Site Logo

Полки книжного червя

 
Текущее время: Сб ноя 18, 2017 16:54

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 41 ]  На страницу 1, 2, 3  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Конкурс рассказа: детектив
СообщениеДобавлено: Вт янв 26, 2010 22:27 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17221
Откуда: Хайфа
По желанию Касы, тема конкурса - фантастический детектив (НФ или фэнтезийный). По предложению Кибера, поддержанному большинством, конкурс проводится В СОАВТОРСТВЕ. Соавтором может быть любой желающий. Поиски соавторов из числа форумчан ведутся в личке, в иных случаях - любыми доступными способами.

Условия конкурса:

1. Срок подачи - месяц со дня объявления темы. Разрешается присылать по 2 рассказа от автора.
2. Размер - максимальный объем 30 тыс. знаков, или примерно 7 (с хвостиком) вордовских страниц 12-м шрифтом стандартной разметкой. Минимальный ограничен здравым смыслом.
3. Произведения на конкурс посылаются на адрес irinapev@gmail.com и публикуются анонимно. (Просьба, однако, при отсылке указывать свой ник, чтобы ведущий знал, от кого поступил рассказ).
Просьба также послать ведущему в личку подтверждение: "Я прислал(а) рассказ такой-то".
4. Ведущий (то есть я) оставляет за собой право на грамматическую правку. Текстовых изменений без согласования с автором обязуюсь не вносить.
5. После окончания срока подачи начинается голосование. Срок голосования - две недели, после чего подводятся итоги и объявляются победители.

Срок подачи - до 11 марта (включительно).

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс рассказа: детектив
СообщениеДобавлено: Чт фев 18, 2010 21:18 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17221
Откуда: Хайфа
Сообщения перенесены в "Обсуждение" http://bookworms.ru/forum/27-714-25#36106 Здесь только сами рассказы и критика.

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс рассказа: детектив
СообщениеДобавлено: Вс фев 21, 2010 4:17 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17221
Откуда: Хайфа
№ 1
Сломанные крылья


Напои свои крылья ветром,
Дай зажечься огню своей страсти,
Это место - для нас с тобою,
Этот мир целиком в нашей власти.

Я не знаю, сколь долго продлится
Это полное счастья мгновенье -
Может быть, нам с тобой просто снится
Идеального мира виденье.


Зима в Хантсвилле выдалась в этом году на славу. Небольшой городок был засыпан снегом: кругом, насколько хватало зрения, все было укрыто белоснежным покрывалом, сверкающим бриллиантовой россыпью под светом уличных фонарей и фар машин редких ночных путников.
- Какого черта Ронсон послал нас в эту дыру?- сидящий за рулем коротко стриженый светловолосый мужчина средних лет резко надавил на газ, пытаясь вытянуть увязшую в снегу машину.
- Не нервничай, Берди. Просто до центрального управления стали доходить слухи о весьма странном поведении среди сотрудников местного отделения, - спокойным, вкрадчивым голосом ответил второй.
- Странном поведении?
- Массовый психоз.
- И есть от чего, - хохотнул Берди, - поживешь в таком месте - и не только психоз получишь...
- Ронсон не разделяет твою уверенность, - мужчина потер переносицу и резким движением откинул назад упавшую на лицо темную прядь волос, - да и я тоже -успел тут по дороге ознакомиться с общим состоянием дел.
- И что нас ждет, Фил?
- Параноидальный психоз, что же еще, - Фил улыбнулся, - если верить имеющимся документам.
- Но ты им не веришь?
- Я - нет, Ронсон - да. Говорит, в своей практике всякое повидал.
- Черт, крепко застряли, - Берди с силой ударил по ни в чем не повинному рулю, - придется вызывать эвакуатор.
- Ну, что ж. Пока мы его ждем, попытаюсь ввести тебя в курс дела, Берди.
- Валяй. Все равно делать больше нечего.
- Итак, в течение полугода трое опытных специалистов в области психиатрии: доктор Йозеф Картман, доктор Бред Лаунинг и доктор Луиса Манн - один за другим стали выказывать симптомы параноидального психоза. По данным обследований, у людей обнаружены отклонения во фронтальных и височных долях головного мозга, а также в гиппокампе. Естественно, год назад никаких нарушений у них не наблюдалось...
- Не факт, это было попросту скрыто от цетрального управления. Возможно, люди были уже больны, либо имели предпосылки к болезни.
- Директор местного отделения Кауфман, конечно, весьма сложный человек и известный любитель всяких новаторских методов. Но, Берди, - тяжелый взгляд карих глаз уперся в собеседника, - нанимать на работу психиатров с отклонениями - это слишком. Или ты так не считаешь?
- Все может быть, - задумчиво произнес тот, - надо просмотреть еще раз досье этих ребят. Или перепроверить результаты МРТ.
- МРТ им делали в центральном. Там, собственно, и обнаружили отклонения. Кауфман просто сообщил, что доктора не выдержали нагрузки на психику - в процессе, так сказать.
- Что само по себе странно, - возбужденно заметил Берди. - У них что, психи какие-то особенные? О какой такой “нагрузке” он несет?
- Вот это и насторожило Ронсона, - Фил откинулся на спинку сидения. - И меня, смею заметить, тоже.

***
- Доброе утро, господа. Чем я могу вам помочь?- глаза девушки-секретарши оценивающе пробежали по двум стоящим перед ней посетителям: среднего роста, плотного телосложения блондину с коротким ежиком волос и светло-серыми глазами - и высокому, тонкокостному шатену с вьющимися волосами до плеч.
- Мы из центрального, - темные, почти черные глаза шатена внимательно смотрели на девушку.
- Очееень приятно, - растерянно протянула она. Улыбка разом исчезла с ее симпатичного лица. - Меня зовут Райс.
- Нам тоже, Райс. Я - Берди, а это - Фил, - блондин подмигнул девушке, - может, оставите мне свой телефончик? Так, на всякий случай...
- Вы по делу проишествия с нашими докторами?- заливаясь краской, неожиданно спросила она.
- По нему самому, - Фил смерил Берди презрительным взглядом, - а вам есть, что нам рассказать?
- Мне? - взгляд девушки уперся в пол. - Мне ничего такого не известно - кроме того, что все они были лечащими врачами мисс Евы...
- Все лечили одного пациента?- Фил оживился. - Вот это новость... Что ж это Кауфман скрыл столь важную информацию от нас? Хотя... Райс, проводите нас к нему.
- Я пас, Фил, - блондин качнул головой, - с Кауфманом и психами беседуй сам. Пожалуй, я попытаюсь пока нарыть кое-какой информации по нашим докторам.
- Как пожелаешь, - шатен перевел взгляд с напарника на секретаршу. - Ну же, Райс, чего мы ждем?

***
- Позвольте представиться, доктор Кауфман. Я - Филипп Бронштейн.
Сидящий за столом пожилой мужчина поднял на посетителя прозрачно-холодные глаза.
- Из центрального, значит,- заметил он. - И насколько мне не изменяет память - цепной пес Ронсона.
- Спасибо за интерес, проявленный к моей персоне, доктор, - легкая улыбка скользнула по лицу Фила. Ему нравилось, когда на него работали слухи. Благодаря им, очень немногие пытались по-настоящему разглядеть его. Остальным казалось, что он уже и так перед ними, как на ладони. Кауфман оказался одним из них.
- Должен заметить, ваша слава бежит далеко впереди вас.
- Ваша тоже, Кауфман, - шатен подвинул к себе стул. - Я могу сесть?
- Пожалуйста, сделайте мне одолжение, - глаза-льдинки неприятно скользнули по садящемуся на стул посетителю.
- Думаю, стоит перейти непосредственно к делу, доктор. У меня не так уж много времени, - заметив утвердительный кивок Кауфмана, Фил продолжил: - Почему вы скрыли, что все три доктора занимались лечением одного пациента?
Мужчина за столом вздрогнул:
- Я не скрывал.
- Да? А мне показалось - наоборот.
- Хорошо, я отвечу, - Кауфман достал из кармана платок и вытер покрывшийся испариной лоб. “Неужто он так плохо владеет собой?” - Фил не ожидал такой реакции от этого зубра психиатрии.
- Я не скрывал информацию, скорее просто не хотел акцентировать внимание на этом. Дело в том, что этот пациент...- он на мгновенье замялся, - моя дочь Ева.
“Дочь? Вот это новость”, - Фил лихорадочно пытался сложить вместе осколки мозаики. - “Конечно, понятно, почему он хотел скрыть это. Дочь известного психиатра - сумасшедшая. И судя по всему, о ее болезни стало известно не так давно. Это огромный удар по его репутации.”
- Я могу получить историю болезни... пациента?
Кауфман порылся в папках на столе.
- Да, конечно. Вот она. Изучайте, - он криво улыбнулся, - на здоровье.
- Благодарю, - Фил одним резким движением выхватил папку у него из рук. – Надеюсь, это единственная недоговоренность между нами, доктор.
Он развернулся и направился к двери. Приоткрыв ее, не оглядываясь, сказал:
- Я искренне надеюсь на ваше сотрудничество. Это исключительно в ваших интересах.

***
- Ну, что там у тебя новенького? - Берди со стаканом виски в непринужденной позе сидел в кресле. - Как Кауфман? Как он объяснил, что скрыл информацию от центрального?
- Не поверишь, но загадочный пациент, сводящий с ума докторов, - дочь самого Кауфмана, - Фил сидел напротив, забросив длинные ноги на журнальный столик. В руках у него была стопка бумаг, а на полу рядом с креслом стоял ноутбук.
- Вот это новость, - Берди взъерошил рукой короткий ”ежик” волос. - Не удивительно, что он смолчал.
- А что про докторов?
- Все чисто. Ребята не были больны. Все - известные психиатры со стажем. Черт возьми, что это за болезнь у дочки Кауфмана... Заразная какая-то...
- Год назад она убила близкого друга семьи, - Фил задумчиво посмотрел на стакан в руке блондина, - ее застали на месте преступления, в собственном доме. На теле убитого были многочисленные ножевые ранения, а на орудии убийства - ее отпечатки. После допроса оказалось, что девушка не совсем адекватна. Допрашивали Кауфмана, по прошествии времени он признался, что дочь больна с детства, и он пытался ее лечить, чтобы не выносить это на суд публики...
- Боялся за свою репутацию... козел, - Берди со стуком опустил стакан на пол.
- Вероятно.
- Диагноз?
- «Расстройство интеграции»...
- Ну ничего себе, - блондин снова схватил стакан с виски, - мне срочно надо выпить. А ничего, что этот диагноз весьма спорный и уже много лет не ставится пациентам? Было столько споров...
- Да, но суть не в этом. Я сверил МРТ пациентки Евы Кауфман и снимки трех докторов - на всех наблюдаются отклонения во фронтальных и височных долях головного мозга и гиппокампе. Правда, должен заметить, у Евы они максимальны.
- Расстройство интеграции, передающееся при контакте с носителем? Бред...
- Если так, то это открытие чего-то такого, что перевернет все наши знания о психиатрии с ног на голову, - темные глаза Фила смотрели в никуда. - Завтра я собираюсь посетить полицию, попытаюсь больше узнать о убийстве, а также посмотрю записи сеансов терапии с участием нашей загадочной пациентки и злочастных докторов.
- А мне что делать? - вопросительный взгляд серых глаз.
- Еще выпить, и срочно, - с усмешкой заметил шатен.
****
- Так вы поводу дела Евы Кауфман? - лысеющий мужчина в форме пристально смотрел на высокого мужчину с копной каштановых волос до плеч.
- Я новый лечащий врач мисс Кауфман, - посетитель, порывшись некоторое время в кармане куртки, извлек кусок белого пластика и протянул его полисмену.
- Так вы не местный, мистер Бронштейн, - протянул тот, глядя на идентификационную карточку. - У нас, знаете, городок небольшой, и убийства - тем более, столь ужасающие - случаются нечасто, - мужчина выдержал паузу, наблюдая за реакцией посетителя, - поэтому и запоминаются надолго. Мне казалось, что всем уже все известно в таких подробностях...
- Мне не известно, - шатен смерил полисмена весьма прохладным взлядом. - У меня нет времени проводить сеансы психоанализа среди местных жителей с целью получения необходимых сведений относительно деталей преступления, совершенного моей пациенткой. Поэтому я пришел к вам, офицер. Или вы отказываетесь предоставить мне информацию?
- Нет, конечно нет, - поспешно ответил коп. - Что вас интересует, доктор? Только побыстрее, пожалуйста - у меня тоже мало свободного времени.
- Из этой истории мне известно лишь то, что убитый был другом семьи Кауфманов, на теле обнаружили многочисленные ножевые ранения, на оружии были отпечатки пальцев мисс Кауфман, убийство произошло в их доме... Пожалуй, это все.
- Ну, все так и было, - полисмен потер лысину.
- Что за оружие?
- Старинная катана. Доктор увлекался коллекционироваем холодного оружия.
- Причина смерти? Заключение патологоанатома?
- Умер от первого, самого сильного удара, остальные были нанесены позже.
- Какого рода отношения связавали убийцу и жертву?
- Как вы заметили, убитый был давним другом семьи. Мисс Еву он знал еще сопливой девчонкой. Часто бывал в гостях у Кауфманов.
- Было ли что-то особенное среди вещей убитого?
- Ничего особенного, так - всякие мелочи, - полисмен подошел к шкафу и начал рыться в картотеке. Спустя минуту он выудил из унылого ряда папок бумагу и протянул ее Филу.
- Зажигалка, ключи от машины, записная книжка... - Фил читал список вслух, -пейзажный рисунок с надписью на обратной стороне: “Ты подарила мне этот мир”... Что за рисунок?
- Обычный набросок карандашом на листе бумаги с изображением скалы, моря и маяка, - невнятно пробубнил полисмен. - Насколько я помню, смятый и потрепанный...
- Могу я его увидеть?
- Зачем? Я же сказал - обычный незаконченный пейзаж. Если видели скалу, море и маяк на картине, считай, видели и его. Все, что в нем интересного, - это надпись, сделанная рукой убитого. Надеюсь, я ответил на ваши вопросы, потому что теперь мне пора вернуться к своим обязанностям, - демонстративно игнорируя посетителя, лысеющий страж порядка начал копаться в бумагах, лежащих на столе. Фил глубоко вздохнул и легким движением вернул полученный от полисмена документ на стол.
- Последний вопрос - и я ухожу. Ева Кауфман признала себя виновной?
- Нет, - мужчина почему-то вздрогнул, - впрочем, и невиновной тоже.
- Спасибо. Как и обещал, я немедленно ухожу, - Фил легким пружинящим шагом направился к двери.
- Она вообще ничего не говорила, - Фил взялся за ручку двери и замер, не поворачиваясь. - Стоит признать - дочь доктора была странной всегда. Просто многие закрывали на это глаза. И оказалось, что он действительно скрывал ее болезнь. Ну лечил там втихомолку. Пока...
- Еще раз огромное спасибо, офицер, - открыв дверь, Фил вышел прочь из кабинета.

продолжение следует

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс рассказа: детектив
СообщениеДобавлено: Вс фев 21, 2010 4:18 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17221
Откуда: Хайфа
Сломанные крылья
(продолжение)


****
- Расскажите мне, Ева, что вас тревожит?
Тишина в ответ.
- Поверьте, вам станет легче. Главное - начать...
- Хорошо... я... я расскажу.
- Я вас внимательно слушаю.
- Представьте на мгновение, что у вас есть крылья. Вы - на вершине скалы, в самом сердце мира. Над вами медленно проплывают величественные тени серебристых облаков, которые, переплетаясь между собой, создают неповторимый, волшебный рисунок. Тонкие и такие необыкновенно теплые золотистые лучи солнца едва просвечивают сквозь ткань облаков. Под вами чистейшая бирюза бескрайнего океана, облаченная в тонкие кружева белой морской пены. Океан в дуэте с ветром поет вам свою вечную песню. Крутые волны одна за одной бьются о неприступный гранит скалы, разлетаясь тысячами сверкающих брызг и белой кружевной пеной, сливаясь с мелодией свободного бриза. Ваше тело жаждет их прикосновения, страстно желает слиться с теплым, но в то же время свежим морским воздухом, воспарить над блестящей водной гладью, узнать, каковы на ощупь серебристые облака. Ваши крылья раскрываются навстречу ветру, который приносит с собой соленые брызги морской влаги. Лететь... жить... парить... наслаждаясь каждым мгновением.
- Да, я... это так чудесно...
- Но что это? Ветер усиливается: он беспощадно и грубо треплет ваши чудесные крылья, которые уже не так сильны, как казалось вначале. Небо на глазах чернеет, поглощая в свои недра последние робкие лучи солца. Бирюза океана превращается в темную маслянистую жидкость. Тьма спускается с небес, обволакивая немым страхом. Сверкает молния, пронзая насквозь черные небеса и воды бушующего океана, а ветер разрывает на части некогда прекрасные крылья. Это боль... страх... невозможность сделать вдох.
- Нет... как больно...
- Вы видите вдалеке призрачный луч света. Это маяк. В нем находится нечто... Оно ужасно. Нечто лишило вас всего. Осталась только бессильная, разрывающая на части тело и сознание боль. И вам терпеть ее вечно.
- Вечно...
- Пока он не придет за вами, и тогда любая предыдущая боль вам покажется милостью небесной.
- Он придет... за мной...
- Непременно, а пока вы можете быть свободны. Наш разговор окончен.


