал Заглотов, - Что же со мной будет?
- Я думаю, все будет в порядке.
Заглотов однако не унимался. Что-то его сильно встревожило. Он что-то хотел доказать.
- Вы сказали, что перепляшете профессора? А мне билет дадите? Меня не попробуете перетанцевать?
- Вас? Да это проще простого.
- А давайте пари? - Предложил бизнесмен, - на триста пуксов.
- Пари? - Растерялась девица.
- А у вас что, нет таких денег? - Заглотов усмехнулся, - ну ладно, на стольник?
- Ну как хотите, - девица пожала полными плечами, - но вы же проиграете. Может потом, когда курс пройдете?
Но Заглотов желал держать пари здесь и сейчас. Толстушка немного попротестовала и в конце концов согласилась. Присядкин разбил руки.
- А мне можно? - Он кивнул на "градусник", - померять?
- Пожалуйста. Держите в руке... Так, ну у вас все в норме, - девушка улыбнулась и направилась к выходу.
- Погодите, - спросил Присядкин, - а что вы измеряли?
Но толстый задок уже скрылся в дверном проеме.
- И что вы обо всем этом скажете? - Спросил Заглотов после некоторой паузы. Он облизывался, точно кот на сметану.
- Вы о чем?
- Как это "о чем"? Ну и тупые же вы, ученые! О танцах, о чем же еще? Я выиграю, как думаете?
- Эээ... - Замялся Присядкин. Он не мог представить, кто же победит: Заглотов был поджар, но уже в весьма пожилом возрасте, а эти толстые девицы... Он вдруг вспомнил сокурсницу, всеми своими стопятнадцатью килограммами лихо отплясывавшую "твист" и сильно засомневался. Пожалуй, шансы равны.
- Я выиграю, - сказал Заглотов, - и у нее не будет чем расплатитьтся. И тогда, - лицо его снова приняло мечтательное выражение, - возьму натурой.
"Ну и тип!" - Подумал Присядкин, - поселили соседа, называется! Что там говорил Сковородников? Все номера свободны? Но то было вчера. Ничего, будем надеяться, гостей мало. Попрошусь куда-нибудь переселиться..."
- Вы, наверное подумали, - прервал размышления Заглотов, - что я аморальный человек, да?
- Ну... - Присядкин замялся, - вообще-то...
- Вы не понимаете! Я же себя лет на тридцать моложе почувствовал! Вы не подумайте, я же не насильник. Все будет по обоюдному согласию.
- За сто пуксов?
- Я не откажусь, если даром, - Заглотов осклабился, - но такое в нынешнее время столь редко...
- Ладно, - Присядкин махнул рукой, - какое мне, в конце концов, дело до вашей морали?
- Это верно! - Заглотов извлек откуда-то бутылку, - вы мне симпатичны, профессор. Давайте-ка выпьем на брудершафт!
Давно, очень давно Присядкину не доводилось так наклюкаться. Было все: и интеллектуальная, без тормозов, беседа о животрепещущих материях, и "ты меня увважаешь", и ссора, и мордобой, и пьяные слезы примирения. А, если учесть, что стояла жаркая погода, что профессор и бизнесмен пили с утра и натощак, легко представить последствия. Неизвестно, как там Заглотов, но Присядкин даже не помнит, когда именно отрубился. Кажется, когда вспоминали школьные годы. Но он ли вспоминал, или собутыльник? - Присядкин проснулся с раскалывающейся от боли башкой и увидел низкий железный потолок. "Я все еще сплю",- тяжелым несмазанным маховиком провернулась мысль. Но тут на него обрушилась холодная, пахнущая ржавчиной вода и Присядкин проснулся окончательно.
- Очухался, кааазёл! - Протянул кто-то невидимый. Присядкин хотел было обернуться, но обнаружил, что руки и ноги пристегнуты ремнями, - да не дергайся, не дергайся. Шеф, - голос понизился едва ли не до шепота, - вот он, весь в вашем распоряжении.
- Хорошо, - отвечал кто-то, показавшийся Присядкину смутно знакомым: эхо искажало звуки, - приведите-ка его в вертикальное положение.
Что-то зажужжало, и доска, к которой был прикреплен Присядкин, начала медленно изгибаться и подниматься. Теперь Присядкин сидел в неком подобии жесткого кресла с высокой спинкой и чувствовал бы себя почти комфортно. Перед ним в вальяжных позах сидели трое. Те, что по краям, были со скошенными назад низкими лбами, сплющенными носами и голыми мускулистыми ручищами. Средний был тщедушен и одет в дорогой костюм.
- Что вы от меня хотите? - Дрожа от страха спросил Присядкин, - я вам ничего не сделал.
Человек в дорогом костюме поднял голову:
- Ты уж извини меня, Коля, - сказал Заглотов, - но я не могу терять прибыль. Мальчики, конечно, немножко перестарались. Ты уж извини их.
- Я ничего не понимаю, - Присядкину попеременно казалось, что он то спит,
то бодрствует, - какая прибыль?
- Да брось прикидываться. Я все знаю.
.
.

