Site Logo

Полки книжного червя

 
Текущее время: Сб май 25, 2019 0:32

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 4 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Мили пути
СообщениеДобавлено: Пн мар 11, 2019 20:12 
Не в сети
Читатель
Читатель
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Вс май 27, 2018 19:58
Сообщений: 45
Еще давным-давно выкладывала отрывки в Мастерскую критики, но тогда так и не закончила рассказ. А тут откопала его из небытия и дописала.


1
Еще вчера казалось, что покой продлится хотя бы неделю, но сегодня меня вывели на очередной путь, а значит, ни о каком покое можно больше не мечтать. Уютная гостиница осталась в десяти милях позади. Впереди – черная лента трассы, туман и мелкая морось летнего дождя. Что за собачья жизнь?
Вдалеке послышался шум мотора. Я остановился и обернулся, прищурившись глядя на приближающиеся огоньки фар. Поднял руку. Поймать попутку в такое время было бы удачей. И удача оказалась на моей стороне.

- На, хлебни, - водитель протянул мне фляжку.
Я открутил крышку и принюхался.
- Коньяк, - заметив мое сомненье, широко улыбнулся мужчина. – Хороший, не бойся. Когда не за рулем, сам им согреваюсь.
Я отхлебнул. Коньяк и в самом деле оказался отличным, и вскоре по телу разлилось приятное тепло.
- Это не твой фургон был?
- Фургон? – переспросил я.
- Да. Белый. Стоял на обочине возле леса пустой.
- Нет, не мой. Я его даже не видел.
- Ясно, - кивнул он, и замолчал ненадолго.
- Не страшно было одному в ночь идти?
- Я часто хожу один.
- Путешественник?
- Вроде того. А вы сейчас куда едете?
- В госпиталь. Это в двадцати милях отсюда. Там недавно пожар был, везу новую мебель.
- Что за госпиталь?
- Военный. Чуть подальше от него есть небольшой поселок. Я-то оттуда обратно поеду, а ты попросись до утра, думаю, не откажут. От поселка проще до города добраться.
- Спасибо, попробую.

Просить не пришлось, как только фура оказалась во дворе госпиталя, навстречу выбежала молоденькая медсестра, кутаясь в короткую курточку, накинутую поверх халата. Водитель что-то шепнул ей на ухо, и на лице девушки расцвела приветливая улыбка.
- Вы… э-э…
- Можете звать меня просто Ник, - улыбнулся я в ответ.
- Ник, вы можете заночевать в подсобке. Там есть диванчик, а одеяло и подушку я принесу.
- Благодарю.
- Подождите меня в приемной.
- Да, хорошо, - я прошел в холл и уселся на жесткий стул.
Запах гари от пожара витал в воздухе, перемешиваясь с запахами хлорки и лекарств. Я не любил госпитали из-за тяжелой атмосферы болезни и смерти, но пару раз бывать в них приходилось. И оба раза врачи предпочли счесть мое исцеление за чудо. Что ж, они не слишком ошибались.
Медсестра пришла через некоторое время, уладив все дела и отпустив водителя.
- Хотите чаю? У меня есть вкусное печенье.
- Спасибо, не откажусь.
Чай был заварен и разлит по кружкам. Девушка выложила печенье на блюдечко и жестом пригласила меня угощаться.
- Из-за чего здесь случился пожар? – поинтересовался я.
- Ой, глупая и страшная история: один из пациентов раздобыл керосин, облил им палату, пока остальные спали, и бросил спичку.
Я удивленно поднял брови.
- Это как – раздобыл?
- Вот так, - вздохнула медсестра. – Перед смертью он признался, что керосин и спички ему дал какой-то незнакомец.
- Хм…
- А еще, что после встречи с тем человеком, был будто сам не свой – делал, что голос в голове велел.
- Да уж, жуткая история, - согласился я, потирая лоб.
- Вы, смотрю, засыпаете. Пойдемте, я провожу вас до подсобки. Постель уже готова.
Я кивнул и, поднявшись, пошел следом за девушкой.

Проснулся я в полчетвертого утра, побродил по коридору, отыскал уборную, постоял возле нее в раздумьях, и уже хотел отправиться досыпать, как наткнулся на одного из пациентов. Это был мужчина лет за сорок, лысый, со шрамом через всю голову. На осунувшемся лице лихорадочно блестели ввалившиеся глаза.
- Вы сюда? – больше из вежливости спросил я, кивком указав на уборную.
- Уходил бы отсюда, парень, - голос был негромким и хриплым.
- Почему? – полюбопытствовал я.
- Рано тебе еще, - непонятно ответил он.
- Рано для чего?
Мужчина развернулся и медленно побрел вдоль стены.
- Ты уже видел белый фургон, - бросил он через плечо перед тем, как скрыться за дверью палаты.