Фил промокнул вспотевший лоб бумажной салфеткой и откинулся в кресле. Он просмотрел сеансы с участием пациентки и трех злочастных психиатров. И все они заканчивались одинаковой сценой. Казалось, что перед ним просто актеры, которые проходят кастинг на роль в фильме. Он в некоторой степени понимал Кауфмана, который не захотел делиться ни этой информацией, ни тем, что пациентка - его дочь. Зато теперь он знал, откуда у пострадавших эта мания преследования. Все это время им давали сильнодействующие препараты, а они, несмотря ни на что, вещали про то, что “он придет” за ними. Но как это возможно? На всех предыдущих сеансах Ева упорно молчала, просто слушала, что ей говорят. И Фил не мог с уверенностью сказать, что в необыкновенно светлых глазах девушки было равнодушие или страх, свойственный больным с таким диагнозом, как у нее. Нет – скорее, интерес и какая-то затаенная до времени боль... Фил выругался. Хотелось напиться вдрызг и забыть об этом чертовом расследовании раз и навсегда. Но сделовало все-таки закончить начатое и посетить наконец-то ту загадочную пациентку, которая и заварила всю эту кашу.
****
Когда он вошел в палату, она сидела за столом и что-то рисовала. Тонкая изящная фигурка в синей больничной пижаме. Небрежно собранные в длинный хвост рыжевато-соломенные прямые волосы. Тонкие короткие пальцы, по-детски маленькие кисти рук. Она медленно повернулась, и Фил замер под взглядом прозрачных глаз. Казалось, они смотрели прямо ему в душу. Мужчина дернул головой. Мало ли, что начнет казаться после всего, что ему довелось узнать. Лицо у нее было обыкновенное, даже слишком простое, на его взгляд. Белая кожа, россыпь золотистых веснушек, плотно сжатые обескровленные губы.
- Добрый день. Я ваш новый доктор, Ева.
Девушка молча смотрела на него.
- Я надеюсь на сотрудничество с вами. Вы ведь хотите выздороветь?
В ее глазах отразилось удивление.
- Это невозможно, - голос мягкий, вкрадчивый. “Словно продолжение ее взгляда”, подумалось Филу.
- Вы не считаете себя больной? - снова удивленный взгляд.
- Я этого не говорила. Вы из центрального?
- Да. Нас заинтересовал ваш случай, - мужчина медленно подошел к ней ближе, пытаясь высмотреть, что она рисовала до его прихода на листе бумаги.
- Ясно, - она заметила его взгляд, - хотите взглянуть?
- Если можно.
Без колебаний и малейших попыток закончить рисунок девушка протянула ему листок. Он осторожно взял его из ее слегка дрожащих пальцев. Рисунок изображал скалу с бущующим у ее подножия морем, вдалеке на заднем плане виднелись очертания маяка. Фил глубоко вдохнул.
- Нравится? - легкая полуулыбка на тонких губах. - Я не слишком хорошо рисую. У меня проблема с пальцами. Артрит.
- Вы рисуете достаточно хорошо, - ответил Фил, - жаль только, что одно и то же.
- Видели мои рисунки раньше? - румянец прилил к ее лицу. Девушка выглядела весьма возбужденной.
- Да. С надписью “Ты подарила мне этот мир”, - темные глаза мужчины внимательно следили за ней.
- Я рада, - она отвернулась.
- Ну давайте, Ева, расскажите и мне про сломанные крылья...
- Зачем? - ее голос звучал глухо, - вы и так знаете все, что вам необходимо.
Он бросил на девушку пристальный взгляд.
- Уходите. Прошу вас, Фил.
Вздрогнув, мужчина развернулся и вышел прочь.
***
- Ну, как прошел день, коллега? - Берди неторопливо вошел в комнату Фила, но тут же замер, увидев напарника сидящим с растрепанными волосами на полу среди кипы бумаг, записок и прочего хлама. Ноутбук стоял раскрытым на кресле.
- Вижу, что хорошо, - блондин хмыкнул. - Похоже, тебе стоит сделать небольшой перерыв...
- Я знаю ответ, Берди, - темные глаза Фила горели лихорадочным блеском, - это невероятно, на первый взгляд. Но это так, я почти уверен.
- В чем ты уверен, Фил? Очнись. Когда ты последний раз спал?
- Это не важно, - он резко вскочил на ноги и, схватив с кресла куртку, направился к двери. - Я все тебе расскажу, если дело выгорит.
- Куда ты собрался в такое время?
- Навестить одного знакомого доктора психиатрии.

***
- Я сожалею, доктор Кауфман, что пришлось потревожить вас в столь позднее время.
Заспанный пожилой мужчина молча кивнул и указал рукой на стул.
- Если это необходимость, то я не против.
- У меня есть вопрос, - Фил с интересом рассматривал старинные мечи, лежащие на подставках в кабинете ученого. - Увлекаетесь оружием?
- Да, хотите посмотреть?
- Не отказался бы. - В руку непривычно легла тяжелая и длинная катана. Свет отразился на острие меча. - Весомо...
- Так что за вопросы, Бронштейн?
- Касательно вашей дочери Евы, - катана легла на стол хозяина.
-Евы? – даже в полумраке кабинета стало заметно, как Кауфман разом осунулся и побледнел.
- Да, в ходе расследования случая с вашими докторами, я пришел к выводу, что случай вашей дочери уникален и требует более тщательных исследований, но уже не в Хантсвилле... - Фил выдержал паузу, наблюдая, как покрывается пятнами и испариной лицо собеседника. - Я забираю Еву в центральное. Сам Ронсон займется ею...
- Что? Забираете? - руки старого профессора дрожали, а в глазах отражался какой-то дикий первобытный ужас. - Как?! Я... я... не позволю.
- Еще как позволите. Вы долгие годы скрывали, что ваша дочь больна, - глядя на стоящего перед ним полностью разбитого старика Фил не мог поверить, что это тот самый Кауфман, тот самый ученый, который с фанатичной увереностью отстаивал самые невероятные теории и в конце концов оставался прав; человек, которого побаивался даже сам Ронсон.
- Эдвард тоже хотел забрать ее у меня, - истерично закричал мужчина, - но я не мог позволить ему... им... уйти. Это дело всей моей жизни. Вы должны понимать это. Как ученый, как врач.
- Я это понимаю, - Фил резко отбросил меч и, оттолкнув мало вменяемого старика, вышел из комнаты.

****
- Одевайтесь, Ева, - Фил с шумом ворвался в больничную палату, отряхивая на ходу россыпь легких снежинок с ворота куртки, - да поживее.
Пушистый меховой сверток потелел на кровать рядом с неподвижно сидящей девушкой.
- Хватит смотреть - пришло время действовать, - вдалеке за дверью послышались шаги, мужчина быстро оглянулся. - Вы ведь все решили для себя, Ева? К чему сомнения? Я избавлю вас от него, - было видно, как напряглась хрупкая фигура девушки, - правда, за небольшую плату с вашей стороны.За сотрудничество с нашим...
- Я согласна, - Фил вздрогнул. Эффект ее голоса поражал - тихий, вкрадчивый полушепот, казалось, проникал сквозь все видимые и невидимые барьеры. Тонкая рука потянулась к лежащей на кровати шубе. Еще мгновение - и девушка утонула в объятиях темного меха. Она медленно подошла ближе, и их глаза встретились. Фил мысленно напрягся, замер, словно боясь, что прозрачные глаза прожгут его насквозь, но длилось это недолго – через миг он расслабился, отпустил свой страх. Просто понял - перед ним стоял не враг.
- Что тут происходит? - голос подошедщего охранника прервал их, - кто вы так... А, доктор Бронштейн, - узнав Фила, он облегченно вздохнул и хохотнул: - Я вас не узнал - богатым будете.
- Спасибо, я и так не бедствую, - с кривой усмешкой заметил Фил. - Я забираю мисс Кауфман в центральное.
- Но как же это.., - охранник выглядел растерянным и лихорадочно переводил взгляд с Фила на девушку и обратно, - доктор Кауфман запретил... никого не пускать к мисс Еве... говорил мне...
- Поверьте мне, - шатен продолжал улыбаться, - доктор Кауфман не будет против. Я это точно знаю, - и, схватив закутанную в меха девушку за руку, направился прочь из здания.

****
- Черт тебя дери, Фил, - Берди с криком метался по комнате, - я не сдвинусь с места, пока ты мне все не объяснишь. Что здесь делает эта девчонка? Где ты был? Что просходит, мать твою?
- Спокойно, Берди. Держи себя в руках, а то так ничего и не поймешь, - Фил улыбался, держа за руку закутанную в темную шубку рыжеволосую девушку с удивительными прозрачными глазами.
- Так давай, начинай, - блондин разом опрокинул в себя полстакана виски и в изнеможении свалился на кресло, - я жду.
- Начну с главного. Эдварда Лоерда убил сам Кауфман.
Серые глаза Берди расширились.
- Доказательства?
- Его убили одним ударом катаны. Одним. Посмотри на руки этой девушки. У нее артрит в кистях рук. Она физически не смогла бы нанести удар такой силы. Да что там говорить, даже удержать в руках этот меч. Я был у Кауфмана - он во всем признался.
- Мотив?
- Вот тут тебе придется сначала выслушать мою теорию.
- Валяй.
- Как ты помнишь, все наши доктора впали в параноидальный психоз после общения с Евой. МРТ показывают отклонения в мозге всех четверых, что дает возможность поставить очень спорный диагноз - расстройство интеграции. Все бы ничего, но, просматривая записи сеансов, я узнал, что Ева рассказывала всем одну и ту же историю, слово в слово. И люди сходили с ума. За один сеанс.
- Гипноз?
- Бери выше. Я изучил наработки наших парапсихологов. И пришел к выводу, что это не растройство интерграции. Это телепатия, Берди. Понимаешь, самая настоящая телепатия, - Фил схватил ноутбук с кресла, - вот смотри. Согласно теории, телепатия - это волны, несущие в себе образную информацию, которая воспринимается мозгом принимающего, как самая настоящая реальность. У передающего наблюдается повышенная активность гиппокампа, фронтальных и височных долей головного мозга. У принимающего тоже - только значительно меньше. Знакомо? Это и есть симтомы нашего спорного растройства интерграции. Так легко спутать - тем более что телепаты так редки.
- Невероятно, - блондин ошарашенно переводил взгляд с Фила на девушку и обратно, - но почему Кауфман убил своего давнего друга?
- Все просто. Кауфман всю жизнь посвятил изучению телепатических возможностей. Даже пошел дальше - он пытался с помощью медикаментов создать телепата. Как видишь, ему это в некотором смысле это удалось, - он кивнул в сторону Евы.
- В некотором смысле?
- Мои способности очень скудны, - подала голос девушка, - я работала на пределе своих возможностей. Эдвард был единственным человеком , который обо всем знал и при этом относился ко мне, как к обычному человеку. Мне в свою очередь хотелось... сделать ему приятное. Научить летать, например, - она покраснела. - Он хотел забрать меня от отца.
- За что и пострадал. Кауфман всегда был фанатиком. Он не мог позволить, чтобы у него забрали его игрушку.
- Но как ты понял, что это телепатия? - Берди потер переносицу и посмотрел на Фила.
- Рисунки Евы, ее рассказы, поведение пострадавших докторов. Светлый и чистый мир, который разрушило чудовище, живущее в маяке. И еще, - Фил посмотрел на Еву, - когда я уходил, она назвала меня по имени, хотя я его не называл.
- Но зачем все эти сложности с помешательством докторов?
- Отец был уважаемым человеком в городе, а я... - Ева снова покраснела. - Меня считали ненормальной с детства. Просто молчали, чтобы отцу не приходилось за меня краснеть. А потом и вовсе я перестала появляться на людях. Я не могла ничего сказать, сделать... Моих сил не хватило, чтобы противостоять ему. А после, когда я поняла, что он не собирается прекращать свои опыты... Мне стало так больно. И я решила, что должна привлечь внимание к отцу - любым способом. Даже раскрыв себя... - на ее глазах выступили слезы.
Фил подошел к ней и мягко обнял за плечи.

...Соленый, пропитанный влагой и солнечным теплом бриз играл в его темных курчавых волосах. Океан был спокоен, как никогда, и переливался блеском чистой бирюзы, мягко переходя в бездонную синь небес. Он расправил за спиной большие сильные крылья. Ветер подхватил его в свои объятия.
“Давай, лети за мной”, - раздался мягкий голос в его голове, робкий, словно продолжение его собственных мыслей. Он поднял голову - и в высоте синих небес блеснуло золото ее волос. Бриз наполнил его крылья, он вздохнул, оторвался от земли и подался вперед, навстречу бирюзе океана, лазури небес и золоту солнечных лучей...


________________________________
Tōgō-shitchō-shō, «расстройство интеграции» - японский термин, обозначающий шизофрению. Известно, что шизофрения на данный момент является очень спорным диагнозом. Вероятность одновременной постановки диагноза «шизофрения» двумя независимыми психиатрами в лучшем случае достигает 65 %. В основном диагноз ставят, основываясь на данных о мозговой активности, которая отличается от “нормальной” работы головного мозга.

Одной из наиболее популярных теорий, которые, как представлялось, объясняли феномен телепатии, была так называемая «волновая теория». Предполагалось существование неких «эфирных» волн малой амплитуды и большей, нежели гамма-излучение, частоты, которые, «пронизывая» человеческий мозг, способны вызывать в мозгу реципиента образ, аналогичный оригинальному.

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс рассказа: детектив
СообщениеДобавлено: Сб фев 27, 2010 19:05 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17221
Откуда: Хайфа
№ 2
Тао


Кофе отдавал духами, шуршали несданные отчеты, предвещая гнев лейтенанта.
- Слушай сюда, напарник. Я на этой планете сижу уже пятый год; дыра, прямо скажем, еще та. Планета Таотерра - Мекка гламурных шопоголиков. Они сюда едут со всего света за чертовым флакончиком духов, которые больше нигде не продают и не производят. Три флакона в руки, и ни каплей больше.
Я вздохнул, глядя на толпу туристов. Допил кофе и проверил, работает ли анализатор Свейнсона.
- Только здесь произрастает тао, то самое растение, являющееся основным компонентом духов. Вся экономика планеты крутится вокруг невзрачного кустика с непередаваемым запахом. Духи «Тао», шампунь «Тао», гель для душа с тао, сумочки из кожи тредата, питающегося только молодыми побегами тао. Здесь все пропитано этим проклятым ароматом. Основным способом контрабанды является вывоз семян тао. На других планетах он растет, цветет и умирает в течение года, и еще никто и никогда не смог получить семена. Поэтому один грамм чертовых семян стоит как центнер плутония. Вот мы и сидим на проклятой планете, благоухающей, как продажная красотка, чтобы отлавливать идиотов, пытающихся вывезти эти семена, чтобы другие идиоты вырастили один-единственный урожай.
- Сэм, ты чего сегодня завелся? Я уже месяц с тобой проверяю корабли – к чему лекция?
- Сейчас увидишь. Все, что было до этого, - просто разминка. Сегодня будет настоящее шоу. Не забудь взять пилюли от головной боли.- Сэм отбросил листок со списком пассажиров сегодняшнего рейса.