_________________
Харизматичные персонажи объективно противными не бывают ©Auguste de Rivera


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: midiКонкурс, работа № 3 "Время зверя"
СообщениеДобавлено: Вт мар 08, 2011 21:50 
Не в сети
Книжный червь
Книжный червь
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн сен 27, 2010 19:15
Сообщений: 3309
.
Он сделал знак рукой, и перед Присядкиным лег мобильник. Экран показывал его, Николая Присядкина, и какого-то типа в темных очках. Между ними происходил разговор: "- Но, ведь, это же очень дорого!"- Возмущался очкастый. "- Я с вами согласен,- отвечал Присядкин,- потому и предлагаю свои. Они ничуть не хуже. Но всего за..."
Мордоворот захлопнул телефон.
- Ну что?
Присядкин теперь не понимал больше, чем в начале. Он точно помнит, что ни каких торговых сделок ни с субъектом в темных очках, ни с кем другим не совершал. Но и то, что мобильник показал именно его, сомневаться не приходилось.
- Ну, - Заглотов сложил руки на груди, - что ты теперь скажешь, интеллигент вшивый? Со мной вздумал тягаться?
- Уверяю, - содрогаясь от страха, отвечал Присядкин, - здесь какая-то ошибка. Может... может быть, это просто очень похожий на меня человек?
Тогда запись была проиграна дальше. Теперь сомнений не оставалось: его дважды назвали Николаем Сергеевичем. Присядкин совсем сник и ждал своей участи. А что ему было делать? Он и сути-то не знал.
- Ну так как, - снова заговорил Заглотов, - будем договариваться по-хорошему?
Присядкин несколько раз энергично кивнул.
- Вот видите, - обернулся Заглотов ко своим громилам, - я всегда говорил:
убеждение. Убеждение сильней всего.
- Я согласен, - сказал Присядкин, - согласен уступить. Вот только в чем? Я никогда не мешал ни чьему бизнесу. Кто этот человек в темных очках?
- Ну какой артист! - Заглотов обернулся к амбалу слева, - так и хочется поверить. Правда, Вадик?
Вадик подобострастно оскалился.
- Но не верю! - Заглотов обескураженно развел руками, - что могу сказать, дорогой мой Николаша, могу повторить слова незабвенного Константин Сергеича Станиславского: "не верю!"
Мордовороты захихикали.
- Что делать? - Продолжал Заглотов с невиннейшей улыбкой, - придется немного порепетировать. Сцена готова. Теперь нужен реквизит. Мальчики, приступайте.
Вадик и второй громила, имени которого никто так и не назвал, одновременно вскочили со своих мест и исчезли из поля зрения Присядкина.
А с полминуты спустя Николай Сергеевич услышал у себя за спиной лязг и позвякивание...
- Помогите! - Истошно заорал Присядкин. От страха он забыл, что в таких случаях надо кричать: "пожар!", - убивают! Спасите!
- Не надо нарушать чистоту жанра, - Заглотов снова мило улыбнулся, - ну так ты заплатишь бабки?
- Сколько? - Дрожащим голосом спросил Присядкин. От ответа он едва сознание не потерял. Он бы его точно потерял, но тут раздался напоминающий раскат грома мощный удар. Не удивительно, ибо били в стену из листового железа. Несколько раз - и сталь отошла, точно бумага. В образовавшийся проем ворвался человек с деревянным мечом, верхом на огромной свинье. Он огрел своим оружием одного и второго мордоворотов, а Заглотову просто дал по морде.
- Все в порядке, - он сорвал маску и обернулся назад, - этих субчиков можно вязать.
До "Барсучьей норки" Присядкин доехал верхом на Самоучке. Впереди, конвоируя арестованных, шествовали его спасители.
- Коля! Живой! - Сковородников, дежуривший у входа, увидел эскорт и бросился
к нему, - все в порядке?
- Практически, - отвечал Присядкин. За довольно долгий путь он успел прийти в себя, - так, пара синяков...
- Спасибо, Давид,- Сковородников пожал руку тому, кто первым ворвался в ангар, - как тебе новый свинтус?
- Замечательно! Мы хорошо сработались. Спасибо профессору. Как я мог после такого свинтуса его не выручить?
К этому Давиду Присядкин испытывал уважение большее, чем к библейскому: тот свалил только одного Голиафа, а этот целых двух. Ну и, конечно же, профессор гордился Самоучкой. Хоть сам он и не сделал ничего для его образования, но такова уж человеческая психология.
- Едем к деду Фоме, - сказал Сковородников, - Давид туда сестричку вызовет.
Она тебя быстро исцелит.
Дед Фома оказался бодрым стариканом, похожим на лешего-пенсионера. На столе стояла миска с ухой, пироги и горшок сметаны. Хозяин дома усадил Присядкина за стол, отворил дверь в глубь жилища:
- Анфиска! - Позвал он, - хватит реветь. Нашелся твой профессор!
Перед Присядкиным предстала давешняя медсестричка. Она оказалась вовсе не блондинкой, как думал Николай Сергеевич, но имела темно-каштановые, волнами спускающимися по плечам волосы. Глаза ее были красные.
- Здравствуйте, - Присядкин подвинул девушке табурет, - вот вас, оказывается, как зовут: Анфиса, Анфиса. Красивое имя!
- Я так за вас переживала, Николай Сергеевич! Когда вы не пришли на площадку... Ну зачем вы с утра пили алкоголь?
Присядкин объяснил ситуацию.
- Заглотов - тоже наш пациент, - сказала Анфиса, - очень тяжелый случай.
- Так он у вас от этого (Присядкин щелкнул себя по горлу) лечится?
- Нет, - ответила Анфиса, - от жадности.
- В самом деле? - Присядкин оглядел присутствующих, пытаясь прочесть на их лицах признаки шутки. Но таковых не наблюдалось, - если бы от этого можно было лечить...
- Ну, в разумных пределах, свойство сие бывает весьма пользительно, - сказал дед Фома, - но вот когда такой перебор...
- Да, - согласился Присядкин, - наверное вы правы. Насчет ненормальности, я имею в виду. Но как вам удалось Заглотова сюда сманить? Он-то себя считает нормальным. Наоборот, всех прочих лохами.
- А он сам к нам пришел. Просился... Что-то там у него не ладится... Сбежали от него все, так, вроде бы. Вот и стал ходить наш бизнесмен сперва по психоаналитикам, затем, по всяким целителям, из которых одни оказались бессильны помочь, другие просто жуликами. Он и к Анфиске пришел как к обычному экстрасенсу. Но она профессионал. Сразу все и определила, без всяких метафор. Правда, внучка?
- Угу, - кивнула та с набитым ртом.
- Кстати, - продолжил дед Фома, - вчера меряла. Сколько было?
- Пять и четыре десятых, - ответила девушка.
- Ого! - Воскликнул старик, - ни фига себе! Норма от ноль ста двадцати семи до одной жабы,- пояснил он гостю.