2
Я лежал на диване, заложив за голову руки, и размышлял над последними событиями: пустой фургон со включенными фарами, пожар в госпитале и, наконец, слова человека со шрамом. Следовать его совету я не собирался – Путь начат и у меня нет права на то, чтобы сворачивать с него, да еще в самом начале. Дела, однако же, творились любопытнейшие. Куда мог деться водитель фургона? Промежуток времени между тем, когда фургон видел я, и тем, когда его видел мой попутчик, составил около сорока пяти минут. Для хождения в кустики как-то слишком много… Почему я не захотел подержать беседу на эту тему? Меня сдержал страх. А вот тут уже возникает другой вопрос: чего же я так испугался? И ответа на него пока что не было. «Ведь ты уже видел белый фургон»… Интересно, чего еще он может знать? Я отвернулся к стенке и закрыл глаза.

На горизонте таяла алая полоса заката, уступая место сгущающимся вечерним сумеркам. Между деревьями мелькали длинные тени – фэйри ночи начали свои танцы. Но вот среди темных дубов блеснуло пятнышко света и исчезло, чтобы показаться вновь уже ближе. Тонкие копыта бесшумно ступали по мягкому лесному мху. Белый жеребенок подошел совсем близко, обнюхал ладони и склонил голову с шелковистой вьющейся гривой. Нет, не белый, а словно туман в сумерках, с трогательным черным пятнышком на правом боку.
- Чья ты, малышка?
- Твоя, - прозвучал в голове тихий ласковый голос.

Остаток ночи прошел без сюрпризов, как, впрочем, и утро. Я собрался, попрощался отзывчивой медсестричкой и решил отправиться в поселок. Ворота госпиталя были заперты, но калитка оставалась открытой. Уже выйдя на трассу, я обернулся и увидел, что вчерашний мой знакомый стоял возле двери, скрестив на груди руки, и пристально смотрел мне вслед. Я помахал ему рукой и зашагал вдоль перелеска.

Поселок и в самом деле был небольшой — всего дюжина домов с крохотными огородиками и сараями, возле которых бродили куры. Я осмотрелся, а затем направился к полной пожилой женщине в клетчатом платье, которая возилась с поливальной установкой.
- Здравствуйте!
Женщина выпрямилась и посмотрела на меня из-под ладони.
- Здравствуйте.
- Я бы хотел узнать, как пройти к автобусной остановке. Говорят, отсюда можно уехать в город.
- Можно, отчего ж нельзя? Пройдете вон по той улице до самого конца, - она махнула рукой на проулок между домами, - затем свернете на тропинку налево, по ней через рощу, а там увидите остановку.
- Спасибо, - улыбнулся я.
- А сами-то вы откуда будете? - поинтересовалась женщина.
- Сам я буду из Храйта, а сюда пришел из Адлиса.
- Так ведь Адлис в тридцати семи милях отсюда, - удивилась она.
- Меня подвезли, - улыбнулся я, - а переночевал в госпитале.
Женщина внезапно побледнела.
- В каком госпитале? - почти шепотом спросила она.
- В военном.
- Господи... - моя собеседница осенила себя крестом.
- Что-то не так? - осторожно полюбопытствовал я.
- Так ведь госпиталь сгорел...
- Ну да, мне говорили о пожаре и запах гари там был. Но огонь потушили быстро, пострадали всего две соседние палаты.
- О чем вы?! - она всплеснула руками. - Какие две палаты?! Все сгорело, подчистую! Выжило всего трое, остальные кто заживо полыхнул, кто в дыму задохнулся.
- Интересно, - протянул я. - Спасибо вам за информацию.
Женщина рассеянно кивнула и вновь вернулась к своим делам.
Что ж, стоит, пожалуй, навестить загадочный госпиталь еще раз.