Полчаса спустя таможенники стояли у звездолета, сверяя пассажиров со списком.
Группа туристок с законопослушной Синты. Маленькие, вежливые и улыбчивые, они дружно кивали зеленоватыми яйцеподобными головами.
Парочка светских львиц с Рогандо.
Семейство венерианцев с малолетним вертлявым отпрыском.
Крупная, темнокожая гранд-дама с Кибберы.
В общем, ничего сверхъестественного, рейс как рейс. И тут появилась ОНА… Шикарная, высокая блондинка плыла на безумно длинных ногах в сторону звездолета. На таких ногах точно не ходят, а плывут или ступают. Крохотная юбка едва прикрывала ажурную кромку чулок. Прозрачная блузка, расстегнутая почти до пояса, скорее окаймляла, чем прикрывала остальные достоинства. Сверху это совершенство венчала идеально вылепленная головка с высокими скулами, пухлыми, яркими губами и порочными глазами. У Дика пересохло во рту. Багажа при шикарной красотке почти не было: крошечная сумочка через плечо и небольшой дорогущий саквояж из кожи тредата.
- Рад Вас приветствовать, мадемуазель Натанаэлла, - выдохнул Сэм.
- О, Сэм, вы еще здесь. Рада встрече. Ну, мальчики, жду Вас в гости.
- Куда же мы без вас, мадемуазель? Заглянем обязательно.
Натанаэлла улыбнулась белоснежной улыбкой, подмигнула и прошла мимо, плавно покачивая бедрами. За ней плотным облаком стелился аромат «Тао».
- Дик, рот закрой.
- Она что, купается в этих духах?
- И купается тоже. В общем, так: свейнсонову «подушку» в руки, собаку на поводок и в обход. Мадемуазель оставляем на сладкое, без меня туда не суйся.
Обход кают занял почти час. Стандартная процедура: запускаешь в каюту собаку, все, что ее заинтересует, осматривается с помощью анализатора Свейнсона. Он реагирует даже на очень слабый запах тао. В общем, работка не бей лежачего. Чаще всего «подушка» срабатывала на флакончики с духами, а так как по правилам все средства с тао должны быть выложены на столик у входа в каюту, то и с этим проблем не возникало.
Закончив обход, мы подошли к каюте Натанаэллы.
- Дик, остановись. С собакой туда входить нельзя, мы уже у нее трех собак, считай, потеряли. Нюх отшибает надолго. Детектором ее тоже не проверишь, зашкаливает. Им можно только кое-какие вещи посмотреть, и то, если не в каюте. Так что все только вприглядку и на ощупь. Пойду отведу собаку, а ты можешь приступать, - я усмехнулся и отправился с псом к выходу.

Дик уверенно постучал в дверь.
- Мальчики, заходите.
В каюте стоял насыщенный и стойкий запах тао.
- Мадемуазель Натанаэлла, должен Вас предупредить, что вывоз …
- Не утруждайте себя… Как Вас зовут?
- Дик Стоун.
- Не утруждайте себя, Дик, я прилетаю за духами каждые три месяца - очень люблю этот аромат. Мне Сэм права и обязанности уже раз пятнадцать читал.
С этими словами Натанаэлла нагнулась, продемонстрировав цвет призрачных трусиков, и подняла с пола саквояж. Подойдя к столику у двери, начала не спеша выкладывать содержимое. Стандартные три флакончика духов, гель для душа, шампунь, масло для тела, мыло, тальк, крем - и все с ароматом тао. Потом на диван полетели изящные комплекты нижнего белья, чулки, блузка, топик, пеньюар, еще одна крошечная юбочка, узкие брюки и всякие женские штуки. Пустой саквояж и сумка из кожи тредата тоже оказались на столике. Сначала Дик с помощью свейнсоновой подушки все же попытался проверить вещи на диване, но прибор зашкаливало. Пришлось прощупывать все подряд. А если учесть, что в одном грамме тао примерно тридцать семян, работенка оказалась не из быстрых. Лоб Дика покрылся испариной. Потом еще стандартная проверка местной продукции, так что концу осмотра Дик понимал, почему Сэма тошнит от запаха тао.
Натанаэлла сидела в кресле, закинув бесконечно длинные ноги одну на другую, с безмятежной улыбкой наблюдала за мучениями таможенника и покачивала туфелькой. Закончив с вещами, Дик подошел к Натанаэлле, сел напротив.
- Мадемуазель, вы понимаете, что вывоз хотя бы одного семечка тао грозит вам двадцатью годами каторги?
Ножка освободилась от туфельки и, словно по волшебству, оказалась у него на колене.
- Вы думаете, кандалы будут смотреться на моих чудесных ногах как украшение? - и ножка, перебирая пальчиками, продвинулась выше по ноге Дика.
- Не думаю, – выдохнул Дик, сглотнув комок в горле.
- Ну что, Дик, личный досмотр производить будешь? Мне раздеваться?
- Для этого следует дождаться Сэма.
- Решил порадовать напарника? Так он меня уже неоднократно видел и ничего нового не обнаружит.
Дик отвел глаза. В поле зрения попала пачка сигарет, сиротливо лежащая на краю стола.
- Разрешите ваши сигареты?
- Да, конечно. – Натанаэлла открыла пачку, выудила себе одну штуку, а остальное подвинула к Дику.
- Молодой человек, дайте, пожалуйста, даме прикурить, - она нагнулась, продемонстрировав ложбинку в вырезе кофточки.
Дик щелкнул зажигалкой и так и остался сидеть, держа сигареты в руках, пытаясь восстановить дыхание. Натанаэлла курила, глубоко затягиваясь и выпуская тонкие кольца дыма.
Через несколько минут наконец-то заявился Сэм.
- Ну как, жив еще? Натанаэлла, опять новичка до инфаркта довела? Кстати, а чем это у Вас пахнет?
В воздухе стоял аромат духов, табака и еще чего-то неуловимого, одновременно пряного и освежающего.
- Чем она тут у тебя занималась?
- Курила.
Сэм схватил сигареты и выскочил с «подушкой» в коридор, через пару секунд вернулся.
- Чисто. А где окурок?
- Сэм, милый, ты же знаешь - я ненавижу запах бычков, окурок в банке.
Восстановить что-либо из «банки» - молекулярного утилизатора - еще не удавалось никому.
- Шикуешь, мадемуазель Ната? Как тебе сигаретка за полмиллиона кредиток?
- О, я так люблю себя иногда побаловать… Тем более, полмиллиона - это там, а тут - парочка многообещающих взглядов.
- Натанаэлла, знаешь, я тебя иногда обожаю.
- Знаю, Сэм, знаю… Ну так что, раздеваться, или осмотр закончен?
- Осмотр закончен. Вот ведь женщина, ни разу не повторилась… Пошли, Дик, писать отчет о том, как мы прошляпили контрабанду, но предотвратили ее вывоз. На моем счету это уже пятнадцатый случай.
- Сэм, я буду по тебе скучать.
-Я по тебе тоже, Натанаэлла.

Туристский «Карбо» ушел своим рейсом, увозя прекрасную контрабандистку. А мы с Диком отправились получать нагоняй.

Боже, какая стерва, как я ее уважаю, ведь действительно ни разу не повторилась, и главное… идеальная сообщница. У Наты абсолютно отсутствует обоняние, поэтому ей и удается этот трюк с духами, другая бы давно свихнулась. Я-то ей личный досмотр еще на третьем визите умудрился провести и трюк с грудью давно знаю, но моих напарников разводит как слепых щенков.
Вообще, натуральной груди там маловато, а то, что колышется, – это просто симпатичные контейнеры под семена тао. Напарники из штанов выпрыгивают, а у меня на банковскую карту капают неплохие проценты – каждому свое. Еще 3-4 рейса, и можно завязывать со скучной жизнью таможенника и отправляться куда-нибудь на Акьо, валяться на черном песочке до конца своей безбедной жизни.

Снова утренний кофе, отдающий вездесущим тао, ненаписанные отчеты и «Карбо», который должен прибыть завтра…
- Сэм, принимай нового напарника. Знакомься, это Шелла Мак-Гарм.
Передо мной стояла огромная, монументальная девица с лицом каменного истукана, преисполненного гордостью за исполняемый долг. Девица хмуро сопела, свысока глядя на меня.
Ну, Натанаэлла, девочка моя, держись. Я ставлю на тебя.

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс рассказа: детектив
СообщениеДобавлено: Вт мар 02, 2010 17:46 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17221
Откуда: Хайфа
№ 3
Садовник


– Думаю, убийца – садовник!
– Очень смешно, – соврал фотограф, не переставая снимать. – Тут вообще кто-то был, кроме садовников?
– Нет, только садовники. Это же конференция садоводов. Их тут было восемь.
– Теперь семь, – отозвался эксперт.
– И один из них убийца!
– Или двое!!
– Или вообще здесь клуб садовников-убийц!!!
– Решать мне, - спокойно сказал, наконец, следователь. – А я решаю, что дело закрыто. Это был несчастный случай.
– Действительно считаете, что он сам залез внутрь этого проклятого цветка?
– Да, именно так. Не с целью самоубийства. Наверное, хотел пыльцу взять, полить, осмотреть, сфотографировать, наконец! – сказал следователь, оглянувшись на фотографа. Тот сделал вид, что его совершенно не волнует, когда все в комнате внимательно смотрят на него.
– Нужно сделать вскрытие…
– Чего там вскрывать – обильная кровопотеря, вызванная контактом с гигантским экзотическим хищным растением.
– Да не садовника вскрытие, а цветка. Может, внутри найдем фотоаппарат, лейку или какую-нибудь специальную коробку для сбора пыльцы.
– Не позволю!!!
Никто не видел, когда вошел один из садовников. Он услышал конец разговора и бросился защищать растение.
– Стой, дурак!
Но было поздно. Цветок не оценил подоспевшую помощь. Вернее, оценил, но по-своему. Лианы обхватили незадачливого спасителя и подняли в воздух. Присоски плотно прижались к артериям и с чавкающим звуком принялись высасывать кровь.
– Спасайте же его! – первым очнулся фотограф. Он ударил штативом по цветку, в это время спохватившиеся мужчины освободили вторую жертву растения. Очень бледный, он был жив. Губы растянулись в улыбке:
– Не трогайте его. Мы будем защищать его даже ценой своей жизни.
Фотограф и следователь с удивлением смотрели на осоловевшую улыбку садовника.
– Не волнуйтесь! Не тронем мы ваше растение! – поспешили они заверить садовника. – Вам бы прилечь.
Эксперт проводил упирающегося садовода к двери, а вернувшись, обнаружил задумчиво рассматривающего цветок фотографа.
– Сдается мне, что, кроме кровопотери, оно вызывает еще иррациональную привязанность. Может оно им что-то впрыскивает? Хотя какое это имеет значение, все равно выходит несчастный случай.
– А Вы не думали о том, что кто-то нарочно мог приволочь сюда эту дурынду? – фотограф потер уставшую шею.
– Да кому это может быть нужно?
– Ну, например, графине, у которой работает один из садовников. Он ей отказал, и в качестве мести она преподнесла ему сей, с позволения сказать, подарок перед самой конференцией, не предупредив о том, что растение голодно!
Теперь эксперт так же заинтересованно смотрел на фотографа:
– Друг мой, а Вы тут ничего не вдыхали слишком глубоко? А то как-то слишком буйно у вас фантазия разыгралась. Хотя в принципе версия достойна рассмотрения.
Эксперт повернулся к цветку и, надев перчатку, осторожно провел по листочку. Ближайшие веточки вздрогнули и как будто вздохнули.
***

– Ну, и кого будем награждать? Дело раскрыто в момент, наш отдел на высоте. Благодарности от вышестоящего начальства получены. План на месяц выполнен. И всего за полдня! – шеф просто сиял от восторга.
– Прежде всего, надо награждать нашего фотографа, – честно признался следователь. Только он не поддался чарам цветка.
– И как же это вам удалось? – все вновь обернулись на фотографа.
Тот любовно погладил фотокамеру, которую не снимал, даже укладываясь спать.
– Я просто не очень люблю цветы, - скромно ответил он.

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс рассказа: детектив
СообщениеДобавлено: Пн мар 08, 2010 0:21 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17221
Откуда: Хайфа
№ 4
Божественный детектив.


И было так: призвал Творец к себе любимого ученика своего и сказал ему: "Ты всегда был вернейшим Моим помощником в делах Моих. Ныне же Я посылаю тебя к людям, сотворенным Мною, дабы следил ты за ними и помогал им."
И спросил ученик: "Разве не дал Ты, Творец, людям право свободного выбора? Зачем же мне постоянно водить их за руку?"
Тогда ответил Творец: "Слабы духом люди, и слишком часто спотыкаются они на путях своих и уклоняются от стези истинной. Есть ли в этом Моя вина, даже Мне неведомо. Но сделанного не исправишь, они таковы, каковы есть. Сердце же Мое скорбит, ибо вижу Я, что, предоставленные сами себе, они могут необратимо повернуться ко злу. Для того и хочу Я, чтобы ты был с ними, указывая им, хороши или дурны их поступки. И быть тебе посему Опекуном людей."

***
"Легко сказать: указывая им... Каждому?! Каждому из... сколько их там... постоянно указывать, что такое хорошо, а что такое плохо? Господи, за что?!"
Но произнести это вслух свежеиспеченный Опекун не решился. Слово Творца – закон, не подлежащий обсуждению.
Он вздохнул – и полетел к людям.

***
Высокие стройные колонны тронного зала поражали своими размерами. Казалось, здесь может разместиться не один полк императорской армии. Золоченые росписи, картины великих живописцев, прославляющие повелителей прошлого и деяния нынешнего императора. Старинные вазы, золото, блеск драгоценных камней поражали взор и внушали благолепное восхищение.
Император Девий Второй выглядел спокойным – и только побелевшие костяшки пальцев, вцепившихся в подлокотники трона, выдавали его гнев.
Или страх?
Начальник храмовой стражи в золоченых доспехах склонился перед ним в поклоне.
- Государь, беда. Вчера, после церемонии празднования нашей славной победы над дикарями, в Великом Храме Опекуна случилось несчастье. Ночью были осквернены все лики Опекуна. Они почернели, как обугленные.
- Надеюсь, виновные уже найдены и лики заменены? – ледяным голосом осведомился император.
Глава храмовой стражи помолчал, но под строгим взглядом государя ответил:
- Ваше величество, стража храма, все слуги и младшие жрецы, остававшиеся там ночью, задержаны и допрошены. Никто своей вины не признал и о происшествии ничего не знает. По их словам, Лики были заменены, но... но…
- Что? – грозно нахмурился повелитель.
- Но... ч-через несколько часов... – стражник начал запинаться, – все н-н-новые лики также были испорчены. И опять никто не заметил, как это случилось. Причем они потемнели по дереву, под лаком, нанесенным для сохранности на сам лик. Колдовство какое-то…
- Довольно! – раздраженно прервал стражника император. – Ну что же... Патриарх Сиан, поручаю тебе узнать, что случилось в храме.
Верховный жрец согнулся в положенном поклоне. Выпрямился. Выдержал государев взгляд.
- Как вам будет угодно, Ваше величество.
Император махнул рукой, отсылая всех, кроме Верховного жреца, из зала. Когда они остались наедине, он подался вперед и прошептал:
- Он не говорит со мной, жрец. Ответь – почему?
"Кто не говорит?" – чуть было не спросил Сиан, но в следующее мгновение страшная догадка мелькнула у него: "Опекун!" Вот уже месяц жрец слышал от самых разных людей тот же самый вопрос: "Почему Опекун не говорит со мной?" Чиновники, крупные торговцы, военачальники, дворяне, зажиточные горожане, да и многие из простого люда. Приходилось выкручиваться. Хуже всего было то, что и сам жрец перестал слышать голос Опекуна, и никакие молитвы не помогали. Но от императора так просто не отвертишься...
- Не молчи, Сиан! – ястребиные глаза императора грозно сверкнули. – Отвечай! Я укрепил державу, я сделал ее великой, я раздвинул границы империи в несколько раз... Почему?! Всем известно: только от закоренелых преступников, от пропащих душ отворачивается Опекун. Разве я преступник?!
Старый, костистый, прямой как палка, жрец Сиан молчал в раздумье. Да, границы империи... Опекун не одобрял войн, и с тех пор, как он стал верховным богом империи, в стране был мир. Но императору Девию хотелось славы завоевателей древности – и, едва взойдя на трон, он начал собирать и вооружать армию, а несколько лет назад двинул ее на "расширение границ". Никто из соседей не смог устоять перед мощью императорской армии. Соседями становились всё более дальние страны – а потом и они оказывались "под дланью". Самые предусмотрительные "добровольно" изъявляли желание стать вассалами императора, дабы избегнуть резни.
Возможно, надо было его отговорить? Но если это не удалось самому Опекуну, что мог бы сделать старый жрец?
Однако необходимо было что-то отвечать. Сиан пожевал губами...
- Ваше величество, у меня есть некоторые подозрения: возможно, тут замешаны другие могущественные силы, даже другие боги. Быть может, Опекуна похитили или... – жрец замялся, – или даже убили. Разумеется, смертным это не под силу. Но есть темные боги, вечно стремящиеся навредить всеблагому Опекуну. Их поклонники, эти мерзкие отродья, в последнее время становятся всё многочисленнее, хотя мы и боремся с ними. Возможно, это как раз потому, что одно из этих мерзких божеств держит Опекуна в плену? К этому также могут быть причастны шаманы недавно завоеванных дикарей-язычников или служители Бога-воителя империи муслимов, что давно точит на нас зуб. Или недобитые колдуны...
- Довольно! Я понял тебя. Бери войска – сколько хочешь. Даю тебе позволение истребить всех, кто будет заподозрен в поклонении темным богам, кто хоть как-то причастен к исчезновению Опекуна. Но если это не поможет – берегись.
Император откинулся на спинку трона, давая понять, что аудиенция окончена. Жрец поклонился и вышел. Что ж, заняться демонопоклонниками – в любом случае дело нужное. Но вот поможет ли это вернуть Опекуна? И что делать, если НЕ поможет?
С другой стороны – вполне вероятно, что это действительно их рук дело...