Присядкин хотел было спросить: "а сколько же у меня?", но, так как, был человеком довольно мнительным, передумал. Он поглощал горячую ароматную уху и размышлял: "а что же со мной не так, если меня привезли сюда. Надо будет у Сашки прямо спросить, - решил он, - надо же, как похоже сложилось у меня и у этого жлоба: и от меня Вера сбежала, и от него тоже..."
Его слегка толкнули, выведя из самосозерцательной отключки от внешнего мира.
- Так что скажешь, Николай, - обратился к нему дед Фома, - статья-то сохранилась? Ну хоть черновик? Ну хоть на дискете какой-нибудь размагниченной? Мы восстановим.
- Простите, Фома... Как вас по батюшке?
- Матвеевич.
- Фома Матвеевич, о какой статье вы говорите? Я их написал столько...
Сам уже все не помню.
- Да я сам уже точно не помню названия, - сказал старик, - года два-три назад это вышло. В одном журнале, к философии, вроде бы, никакого отношения. Там что-то про инквизицию и все такое... Я только слышал. Хотел сам почитать, так номер, таинственным образом, исчез. Будто и не было.
Присядкин попытался вспомнить. Не сразу, но ему это удалось.
- Да, припоминаю, писал что-то о тонких воздействиях на психику. Но это не статья была, это был фантастический рассказ. Попытка рассказа... Даже не рассказа, будет правильно сказать, а такой шутки, такого вольного эссе, что ли.
- А вот брокеры отнеслись к этой твоей шутке очень серьезно. Настоящую охоту устроили. Однажды, даже, кажется, без маскировки. Сашка рассказывал.
- При чем здесь брокеры?! И бизнесмен этот... Я к этим делам вообще никакого касательства не имею.
- Потом, - ответил дед Фома, - потом все поймешь. А брокеры эти - вовсе не брокеры.
После трапезы приступили к лечебному сеансу. Анфиса увела его в дальнюю комнату, усадила в низкое плетеное кресло. Присядкин думал, что сейчас начнется сеанс психотерапии, что она будет его гипнотизировать, что-то внушать. Но ничего такого не было. Она просто водила руками на некотором расстоянии от сидящего, они разговаривали о самых разных вещах. Он, например, почему-то, вспомнил, как когда-то, на спор, выиграл большой альбом Дали.
- Двести цветных и уже не помню, сколько черно-белых, - рассказывал Присядкин, - я, когда уже спустя много лет побывал в Испании, видел их. В альбоме все оттенки переданы очень точно.
- Во что же вы играли?
- В шахматы, как ни странно. Был один тип. Очень задавался, гроссмейстера из себя корчил. Ну я тогда сам играл неплохо... Потом, правда, альбом тот сам проиграл. Уже в покер. Дурак был...
- А я вот не игрок, - сказала девушка, - не привлекают меня ни карты, ни рулетка, ни умные игры, вроде шахмат. Ко всему этому я совершенно равнодушна. Но от трех вещей мне трудно, порой невозможно удержаться: потанцевать под хорошую музыку, почитать интересную книжку и, наконец, вкусно и плотно покушать.
"Ну последнее по тебе и так видно",- подумал Присядкин. Он представил ее танцующей в голом виде и рассмеялся.
- На сегодня сеанс окончен, - сквозь безудержный хохот сказала толстушка. Обладала ли она телепатией, или же просто ее было легко рассмешить? - Присядкин решил не задумываться.
Он возвратился в "Барсучью норку", кинулся в ванную, глянул на себя в зеркало. Синяков не было. И Заглотова тоже в номере не наблюдалось.
Присядкин облегченно вздохнул, снял наугад с полки книгу и стал читать. Это оказалась книга о животных. Зоологией Присядкин никогда не интересовался, но написано было занимательно, и он не мог оторваться. И когда дошел до повествования о морских выдрах, то вдруг вспомнил то свое сочинение. Оно называлось: "Регрессоры".
Как-то ему пришла в изрядно подуставшую голову мысль, что весьма странно и нелогично развивается Человечество. Всякое благотворное начинание рано или поздно превращается в кошмар. Учение: "возлюби ближнего" обернулось религиозными войнами, сожжениями еритиков и невежеством, Идея социальной справедливости - тюрьмами, лагерями и, опять-таки, всеобщим оглуплением, а ученые, инженеры и прочие умельцы чего бы ни открыли, чего бы не изобрели - прежде всего получается оружие. Применение на благо – уже потом, если военные позволят. Если бы Присядкин был традиционно верующим, объяснял бы все это Первородным грехом, мол, платим за грехи предков своих. Но Николай Сергеевич ни к какой определенной конфессии не принадлежал, да и вообще, сказать по правде, был скорей агностиком. Вот и подумалось ему однажды: "а не воздействует ли на нас некий иной, враждебный разум? Ну, например, путем резонансного воздействия, усиливает негативные свойства характера; зависть, жадность, перехлестывающий разумные пределы эгоизм и все такое прочее?" Конечно, Присядкин понимал, что серьезные люди такую гипотезу не воспримут. Да и мистер Оккам со своей бритвой маячил за спиной. Потому он и написал не статью, но вольное творением- эссе, плавно перетекающее в рассказ и обратно. Он так и не решился никому ее показать. Только Гвинскому. Тот прочел, сложил отпечатанные на стареньком принтере листки и сказал тоном доброго психиатра:
- Не знаю, что и сказать. Все это очень мрачно. Безнадега во всем этом. Ну да, понятно: от тебя же Гусева сбежала, поэтому и депресняк.
Присядкин криво усмехнулся:
- Наверно ты прав, Дима, - сказал он, - мне и в самом деле очень сейчас хреново.
- Ну надо же с этим что-то делать! - Гвинский хлопнул ладонью по столу, - я вижу несколько вариантов: первый - сходить к психологу.
- Ну а второй?
Клин клином вышибают. Слышал про такое? Найди себе хорошую женщину, девушку, добрую, не истеричную, чтобы создавала уют в доме.
- Гм, - Присядкин снова криво усмехнулся, - только два способа?
- Есть и третий - работа. Загрузить себя работой, чтобы уже ни до чего. Кстати, есть такой анекдот...
Присядкин выбрал третий способ. На кафедре, конечно же, этому очень обрадовались. Да и понятно: с образованием как дела обстоят – сами знаете, преподы все больше не учат, а бабло зашибают и, потому, ушедший в историю трудовой энтузиазм одного из них спасал университет, отдалял его полное закрытие. Не он один, конечно. Поговаривали, что химики тоже у себя там что-то изучают, что-то синтезируют, что на филфаке собираются какие-то люди. Но то были слухи никем еще не проверенные. А Присядкина избрали в профессора, прибавили стольник к зарплате и хотели было еще и заведование кафедрой навесить, но Николай Сергеевич смог отмазаться. Ему и впрямь становилось легче. Немного. Душа, или что там есть, хоть и ныла, но уже не так. Присядкин даже надежду стал в себе взращивать, слабенькую-слабенькую...
.
.