3
Первое, что попалось мне на глаза, был припаркованный белый фургон. Выдохнув два непечатных слова, я обошел его стороной и проскочил внутрь корпуса. В холле было пусто, в приемном отделении тоже, но за приоткрытой дверью кабинета женский голос тихо напевал старую песню про разбитое сердце. Я постучался.
- Да, да, заходите, - отозвался голос.
За письменным столом сидела высокая сухощавая дама.
- Здравствуйте, вы по какому вопросу? - она взглянула на меня поверх очков в золоченой оправе.
- Здравствуйте, - ответил я. - Мне бы хотелось побеседовать с медсестрой, которая дежурила этой ночью.
- С какой именно? - требовательно уточнила дама.
- М-м, - промычал я, вдруг осознав, что так и не спросил ее имени. - Молоденькая, фигуристая блондинка.
- Соня?
- Наверное.
- Она сдала смену недавно, если вы не встретили ее в холле, то, вероятнее всего, разминулись.
- Ясно. Спасибо.
- Соня выйдет завтра в ночь.
- Хорошо, - кивнул я. - Да, кстати, вы не знаете, чей это белый фургон во дворе?
- С утра там его не было, - пожала плечами женщина, и крикнула в коридор, - Петер!
Слева открылась дверь, и из нее вышел пожилой мужчина в форме.
- Чего? - мрачно осведомился он.
- Юноша интересуется, чей белый фургон у нас во дворе.
Мужчина окинул меня подозрительным взглядом.
- Семь минут назад выходил курить, никакого фургона там не было, - проворчал он.
Я почесал затылок.
- Все? - спросил Петер.
- Да.
Он развернулся и вразвалочку направился обратно к двери. У меня были еще вопросы, но в кабинет зашел ночной знакомый. Взглянул на меня исподлобья и покачал головой.
- Какие новости? - спросила у него дама.
- Не спасли, - кратко ответил мужчина.
Она сняла очки и провела ладонью по закрытым векам.
- Хирурги в ординаторской?
- Да. Он потерял слишком много крови.
- Не удивительно... Поднимусь, пожалуй.
Женщина вышла в коридор, а я остался наедине с человеком со шрамом.
- Меня зовут Зак, - представился он.
- Ник.
- Решил, что умнее всех, Ник? - мужчина пристально посмотрел мне в глаза.
- Я могу поговорить с вами?
- Пойдем в холл.

Зак уселся на стул возле окна, я занял место рядом.
- Спрашивай, - устало вымолвил он.
- Чей тот фургон?
Мужчина улыбнулся.
- Ожидаемый вопрос.
- И я хочу знать на него ответ.
- Неправильные приоритеты, - Зак откинулся на спинку и прикрыл глаза. - Дальше.
- Кого не спасли врачи?
- Твоего попутчика.
Я вздрогнул.
- Что с ним случилось?
- Его нашли утром на трассе в трех милях отсюда. Лежал возле своей фуры в лужи крови, а рядом валялся нож.
- Чей?
Зак дернул плечом.
- Понятно.
- И что ж тебе понятно? - скептически поинтересовался мужчина.
- Пока — ничего, - честно признался я.
Он хрипло рассмеялся, а затем закашлялся.
- Дальше.
- Я был в поселке.
Зак взглянул на меня с интересом.
- Мне сказали, что госпиталь сгорел. Полностью. Но я его вижу. Я говорю с вами. И мой попутчик был здесь, и тот, кто дал ему заказ на доставку...
- Заказ давала Соня, - перебил меня мужчина.
- Она живая?
Зак хмыкнул.
- Ты видел белый фургон, - сказал он. - И твой попутчик видел белый фургон.
- А Соня?
- Видела его до пожара.
- Я хочу остаться в госпитале.
Мужчина снова улыбнулся.
- Выйди во двор, пробей голову об арматуру и возвращайся обратно. Прием обеспечен.
- Я серьезно.
- Зачем?
- Мне надо выяснить, что здесь происходит.
Он промолчал.
- Прошу...
- Ладно, будь по-твоему. Я устрою тебя в госпиталь. Будешь ответственной поломойкой. Но если влипнешь — не жалуйся.
- Я уже влип.
- У тебя все еще есть шанс уйти. Последний.
- Не могу...
- Дело твое, - Зак встал. - Поднимайся, пойдем со мной.
Я поднялся и послушно последовал за мужчиной, услышав, как за спиной захлопнулась входная дверь госпиталя.

4
Я стоял напротив письменного стола, за которым сидела почти точная копия дамы из приемного, и изучал настенный портрет президента в массивной раме.
- Да вы присаживайтесь, - она оторвалась от бумаг и указала на стул.
Я сел.
- Значит, хотите устроиться к нам санитаром?
- Да.
- У вас был опыт подобной работы?
- Да.
- Где и как долго?
- Больница в Леммаре, полгода.
- Почему вы оттуда ушли?
- Я переехал в Храйт, и теперь ищу новую работу.
- Храйт далеко от нас, почему вы не захотели найти место там?
- Мадлен, - вмешался стоящий у меня за спиной Зак, - прекрати его пытать. Парень хочет работать, а у нас нехватка персонала.
Она улыбнулась.
- Зак, до Храйта далековато.
- Я в курсе. Но у нас две свободные комнаты.
Я обернулся.
- Комнаты?
- Ну да. Кровать, платяной шкаф, стеллажи, отдельный санузел: туалет и ванная.
- В госпитале?
- Он закрытый.
- Угу...
- А вы не знали? - удивилась Мадлен.
- Нет.
- Для тех, кто здесь лежит, выход только один — вперед ногами, - мрачно ухмыльнулся мужчина.
- Понятно.
- Еще не передумал?
- Нет, не передумал.
- Что ж, тогда составляем договор, потом Зак проводит вас в апартаменты, а когда устроитесь, будем знакомиться с другим персоналом.
Я кивнул и полез в рюкзак за документами.