***
Чад факелов, затхлый смрад подземелья, запах свежей крови.
Верховный жрец с отвращением смотрел на разбитое лицо нечестивого шамана идраггов - недавно приобщенного к цивилизации племени дикарей.Тот никак не реагировал на вопросы, угрозы и побои. Лишь презрительная ухмылка кривила разбитые губы старика.
Жрец-дознаватель прекратил избивать молчащего шамана, и Сиан снова задал вопрос:
- Отвечай, нечестивый язычник, недостойный слушать благой глас Опекуна: это ваших рук дело? Что вы сделали, как смогли одолеть Опекуна? Какой темный бог или демон смог такое сотворить?
Шаман опять ничего не ответил, лишь сплюнул кровь на каменный пол.
- Отвечай! – в который раз взревел жрец-дознаватель.
Сиан жестом прервал череду сыпавшихся на шамана ударов, наклонился к старику, присел рядом, не побоявшись испачкать своё одеяние. И совсем другим тоном тихо сказал:
- Ну скажи же хоть что-нибудь, если тебе что-то известно.
Неожиданно в ответ глухо заскрипел голос шамана:
- О великий Древо! Вы глупый люди! Вы думать – самый умный, самый сильный! А мы – дикий, наш бог – глупый? Смотри! Вы нас бояться! Наш бог – Древо. Наш бог - любовь, жизнь... Мудрый бог. Вы приходить, жечь наш Древо, наш бог... Теперь мы умирать. Мы ничего не хотеть ваш бог. Мы даже не хотеть убить ваш бог. Нет сила... Если быть сила... мы хотеть... вырвать глотка ваш царь!
Тут старый шаман закашлялся и, выплюнув сгусток крови, сполз по каменной стене, погружаясь в блаженное забытьё...
Верховный жрец раздраженно отвернулся и пошел прочь, поплотнее запахнувшись в мантию. Может, дикарь лжет? Но нет, он чувствовал, что старый шаман говорил правду.
Ну что же, значит, это не они...
***
Неожиданная мощная атака на империю муслимов увенчалась успехом. Давний враг и соперник был разбит, столичный город Каллагар, взятый ценой неимоверных потерь в рядах императорского войска, лежал в развалинах. По дорогам шли колонны пленных и обозы с добычей. Но Сиана интересовало иное: он разыскивал имрама Аль Каида, верховного жреца Бога-воителя. Среди пленных и убитых его не было. Возможно, имрам сбежал; но Сиан подозревал, что тот скрывается в храме.
Мозаичный пол Главного храма Бога-воителя был залит кровью. Потемнели от крови прекрасные древние ковры. Вокруг валялись трупы защитников храма, служителей, стражей, была раскидана драгоценная золотая утварь. Неподалеку от храма догорал султанский дворец.
- Аль Каид, - негромко позвал Сиан. – Я знаю, что ты здесь. Я должен с тобой поговорить. Только поговорить. Клянусь, если ты ответишь на мой вопрос, мои охранники не тронут тебя и дадут тебе уйти. Клянусь именем Опекуна, Аль Каид.
- Ты поклялся, жрец, - послышалось откуда-то из тени. – Я слышал, что ваш бог не щадит клятвопреступников. Спрашивай.
И из-за колонн вышел человек в разорванных одеждах.
Верховный жрец внимательно смотрел на главного имрама муслимов Аль Каида. Когда-то гордый и напыщенный, неистово призывавший с высокой башни к походам на неверных, бородатый имрам теперь тоскливо прижимал к себе сломанную правую руку, из которой во время штурма храма выбили саблю.
- Ответь, имрам, - глухо проговорил Сиан, – как вы или ваш нечестивый бог сумели похитить нашего Опекуна? Что вы с ним сделали? Где он теперь, как его вернуть?
Аль Каид расхохотался, весело оскалив зубы:
- О, так вот почему наш коллега, достопочтимый служитель Опекуна Сиан посетил с дружественным визитом наш скромный храм! Всего лишь спросить, куда от них сбежал их собственный божок! И не испугался ли он грозного вида великого Бога-воителя! Ах-ах-ах. Какая чушь! С какой сладостью я бы посмотрел, как Бог-воитель разрубает и топчет вас - тебя, жрец, твоего императора, вашего Опекуна... Но, как видишь, не ты в моей власти сейчас, а я в твоей. И на развалинах храма, перед лицом смерти, мне нет смысла скрывать правду. Бога-воителя, к сожалению, не существует. Как и твоего Опекуна, да и вообще всех богов. Ими так удобно прикрываться, управляя тупой толпой, оправдывая любые свои деяния, затравливая неугодных, устраивая торжественные зрелища из церемоний поклонения. Не так ли? Так что есть лишь мы и вы, трезвые и расчетливые предводители, ведущие народ по нужному пути с помощью «святых изречений» придуманных нами богов. К сожалению, сегодня мы проиграли.
Верховный жрец отшатнулся от страшных, но очень похожих на правду речей имрама.
- Молчи! Да ты не только темный язычник, не верующий во всеблагого Опекуна, но и еще святотатец, богохульник, каких мало. Надо же, что придумал! Вашего Воителя, может, и не существует! Но Опекун... Да вы просто не можете себе представить, что такое разговор с Опекуном. Слепцы!
Аль Каид насмешливо слушал жреца.
- Да уж, кто бы говорил о слепоте. Что ж, вот тебе последний дар от Бога-Воителя...
С этими словами он достал откуда-то из складок одеяния короткий кинжал и, размахнувшись, левой рукой метнул его в жреца. И умер со счастливой улыбкой на устах, пронзенный мечами охраны.
- Не они... – морщась от боли, подумал жрец, вытаскивая окровавленный кинжал из раны в плече.
***
Галья бежала изо всех сил, неся на руках маленького Кэрри. Еще чуть-чуть, только бы успеть! За ней, на расстоянии ста шагов, гналась разъяренная толпа.
Язычница! Ведьма! Демоница! Смерть ведьме! – доносились до неё крики. Галья помчалась еще быстрее, не чувствуя под собой ног.
Наконец она добежала до пустынной набережной, отпихнула ногой подальше от причала одинокую бесхозную лодку, а сама юркнула в узкую, только ей одной известную щель в опоре моста, где места было очень мало, молясь о том, чтобы Кэрри в этот момент не пискнул. Толпа пронеслась мимо и разочарованно остановилась на краю набережной. Девушка услышала знакомые крики и ругательства. Раздался свист стрел, было слышно, что пару раз они попали в лодку с предполагаемой беглянкой.
Затаив дыхание, Галья подождала еще несколько минут. Постояв и покричав еще немного, толпа стала расходиться.
Беглянка вздохнула с облегчением. Она прислонилась к опоре, укачивая малыша, сняла с шеи светлый образок с ликом Опекуна и залилась слезами.
Ну почему все так? За что ей это? Что за порядки настали? Если образ Опекуна в твоем доме не потемнел, если по-прежнему слышишь добрый голос – значит, отступница, сообщница темных богов, демонопоклонница. При чем же тут темные боги, ведь у нее образ Опекуна? Если не ходишь на собрания изобличать и доносить – значит, укрываешь преступников. Видно, это соседка из барака напротив. Не зря она два раза сегодня приходила просить соль. Видно, заметила чистый, незамутненный лик Опекуна за занавеской. И как же теперь быть? Куда идти, что делать? Сначала "подозрительных" выбросили из домов и согнали в бараки, а теперь и туда не вернешься... Галья снова залилась горючими слезами.
Голос в её душе, как мог, утешал её...
А в это время в пыточной комнате жрец снова и снова допрашивал очередного "демонопоклонника", пытаясь добиться от него правды об исчезновении Опекуна. Но каждый раз разочарованно слушал одни и те же слова.
- Неужели все-таки это не они? – обреченно думал он.
***
Карилл, молодой маг, поднял голову, пошевелился. Звякнула цепь. Маг с недоумением разглядывал стоявшего перед ним верховного жреца с рукой на перевязи: птицы такого полета в камеры обычно не заглядывали. И кто это, интересно, его так угостил?
- Удивлен? – буркнул Сиан.
Маг пожал плечами, поморщился: после дыбы этот простой жест удовольствия не доставлял.
- Я мог бы приказать привести тебя ко мне, - продолжал жрец. – Но... так будет лучше. К делу: тебе известно, в чем тебя обвиняют, так?
Карилл помедлил с ответом, но любопытство победило: он решился поддержать разговор.
- В пособничестве демонам, как и всех магов.
- Ты действительно виновен?
- Нет, разумеется. Как и большинство магов. Думаю, вам это прекрасно известно – но надо же на ком-то отыграться за...
- За что? – жрец нахмурился.
- Как за что? Опекун исчез – это не тайна, об этом кричат на всех площадях и шепчутся в темных углах. Только кричат о том, что его похитили враги, - и в поисках врагов вы вырезаете тысячи людей. А вот шепчутся...
- О чем шепчутся? Продолжай! – жрец шагнул ближе.
Но маг сообразил, что увлекся, и умолк.
- О чем? – повторил Сиан. - Говори!
Маг отвернулся.
Жрец помолчал, вздохнул... потом неожиданно подошел к Кариллу и опустился рядом с ним на каменный пол.
- Скажи, - прошептал он. – Это очень важно.
- Говорят, что люди прогневали Опекуна и он отвернулся от них, - нехотя процедил маг.
Жрец невольно вздрогнул.
- Чушь, - выдохнул он. – Разве мы хуже всех остальных? Разве мы не несем слово его и славу его отсталым и диким народам? Разве мы не расширяем его паству? За что ему на нас гневаться? Нет, это темные боги и...
Карилл усмехнулся.
- А как же те, с кем Опекун все еще говорит? – насмешливо спросил он. – Те, за кем вы охотитесь, обвиняя в пособничестве врагам, измене и еще неизвестно в чем? А между тем вам прекрасно известно, что большинство этих "изменников" – мирные простолюдины и ни в чем не замешаны. Но вам нужно обелить себя перед императором.
- Ты смел, - без всяких эмоций констатировал Сиан.
- Мне нечего терять, - так же спокойно ответил маг. – У меня так или иначе нет никаких шансов.
- А если бы были?
Маг повернулся и взглянул на жреца в упор.
- Удивлен? – усмехнувшись, повторил тот. – Слушай внимательно и отвечай, как отвечал бы самому Опекуну: поклоняешься ли ты темным богам? Говори! Это важнее, чем ты думаешь.
- Я отвечал на этот вопрос много раз: нет, - поморщился Карилл. – Нет, не поклоняюсь, никогда не приносил им жертв и не помогал их поклонникам. Я всегда чтил Творца и Опекуна. Это записано в протоколах допросов.
- Тогда докажи это, - жрец наклонился почти вплотную к магу, глядя ему в глаза. – Да, никто не знает, похищен ли Опекун на самом деле или случилось нечто иное. Но это необходимо выяснить. Не потому, что иначе мне не миновать плахи, - хотя это веская причина лично для меня. А потому, что опасность грозит стране – и, хочешь верь, хочешь нет, это для меня куда важнее. И мне нужна помощь. Помощь магии. Если, конечно, твоя магия действительно чего-то стОит... У тебя есть шанс доказать твою верность Опекуну: помоги мне. Если ты сумеешь это сделать, я...
- Меня помилуют? – прищурился маг. – За услуги, оказанные короне? Звучит заманчиво, но...
- Я добьюсь амнистии для всех магов, - прошептал жрец. - Всех! Согласен?

(продолжение следует)

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс рассказа: детектив
СообщениеДобавлено: Пн мар 08, 2010 0:23 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17221
Откуда: Хайфа
Божественный детектив
(продолжение)


***
Сиан поднял глаза от очередного свитка, устало потер лоб. В поисках решения проблемы они с магом испробовали, кажется, всё. Карилл никаких магических следов в храмах не нашел, и теперь они оба безвылазно сидели в храмовой библиотеке, зарываясь с головой в древние свитки, в том числе и запрещенные магические, пытаясь найти ответ или хоть какой-то намек на него. Но всё было тщетно.
И вдруг маг радостно вскрикнул и бросился к жрецу с каким-то древним, рассыпающимся в руках свитком. Сунув свиток ошарашенному жрецу за пояс, он схватил Сиана за рукав и потащил на верх башни, что возвышалась над библиотекой и где ученые звездочеты наблюдали звезды. По пути он нагло выковырял из стоявшей в хранилище священной модели мира огромный хрустальный шар.
Там, не успев отдышаться и не дав жрецу сказать ни слова, маг начал творить какое-то заклинание на незнакомом языке, делая странные пассы и поминутно сверяясь со свитком. Сиан различил только непонятные слова «пассворд» и «логин».
Наконец маг выкрикнул «Энтер» и с размаху швырнул шар на каменный пол. Шар вспыхнул огнем. Мир вокруг них подернулся дымкой, всё заволокло покровом темноты, по которому бежали тысячи каких-то странных рун, затем их ослепил яркий голубой свет, заиграла музыка, и жрец увидел висящий в воздухе странный знак, похожий на окно с разноцветными стеклами.
- Гугль Творец! – радостно вскричал маг, и через секунду они увидели огромные, в полнеба, задумчивые глаза.
***
...Очередная книга шла туго. Видимо, личный творческий кризис совпал с мировым экономическим. Писатель курил, хмуро уставившись на девственно-белый вордовский лист. Вдруг экран пошел рябью, на нем замелькали цветные пятна... "Что за...? – встревожился Писатель. – Вирус какой? Комп помирать собрался? Только этого не хватало!" Ни на мышку, ни на клавиатуру компьютер не реагировал, и Писатель уж было потянулся к роковой кнопке "Reset" – но тут пятна сложились во вполне отчетливое изображение: высокий старик в какой-то хламиде, напоминающей одежды друидов (по представлению Писателя), и молодой человек в чем-то потрепанном и условно средневековом, стоящие на вершине башни, у подножия которой раскинулся живописный город. Писатель наклонился к экрану, желая рассмотреть картинку получше, - и в тот же момент обе фигурки пали ниц. "Выслушай нас, о великий Творец!" – донеслось до Писателя. Он зажмурился, потряс головой – но фигурки не исчезали.
- Что за... – повторил он. – Что происходит, черт возьми?!
- О всемогущий! – донеслось из компьютера. – Не оставь Своею милостью сотворенный Тобой мир! Помилуй неразумных детей Твоих!
- К-каких... – в полной растерянности пробормотал Писатель. – Что такое? Кто это? Встаньте, я же ваших лиц не вижу, что за шутки? И кто вам нужен? Это новая версия скайпа, что ли?
Человечки на экране поднялись. Лица их были писателю незнакомы. Оба они выглядели не менее растерянными, чем он сам.
- Я Верховный жрец Эндоррской Империи Сиан, - заговорил старик после паузы. – А это маг Карилл, мой... мой помощник. Мы решились обратиться к тебе, о всемогущий Творец, ибо мир наш в великой беде. Благой Опекун, посланный Тобой нам в помощь, не говорит более с нами. И все усилия наши не помогли нам понять, случилась ли с ним беда – или мы прогневали его, так что он отвернулся от нас. О Милосердный, Тебе это должно быть ведомо. Если Опекун в беде – спаси его. Если же мы согрешили по неразумию своему – укажи нам путь истинный, и мы пойдем по нему, дабы Опекун простил нас и вернулся!
- Опекун? – переспросил Писатель. – Постойте, постойте... Опекун, Эндоррская Империя... Ну да, писал я такое, лет... сколько же это? – лет пять назад, кажется. Или больше? "Идите за мной" – неплохо получилось, да. А вы что, ролевики? По моей нетленке уже игры делают? – и он хихикнул.
- Ролевики? Я не знаю такого народа. Мне не понять глубины речей Твоих, о Премудрый. Империя же наша основана не пять и не десять, а триста лет назад, нынешний же император Девий Второй, да продлятся дни его на земле...
- Ну да, ну да, я помню сюжет, - Писатель машинально кивнул. Происходящее было настолько абсурдным, что... парадоксальным образом он начинал верить в его реальность. И в конце концов, почему бы не принять игру? Если это игра. Если же нет, то... что "то", Писатель пока сообразить не мог. Пусть будет игра. Творец, говорите? Писатель вздохнул, сделал строгое лицо, решив выдать приличествующую богу-создателю речь... и вдруг... он УЗНАЛ этого старика! Тогда, в его книге, он был намного моложе и не был еще верховным жрецом – но это несомненно был он! И этот город у подножия башни – именно таким он виделся Писателю тогда, когда бессонными ночами он сочинял историю великой Империи. Вон там пирамида Шаграна – основателя Империи, вот исполинский фонтан Писающего Императора, а вот – наверняка знаменитый Императорский Дворец с восьмидесятью колоннами. Да, было дело... Религию он придумал, вдохновившись индийской мифологией: Создатель – Разрушитель – Опекун. Примерно. Как там он писал? "Призвал Творец к себе любимого ученика своего и сказал ему..." Но ведь Опекун, по его замыслу, это...
Вздор, ведь это была книга! Книга, фэнтезюха! Как могут вымышленные герои являться к автору с претензиями? Оно, конечно, для них автор действительно творец, но...
И как он радовался тогда оригинальному ходу: бог – воплощение совести! Голос совести есть голос бога – бога, который всегда с тобой!
- Я не понимаю тебя, о Творец. Опекун – это наша совесть?
Он что, говорил вслух?! Стыдно-то как... Ну-ка, соберись... творец. Включи мозги и не мямли – творения ждут. От тебя, премудрого, советов.
– Да, это... эээ... персонификация совести. Вы говорите, он больше не говорит с вами? Совсем не говорит, ни с кем?
- Были люди, утверждавшие, что с ними Опекун продолжает говорить, - с явной неохотой ответил Сиан.
- И что же?
Жрец замялся:
- Их обвиняли в пособничестве темным богам, похитившим Опекуна, и в том, что они теперь поклоняются темным богам или демонам, занявшим его место...
- Простите, вам не кажется, что это нелепо? – не удержался Писатель. – Человек молится официальному богу – и его обвиняют в демонопоклонстве. Логика-то где?
- Неразумны мы, о Всемогущий, - вздохнул жрец. – Иногда их также обвиняли в ереси и лжи, ибо, если Опекун не желает говорить с императором и жрецами, как он может снизойти до простолюдина?
- То есть это был простой народ?
- Не все. Но многие из них.
- Значит, с Вами, мудрый жрец, Опекун не говорит?
Сиан опустил голову.
- И с магом тоже?
- Почему же? – неожиданно подал голос Карилл, прежде чем жрец успел ответить. – Со мной говорит.
Жрец вспыхнул, но сдержался и промолчал.
– Скажите, - продолжил Писатель, - значит, император... эээ... Девий раздвинул границы, так? Другими словами, завоевал соседние страны. Сколько крови при этом пролилось? Вряд ли Опекун одобрял это "расширение границ"... А Вы, уважаемый Сиан, видимо, благословляли императорские завоевания, оправдывая их благом Империи. Что говорил Опекун ВАМ по этому поводу – когда еще говорил?
Жрец вздохнул и ничего не ответил.
- То есть и Вы, и император игнорировали Опекуна. Большинство знати, особенно военная верхушка, поддерживали политику императора – то есть тоже не прислушивались к голосу совести. Ну а дальше... если императору дозволено отнять у ближнего своего кусок силой – почему это не дозволено его подданным? Так решили многие – дворяне, захватывавшие земли соседей, купцы, беспощадно разорявшие конкурентов, ростовщики, дающие ссуды под огромный процент... и так далее, до уличных банд, терроризирующих целые районы. Я прав?
- Значит, Опекун решил, что мы безнадежны? – прошептал Сиан.
- Что же нам делать? – вздохнул маг.
- Значит, прав... к сожалению, - вздохнул Писатель. – Ваш Опекун еще был очень долготерпелив... сколько лет всё это продолжалось? Впрочем, это сейчас неважно. Что делать? Легко сказать – вот так сразу... Ну... можете продолжать жить, как жили. Скажите всем, что Опекун, так сказать, изменил политику, что он в полном порядке и на посту, но с каждым говорить теперь не будет, а только с избранными. Со жрецами, то есть. Вам это будет крайне выгодно: постройте храмы, поставьте там статуи Опекуна, пусть люди приходят к вам с дарами, дабы узнать его волю... Или придумайте нового бога, не все ли равно?...
- Но ведь это будут всего лишь статуи, сотворенные людьми! – воскликнул жрец. – Статуи, которые не видят и не слышат. Об этом говорил богохульник Аль Каид! Вы предлагаете нам обман?!
Писатель усмехнулся. – Значит, хотите по-честному. Это хорошо... Это очень хорошо - но гораздо сложнее. Что же, я могу... могу уговорить Опекуна простить вас и вернуться. Но для этого вы должны сделать вот что...