_________________
Харизматичные персонажи объективно противными не бывают ©Auguste de Rivera


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: midiКонкурс, работа № 3 "Время зверя"
СообщениеДобавлено: Вт мар 08, 2011 22:00 
Не в сети
Книжный червь
Книжный червь
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн сен 27, 2010 19:15
Сообщений: 3309
.
"Жабки" оказались приморским поселком. Обнаружилось это, когда Присядкин решил прогуляться, осмотреть местность. Конечно же, он обнаружил бы близость моря и раньше, признаков того наблюдалось достаточно, однако, только теперь, когда Присядкин рассуждал вслух, как он часто это делал, прогуливаясь вдоль берега, обратил на это внимание. «Лучше жить в глухой провинции у моря», - вспомнил Николай. Он еще подумал, что, вот уже темнеет, а освещение слабое. Как бы не заблудиться! Где, вообще, он находится? Вроде бы Солнце светило справа, значит, он шел на юг. Где же север? – Присядкин задрал голову, ища Полярную
звезду. Но звезд еще не было. Только одна, яркая, висела над самым горизонтом.
- Что ты за звезда? – Пробормотал Николай Сергеевич, - в каком созвездии ты сияешь?
- Это планета, - услышал он и обернулся. Анфиса шла чуть позади, - это Юпитер.
- Вы что, за мной следите?
- Ага, - сказала девушка, - и я тоже.
- А ну-ка, ну-ка, - Присядкин остановился, - давайте поподробнее.
- А что там подробнее? Следим, чтобы вас снова не затащили куда-нибудь.
- Вы имеете в виду этого дельца? Но ведь все, вроде бы, уже выяснилось. Нет?
- Заглотов это только орудие. Сами они редко показываются. Предпочитают чужими
руками.
- Погодите, Анфиса, погодите. Кто «они»? Шпионы, что ли?
- Николай Сергеевич, - теперь Анфиса шла рядом, - вы помните вашу статью, ту самую? Так вот, вы оказались правы.
- Прав? – Удивился Присядкин, - и в чем же?
- Вы помните, что писали о регрессорах? – Спросила Анфиса, - так вот, они за вами и охотятся.
- Анфисочка, - отеческим тоном начал Присядкин, - этих регрессоров я сам ыдумал.
Просто решил создать модель ситуации. Пофилософствовать. Вот и все.
- Значит, вы угадали. Это бывает иногда, - она сунула руку в карман, достала
небольшой, чуть больше пятикопеечной монеты, диск, - вот. Держите.
- Что это?
- Сигнальный маячок. Носите его всегда с собой. Если эти вас снова похитят, мы
будем знать, где искать.
Они вышли на освещенное место. Танцплощадка была пуста. Из будки доносилась негромкая музыка. Анфиса постучала в обитую железом дверь:
- Дядя Саша! – Крикнула она, - откройте. Это мы!
Дверь чуть приоткрылась. Показалась голова в замысловатом, забранном зеркальным
стеклом, шлеме.
- А, Коля! – Произнесла голова голосом Сковородникова, - наконец-то! Подожди пару минут. Я приму сводку.
И, действительно, вскоре однокашник целиком предстал перед изумленным Присядкиным.
- Это что за маскарад?
- Это не маскарад, - Сковородников снял шлем, - это стража. Анфиса тебя, надеюсь, просветила уже?
Присядкин кивнул.
- Вот и отлично, - Сковородников щелкнул чем-то у себя на поясе, - значит так,
Анфиска, слушай меня сюда внимательно. Сегодня ночью профессора нашего одного оставлять нельзя. В гостинице – тем более.
- Значит, я…
- Кстати, - Сковородников подмигнул, - наш профессор, можно сказать, свободен. От него жена сбежала.
- Ну зачем ты… - начал Присядкин.
- А что? Ты же еще не старик. Да и тварям этим паршивым все трудней будет до тебя добраться.
Присядкин не стал спорить. «Ну и ладно, - думал он, - они здесь играют в какую-то игру. Ну и пусть! Странновато конечно: взрослые, казалось бы, люди. Но криминала-то в этом нет».
- Значит так, - сказала Анфиса, когда они подходили к летнему кинотеатру, -
сегодня вы ночуете у нас.
Присядкин с интересом еще раз внимательно посмотрел на девушку. «А она еще больше растолстела, - подумал он, - или это мне так кажется?». А сам спросил:
- А вы не боитесь? Впрочем, можете не отвечать. Я согласен.
Нападение случилось ночью. Присядкин едва задремал, как противная дрожь
заставила его вскочить с постели. Окно, по причине жары, было распахнуто и Николай видел клин приближающихся медуз. Передняя была уже не далее, как в нескольких метрах. В лунном свете черным глянцем блестели ячейки, хорошо различимы были присоски на щупальцах. Присядкину бы хоть окно закрыть, но на его напал даже не парализующий страх, а непреодолимое равнодушие. Ему было все равно, что сейчас с ним будет и будет ли он вообще. Вдруг, из окна слева, прямо в темный гофрированный обод, ударил яркий, рассыпающийся искрами луч. Ячейки вспыхнули красным, щупальца втянулись, и летающая медуза отпрянула назад. Тотчас же еще один луч вырвался из окна справа. Одна из медуз перевернулась в воздухе, на мгновенье стала бледно-розовой и исчезла.
- Есть? – Послышался слева голос Анфисы.
- Есть! – Подтвердил справа Фома Матвеевич, - одно!
Бой продлился еще минут пятнадцать. Оставшиеся медузы, видимо сообразив, что им
не пробиться, спешно, змейкой, удалились. Присядкин достал из кармана пиджака
диск и сжал в руке. «Теперь, - подумал он, - вряд ли я буду спать ночью».
Присядкина не гнали, а сам он не спешил покидать гостеприимный дом. Так Николай там и поселился. Кроме него и деда с внучкой, в доме еще находился вырвавший Присядкина из Заглотовских лап Давид и Сашка Сковородников с семейством.
По ночам взрослые дежурили по двое, и Присядкин сделал все, чтобы дежурить со все более симпатичной ему особой. После одного такого дежурства, впрочем, прошедшего без происшествий, он вспомнил, что забыл в номере свой старенький «ноутбук», на котором записывал все не влезающее в рамки привычной картины Мира. Решив, что записи эти давно уже пора пополнить и, после завтрака, отправился в "Барсучью норку".
.
.