- Слушай, Зак... кстати, можно на «ты»?
Он равнодушно пожал плечами.
- Ты здесь вообще кто?
- Пациент.
- Но к тебе прислушиваются и ты, кажется, в курсе всех дел.
- Побудешь здесь с мое, тоже начнут прислушиваться.
- И давно ты здесь?
- Давно.
- С чем лежишь?
- С одеялом и подушкой.
Я вздохнул.
- Понимаешь ли, если я здесь буду работать, то мне нужно знать кто и чем болеет.
- Чтобы перекладывать не ходячих? Или чтобы их на каталке возить? Кстати, ты не говорил, что работал санитаром.
- Ты не спрашивал.
- У меня больное сердце.
- С этим можно находиться дома.
- Если бы он еще был...
- А...
- Мне осталось месяца два... от силы.
- Ясно.
- Ты только это хотел узнать?
- Не только. Как давно был пожар?
- Полторы недели назад.
- И вы лишь недавно дали заказ на мебель?
- Здесь не так уж много человек, их разместили по другим палатам, а эти расчищали, меняли окна, перестилали полы, отчищали и перекрашивали стены.
- Ну да...
- Соня общалась с тем мужиком по телефону. Он частник.
- Вот как... Холостой?
- Да. И сирота.
- Хм... Значит то, что я услышал в поселке — правда?
- Нет никакого поселка, - Зак прислонился спиной к стене.
- То есть? - я посмотрел на мужчину, надеясь увидеть улыбку, но он был серьезен.
- Там был пожар. Сгорело все подчистую. Пожарные не успели. Выживших не осталось. Ты видел призраков, Ник. Людей, которые так и не поняли, что они уже давно мертвы.

5
Прошло три дня с тех пор, как я устроился в госпиталь, а Соня так и не появилась.
- И часто у вас пропадает персонал? – поинтересовался я у Зака.
- За последние полторы недели пропали трое, - нехотя ответил он.
- Женщина из поселка сказала мне, что в пожаре выжило всего три человека…
- Медперсонал?
- Не знаю, она не уточнила.
- И что ты думаешь по этому поводу? – мужчина отвернулся к окну.
- Что пропали выжившие.
- То есть, ты веришь в то, что госпиталь сгорел?
- С тех пор, как я оказался здесь, у меня не получается уйти дальше двора. И калитка открыта, но там будто невидимая стена.
- Я предупреждал тебя.
- Помню. Но факты, Зак: белый фургон во дворе, мужчина, который устроил пожар, пропавший персонал, мертвый водитель фуры, невозможность покинуть территорию госпиталя. По-моему, этого более чем достаточно.
Мужчина спокойно выслушал мою тираду.
- Ник, я не говорил тебе, что здесь все гладко.
- Не говорил, - согласился я. – Сколько пациентов умерло за эти полторы недели?
- Не сколько. А должны были?
- Я ознакомился с историями болезни. В госпитале на данный момент находится тридцать шесть человек, и некоторые из них совсем плохие. Если верить прогнозам врачей и смотреть на состояние пациентов, то четверо из них должны были умереть еще неделю назад.
- Но не умерли, - Зак соизволил вновь обернуться ко мне лицом, и я увидел, что он улыбается.
- Именно. А теперь ответь мне – как это возможно? Почему я ни разу не видел других машин? Кто и когда привозит в госпиталь медикаменты и продукты?
- Ник, - мужчина смотрел на меня с сочувствием, - я не спорю с тем, что умеешь сопоставлять факты, однако позволь дать тебе один совет.
- Какой?
- Разуй глаза, - улыбка стала откровенно издевательской. Зак похлопал меня по плечу и вышел из комнаты.

«Разуй глаза»… совет, несомненно, дельный. Что же я упустил? Судя по тону Зака - нечто очевидное и очень важное. Комната наполнилась светом – скоро полнолуние, а значит, времени осталось совсем мало. Всего две ночи… Я накрылся одеялом с головой и уткнулся носом в подушку.