***
- Вы на это решитесь? – спросил маг, задумчиво глядя на погасший хрустальный шар. – Пойти к Императору и выложить ему всё это?
- Вернуть свободу всем завоеванным странам, - повторил Сиан слова Творца. – Заключить мир с муслимами.... заключишь с ними, как же... Снизить налоги. Освободить всех, обвиненных в ереси. Дворянам освободить крепостных, купцам... Да, вряд ли я после этого выйду из дворца – разве что прямо на плаху.
- Значит, Вы...
- Ничего это не значит. Я не смерти боюсь, а того, что толку не будет. Меня казнят, тебя тоже, заодно, - и ничего не изменится. А я обещал тебе свободу – выходит, что солгал.
- Я и получил свободу – хотя бы на время расследования, - усмехнулся Карилл. – Это уже немало.
- Я не пойду к Императору, - вздохнул Сиан. – Подожди, я не закончил. Я не пойду во дворец – я буду говорить в храме. В день новолуния, когда вся столица соберется там. По крайней мере, тогда меня - и волю Творца - услышат многие. И, надеюсь, хоть часть из них...
"Это правильно", - шепнул кто-то жрецу на ухо.
Старик поднял голову и улыбнулся.

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс рассказа: детектив
СообщениеДобавлено: Чт мар 11, 2010 2:11 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17221
Откуда: Хайфа
№ 5
Случай на Кротосе


2517 г., октябрь, Земля.

Из Всемирного Информера: Прошло уже больше года с того момента, как была утеряна связь с космическим кораблем «Эвридика», отправленным в исследовательскую экспедицию на Эпсилон Центавра. Напомним, что последняя радиосвязь с кораблем состоялась после его выхода на орбиту планеты Кротос, на которой была обнаружена жизнь.
В результате длительных дискуссий, в Объединенной Научной Ассамблее было решено направить вторую экспедицию на розыски первой. Корабль «Орфей» стартует на следующей неделе с лунной космической базы.

***

2518 г., ноябрь; орбита Кротоса; командный пункт корабля «Орфей»

- Капитан Хиггинс, сэр! – связист Томашевич протянул капитану листок бумаги. – Сеанс связи с Землей закончен. Следующий - уже после приземления.
- Спасибо. – Хиггинс взял листок, пробежал взглядом ровные столбцы цифр и вновь вернулся к мониторам сканирующей аппаратуры. – Есть что-нибудь интересное?
- Ничего не обнаружено, - пальцы оператора порхали по клавиатуре, - наземных поселений нет, коммуникации не определены, радиофон молчит, металлических конструкций на поверхности нет. Хотя… - Кармен немного увеличила картинку на одном из мониторов: - Вот здесь что-то есть, но очень незначительное.
Хиггинс подался вперед.
- Десятикратное увеличение. Так. Еще! Дай максимальное!
- Но ведь это же…! – вскрикнула Кармен и расширенными глазами посмотрела на капитана.
- Да, - кивнул Хиггинс, - думаю, это «Эвридика». Передайте координаты навигационной системе. Приземляться будем рядом.
Капитан задумчиво смотрел на опалесцирующую светло-голубую каплю на мониторах и гадал о том, какие сюрпризы способна преподнести им эта планета.

2518 г., ноябрь; Кротос; «Орфей»

Приземление прошло на редкость удачно; впрочем, штурман Вильсон попал в команду не за красивые глаза. На вечерней планерке было решено отправиться на «Эвридику» завтра, вечером же выпустить поисковых киберов и этим временно ограничиться.
Утро началось суматошно.
- Капитан Хиггинс! – в каюту командного пункта ворвался взъерошенный кибернетик Вагнер – «папа» всех киберов на корабле. – Ни один кибер на борт не вернулся!
Вагнер был близок к истерике.
- А маяки? – подчеркнуто спокойно спросил капитан.
- Не отвечают! Ни один маяк не пеленгуется. Их как будто и не было!
- Выпустите вторую поисковую партию.
- А если и они не вернутся?!
- Что-нибудь придумаем. В крайнем случае, получим директивы с Земли, у нас скоро сеанс связи.

Когда члены команды собрались в командном пункте, капитану было достаточно одного взгляда на Вагнера, чтобы понять – вторая поисковая партия киберов тоже не вернулась. Удрученный Вагнер забился в угол и в оживленной беседе команды участвовать отказался.
Настало время связи с Землей, и разговоры потихоньку смолкли. Томашевич с сосредоточенным видом возился с настройками аппаратуры, капитан бегло просматривал последние сводки… Наконец, Хиггинсу показалось, что прошло слишком много времени, и он посмотрел на связиста. Бледное растерянное лицо Томашевича говорило само за себя.
- Капитан, сэр, эфир пуст! – Тадеуш круглыми глазами смотрел на капитана.
В комнате повисла нехорошая тишина.
- Земля опаздывает? – удивленно переспросил Хиггинс.
- Нет… Не знаю… Эфир пуст! Совсем! Даже обычных радиошумов нет! – похоже, еще один член экипажа готов был сорваться в истерику.
- Тадек, держи себя в руках! Останешься на связи, вдруг Земля просто запаздывает. Вагнер, собираешь оставшихся киберов и снова отправляешь на поиски. – Взмахом руки Хиггинс пресек возможные возражения со стороны кибернетика: – Если они мертвым грузом пробудут на борту – толку от них…. Через четыре часа, если не будет никаких изменений, отправляемся на «Эвридику».

2518г., ноябрь; Кротос, «Эвридика»

- Ну и как это понимать? – задумчиво спросил Хиггинс, изучая внутреннее убранство кают корабля.
- Ясно одно, - биохимик Ингрид освободилась от шлема и с облегчением вздохнула, - на них не напали и они не вымерли от эпидемии. Они просто… просто ушли.
"Не рано ли снимать шлемы? – удивился капитан. – Впрочем... биохимикам виднее. Вероятно, они уже закончили анализ атмосферы и ничего опасного не нашли. Странно только, что я не получал отчета об этом." Но заострять внимание на нарушении дисциплины он не стал: сейчас есть дела поважнее.
- Ушли на пикник и не вернулись? – скептически хмыкнул Носов, следуя примеру Ингрид и снимая скафандр.
Эколог старался выглядеть пай-мальчиком, но Хиггинс не сомневался, что все его карманы битком набиты образцами местной флоры и фауны, которые им попались по дороге. Вопреки приказу, кстати. Но Владимир был фанатом от науки, а образцы для изучения все равно рано или поздно надо было бы собрать, так что капитан решил не заострять внимания на болезненном для Носова вопросе.
- Такое впечатление, что они просто взяли и переселились. – Хиггинс неторопливо прошелся по каюте. – Причем без вещей – но и без особой спешки. Вы заметили, что все личные вещи команды на местах и аккуратно сложены?
- Ха! – Носов увлеченно ковырялся в аппаратуре. – Куда бы это им переселяться? Да еще налегке?
Закончив свои манипуляции, он протянул капитану мнемокристалл. К настоящему моменту это была единственная стоящая находка.
- Всё, возвращаемся на «Орфей».

Как выяснилось на борту «Орфея», мнемокристалл содержал записи капитана «Эвридики» - Джексона.

***

«17 апреля 2516 года. Мы вышли на орбиту Кротоса. В системе Эпсилона Центавра это единственная планета с атмосферой, на которой была обнаружена жизнь. Повышенный ажиотаж у наших биологов, уже спорят до хрипа, есть ли на планете жизнь разумная. Отсутствие наземных поселений при сканировании их, похоже, не смущает. Уговорил этих… разумных подождать до исследований на поверхности планеты.
После согласования с Землей решено приземлиться и провести более подробное исследование Кротоса.
18 апреля 2516 года. Приземление прошло удачно. Биохимические анализы показали пригодность атмосферы для дыхания. Но я решил отложить выход, пусть ребята морально подготовятся, к тому же неизвестно, какие здесь формы жизни. Отправили киберов за образцами.
Вечер прошел оживленно. Биологи продолжают шепотом спорить. Остальные строят радужные перспективы. Похоже, так бы и просидели всю ночь, пришлось отправлять всех спать приказным порядком.
19 апреля 2516 года. Утро принесло первые неприятности. Эванс в полном унынии – пропали киберы. Совсем. Радиомаяки не работали с самого начала, так что выяснить, что случилось, - почти невозможно. Подозрительно, что киберы пропали сразу все… За первой партией отправилась вторая. С тем же результатом. Ребята в нетерпении, просятся выйти из корабля. Биологи готовы рыдать. Спокойствие сохраняет только космобиолог мисс Фредерикс, ласково прозванная Свантессоном «фрекен Бок». (Кстати, что это означает, старпом объяснять отказался). После долгих споров согласились дождаться связи с Землей.
Полное фиаско. Связи с Землей нет. Связист Уильямс в растерянности. Сидит и потерянно крутит настройку. Пытается найти в эфире хоть что-нибудь. Пока безуспешно. Экспедицию отложили на следующий день.
20 апреля 2516 года. Отправилась первая экспедиция. Приказал ребятам не снимать шлемы, пока досконально не изучат все собранные образцы. Пряча глаза, торжественно пообещали… Ничего, фрекен Бок за ними присмотрит.
Уильямс продолжает возиться со своей связью. Шумы в эфире по-прежнему отсутствуют. Физик Кротов в восторге. Убежал в свою лабораторию к аппаратуре. Чего-то собрался исследовать. Прихватил с собой и Эванса.
Стемнело. Взошли спутники. Их здесь три. Два маленьких и один большой, раза в три крупнее Луны.
Наконец вернулась экспедиция. Все оживлены. Болтают и смеются, как дошкольники после прогулки. Море хаотичной информации. Велел к утру представить полный отчет. Мне показалось - или на лице мисс Фредерикс мелькнуло недовольство?
За ужином восторженно описывали атмосферное явление – что-то наподобие полярного сияния, охватившего все небо, от горизонта до горизонта. Кротов снова оживился, атмосферная физика – его хобби. Дотошно выспрашивал подробности, пока остальные не разбежались.
Когда проходил мимо каюты фрекен Бок, услышал пение. Фрекен Бок поет?! Творится что-то странное.
21 апреля 2516 года. Связи с Землей по-прежнему нет. Корабль выглядит нежилым, все увлеченно занялись изучением образцов.
Прочел отчет мисс Фредерикс. В полном недоумении. Скорее похоже на восторженное описание красот природы романтичной школьницей, чем на научный опус маститого ученого, тем более – ЭТОГО ученого.
Команду увидел только за ужином. Все молчаливы и апатичны. Да и сам я испытываю легкое недомогание. Спросил про соблюдение безопасности во время экспедиции, в частности, про шлемы. В ответ – красноречивое молчание и легкий румянец у мисс Фредерикс. И что прикажете делать с такой командой?!
После ужина все отправились на обследование к доктору Маккарти. Док ничего не обнаружил, за исключением легкой субфебрильной температуры. Но для профилактики напичкал нас всякими таблетками.
22 апреля 2516 года. От недомогания не осталось и следа. Все снова здоровы и сверх меры оживлены – опять просятся на прогулку, как они выразились. Оставил всех на корабле. С разочарованным видом разбрелись по своим лабораториям.
После ужина снова проверка у Маккарти. Все здоровы. Ни малейших симптомов вчерашнего заболевания. Позже док поделился информацией – в крови у всех обнаружены странные антитела, без характерной полимеразной активности. Попросил дока говорить понятным языком. Тот объяснил: такое впечатление, что некто (аборигены?) привил весь экипаж от местных заболеваний. Романтик… Ему впору спорить с биологами о наличии на планете разумной жизни!
23 апреля 2516 года. Понял, что если и сегодня оставлю всех на борту – не избежать бунта. Уильямс просится в экспедицию. Я его понимаю, парень совсем скис от безделья. Отправил со всеми, пусть развеется.
На корабле пусто и скучно. Кротов с Эвансом заперлись в лаборатории, док прикипел к микроскопу. На закате я тоже решил выйти и погулять в окрестностях корабля.
Удивительная планета… Ее не хочется исследовать – ею хочется наслаждаться. Такое ощущение, будто вернулся домой и, вместо того, чтобы расслабиться, продолжаешь прохаживаться в полном парадном облачении.
Решил дождаться команду снаружи. Заодно полюбоваться на местную аврору.
Зрелище застало меня врасплох. Так и застыл с открытым ртом, пялясь в зенит. Когда пришел в себя – рядом стояли ребята и тоже созерцали сияние.
- Опять без шлемов? – рявкнул я и в ответ получил взгляды, полные искреннего удивления.
- Сэр, мы решили, что раз Вы… - промямлил Уильямс.
Мисс Фредерикс выразительно посмотрела на мои руки. Черт! Я почувствовал, что неудержимо краснею. В одной я держал шлем, а в другой... букетик цветов! Пришлось галантно преподнести их ей, что-то невнятно пробормотав. Сомневаюсь, чтобы это обмануло команду…
На борту Кротов радостно сообщил, что они с Эвансом разгадали тайну молчащего эфира. Вокруг планеты существует какой-то экранирующий слой, который и представляется нам полярным сиянием. Уильямс отнесся к известию равнодушно. Очевидно, отсутствие связи с Землей его больше не интересует. Как шепотом сообщили смеющиеся ребята, Уильямс уверяет, что видел около озера ундину.
24 апреля 2516 года. Команда снова отправилась на исследования. Что делать с уже принесенными образцами и кто их будет изучать – неизвестно. Попросил фрекен Бок присмотреть за Уильямсом, мало ли что…
Промаялся в одиночку весь день. Попытался было заглянуть в царство физиков, но был изгнан метко запущенным осциллографом. Маккарти не отрывается от микроскопа. Все при деле - или на прогулке. Готов сам уже взбунтоваться.
Вечером вернулись довольные исследователи. Уильямс подозрительно задумчив, мисс Фредерикс пребывает в мечтательном состоянии.
За ужином был молчаливым участником баталии на тему - есть разум на Кротосе или нет. Биохимик Карлос с пеной у рта доказывает его отсутствие, так как нет никаких техногенных выбросов в атмосферу, гидросферу и прочие -сферы. Фредерикс поддерживает его, приводя в качестве доказательств нетронутую природу и отсутствие у животных страха перед людьми. Маккарти снова загнул свою идею о высоком развитии цивилизации автохтонов, ухитрившихся тайно привить нас от местных инфекций. Окружающую идиллию сравнивает с лесопарком, замаскированным под дикую нетронутую природу. Выдвинул версию о наличии на планете цивилизации биологической – почему, якобы, мы и не видим никаких ее следов. В качестве аргумента привел какую-то древнюю фантастику – убедительно, ничего не скажешь. Кротов с Эвансом расписывают невероятные технические достижения этой пресловутой цивилизации, способной установить экранирующий слой вокруг целой планеты. А как же тогда "биологическая"?.. Не знаю, чему верить. Отправлю завтра всех на прогулку, буду сидеть и анализировать данные. Только где их взять?! На одних образцах далеко не уедешь…
25 апреля 2516 года. Бездельничающая часть экипажа снова отправилась в экспедицию. Потребовал от Маккарти и физиков представить мне подробные отчеты о проделанных исследованиях. С выводами. Кротов недоволен. Но за все надо платить. Даже за осциллограф.
Очередная проблема. Вернулись хмурые исследователи: пропали Уильямс и фрекен Бок. Когда и как – никто не заметил.
Ужин прошел в молчании. Завтра вышлем поисковый отряд.
26 апреля 2516 года. Отправил отряд в сторону озера с ундиной. Есть подозрения, что наших романтика с мечтательницей стоит поискать там.
День прошел в ожидании. Оставшиеся члены команды нервничают. Забросили свои научные игрушки и молча сидят в кают-компании. Ждем возвращения ребят.
Вечер облегчения не принес. Поисковый отряд не вернулся. Не знаем, что и думать. То ли ребята остались на ночлег, то ли…
Решили ждать.
27 апреля 2516 года. Ждали весь день. Безрезультатно. Возможно, предполагавшие присутствие разумных на планете – правы. Надо было лучше вооружить отряд. Или идти всем. Чем больше народу, тем выше шанс целыми и невредимыми вернуться из поиска.
Завтра пойдем на их розыски. К пресловутому озеру. Интересно, что это даст? »