_________________
Харизматичные персонажи объективно противными не бывают ©Auguste de Rivera


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: midiКонкурс, работа № 3 "Время зверя"
СообщениеДобавлено: Вт мар 08, 2011 22:01 
Не в сети
Книжный червь
Книжный червь
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн сен 27, 2010 19:15
Сообщений: 3309
.
- Какие люди! – Услышал он знакомый голос едва открыл дверь, - и без охраны!
На его кровати, то есть, на кровати, где он спал раньше, восседал Слащемедов и
стучал клавишами Присядкинского «ноутбука».
- Что ты здесь…
- Проходи, Коля, проходи, - Слащемедов вскочил и сделал шутовской реверанс, - я
давненько тут тебя дожидаюсь.
- Ладно, - Присядкин вошел и остановился возле двери, - говори, что нужно и я
ухожу. Кстати, этот «ноутбук» мой.
- Знаю, - рассмеялся Слащемедов, - можешь забирать. Все равно в нем ничего интересного. А ты присаживайся: разговор будет долгий.
Присаживаться Николай не стал. Слащемедов махнул рукой и сказал:
- Ну и стой. А у меня, между прочим, привет от твоей супруги. Оччень, кстати, поучительный привет. Не желаешь ознакомиться?
Присядкин кивнул, потом быстро замотал головой. Вера ушла от него сама, по собственной воле. Прикрепленная к двери кабинета записка, пусть и в истеричной форме, все объясняла.
- Так я не понял, - сказал Слащемедов, - ты хочешь, или нет? – Он полез под подушку, достал плоскую, размером примерно с раскрытую книгу коробочку с большим экраном. Ниже шли несколько рядов круглых дырок. Слащемедов сунул туда пальцы. Экран засветился, и перед Присядкиным предстала идиллическая картина: окруженная деревьями сочная лужайка, невероятной голубизны небо. Тоненькая женская фигурка вышла из-за стволов. Эта была Вера. Она приблизилась, так, чтоб Присядкин мог ее хорошо видеть.
- Коля, - сказала она и улыбнулась, - наконец-то я счастлива. Здесь, на планете Традонус, все мы живем счастливо. Здесь нет вражды, зависти, нет болезней. У нас у всех творческая работа. А искусство здесь...
И она стала рассказывать, какое на Традонусе искусство. Присядкин, чем дольше слушал, тем больше удивлялся, а, когда Вера сообщила, что кураторы уже на Земле и отбирают людей для переселения на Традонус, с отвисшей челюстью опустился на стул. Из-за деревьев все выходили и выходили новые люди, мужчины, женщины. Все с доброжелательными улыбками на лицах. Они собрались вместе и явно чего-то ждали. Вера указала на небо. Оттуда уже медленно спускалась знакомая Присядкину "летающая медуза". Только никто не спешил ни стрелять искрящимся лучом, ни бежать. Ячеистый купол опустился ниже, выдвинулся широкий трап, и по нему на лужайку начали сходить новые жители счастливой планеты. Многих из них ждали, встречающие раскрывали объятия и заключали в них дорогих людей.
- Ну и что ты теперь скажешь?
- Невероятно, - только и смог выговорить Присядкин, - и всех заберут на этот... Традонус?
- Ну не всех конечно, - ответил Слащемедов, - они и ведут отбор. Как и кого отбирают - не спрашивай. Не знаю. Но знаю одно: шансы содействующих очень велики.
- А ты, значит, содействующий?
Слащемедов кивнул:
- Надоело, знаешь, прозябать. Хочется и по-человечески пожить. А учитывая, что там, - он махнул рукой в сторону окна, - все болезни преодолены, и каждый получает, что ему нужно... В общем, смотри.
Присядкин молчал. Виденное им было так заманчиво и так невероятно. "Так не бывает, - твердил здравый смысл, - эти неестественно яркие цвета, эти улыбки. А уж рассказ о традонусской жизни...". "Ты судишь с точки зрения землянина. Забитого, помятого борьбой за мелкое существование. Много ты видел хорошего, если честно? Вот то-то! А, во Вселенной, между тем, возможны всякие, невероятные на Земле вещи. Почему бы не быть такой вот планете?"
- Я сейчас могу с ней поговорить? - Со слабой надеждой спросил Николай.
Слащемедов снова кивнул. Он объяснил, какие пальцы куда нужно сунуть, и передал прибор Николаю. Присядкин говорил с женой минут двадцать, а когда Вера сказала, что ей пора и что она надеется вскоре обнять мужа, экран погас. Присядкин налил воды из графина и выпил стакан залпом.
- Ты давно здесь? - Спросил он.
- В Жабках? Позавчера приехал. А что?
- Да думал вот снова сюда перебраться. Но ведь и Заглотов...
- Я тут один, - сказал Слащемедов, - можешь оставаться. У тебя ж за два месяца вперед заплачено?
Присядкин до вечера просидел за "ноутбуком". Он сочинял стихи. Он, вообще, когда не мог решить что-то определенное, сочинял стихи. Без правок, переделок, как получится. Не заботясь особо о смысле, да и размером и рифмой тоже. Это помогало. Иногда. Вот и теперь на экране появилось:
Маленький зайка сидит на катоде,
Слоник в цветочек ползет по стеклу,
Вот как, ребята, изменчива мода,
Вот как...
- Коля! - В открывшуюся дверь заглянул сперва Сковородников, а, затем, вошли он и Самоучка, - вот ты где! Работаешь?
Присядкин снова уставился в монитор.
- Бери все свое и пошли домой, - сказал Сковородников, - Анфиска уже волнуется.
- Иди, - ответил Присядкин, - я вот здесь останусь. Не хочу никого стеснять.
И тут вмешался Самоучка. Он, пользуясь несбиваемой логикой, доказал Присядкину, что вернуться в дом ему просто необходимо, что, в противном случае, он не мужик, а тряпка половая и тому подобное. "Обещал Артура с Роландом греческому и латинскому учить? – Прокурорским голосом осведомился кабан, - обещал. Так выполняй!". Присядкин вздохнул и поплелся за одноклассником.
Конечно же, Анфиса сразу заметила перемену, женским своим чутьем уловила равнодушие, переходящее в неприязнь. Но Присядкин уже настолько нравился ей, что девушка внушала себе всяческие оправдания: "устал человек", "нервы расстроились от тяжелых впечатлений" и прочее. Она пробовала поговорить с Николаем, но тот либо уходил, либо отвечал односложно. Анфиса старалась создать Присядкину наилучшие условия для работы. Она готовила ему любимый зеленый чай с бергамотом