Полная луна освещала поляну не хуже волшебных фонариков лесных духов. Впрочем, мне ли говорить о волшебстве? Но небо залито тем особым светом, который заставляет воспринимать мир иначе, и где-то в глубине души зарождается странная щемящая тоска. По чему? Почему? Вопросы, на которые я знал ответа. По крайней мере, того ответа, который был бы не романтично-глупым.
Послышался тихий шорох, всколыхнулась серебристая трава. Едва слышимый звук, чувство радости, почти безграничной радости встречи. Кобылка цвета осеннего тумана вышла на поляну и доверчиво склонила голову.
- Здравствуй.
- Здравствуй, малыш. Ты не представляешь, как я по тебе соскучился…
Она вздохнула и повернулась боком.
- Залезай, Всадник.
Ветер в лицо, скачка на грани полета и небо под ногами. Не это ли счастье?


6
Следующие сутки прошли без приключений. Как, впрочем, и без свежих мыслей насчет происходящего. А вот утро пятого дня началось с сюрприза – на уютном диванчике ординаторской, в компании двух молодых людей сидела Соня. Увидев меня, она улыбнулась и промахала рукой.
- Привет, Ник! Ты, оказывается, теперь тоже наш коллега?
- Привет, - улыбнулся я.
- Знакомься: это Руфус и Пьер, медбратья.
Я по очереди пожал им руки.
- Ник.
- Очень приятно, Ник, - парни смотрели на меня с дружелюбным любопытством.
- Только приехала?
- Да, сегодня утром. Мы втроем были на проверке в Эйсине, как самый молодой персонал, - доверительно сообщила девушка. - А ты тут как?
- Нормально. Вроде, справляюсь.
- Молодец. Слышала, с Заком спелся?
Руфус фыркнул, но тут же закрылся кулаком, пряча расползающуюся улыбку.
- Не то, чтобы спелся, просто общаемся.
- Будь с ним поосторожнее, - как можно серьезнее сказал Пьер. – Он немного того… контуженный.
- Я заметил.
- Придает нашему госпиталю мистический флер, - хихикнула Соня. – На самом деле Зак пострадал во время военных действий, а до этого на район, где стоял его дом, сбросили бомбу. Он выжил, но его жена и двое детей погибли.
- Шрам с войны?
- Да.
- Захочешь, нарочно не сделаешь, - вмешался Руфус, - прикинь, осколком-то.
Я удивленно взглянул на парня.
- Зака так и привезли – с ирокезом…
- Да уж, - вздохнул я.
- А потом, как выяснили, что у него еще и порок сердца, перевели сюда.
- Как же он с такой болезнью умудрился воевать?
- Не знаю, - пожала плечами девушка.
- Кстати, кто-нибудь из вас был в поселке? – осторожно полюбопытствовал я.
- А что там делать? – Пьер откинулся на спинку дивана. – Поселок как поселок. Тоже, между прочим, не без шизиков.
- В смысле?
- Да, там тетка одна есть, тронулась после того, как дочь ее, офицер, умерла в этом госпитале. Теперь она всем рассказывает, что у нас тут пожар был, и все сгорело к чертям собачьим.
Я хмыкнул и почесал затылок.
- Что, тоже на нее нарвался?
- Угу.
- Смотрю, везет тебе на психов.
- Бывает… а вы, случаем, не в курсе, кто приезжает на белом фургоне?
Они переглянулись.
- Нет, - ответила Соня. – Здесь иногда бывают какие-то люди, о которых нам, вроде как, знать не положено.
- Понятно…
- Слушай, Ник, - девушка опустила глаза, - а что это у тебя за развлечения с калиткой?
Я вздрогнул и покраснел.
- К-какие развлечения?
Парни начали сдавленно хихикать.
- Ну… Мадлен сказала, что ты иногда подходишь к воротам и зачем-то там бродишь… Выйти не можешь?
- М-м…
- Тебе пропуск дали?
- Да.
- Просто охранники без пропусков никого впускают и не выпускают.
- Так я же уходил и снова возвращался…
- Ты приезжал с Аленом, ну, тем, что мебель привозил, - улыбнулась Соня, - у него был временный пропуск. Там, возле ворот и калитки есть камеры. Может, ты и не заметил, но он его показывал, а утром тебя выпустили, потому что я попросила.
- Но я же пришел из поселка и…
- Петер тебя запомнил и впустил. Подумал, что забыл что-то. Я к тому, что охрана у нас вредная, хоть весь персонал знает в глаза, только чтобы уйти, ты должен поставить их в известность, а когда приходишь, показывать в камеру пропуск. Калитка-то открыта, да, но там еще силовое поле. Закрытый госпиталь, все-таки…
Я опустил голову. В ординаторскую заглянула Мадлен.
- Ник, работа, - строго напомнила она.
- Да, извинтите, уже иду.
Женщина кивнула и удалилась.
- Можно еще пару вопросов?
- Конечно.
- Первый насчет доставки медикаментов и продуктов.
- Их привозят сюда раз в неделю. Следующий завоз должен быть послезавтра утром.
- Ясно. Второй : у нас четверо пациентов в тяжелом состоянии…
- А, поняла. Госпиталю предоставили протестировать новый препарат, который должен блокировать распространение метастаз и убивать раковые клетки. Пациенты, разумеется, поставлены в известность и дали свое согласие. Пока препарат продлил им жизнь.
- Спасибо. Что ж, пойду работать.
- Удачи, - сказали хором три голоса.
Я вышел в коридор и усмехнулся про себя.