***

На этом записи в мнемокристалле обрывались.
Некоторое время экипаж «Орфея» пребывал в молчании. Наконец капитан Хиггинс обвел присутствующих взглядом:
- Какие предположения? Что нам это дает?
- Может быть, местные хищники? – робко предположила Кармен.
- Исключено! – Ингрид тряхнула челкой. – Кто-нибудь из команды все равно бы уцелел. К тому же, они были вооружены.
- Насколько состоятельна теория присутствия разумных существ на планете? – Хиггинс обратился сразу ко всем.
- Даже не знаю… - Носов замялся. – Я ничего не могу сказать по поводу физических особенностей вроде авроры, но экологические показатели пока что подтверждают отсутствие техногенной цивилизации.
- Биохимические тоже, – решительно высказалась Ингрид.
- Что думают физики? – Хиггинс посмотрел на Доминика.
- Не знаю! – физик вскочил и импульсивно забегал. – Аврора с тем же успехом может быть и природным явлением! Мало ли какие причины могут служить препятствием для прохождения волн? Этот слой не обязан быть артефактом! И зачем, зачем аборигенам экранирующий слой во всю планету?
- Чтобы никто не мог их обнаружить? – предположила Ингрид. Доминик только скептически хмыкнул.
- Что ж, - подвел итог капитан, - значит, нам остается только отправиться на поиски пропавших. К упомянутому уже озеру. Нам нужно точно знать, где оно расположено.
Кармен тут же подключилась к бортовому компьютеру и с головой ушла в работу.
- Между прочим, причина исчезновения экипажа вполне может быть объяснена этим самым озером.
-Что Вы имеете в виду? – Хиггинс резко обернулся к Носову.
- Только то, - пожал плечами эколог, - что около озера вполне могут быть какие-нибудь испарения, вызывающие галлюцинации. Вспомните ундину Уильямса. Некоторые водоросли вполне способны выделять отравляющие вещества при гниении.
- Отравляющие вещества могут быть и минерального происхождения, - вмешалась Ингрид. – Вполне может быть, что около озера есть выброс глубинных газов. Какой-нибудь метан, сероводород, еще что-нибудь отравляющее с местной спецификой…
- Что ж, завтра мы это и проверим, – подвел итог капитан. – На всякий случай – идем все, как советовал капитан Джексон. В скафандрах. Шлемы не снимать под страхом трибунала. Вооружиться как следует. И быть готовыми ко всяким неожиданностям.

***
Озеро искрилось солнечными бликами. Всеобщую напряженность словно смыло этой ласковой водой. Хотелось стоять и смотреть, дышать этим воздухом – и больше ничего. Сделав над собой усилие, капитан отдал приказ не расслабляться и быть начеку.
- А... что мы ищем, сэр? – неожиданно раздался в наушниках несколько растерянный голос Ингрид.
- Как это – что?! – оторопел Хиггинс. – Пропавшую экспедицию, экипаж "Эвридики"! Что с Вами, Ингрид?
- А... экспедицию... а мне казалось... ой, смотрите, какие бабочки!
- Ингрид!!!
- Да в чем дело, кэп? – это уже голос Доминика – абсолютно благодушный. – Разве мы куда-то торопимся? Ничего не случится, если мы немножко погуляем.
Хиггинс в полном недоумении повернулся к Доминику – тот стоял без шлема и блаженно улыбался, подставив лицо солнцу. "Я же приказал не снимать шлемов!" – хотел было заорать Хиггинс... но тут до него дошло: остальные в шлемах – и что? Полюбуйтесь на них... "Шлемы не помогают. Если что-то и есть в воздухе, оно проходит через наши фильтры. А может, это какое-то излучение? Та же аврора... Надо срочно возвращаться, уводить людей, надо... что я хотел? Да, надо составить отчет, надо вернуться на Землю и рассказать, что... на Землю? А... где это?"
И тут из зарослей появились они. Те самые аборигены, которых на планете не было. Около десятка. Они смотрели на людей и как-то очень по-человечески улыбались.
- Ангелы... – выдохнула Кармен.
- Эльфы! – пискнула Ингрид.
- Ундины... – простонал Носов.
Хиггинс промолчал. Он уже всё понял, но... какое это теперь имело значение? И он медленно стащил бесполезный шлем и бросил на траву.
***
- Господин Ван Хаасен, у нас проблемы!
- Докладывайте.
- Экспедиция «Орфей», сэр...
- Да, и что с ней? Насколько я помню, они благополучно долетели до цели, и на последнем сеансе....
- Простите, сэр, но последний сеанс был... последним. Связь утрачена!
- Что значит "утрачена"? Опять?!
- В том-то и дело, сэр. Было получено сообщение о выходе на орбиту планеты и об отправке спускаемого аппарата – и...
- И?
- И больше ничего, сэр.
- Но это было неделю назад!!! Почему до сих пор меня не поставили в известность?
- Сэр...
- Уволю всех к чертовой матери... Экстренное совещание, срочно!

***
После пары глотков киита Тоорг пребывал в расслабленном состоянии и прекрасном расположении духа, поэтому стук в дверь вызвал у него желание съежиться и стать незаметным, наподобие хырха *. К сожалению, несмотря на все достижения науки, трансформация в зверька столь малых размеров оставалась пока недостижимой. Покорившись неизбежному, он разрешил стучавшему войти. В дверь просунулась виноватая физиономия его помощника Элана:
- Координатор, у нас снова посетители. Из той же звездной системы, судя по внешнему виду.
- Ну, так проведите стандартную процедуру!
- Провели… - Элан продолжал нерешительно мяться у порога.
- И в чем проблемы? – насторожился координатор.
- Координатор, они... они в таком же состоянии, как и первая группа! - выдавил Элан.
- То есть? – Тоорг почувствовал, что прекрасное расположение духа стремительно испаряется. – Вы, помнится, докладывали, что первая группа оставлена для исследований на предмет – как это Вы выразились? – "возможностей перспективного контакта". О чем Вы не сочли нужным доложить мне? Что не так с состоянием второй – и первой – группы наших гостей?
Элан позеленел. Буквально. В смятении он выпустил несколько побегов, покрытых нежными листочками, - но под строгим взглядом начальства быстренько привел себя в надлежащий вид.
- Координатор Тоорг, дело в том, что... – начал он, переливаясь от волнения всеми цветами радуги, - дело в том, что стандартная процедура действует на этот вид... как бы сказать... нестандартно...
- То есть?! – рявкнул Тоорг.
- Эм... как известно, стандартная процедура должна вызывать у посетителей падение интереса к нашей планете, а затем частичную амнезию, с тем, чтобы они не помнили о нашем существовании. Но у этих всё наоборот! У них пропал интерес ко всему, КРОМЕ нашей планеты, они в полном восторге и твердят, что попали в "рай", что бы это ни значило, и останутся здесь навсегда.
- Так выпроводите их силой!!! – Тоорг был так раздражен, что отрастил крылья и сделал несколько стремительных кругов под переплетением ветвей, образующим потолок комнаты. Вообще-то не стоило позволять себе такое в присутствии подчиненного, но он не мог сдержаться.
- Эт-то н-невозможно, к сожалению... – Элан тоже плохо владел собой: он то отращивал шерсть, то чешую, то снова листочки; хорошо хоть, не растекся по полу биомассой.
– Хм... это верно, - проворчал Тоорг, несколько успокоившись. - Если их отпустить в таком состоянии – они вернутся и приведут сюда всё население своей планеты!
- Дело даже не в этом, - безнадежно вздохнул Элан, ликвидируя очередную растительность на теле. – Амнезия у них тоже наоборот: они не помнят, откуда они и зачем прилетели сюда... Наши специалисты никак не могут разобраться, в чем дело. Но лететь они сейчас никуда не в состоянии, так что пока нам придется оставить их у нас!
Координатору снова захотелось превратиться в хырха…

_______________________
*Хырх – мелкое ночное животное, трусливое и предпочитающее вести скрытный образ жизни. Может считаться аналогом земной мыши.

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс рассказа: детектив
СообщениеДобавлено: Чт мар 11, 2010 2:20 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17221
Откуда: Хайфа
№ 6