и носила книги из библиотеки. Присядкин же думал об одном: как бы отсюда вырваться. Когда наставала его пора дежурить, ложился, отворотясь к стенке и притворялся глубоко спящим. Его оставили в покое, но двери по ночам по-прежнему запирали, и Николаю оставалось только ждать. И, однажды, случай представился. Дежурили Артур с Роландом, уговорив старика, что они уже достаточно взрослые и, в случае чего, справятся, Фома Матвеевич, обычно за полночь мастеривший что-то на первом этаже, дремал в кресле. Николай осторожно выглянул и вышел в коридор. "Тихонько спуститься, - думал он, - осторожно взять ключ, открыть входную дверь...". Он свернул и увидел на полу бледную узкую полоску света. Дверь
Анфисиной комнаты была закрыта неплотно. Присядкин медленно ее отворил. Дверь противно заскрипела, Присядкин замер, но девушка не проснулась. Она спала лежа на спине нагишом, простынь была откинута ниже живота и лунный свет рельефно вырисовывал все округлости пышного тела, большие груди, необъятные бедра, округлый живот с глубоко утонувшим пупком. Вид этих грудей, этих бедер и, особенно этого живота вызвал в Присядкине дикую ненависть. "Эта разожравшаяся тварь, - мелькнула мысль, - не дает мне попасть на счастливый Традонус. У! Коровища! Жрет будь здоров! Ненавижу! Ненавижу!". Присядкин тихонько вышел и направился на кухню. "Уйду отсюда! - Повторял он про себя, - найду кураторов и улечу на Традонус! Но сперва прикончу эту... Вспорю ее жирное брюхо! Чтобы больше никому помешать не смогла!", - он выбрал самый большой нож, примерил в руке, повернулся и... Кто-то навалился на него сзади, вывернул руку. Нож упал на пол.
- Сюда! - Закричал Артур, - сюда скорее!
Присядкин опомнился, но на помощь пацану уже явились брат и папаша. Недовольно похрюкивая, пришел Самоучка.
- Спокойно, Коля, спокойно, - Сковородников заворачивал Присядкину руку за спину. Не до боли, но не давал дернуться, - сейчас мы ляжем в кроватку, успокоимся. Что ж вы, прозевали?
- Мы смотрели в оба, - заявил Роланд, - не было атаки. А тут, вдруг, слышим: кто-то на кухне. Думали - тетя Анфиса чего-то ищет. Тур пошел посмотреть...
- Ясно, - резко ответил Сковородников, - а ну, гляньте на чердаке!
Присядкина водворили на место, уложили в кровать. Сковородников принес таблетки.
- Это успокоительное, Коля, - сказал он, - это пока. А утром Анфиса тебя осмотрит, назначит лечение.
Как Присядкин ни противился, все же ему пришлось проглотить таблетку и притвориться, что успокоился и не собирается ничего делать, никуда бежать. Его оставили одного, закрыв, на всякий случай, на ключ. Николай стоял у открытого окна. Полная луна освещала садик. Если бы не риск напороться на ветви, Присядкин бы выпрыгнул. Быстрый топот пронесся по коридору. "Папа! Папа! - Роланд и Артур кричали наперебой,
- Висит! Над самой крышей!"
- Висит, сволочь! - отвечал Сковородников, - выбрала место, где не достать. Ну ничего, надо будет еще в обсерватории огневую точку устроить.
Что там говорили дальше, Присядкин уже не разбирал: снотворное медленно, но начинало действовать. Николай снова видел во сне щупатых многоглавцев. На сей раз они вколачивали столбы, натягивая между ними несколько рядов колючей проволоки.
- Как ты себя чувствуешь, Коля?
Присядкин открыл глаза и увидел сидящую у изголовья Анфису. Сковородников, разложив на столе фотопластинки, что-то набирал на "ноутбуке". "Дался им всем мой "ноутбук"! Подумал Присядкин с досадой.
- Коля, - Сковородников отложил компьютер, - ты только не волнуйся сильно. Вчера на тебя воздействовали. Мы думали, что иммунитет надежный, но, наверное, ошиблись.
- Иммунитет? - Присядкин потер виски. Он уже не был уверен, то, что случилось ночью, было на самом деле, или только снилось. Вроде он хотел кого-то убить?
- Да, - Сковородников кивнул, - и, самое неприятное, что воздействие было, судя по всему, целевым.
- Что вы все ко мне привязались? - Сдерживая поднимающееся откуда-то раздражение, заговорил Присядкин, - вы хоть знаете, хоть понимаете против чего воюете?
Долбодонт взглянул на бывшего однокашника с подозрительным прищуром:
- А ну, Коля, давай, рассказывай, чего такого ты понимаешь, а мы нет?
Пока Присядкин рассказывал, сбивчиво, перескакивая с одного на другое, Сашка Сковородников скептически хмыкал, а, когда рассказ завершился, сказал, обращаясь к своей соратнице:
- Скверно. Очень скверно. Ну хоть живым оставили, а не как беднягу Гвинского. Ну-ка, принеси штучку. Такая? - Спросил он, когда девушка принесла и протянула ему прибор, похожий на тот, по которому Присядкин говорил с женой. Только отверстия были залеплены парафином.
- Зачем... - сказал Присядкин, - зачем вы...
- Все ясно, - Сковородников отобрал аппарат, - совал пальцы в дырки? Вот они твою стереопсихограмму и сняли. Надо ж так попасться, - воскликнул он, хлопнув ладонью по столу, - счастливая планета Традонус! Ну ладно, Слащемедов. Он же дурак. Но ты-то, с высшим образованием. К тому же, фотографией занимался!
- При чем тут фотография? - Попытался протестовать Присядкин, - какое это имеет отношение?
- Да самое прямое. Ты же фальшивку от снимка с натуры отличаешь? Ничего такого не заметил?
Присядкин попытался вспомнить. Что-то его в инопланетной передаче смущало. Что-то на самом краю сознания, что он гнал от себя и ему, вроде бы, это удалось. Цвет? Нет, свет. Нет, тени! - только теперь Николай вспомнил: теней не было вовсе. Ни жена, ни собравшиеся люди, ни спускающийся с неба летательный аппарат тени не отбрасывали. Не было тени и от деревьев.
- Так, значит, - растерянно пробормотал Присядкин, - они меня...
Анфиса закрыла лицо руками и выбежала из комнаты.
.
.