7
Война не затронула восточное побережье, так уж вышло. Все действия развернулись на западе. Несколько разрушенных городов, несколько десятков тысяч погибших: военные, гражданские. Однако же в Храйте, Адлисе, Леммаре и Эйсине нашлась работа, а теперь и этот госпиталь.
Я домыл полы, пошел в свою комнату, достал из рюкзака небольшой блокнот в старом кожаном переплете – записывать мысли полезно, помогает сосредоточиться и не упустить детали.
Итак: начнем, пожалуй, с белого фургона. Его видели я, Ален, Зак и Соня. А так же, судя по реакции, Руфус и Пьер. Далее поселок. Из полученных сведений следует, что горел он в ту же самую ночь, что и госпиталь. Закрытый, кстати сказать. Не просто для военных, а для неизлечимо больных военных, потерявших все, как тот же Зак. И согласных на любые опыты. Почему меня взяли сюда? Исключительно из-за Леммара с рекомендательным письмом от директора. Но вернемся к нашим баранам – после пожара за территорию госпиталя выходили только Руфус, Пьер, Соня, я и Ален. Соня сказала, что у Алена был временный пропуск. Это снимает по меньшей мере два вопроса. Меня же оставили в зоне Х и жив. Хотя слово «жив» не совсем точное, более верным будет «существую».
Скрипнула дверь. Я обернулся и увидел Зака.
- Что-то случилось?
- Это ночью будет полнолуние, - коротко ответил он.
- Я в курсе.
- Что думаешь делать?
- А что посоветуешь?
Зак широко улыбнулся.
- Попросить расчет, сдать пропуск и мотать отсюда.
- И куда же? – полюбопытствовал я, облокотившись о спинку стула. – Назад, как Ален, или вперед, к призракам?
- Ты таки разул глаза? – поддельно удивился Зак.
- Это был хороший совет. Кстати, ты так настойчиво отправлял меня отсюда в первую же ночь, будто был уверен, что я выйду.
- Я и был.
- Но я вышел к поселку.
- Потому что свернул не на ту тропу. А если бы ушел ночью, то покинул бы зону наверняка.
- А если тогда, когда ты предложил уйти до моего трудоустройства?
- Я бы указал тебе нужную тропу. Еще вопросы?
- Да. Кто дал керосин тому парню, что устроил поджог?
Зак фыркнул.
- Ты действительно думаешь, что на территорию закрытого военного госпиталя может проникнуть незнакомец?
- Только если он призрак.
Мужчина хрипло рассмеялся.
- Ладно, Ник, мне пора на процедуры. Увидимся этой ночью.
- Хорошо.