ГОРОД ИЗГНАННИКОВ


Полная луна долго не хотела уходить с небосвода, внимательно оглядывая землю своим единственным жёлтым волчьим глазом. И лишь когда яркое августовское солнце бросило свои первые лучи на Город Изгнанников, бледное от возмущения ночное светило медленно завалилось за Чёрные горы.
Часы на городской ратуше, сложенной из серого камня, пробили шесть. Стражник Фредди дёрнул головой, стряхивая дремоту, и огляделся. Но всё было тихо. Угархаш сидел, опершись на стену и склонив голову на секиру, под дверью ратуши. Он даже не проснулся.
Из казино Весельчака Ленни, что находилось у Старого моста, не доносилось ни звука. Ночные обитатели города уже разбрелись по своим домам, чтобы проспать весь день, а дневные только начинали просыпаться.
* * *
- Опять эти проклятые крысы! – воскликнула Цецилла, спустившись в погреб за капустой. – Сколько же можно?! Снова придётся тащиться к этому колдуну.
Турнот с удовлетворением наблюдал из своего окна, как Цецилла, ругаясь, как пьяный сапожник, выбралась из погреба. Он давно просил Цециллу продать ему хотя бы половину её огорода, но та упрямо ему отказывала. Лет двадцать назад отец Турнота проигрался в казино в пух и прах и, чтобы вернуть долг, продал часть своего огорода соседке. Старого Турна давно уже нет в живых, и теперь его сын Турнот хотел вернуть свою часть земли, но Цецилле было жалко расставаться с нею. Лишь поэтому он и пошёл на крутые меры. Колдун Каргаул брал за услуги немного и всегда выполнял обещанное. Говорил, что нашлёт крыс, - и насылал. Говорил, что освободит от крыс, - и освобождал. Первое он говорил Турноту, второе Цецилле. Вот и таскались они к нему раз в неделю с просьбами: то наслать крыс, то освободить от них. Каргаул был доволен. От этой соседской ссоры у него значительно прибавлялось средств, на которые он мог приобрести себе редкие ингредиенты для своих магических заклятий и снадобий. Да и не только Турнот и Цецилла приходили к нему. Весь город и предместья время от времени пользовались его услугами.
Ругаясь то вслух, то про себя, Цецилла потащилась к колдуну. Пройдя три квартала по кривым улочкам Города Изгнанников, она постучала в знакомую дверь, испещрённую странными знаками и увешанную непонятными амулетами, трогать которые боялись даже самые бесшабашные мальчишки. Месть колдуна могла быть страшной.
- Доброе утро, господин! – крикнула Цецилла, постучав несколько раз.
Никто не отозвался.
Тогда женщина дёрнула за верёвочку, висевшую у входа, и услышала в глубине дома резкий звонок. Но в ответ не донеслось ни звука шаркающих шагов, ни хриплого голоса гоблина.
Цецилла толкнула дверь, и та, к её удивлению, отворилась. Помедлив немного, она вошла в полутёмный коридор.
- Господин! – позвала она. – Мне нужна услуга!
Не услышав ответа, Цецилла медленно поднялась по скрипучей лестнице на второй этаж. Толкнув ещё одну дверь, она вошла в комнату.
Каргаул сидел в кресле, уставившись в потолок.
- Господин! – повторила она. – Мне нужна услуга!
Но гоблин не отозвался.
Женщину охватил ужас. Она коснулась руки гоблина. И в страхе одёрнула её. Рука мага была холодна как лёд.
«Придётся искать другого колдуна, - было первой мыслью Цециллы. – И ещё сходить к шерифу», - это было её второй мыслью.
Пожалеть неожиданно умершего гоблина даже не пришло ей в голову.
* * *
Весть о смерти колдуна разлетелась по городу быстро. Ещё быстрее бежал к дому Каргаула шериф Турарор. Рядом с ним следовал эльф Эллегор, его правая рука, да и левая рука - тролль Борд - был рядом. Эльф легко мог обогнать своего шефа, но сознательно не делал этого. Когда-то Турарор спас ему жизнь, и теперь эльф служил ему вернее собаки. Тролль тоже был обязан шерифу жизнью. Но никто не знал, когда это случилось, как и почему.
Шериф внимательно оглядел дверь и лишь затем вошёл внутрь. Эльф и тролль последовали за ним. После предварительного осмотра первого этажа дома колдуна ничего подозрительного обнаружено не было, и шериф поднялся на второй этаж. Уже окоченевший в своём кресле гоблин был похож на ужасную мумию. Но входивший в комнату гном вдруг замер и покосился на притолоку. Там, зацепившись за отщеп, колыхались на слабом ветру несколько волосков, на которые была нанизана лазурная бусинка.
- Ну-ка… - сказал Турарор, и эльф послушно дотянулся до них.
Сняв волоски, он протянул руку в сторону шерифа, но тот не взял их, а вопросительно взглянул на Эллегора. Тот понял и кивнул:
- Да, - сказал он. – Это наши волосы… эльфийские.
Турарор кивнул.
- Спрячь их. Идём дальше.
Кресло, в котором упокоился гоблин, стояло посередине комнаты, а вокруг него был нарисован явно магический круг, окружённый странными значками.
- Вот чертовщина! – выругался шериф и повернулся к эльфу. – Давай быстро за Полосатым!
Эллегор кивнул и мигом исчез за дверью.
Гном не собирался переступать магический круг… Мало ли что… А на карликов магия не действовала. Вот и пусть один из этого племени сначала сотрёт его. Благо, что сидеть ему ещё лет двести. А пока, в ожидании доставки карлика, шериф продолжил осмотр помещения. Начинал он всегда снизу, постепенно поднимаясь выше.
- Шеф! Смотрите! – прервал осмотр пола Борд и указал своим толстым пальцем на стену.
У самого окна красовалось выжженное, почерневшее пятно с обуглившимися краями.
- Похоже на след от файербола, - пробормотал гном. – Видимо, Каргаул пытался защититься… Ладно, спасибо… - И он продолжил осмотр.
Для начала он обошёл вокруг кресла, вдоль магического круга, нарисованного мелом. Было видно, что в одном месте мелок раскрошился, и как раз тут некто неосторожно наступил на него краем каблука. Гном встал на колени и присмотрелся. Борд тоже бухнулся рядом и тупо уставился в пол.
- Что там, шеф? – спросил он хриплым голосом.
- Отпечаток! Смотри, не наступи сюда, - ответил Турарор. – Похоже, каблучок-то подкованный… и необычно… зигзагом…
- Гоблинский обычай, - буркнул тролль.
- Это точно! И подковка новая. Даже гвоздики не стёрлись.
И шериф выпрямился.
Возле трупа, почти под креслом, шериф заметил какие-то осколки, но подойти не рискнул.
- Где этот чёртов карлик?! – хмуро бросил гном, поглядев в окно.
В тот же миг, словно отвечая на его слова, послышался стук маленьких башмачков по лестнице. И вскоре карлик Полосатый появился в дверях. За ним стоял эльф, шагов которого, разумеется, не было слышно. В руках карлик держал тряпку.
- Сотри этот круг! – приказал гном. – Оставь только вот это место, где отпечаток каблука.
Полосатый бросился выполнять приказ и вскоре вновь стоял перед шерифом в ожидании дальнейших указаний.
- Всё! Отведи его обратно, Эл. И дай ему то, что обычно. Он заслужил.
Эллегор кивнул и увёл карлика. Теперь шериф смог подойти к мёртвому колдуну. Первым делом он собрал в мешочек керамические осколки, валявшиеся возле кресла. Что это такое, он пока понять не мог. Затем принялся осматривать труп. Между смуглыми пальцами гоблина что-то тускло блеснуло. Турарор взял его ладонь и вытащил эту вещь. Пуговица. И не простая. На ней были выбиты изображения молотка и наковальни. Пуговица была гномовской. Шериф положил её в карман.
Хотя следов насильственной смерти гном пока не обнаружил, он всё больше и больше склонялся к тому, что здесь произошло убийство. Он приподнял веки гоблину и увидел страшные сузившиеся зрачки, в которых до сих пор отражался ужас, испытанный колдуном перед смертью.
- Мда-а… - протянул Турарор. – Значит, всё-таки убийство. Кто же тебя так напугал? До смерти…
Ответа пока не было.
Шериф осмотрел кресло и вдруг заметил возле локтя трупа длинный тонкий шип.
- Карлики? – удивлённо воскликнул Турарор, осторожно беря его в руки. – Этого ещё не хватало!
По лестнице вновь застучали каблуки, и вскоре в проёме двери показались две рожи.
- Заберите этого, - распорядился шериф, указывая на труп колдуна.
- В погреб? – уточнил один из вошедших стражников.
Гном кивнул.
Два орка-стражника подошли к креслу, взяли Каргаула за руки и за ноги и унесли труп из комнаты.
Только теперь Турарор увидел, что под тем местом, где стоял правый каблук колдуна, что-то блеснуло. Он нагнулся и поднял широкую полоску металла.
- Похоже на язычок от пряжки, - произнёс он.
- Широковат для людей или эльфов, - сказал тролль.
- Для гоблинов или гномов тоже.
- Значит, оркский, - убедительно кивнул головой Борд.
- Тэкс… - задумчиво протянул Турарор. – Либо тут целый заговор, либо…
- Либо что? – спросил тролль.
- Либо хрен знает что! – Шериф покачал головой. – Бред какой-то! Пошли!
И они покинули дом колдуна.
* * *
Шериф сидел в кабинете, закинув короткие ноги на стол. Он курил трубку, но колечки не пускал. Это означало высшую степень работы мозга. Он не мог отвлекаться ни на что.
- Ладно! – наконец произнёс он. – Пуговица гномовская? Гномовская! Значит, идём к гномам.
В Городе Изгнанников было всего семь или восемь семей гномов. Точнее, семь или восемь гномов, лишь у половины которых были семьи.
- Эллегор! Борд! За мной!
Дремавший тролль и о чём-то размышлявший эльф сразу вскочили на ноги. Через двадцать минут они уже стучались в двери ближайшего гномовского дома.
- Вам знакома эта пуговица? – шериф сунул под нос гному пуговицу, найденную в кулаке Каргаула.
- С тех пор, как я покинул Чёрные горы, я не ношу такие пуговицы.
Турарор бегло осмотрел кафтан гнома и двинулся дальше. Посещение ещё трёх гномовских домов было столь же безуспешным. Однако, когда дверь пятого гномовского дома отворилась, шериф немедленно дал знак рукой своим помощникам.
- Взять его! - На кафтане гнома не хватало одной пуговицы. - Ты арестован по подозрению в совершении убийства! – объявил шериф.
Гном Налин угрюмо посмотрел на своего собрата, но ничего не ответил. Сопротивляться он тоже не стал. Закон был суров – за неисполнение требований шериф мог приказать убить его на месте.
Заключив гнома в тюрьму, Турарор воздержался от его немедленного допроса.
- Теперь к гоблинам! – объявил он.
- Думаешь, гоблин может быть в сговоре с гномом? – спросил эльф.
- У нас всё может быть, - ответил шериф, покосившись на тролля, который молча стоял у дверей.
Вскоре они уже стучались в дверь ближайшего гоблинского дома. Когда дверь со скрипом отворилась, наружу высунулась горбоносая рожа.
- Чё надо? – вопросила рожа.
- Твои сапоги.
- А может, ещё и штаны в придачу?
- Может быть.
- Тогда я тебя огорчу, - ответил гоблин. – У меня их нет. – И хохотнул, довольный своей шуткой.
- Чего нет, сапогов или штанов?
- Ни того, ни другого! – и гоблин снова захохотал.
- Придётся проверить, - сказал шериф.
- Проверяй, - кивнул гоблин, распахивая дверь вместе с балахоном, одетым на голое тело.
Гном, сопровождаемый троллем и эльфом, вошёл внутрь. Там стоял такой спёртый кислый запах, что Турарор сказал эльфу:
- Не закрывай дверь! Тут дышать невозможно!
Обыск длился недолго. Первое, что они увидели, были сапоги гоблина.
- Что ж ты говоришь, будто у тебя нет сапог? – поинтересовался шериф, поднимая один из них.
- На мне же их нет, - ответил гоблин и снова хохотнул.
Осмотрев сапоги, шериф бросил их на пол. Всё было ясно. На сапогах не только не было подковок, но даже подошвы держались еле-еле.
- Пошли отсюда! – кивнул он помощникам, и они покинули дом гоблина.
Осмотр следующих пяти домов и нескольких пар сапог результата тоже не дал. Но на седьмой раз им повезло. Новенькие сапоги стояли не просто на видном месте, а прямо на подоконнике, чтобы все проходящие мимо видели обнову хозяина.
Едва взглянув на подковки, шериф объявил хозяину.
- Ты арестован по подозрению в убийстве Каргаула! Сапоги изымаются как вещественное доказательство!
- Заришься на чужое, шериф? – сказал гоблин. – Да по тебе самому тюрьма плачет!
Молниеносным движением волосатой руки он выхватил тесак, висевший у него на поясе. Однако он не успел им воспользоваться. Стоявший сзади тролль схватил его за обе кисти и сжал так, что гоблину пришлось сдаться.
- Ты ответишь мне за грабёж! – скрипнув клыками, прорычал гоблин.
- Сначала ты ответишь за убийство, Харуд, - спокойно ответил Турарор. – Увести его.
Тролль толкнул гоблина в спину.
- Вперёд!
Эльф, стоявший у двери, распахнул её и вышел на улицу.
- Смотри, куда идёшь, ушастый! – послышался хриплый голос и отборная брань.
Шериф быстро обогнул арестованного Харуда и, тоже выскочив наружу, увидел здоровенного тролля, ругавшего Эллегора на чём свет стоит. Он был одет в кожаные штаны и кожаную куртку, подпоясанную широким ремнём. Вот только ремень был не застёгнут, а завязан узлом. Пряжка без язычка болталась над срамным местом.
- На твоём месте я бы вёл себя потише, - сказал Турарор. – Ты арестован…
- Что?! Я?! За что?! За то, что назвал этого вонючего эльфа вонючим эльфом?!
И он выхватил секиру.
- Ты арестован по подозрению в убийстве Каргаула.
- Что?! Только одного Каргаула?! Маловато! За то, что я назвал твоего помощника козлоногим уродом, на меня можно было навесить не меньше пяти из твоих нераскрытых убийств!
- У меня не бывает нераскрытых убийств!
- Ещё бы! – хрипло хохотнул тролль. – С твоей-то прытью арестовывать первого встречного за убийство!
Харуд, который, застыв в дверях с широко раскрытыми глазами, наблюдал за происходящим, сказал, обращаясь к троллю:
- Ты прав, Барак! Он только что и меня арестовал за убийство Каргаула.
- Вот это ловко! – воскликнул тролль и расхохотался.
- Разберёмся! – хмуро ответил шериф. – А пока отдай секиру.
- Ни за что! – объявил Барак, потрясая ею в воздухе.
Однако он не заметил, что эльф уже давно бесшумно скользнул ему за спину и спутал ноги тролля верёвкой. Один рывок - и Барак рухнул на каменную мостовую, проклиная "обезьянорукого эльфа". Но верёвка от ног тролля уже оплела его шею, и Бараку пришлось сдаться.
Доставив арестованных в ожидавшие их камеры, шериф сказал своим помощникам:
- Можете пока перекусить, а я проведаю Весельчака Ленни.
* * *
Салун эльфа Эленмакилиниурэлина, или, проще говоря, Ленни, был недалеко, всего через несколько домов от ратушной площади, сразу возле старого моста. Весельчак Ленни открыл его в незапамятные времена, говорят, одновременно с основанием Города Изгнанников. Ни в чём противозаконном он никогда замечен не был. Свой игорный бизнес вёл честно. Кормили в салуне сытно и недорого. А кто желал, мог снять здесь себе комнату за умеренную плату или даже в долг. Но шериф шёл не совсем к нему.
Когда Турарор лишь только подходил к салуну, Ленни лично вышел на крыльцо.
- Какими судьбами, шериф? – улыбаясь, воскликнул эльф. – Неужели желаете пропустить кружку пива в моём салуне? Или, может быть, чего покрепче?
- С удовольствием, Ленни, - тоже улыбаясь, ответил шериф. – Но для начала я хочу задать пару вопросов кое-кому из твоих помощников.
- Я весь внимание, - шевельнул острыми ушами эльф.
- Позови-ка мне Жёлтенького.
Эльф лишь кивнул какому-то человеку, тоже высунувшемуся из-за двери. Тот исчез. И вскоре Турарор услышал топот маленьких ножек. Дверь снова отворилась, и на пороге появился карлик, одетый во всё светло-жёлтое.
- Привет, Жёлтенький, - сказал шериф.
- Привет, Турарор, - пискнул карлик.
- Покажи-ка мне свою коллотту, - приказал Турарор. - Вместе с пояском для шипов.
Карлик кивнул и исчез за дверью. Не прошло и минуты, как он вновь появился на пороге.
- Держи, шериф, - вновь пискнул он, протягивая длинную тонкую трубочку и скрученную в колбаску ленту, перевязанную верёвочкой.
Трубочку Турарор пока оставил без внимания, а вот ленту взял в руки и, развязав её, развернул во всю длину. С её внутренней стороны были сделаны удобные гнёзда, из которых торчали основания шипов.
- Не можешь ли ты сказать мне, - обратился шериф к карлику, - где шип отсюда? – И указал на одно-единственное незанятое гнёздышко.
Карлик нахмурился.
- Я не пользовался коллоттой очень давно. Я не знаю, где этот шип. Он должен был быть на месте.
- Для тебя это действительно было бы лучше, - кивнул шериф. – Пожалуй, я смогу вернуть этот шип на место.
Он достал из кармана кожаный мешочек и осторожно извлёк шип. А затем вставил его в свободное гнёздышко.
- Теперь с твоими шипами всё в порядке, - продолжил Турарор. – А вот тебя мне придётся арестовать по подозрению в убийстве Каргаула.
Жёлтенький пожал плечами.
- Я не убивал Каргаула, - просто сказал он.
- Тем не менее, ты пойдёшь со мной, - и шериф кивнул в сторону Ратушной площади, одновременно забирая и коллотту из его рук.
Взглянув на Ленни, он прибавил:
- Я забираю его.
Эльф пожал плечами совсем как карлик.
- Я делаю своё дело, ты – своё.
У входа в тюрьму его уже ждали Борд и Эллегор.
- Отведи его в камеру, - приказал он троллю, - а ты… - шериф задумался. – Видел когда-нибудь эльфа с такими бусинками? – спросил он, наконец, Эллегора.
Тот кивнул.
- Тогда отправляйся к нему и приведи его сюда. И сразу в камеру. Я потом с ним поговорю.
Шериф знал, что у эльфов не бывает двух одинаковых украшений, поэтому ошибки быть не могло. Подождав Борда, он пошёл с ним в свой кабинет. Сев за стол, Турарор продолжил вертеть в руках керамические осколки, прикладывая их друг к другу.
- Знаешь, что из них получается? – спросил он тролля.
Тот вопросительно поднял на него глаза.
- Свисток. Не знаю, что за мелодию он высвистывает, но эта вещица явно сделана руками вампиров.
- Интересно, какого клана… - протянул Борд.
- Несомненно, Тореадор, - ответил шериф. – Это их стиль. А у нас такой только один. Живёт в предместье. Так что седлай коня - и за ним. Хочу с ним переговорить.
Борд немедленно удалился.
* * *
- Привет, Ауриль, - сказал Эллегор, найдя эльфа.
- Привет, Эллегор, - ответил эльф.
- Не можешь сказать мне, как твои волосы с твоей бусинкой попали в дом Каргаула?
Эльф подумал. Затем отрицательно покачал головой.
- Жаль, - сказал Эллегор. – Мне придётся тебя арестовать по подозрению в его убийстве.
Эльф пожал плечами.
- Ты – власть. Делай, что должен.
* * *
Тролль прибыл в пригород, населённый вампирами. Одинокий симпатичный домик Тореадора смотрелся как золотая фикса среди гнилых осколков зубов.
Стук в дверь.
- Ты Джерри МакНаб? - спросил Борд у открывшего дверь вампира.
- Это я.
- Ты арестован. Приказание шерифа. Обвиняешься в убийстве колдуна Каргаула.
- Это странно. Думаю, что он поторопился.
- Неважно. Закон есть закон.
- Ты прав.
- Следуй за мной.
Вампир вывел своего коня.
- Надеюсь, его покормят должным образом в притюремной конюшне?
- Не сомневайся.
И они поскакали.