_________________
Харизматичные персонажи объективно противными не бывают ©Auguste de Rivera


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: midiКонкурс, работа № 3 "Время зверя"
СообщениеДобавлено: Вс апр 10, 2011 18:54 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17252
Откуда: Хайфа
Еще не дочитала. Но вот что хочу сказать. В целом и стиль приятный, и сюжет (пока) занимательный. Незабвенный старик Ромуальдыч вообще умилил ))) , как и реверанс Йону Тихому насчет "невозможности существования разумных прямоходящих хордовых".
Но, уважаемый автор, надо все-таки быть внимательнее, уж очень много в тексте неровностей, и текстовых, и логических . Вот например:
Цитата:
Раздвинув густые заросли, на профессора уставились маленькие глазки и розовый пыптык.
Пыптык - это что??? Кроме того, это классическое "головка в сарафане и босоножках".
Цитата:
С этими словами профессор сунул визжащего поросенка в сумку.
Ага, вот прям так взял и поймал поросенка. Даже мне, абсолютно городскому человеку, понятно, что поросенок будет удирать и вырываться, причем очень резво, а если он этого не делает - само по себе странно.
Цитата:
появилось домашнее животное.
Дрмашнее животное свинья... ходит исключительно в лоток, спит под диваном... угу...
Цитата:
Присядкину впору бы забеспокоится
По поводу чего? Что свин задирает морду? Ну и что? Тем более, что профессор вряд ли был специалистом по свинскому поведению. И, кстати - беспокоитЬся, инфинитив.
Цитата:
но не предпринял он ничего
Что, например? Отвести к ветеринару с вопросом: "Почему мой свин смотрит в небо?"
Цитата:
кроме как, некоторых редких изданий, взять у Присядкина нечего
Здесь "кроме", а не "кроме как". И опять же кстати - "Кроме как" само по себе запятой не отделяется, только весь оборот с ним. "Ему ничего не оставалось, кроме как переквалифицироваться в управдомы".
Цитата:
в куче малой книг
Если имеется в виду "куча мала", то вряд ли она склоняется, мне ни разу не встречалось.
Цитата:
Вера! - Закричал Присядкин, обалдев от внезапно свалившейся надежды, - Вера, ты вернулась?!
Откуда вдруг свалилась ушедшая от профессора супруга?
Цитата:
Кабан глубокомысленно хрюкнул.
- Земледелец. Просто-напросто – земледелец. А слова: «ариана вэджа» значит: «возделанная земля».
- А я разве спорю? Вы абсолютно правы, дорогой профессор.
Вполне можно решить, что первую реплику именно "глубокомысленно хрюкнул" кабан, и только после второй становится ясно, то это слова профессора. Лучше было бы добавить: "Земледелец, - пояснил профессор. - Просто-напросто земледелец".
Цитата:
в доказательство своего существования свин еще и толкнул профессора рылом, отчего тот с размаху плюхнулся на диван.
- А, вообще, я не столь уж невероятен, - доверительно сообщил он
Опять же, непонятно, кто "он". То есть - понятно по содержанию фразы, но не по строению текста.
Цитата:
ни на кровати плыл Присядкин, ни на каком другом предмете мебели, но сам по себе раскачивался
Присядкин НЕ плыл ни на том, ни на этом. Либо - Присядкин плыл НЕ на коровати либо чем еще, но... (при любом порядке слов).

pardon

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: midiКонкурс, работа № 3 "Время зверя"
СообщениеДобавлено: Вс апр 10, 2011 19:01 
Не в сети
Книжный червь
Книжный червь
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн сен 27, 2010 19:15
Сообщений: 3309
Irena писал(а):
Пыптык - это что???
pardon Я решила, что это особенность авторского языка, а не опечатко.

Irena писал(а):
И, кстати - беспокоитЬся, инфинитив.
Ыыыы((( не заметила(

_________________
Харизматичные персонажи объективно противными не бывают ©Auguste de Rivera


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: midiКонкурс, работа № 3 "Время зверя"
СообщениеДобавлено: Вс апр 10, 2011 20:13 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17252
Откуда: Хайфа
petit_sheval писал(а):
Я решила, что это особенность авторского языка

Может быть и так, конечно... но чегойто я такого слова не припомню scratch

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: midiКонкурс, работа № 3 "Время зверя"
СообщениеДобавлено: Вс апр 10, 2011 21:32 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17252
Откуда: Хайфа
Ну вот. Дочитала. Впечатление: вдохновенный экспромт человека, в принципе владеющего словом и даром рассказчика. Стиль - если не цепляться к отмеченным уже и подобным "спотыкам" - приятный. Каждый эпизод - сам по себе - яркий, "вкусный", с некоторым налетом абсурда, с ненавязчивым юмором. В общем же - кажется, что сюжет тащит рассказчика за собой, что он, рассказчик, в процессе писания сам не знал, что придет ему в голову в следующую минуту. Сюжет совершает неожиданные повороты то туда, то сюда, а единой истории как-то не сложилось :( Имхо. И закончилось ничем. А очень жаль.

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: midiКонкурс, работа № 3 "Время зверя"
СообщениеДобавлено: Сб апр 16, 2011 22:32 
Не в сети
Читатель
Читатель

Зарегистрирован: Пт апр 15, 2011 19:00
Сообщений: 2
Всем указавшим на ачипятки и грамматические ошибки, моя благодарность!
Да, я и в самом деле, начиная что-нибудь сочинять, не знаю, чем дело кончится и куда вывезет. Иначе писать неинтересно.
Цитата:
По поводу чего? Что свин задирает морду?
Имеется в виду высказывание Б. А. Воронцова-Вельяминова: "Человек отличается от свиньи тем, что иногда поднимает взгляд к небу. Свинья же не делает этого никогда"
Пыптык - пятачок(укр) Я думал, что по контексту можно догадаться.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: midiКонкурс, работа № 3 "Время зверя"
СообщениеДобавлено: Вс апр 17, 2011 2:39 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17252
Откуда: Хайфа
автор_миди_3 писал(а):
Пыптык - пятачок

Понятно, конечно )) Просто мы не были уверены, опечатка это или нет. Поскольку украинского я не знаю, а в белорусском такого слова нет )
автор_миди_3 писал(а):
Человек отличается от свиньи тем, что иногда поднимает взгляд к небу

Это тоже известно; но сомнительно мне, что герой мог бы тревожиться по этому поводу. Максимум - отметил бы про себя, что вот, мол, как любопытно.
автор_миди_3 писал(а):
я и в самом деле, начиная что-нибудь сочинять, не знаю, чем дело кончится и куда вывезет. Иначе писать неинтересно.