8
Я стоял на улице, и смотрел в небо; легкие облака пробегали на север, повинуясь потоку холодного воздуха, и луна то скрывалась за ними, то показывалась вновь. Послышался шум мотора, дальний свет фар ослепил на миг, больно ударив в глаза. Скрипнули створы открывающихся ворот, и на территорию медленно вкатился белый фургон. Старая радиола играла песню о разбитом сердце. Я обернулся назад – возле дверей стояли Соня, Руфус и Пьер. Все окна госпиталя горели тусклым желтым светом. Мелькали за стеклами силуэты людей. Затем вспышка пламени, звон осколков, крики. Со стороны поселка мелькнуло зарево пожара. Снова стекло, и в сгустке пламени из окна выпал человек, перекатился по клумбе, сбивая с себя огонь, поднялся на ноги, мазнул ладонью по разбитым губам.
- Задерживаешься, Заккери, - не повышая голоса, сказал я.
- Улаживал кое-какие проблемы, - так же тихо ответил он.
- Какие же?
- С выпиской.
Я рассмеялся.
- А кто-то собрался жить всего пару месяцев.
- Да ты и мертвого раскачаешь, Всадник, - проворчал Зак, впрочем, довольно улыбаясь. – Нигде от вас покоя нету.
- А тебе его пока что еще никто и не давал, - парировал я.
- Ну, начинается, - вполголоса сказал мужчина, приблизившись ко мне вплотную.
Соня, Пьер и Руфус как по сигналу единовременно сорвались и побежали в нашу сторону, стихла музыка в фургоне, взревел мотор.
- Ты кого возьмешь? – чисто из вежливости спросил я.
- Зомбиков.
- Так и знал. Значит, беру машинку.
Я отпрыгнул в сторону, пропуская мимо удар ножа. Резкий взмах и второй удар достался асфальту.
- Ну, чего ждешь?! – прикрикнул Зак.
Я дождался очередного круга взбесившегося фургона и прыгнул, уцепившись за крышу. Поворот влево и мы, как бык с наездником, понеслись в сторону госпиталя. Визг тормозов – я перекатился по траве и оказался в груде осколков, чудом не поранившись.
- Тоже мне всадник, - голос Заккери с хрипа сменился на низкий теплый баритон.
Я, не оборачиваясь, показал ему средний палец. Да уж, на объезженной лошади оно спокойнее. А вот, кстати, и она… Легка на помине, моя красоточка.
Блеклое пятно, как туман в отражении лунного света. Гневное ржание громовым раскатом пролетело над землей и затихло. Я поднялся на ноги, морщась от боли в ушибленном колене. Кобылка подставила бок – залезай, напарник.
Фургон уже откатился назад к воротам и приготовился ко второму раунду. Зак расправился с Руфусом и Пьером, а вот верткая легкая Соня оказалась более сложным противником.
«Осколки разбитого сердца никогда не собрать воедино»… Собирать осколки, складывая их в целую картину, занятие довольно сложное, но когда-то заниматься этим приходится.
Лошадь и фура мчалась навстречу друг другу. Толчок – задними копытами об асфальт, длинный прыжок. Сине-белый свет острым копьем пронзил крышу фургона и послышался предсмертный стон водителя. Кобылка, плавно и текуче, как кошка, приземлилась в нескольких метрах позади остановившейся машины. Я обернулся – Заккери ударил Соню в висок, и она рухнула ему под ноги.


9
Мы медленно брели по тропинке через поле. Он слегка прихрамывал – потянул при падении мышцу. Кобылка трусила следом. Небо прояснилось, ветер стих, и полная луна освещала нам дорогу. Зак молчал, у меня же в голове проносились сцены из последних событий.
- Мадлен, - наконец сказал я.
Он слегка повернул голову и посмотрел на меня.
- Это ведь был ее фургон?
- А кто такая Мадлен? – вопросом на вопрос ответил мужчина.
- Ну, когда я пришел в госпиталь, их было две. А за рулем сидела еще одна.
- Тройняшки, - пожал плечами Зак. – Ничего особенного. У каждой свой пост и свой дар. Еще одни жертвы опытов. Лабораторные крыски.
- Канистра и спички, они хотели уничтожить госпиталь, чтобы прекратить все, что в нем было. Но при чем тут Ален, при чем тут жители поселка и этот несчастный медперсонал?
- Они все влезли туда, куда им не стоило. Раскопали документы, Соня заказала мебель, Ален, ее давний приятель, должен был забрать эти документы и отвезти их в правительственную организацию. Его перехватили и убили. Потом, как сам знаешь, ребята пропадали. Они были в лаборатории, им промывали мозги. Качественно, чтобы больше назад не вправили. Жители поселка… те же подопытные, что и военные. Только что их никто не спрашивал.
- Поджогов было два?
- Да. Первый был репетицией, и огонь быстро потушили. Нынешний прошел уже как планировалось.
- В поселке я попал в будущее, верно?
- Там видели сегодняшнюю ночь. Мы вообще с тобой были во временной петле.
- Вот интересно, если Ален должен был забрать секретные документы и знал про госпиталь, то с чего он подобрал меня?
- Он не знал. Соня действительно заказала мебель и отдала ему запечатанный конверт, назвав адрес и попросив отдать письмо в городе. Его убили как лишнего свидетеля.
- Понятно… Тройняшки погибли все?
- Все. Мадлен и Софи в госпитале, Роуз убил ты.
- Душегубец, - хищно ухмыльнулся я, слегка толкнув Зака кулаком в плечо. - Значит, наша работа была в том, чтобы не выпустить монстров на волю.
- Именно.
- А как же трое выживших?
- Я их обезвредил, но не убивал. Оклемаются.
- Хм… поселок горел одновременно с госпиталем. Так откуда же та женщина знала о них?
- Это же призрак. Они всегда знают довольно много.
Я остановился, зайдя чуть вперед, и преградил ему путь.
- Ты и вправду хотел умереть?
- У меня и вправду больное сердце. И ты знаешь почему.
Я опустил голову.
- А ты не хочешь вернуться домой?
- У меня нет дома. Мой дом разрушен. Сначала я потерял жену, потом детей… Я хотел исчезнуть.
- Ты так уверен? Дети бы все равно ушли, равно или поздно. А жена…
Он пристально взглянул мне в глаза.
- Что ты предлагаешь?
- Попробовать начать все заново. Но выйти из временной петли, и больше не повторять ошибок.
- Ты сможешь вернуть мне мою малышку? – вопросительный прищур сине-голубых глаз.
- Я много чего могу, ты же знаешь.
Кобылка требовательно ткнулась мордой мне в спину. Я обернулся и потрепал ее по шелковистой гриве.
- Не переживай, я же не гоню тебя. Мы можем работать вместе иначе. А работы у нас всегда в избытке.
Кобылка согласно всхрапнула.
- Ну, так что скажешь, красавчик?
Мужчина задумчиво почесал щетинистый подбородок, запустил пальцы в светлые длинные волосы и улыбнулся.
- Значит, домой? – уточнил я.
- В гнездышко, птенчик. Возвращаемся в гнездышко.

Извилистая тропинка закончилась на краю обрыва. Поднималось на горизонте золотисто-алое солнце. Жителей этой части побережья скоро взбудоражит весть о странном пожаре, будет долгое дело, будет допрос выживших свидетелей. Нам же предстоит новый путь – самый сложный, но самый интересный – путь домой.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мили пути
СообщениеДобавлено: Ср мар 20, 2019 6:36 
Не в сети
Скромный гений
Скромный гений
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Чт авг 09, 2012 21:08
Сообщений: 2787
Откуда: Санкт-Петербург
Прочитала. Хочется сказать... написано интересно, но все-таки нечестно, у вас персонажи в начале общаются так будто не знают друг друга, а потом в конце оказывается, что прекрасно знакомы, я понимаю, что это было сделано для перевертыша, но в идеальном перевертыше вы должны читать вторую часть и видеть как бы отражение первой части, чтобы про себя думать, а как же я не заметил, вот же этот прямой намек, но все эти намек не видны пока не прочтешь вторую часть. А здесь у вас еще появляются и новые персонажи, такие например как тройняшки, что за тройняшки, откуда, я в принципе не видела здесь хотя бы трех одинаковых женщин, или куда и зачем уезжали или исчезали эти трое Соня и два медбрата, тут не должно быть никаких открытых концов, все должно увязываться в один единый узел и поэтому складывается ощущение, что это не цельное произведение, а эпилог какого-то другого большого произведения, потому что явный конец есть, а начала нет.

Но вот что мне действительно понравилось, это когда сначала мы читаем мистику, потом нам объясняют все с вполне реальных причин, и ты начинаешь разочаровываться, ну вот никакой мистики, а потом опять сюжет переворачивается и ты опять понимаешь что все вообще не так.

_________________
Травма мозга была нанесена чем-то тяжелым и тупым. Предположительно вопросом.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мили пути
СообщениеДобавлено: Ср мар 20, 2019 11:36 
Не в сети
Читатель
Читатель
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Вс май 27, 2018 19:58
Сообщений: 45
Ну, почему? В рассказе говорится, что сначала с ГГ беседовала одна женщина, она говорила про смерть Алена, а на работу его принимала уже другая - почти копия той, с которой он беседовал раньше. А кто был в фургоне, не знал никто.
И куда исчезли Соня и остальные тоже сказано - по их версии они были на стажировке в другом городе, остальный ГГ не видел, так как сам прибыл в поздний час, видел только Соню, а когда вернулся, ему сказали, что она уже сдала пост и уехала. А на самом деле они были в лаборатории госпиталя, где им промывали мозги, о чем позже говорит Зак.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мили пути
СообщениеДобавлено: Чт мар 21, 2019 6:24 
Не в сети
Скромный гений
Скромный гений
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Чт авг 09, 2012 21:08
Сообщений: 2787
Откуда: Санкт-Петербург
Просто в рассказе это так размыто, что не запоминается, а если информация важная для понимания происходящего надо делать для читателя акценты на ней.

_________________
Травма мозга была нанесена чем-то тяжелым и тупым. Предположительно вопросом.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 4 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Литературный интернет-клуб Скифы

статистика

Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Template made by DEVPPL Flash Games - Русская поддержка phpBB