Ну... вообще-то все писатели, кто берется наставлять молодые дарования, говорят, что это непрофессионально brush Что автор должен вести сюжет за собой, а не наоборот. И даже если у Вас пишется именно так - по мне, хотя бы после написания имеет смысл критически перечитать и подумать, что же, собственно, получилось, насколько оно связно. На данном этапе, на мой взгляд, у Вас больше яркие, интересные наброски для истории, чем сама история. С этим имеет смысл поработать, что-то развить, а что-то, может быть, убрать, решить для себя, к чему же всё должно прийти - и привести туда. Железной рукой )))
Вот не удержусь - приведу цитату с писательского семинара:
Цитата:
Голос из зала: В процессе изложения рождается новый пункт, который не укладывается в первоначальную схему.

Андрей Валентинов: Значит, плохо излагаете.

Олег Ладыженский: Идея – это не схема. Это «о чем я говорю». Если возникает сюжетный поворот, говорящий о чем-то другом – он не из этого романа! Всё, что говорит о чем-то, не входящим в идейный комплекс моего романа… Мы здесь разбирали «Ромео и Джульетту» — сквозное действие, базирующееся на конфликте, где каждый чих каждого персонажа работает либо на ту, либо на иную сторону конфликта. Никаких других чихов в пьесе не присутствует!

.....

Поэтому, если во время работы у вас возникло что-то, что не работает на конфликт, не связано с идеей, говорит о чем-то совершенно другом – вернулись назад, поняли, что говорили не о том.

Дмитрий Громов: Переработать структуру, отрезать лишнее, пустить действие в ту сторону, куда надо. А если какое-то ответвление сильно понравилось – выделить его в отдельный файлик. Вырезать. Возможно, пригодится для другого романа.

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: midiКонкурс, работа № 3 "Время зверя"
СообщениеДобавлено: Вс апр 17, 2011 11:45 
Не в сети
Читатель
Читатель

Зарегистрирован: Пт апр 15, 2011 19:31
Сообщений: 6
Прочел несколько раз, пытаясь понять, что же, все-таки, хотел сказать автор. Идею то есть. Регрессоры - вот идея. И автор, видимо, полагал, что, нанизывая на стержень, один за другим, странные эпизоды, он "погрузит" читателя в проблему. Нет, не погрузил. Как-то не ощущается за всем этим присутствие чуждого враждебного разума. Ну, разве что, нападение летающей медузы. дДа и то, автор так скомкал эпизод, что он и позабылся. Мне, например, только с третьего раза пришло в голову связать его с предыдущими и дальнейшими событиями. В общем, переборщили Вы с загадками, переборщили. Да и финал уж слишком открыт. Нет, я всеми конечностями за открытый финал. Но рассказ не заканчивается ничем. Каким был главный герой в начале, таким остается и в конце. Ну, разве, сомневаться больше начинает. Но, ведь, он и так человек сомневающийся. Короче, лопатить еще текст и лопатить.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: midiКонкурс, работа № 3 "Время зверя"
СообщениеДобавлено: Пн апр 18, 2011 17:34 
Не в сети
Читатель
Читатель
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Вс фев 27, 2011 9:30
Сообщений: 7
Откуда: москва
С одной стороны, =логика сна= , логика абсурда - это такая обманчиво завлекательная штука, думаешь - вот интересно, если взять и придумать философствующую свинью!.. Что из этого получится? А в том - то и дело, что в логике абсурда нет ничего кроме абсурда.

Правда, концовки - это очень трудно, есть мнение, что они даже великим не всегда удавались))

Очень большой (и какой-то неприятный) дисбаланс между названием, настраивающим на что-то грозное, и сатирическим, несерьезным тоном повествования, который виден с первых строк уже в фамилии профессора.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: midiКонкурс, работа № 3 "Время зверя"
СообщениеДобавлено: Пн апр 18, 2011 17:50 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17252
Откуда: Хайфа
Мишель писал(а):
вот интересно, если взять и придумать философствующую свинью!
Вообще-то - почему бы нет? Для меня проблема в том, что свинья эта появляется вроде как один из центральных персонажей, но как только становится разумной - перестает практически играть. А ведь на этом одном можно было бы строить историю: взаимоотношения человека и неожиданно свалившегося на него "брата по разуму"; потом и образ мышления у свина должен быть совсем иным, и об этом можно было подумать. Но нет - дальше он если и появляется, то как второстепенный персонаж, и на его месте вполне мог оказаться человек. И постоянно на протяжении рассказа появляются такие "а вот если" - завязки потенциально интересных историй - но толком не раскручиваются, да и воедино не слишком крепко сшиты (((

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: midiКонкурс, работа № 3 "Время зверя"
СообщениеДобавлено: Вт апр 19, 2011 9:15 
Не в сети
Философ
Философ
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Вт сен 22, 2009 6:57
Сообщений: 872
Забавно, улыбнуло... если к моменту голосования будет помниться ещё что, кроме свина и медузы и автор растолкует идею произведения, то обещаю подумать...


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: midiКонкурс, работа № 3 "Время зверя"
СообщениеДобавлено: Вт апр 19, 2011 19:34 
Не в сети
Читатель
Читатель
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Вс фев 27, 2011 9:30
Сообщений: 7
Откуда: москва
растолковывать идею - это уже последнее дело!))


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: midiКонкурс, работа № 3 "Время зверя"
СообщениеДобавлено: Ср апр 20, 2011 13:55 
Не в сети
Скромный гений
Скромный гений
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Ср янв 13, 2010 22:04
Сообщений: 2267
Откуда: Kyiv
У меня, к сожалению, тоже не сложилось целостной картины произведения. Как будто читаю серию зарисовок вроде тех, что некоторые авторы любят публиковать в ЖЖ: вроде и хронологический порядок есть, и герои узнаваемые, и стиль один - но ощущение, будто автор просто слепил все сцены воедино и не проводил практически никакой постобработки.
Ну и... на фантастику как таковую мне кажется не тянет, тут скорее какой-то иной жанр. В остальном, читать вполне приятно.

_________________
Египетское Мао всегда хорошо урчит


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 31 ]  На страницу 1, 2  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Литературный интернет-клуб Скифы

статистика

Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Template made by DEVPPL Flash Games - Русская поддержка phpBB