(продолжение следует)

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс рассказа: детектив
СообщениеДобавлено: Чт мар 11, 2010 2:22 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17221
Откуда: Хайфа
Город изгнанников
(продолжение)


* * *
Эльфа, естественно, доставили первым.
- Я считаю, что Ауриль вне подозрений, - сказал Эллегор шерифу.
- А я считаю, что подозреваются все, пока они не докажут обратное.
Эльф, разумеется, ничего доказать не смог и сел в свою камеру.
Когда привезли вампира, шериф задал немного вопросов, на которые сумел получить ответ.
- Твоя работа? – спросил он, показывая Джерри обломки свистка.
- Моя.
- Как он оказался в доме Каргаула?
- Не знаю.
- Ты убил Каргаула?
- Нет.
- Что же делал твой свисток в его доме?
- Не знаю.
- Ты кому-то передавал его?
- Шериф, - осклабился Тореадор, – ты же знаешь, что вампиры не дают показания против вампиров.
- Знаю. Именно поэтому арестован ты, - сказал гном. - А ещё я теперь знаю, что ты передал его другому вампиру.
Джерри поджал губы.
- Всё ясно, - произнёс шериф. – В камеру его.
Тролль выполнил это поручение с удовольствием. Он не любил вампиров. Хотя они никогда не охотились на его собратьев. Не та кровь.
* * *
Когда шестой подозреваемый занял свою камеру, шериф крепко задумался. Он был неглупым служителем порядка. К тому же честным и справедливым. Может быть, на свой лад. Так было много лет. Но это дело ставило его в тупик. А, кроме того, заставляло недовольно шевелиться его совесть. Шериф не мог поверить в сговор всех шестерых подозреваемых, а держать невиновных в тюрьме было против его правил. Да и допрос всех остальных подозреваемых ничего не дал. Каждый из них упорно отрицал свою вину и лишь соглашался, что в той или иной степени они были знакомы. Это было неудивительно. Практически все горожане знали друг друга.
- Что ж, - пробормотал гном. – Придётся идти к мистеру Снейку.
Мистер Снейк давно жил в Городе Изгнанников и занимался частным сыском. Причём успешно. Многие жители города в случае нужды даже больше предпочитали сходить к частному детективу, чем к нему, шерифу. Именно поэтому для гнома пойти к этому волку-оборотню было равносильно признанию собственного бессилия.
Каково было настоящее имя мистера Снейка, не знал никто. Его звали и Снейк, и Волк, и Зубастый, и ещё многими именами. Но закрепилось - Снейк. Говорят, ему пришлось сражаться с целым полчищем дикого змеиного народа, что жил в болотах на границе между землями оборотней и вампиров. Именно после этого он и покинул те края и переселился в Город Изгнанников.
Собственно говоря, земли вокруг Города Изгнанников населяли такие же изгнанники. Где-то жили оборотни, где-то эльфы, где-то тролли, гномы, орки, карлики, гоблины… Было место и для людей, а также для представителей других рас, по той или иной причине и в разное время попавших в Земли Изгнанников. С севера и востока их окружали высокие горы, а с юга и запада – каменистая пустыня.
Земли, окружавшие Город Изгнанников, были невелики и отличались от города лишь тем, что там жили те, кто старался следовать обычаям своего народа. В город же переселялись только те, кто был готов жить среди представителей других рас. В нём тоже были попытки создать кварталы, основанные на раздельном проживании. Но чем ближе к центру города, тем более пёстрым становилось его население.
Тем не менее, городская власть и городские законы распространялись на все Земли Изгнанников. И было понятно почему. В Городской Совет избирались представители от всех земель. Он же принимал и законы. Бургомистра и шерифа тоже выбирали все. Один раз в девять лет. Такова была традиция со времён первых изгнанников.
Дом мистера Снейка находился хоть и не на окраине города, но и не в центре. Ближе к Рыбацкому кварталу (или, как его ещё называли, Рыбацкому посёлку) и совсем недалеко от Паромной переправы. Огорода позади дома мистера Снейка не было. Точнее, он был, но оборотень отдал его соседке Гертруде в обмен на то, что она каждое утро будет готовить ему завтрак и раз в неделю стирать бельё. Гертруда находила эту плату за огород совершенно ничтожной. И не только потому, что она и так каждое утро готовила завтрак и каждую неделю стирала бельё. Но ведь о том, что она служит самому мистеру Снейку, знали все жители города. И это служило ей гарантией безопасности. С волком-оборотнем находилось очень мало охотников ссориться.
Турарор дёрнул за верёвочку, свисавшую справа от двери дома мистера Снейка. Раздался мелодичный перезвон.
Дверь открыл сам хозяин.
- Привет, шериф!
- Привет, Снейк!
- Заходи! Всегда рад тебя видеть!
- Это почему? – спросил Турарор, входя в прихожую.
- Всегда приятно поговорить с умным чело… гномом.
Шериф не поверил ни одному слову Волка, но всё равно был польщён.
Они прошли в гостиную. Мистер Снейк предложил шерифу кресло у окна, возле которого стоял небольшой столик с горячим кофейником. Детектив поставил на него две чашки, налил кофе, затем достал из бара бутылку виски и, не спрашивая разрешения, плеснул из неё в обе чашки. Гном поморщился, но спорить не стал. Взяв чашку обеими руками, он отхлебнул душистого напитка.
- Наверное, пришёл узнать, кто убил Каргаула? - спросил мистер Снейк.
Турарор чуть не поперхнулся.
- Можно подумать, ты знаешь, кто его убил, - недовольно произнёс гном.
- Конечно, - оскалив белоснежные клыки в улыбке, ответил Волк.
- И кто же?
Снейк сделал удивлённое лицо.
- Ты же знаешь моё правило, - сказал он. – Ты сам должен понять, кто.
- И что же я должен сделать для этого?
- Всего лишь задать несколько правильных вопросов.
- Кому? Тем, кто…
- И им тоже, - улыбнулся Снейк. – Шестеро подозреваемых – это уже перебор.
- Откуда ты знаешь?
- Да об этом весь город говорит.
Шериф согласно кивнул головой.
- Да, многовато. Но я уже допрашивал их. Бесполезно.
- Мог бы поговорить и с Весельчаком Ленни.
- Да, карлик тут явно не при чём. Они же никогда не лгут. Раз он сказал, что не убивал гоблина, значит, так оно и есть.
- При чём тут Жёлтенький? – удивился Волк. – Спроси у Ленни, не было ли в его заведении драк в последнее время и кто в них участвовал.
- Драки в городе не запрещены, - возразил шериф. – Забыл, что этот закон протащили тролли и орки?
- А я разве предлагаю тебе кого-то наказать за драку? – снова удивился Снейк. – Зато ты узнаешь, кто был третьим в этой драке.
Шериф сразу засуетился. И, даже не допив кофе, поднялся с кресла.
- Пожалуй, мне пора, - сказал он, кивнув хозяину. – Что-то я засиделся...
- Как знаешь, шериф, - ответил Волк. – До встречи!
Гном покинул дом мистера Снейка и, уже идя по улице, пробормотал, повторяя последние слова частного детектива:
- До встречи… Кем он себя возомнил?! Больше к нему ни ногой! Воображало!
* * *
- Драки? – переспросил Ленни. – Да они тут бывают чуть ли не каждый день. То кому-то пиво покажется жидким, то не на тот номер фишку поставят, на который собирались… А уж за столиками в очко или даже преферанс… Любое слово, подмигивание, стук пальцев по столу… Повод найдётся всегда.
- Это мне известно, - поморщился Турарор. – Меня интересуют драки с участием гнома Налина и тролля Барака.
- Была такая, - задумался Ленни, - аккурат пару дней назад. Играли в бридж. Что-то не сошлось во взятках.
- Кто затеял драку?
- Гороб. Ты знаешь его…
- Знаю. Помощник Огануса.
- Точно, - кивнул эльф. – Как там с моим карликом?
- С Жёлтеньким?
- Ты же знаешь.
- Я отпущу его завтра утром.
- Спасибо.
- Не за что, - ответил гном, покидая заведение Ленни.
Здесь было о чём подумать. И шериф думал.
«Оганус. Человек-маг. Зачем ему это?».
Ответа пока не было.
Промаявшись всю ночь в раздумьях, гном решил снова сходить к оборотню.
- Что-то он не договаривает, - бормотал он. – Но что?
Дальше был кофейник, чашки, виски - в общем, всё, к чему уже привык Турарор.
- Ты прав, шериф, - говорил мистер Снейк. – Вампиры ничего не расскажут тебе о том, что они проворачивают между собой.
- Да знаю я…
- Но они могут рассказать о тех, кто не принадлежит к их племени.
- И где же я могу об этом узнать?
- Ну, хотя бы в их магазинчике…
- В магазинчике?
- Да, в магазинчике… Впрочем, и эльфа было бы неплохо потрясти на предмет того, не приходил ли к Аурилю кто-нибудь чужой. Да и сапожник Харуда мог бы рассказать много интересного…
- Меня смущает, что в этом деле замешан помощник Огануса, - начал гном.
- Вот и развеешь свои сомнения, - просто ответил Волк. – Или, напротив, сомнения перерастут в уверенность.
- Ну, ладно, Снейк, - сказал шериф. – Похоже, у тебя есть своя сеть информаторов.
- У меня всё есть, - ответил детектив. – Даже то, чего мне и не нужно.
- У нас у всех полно того, что нам не нужно, - согласился шериф.
- Особенно этим полна твоя тюрьма.
Гном не стал отвечать. Покинув дом Снейка, он первым делом, как обещал, отпустил Жёлтенького. Затем вызвал эльфа.
- Кто приходил к тебе в последние несколько дней? – спросил он. – Из чужих.
- Чужих не было.
- Тёмных эльфов ты тоже своими считаешь?
- Нет, - помедлив, согласился Ауриль. – Заходил ко мне Кэндир.
- И чего хотел?
- Да что-то про выборы говорил, - нехотя ответил эльф. – До них ещё пять лет, а он… в общем, говорил, что нечестно, что тёмные эльфы не участвуют в них. И так далее.
- Их тут полтора человека, то есть, полтора тёмного эльфа, какие ещё выборы?
- Вот и я так думаю…
- Значит, это просто отмазка для встречи, - жёстко сказал гном.
Эльф молча согласился.
- Ладно… Мог он с тебя пару прядей состричь? – спросил шериф.
- Вообще-то нет, но… Кто знает… В принципе, мог…
- В том-то и дело. Ладно, пока можешь идти к себе… в камеру.
* * *
С сапожником у шерифа разговор был недолгим.
- Заходил ко мне Утгар, - сказал он. – Просил сапожки гоблинские. Вроде как посмотреть их его хозяину нужно. А зачем, я толком не понял. Деньги заплатил хорошие. А утром вернул обратно.
- Утром - это в среду?
- Ага.
«Значит, Харуд получил их уже после смерти Каргаула, - подумал гном. – А Утгар - это один из помощников Огануса».
- Спасибо, - кивнул шериф и вернулся к себе.
Он оседлал своего пони и отправился в предместье.
Магазинчик был невелик, но чего только тут не было.
- Джерри тебе сдавал свою… продукцию.
Хозяин магазинчика лишь осклабился, показывая вампирские клыки.
- Ладно, я понимаю, - шериф огладил свою бороду. – Кто купил его свисток?
- Беренгар, - ответил хозяин. – Зачем, не знаю. Ещё вопросы есть?
- Уже нет, - сказал гном и вышел.
Беренгар тоже служил у Огануса.
- Итак, Оганус, - пробормотал он. – Ну, что ж. Вроде всё становится на свои места.
* * *
Брать Огануса шериф поехал вместе с маг-командой. Была такая у гвардейцев города. Пятеро человек создавали магический круг, и никакой чародей не мог ничего им противопоставить. Они не умели ни швырять файерболы, ни влезать в сознание человека, ни превращать арестованного в жабу… Вся их магия была предельно проста – гасить любые магические действия того, кого они вели или охраняли. Узкая специализация. Но она работала. И это было главное.
- Ты Оганус? – спросил шериф, хотя знал, что это он.
- Да, я Оганус, маг и чародей, повелитель судеб, покровитель нуждающихся и помощник немощных, заступник за неимущих, исполнитель просьб, спаситель погибающих, возвратитель похищенного…
- Достаточно саморекламы, - прервал его Турарор. – Ты арестован…
- За что же? – поднял кустистые брови Оганус.
- За убийство Каргаула.
- Ты думаешь, что я способен на убийство? – вопросил маг.
- Каждый способен на убийство, - жёстко ответил шериф. – Вопрос лишь в цели и шансах уйти от правосудия.
- Ты пожалеешь, что обвинил меня в убийстве.
- Я жалею, что ты до сих пор не попался мне, - взгляд гнома был суров. – Из-за тебя шестеро невиновных просидели в тюрьме три дня.
- Твои ошибки, шериф, меня не касаются.
- Мои ошибки, маг, следствие твоего злого умысла, - ответил Турарор. – Взять его!
Пятеро гвардейцев немедленно окружили Огануса.
Гном кивнул Борду и Эллегору, и те исчезли в глубине дома мага. Вскоре они вывели оттуда троих его помощников.
- Увести!
* * *
Суд был недолгим. Шериф выступал в роли обвинителя.
Судья эльф Меитар, выслушав слова шерифа и Коура, защитника Огануса, предложил перейти к вопросам к подсудимому.
- Вы называете себя магом и чародеем, повелителем судеб, покровителем нуждающихся и помощником немощных, заступником за неимущих, исполнителем просьб, спасителем погибающих, возвратителем похищенного… - начал Турарор. – Сколько заказов на магические действия у вас было за последний месяц?
- Это трудно посчитать… - начал было маг, окружённый маг-командой.
- И всё же попробуйте.
- За последний месяц у меня не было заказов.
- Почему же вам это трудно посчитать?
Оганус промолчал.
- Сколько у вас было заказов за последние три месяца?
Маг обжёг гнома взглядом, но ответил:
- Ни одного.
- Сколько у вас было заказов за последние полгода?
- Я не собираюсь вам отвечать! – выкрикнул Оганус. – Это профессиональная тайна!
- Ни одного! – подытожил шериф. – Думаю, что мотив ясен. Вы замыслили убийство Каргаула, потому, что вам просто не на что было жить!
Турарор выложил на стол судьи какие-то бумаги.
- Это неоплаченные счета Огануса за последние три года. Прошу приобщить их к делу.
- Принято, - ответил Меитар.
После допроса помощников мага Утгара, Беренгара и Кэндира девятерым присяжным всё стало предельно ясно.
Приговор был вынесен.
* * *
Шериф прошёлся по комнате дома Каргаула. Он должен был передать всё по акту служителю Городского Совета. Всё, чем обладал убитый до смерти, при отсутствии законных наследников, переходило казне.
Проходя вдоль стола Каргаула, шериф ногой поправил криво лежащий на полу коврик.
- Стоп! А откуда здесь…
На лакированном деревянном полу виднелись чёткие следы волчьих когтей.
Турарор сдвинул коврик в сторону.
- Тэкс… - протянул он. – Что же я их сразу не заприметил.
Впрочем, в комнате хватало ложных следов… гоблина, орка, эльфа, карлика, тролля, вампира… Почему бы не быть и ложной наводке на волка-оборотня? Шериф сел в кресло Каргаула и стал думать. Это он умел. Умел и любил. Через полчаса он уже стучался в дом мистера Снейка.
* * *
- Ты вроде тут у нас самый умный? – сходу спросил он.
- Есть такое дело, - улыбнувшись, ответил детектив.
- Сегодня утром казнили Огануса.
- Ты же сам сказал, что он виновен.
- Откуда тогда волчьи следы в комнате Каргаула?
- Поздновато ты их заметил.
- Поздновато, но они есть.
- Да, ты прав, они есть.
- И?
- Это мои следы.
- И как ты объяснишь это?
- Очень просто. Я их оставил, когда убил Каргаула.
- Что? Ты? Почему же ты не сказал мне?
- Ну, во-первых, ты не спрашивал, - улыбнувшись, ответил Снейк. – А во-вторых…
- Достаточно. Лучше расскажи, как было дело. - Голос шерифа стал почти официальным.
- Всё, что ты сказал на суде об Оганусе, абсолютная правда. Есть только один нюанс, - начал Волк. – О замыслах этого мага узнал Каргаул.
- А как узнал ты?
- Да Каргаул сам пригласил меня к себе, - сказал детектив. – Ему нужен был свидетель.
- Свидетель чего?
- Свидетель того, что Оганус совершил убийство Каргаула.
- Что-то я не…
- Каргаул понимал, что если он избегнет смерти в этот раз, то нет гарантии, что это удастся ему во второй или в третий. Оганус бы не остановился на первой неудаче.
- И что же придумал Каргаул?
- Он создал своего двойника… точную копию… и усадил его в кресло. А когда пришёл Оганус, я с Каргаулом находился в соседней комнате.
- Интересно.
- Не очень, - поморщился Волк. – Если бы я знал об этом заранее, я бы просто не пришёл к нему. А Оганус сначала предложил Каргаулу, чтобы тот перенаправлял ему хотя бы часть клиентов. Разумеется, Каргаул - точнее, его двойник - отказался. Оганус знал, что он откажется, поэтому, получив отрицательный ответ, быстро поднёс к его носу цветок сумабеллы…
- Мертвящий цветок?
- Да, - кивнул Снейк. – И двойник Каргаула сразу умер. Запах сумабеллы…
- Я знаю, - прервал его гном. – Где он только его взял?
- Думаю, у карликов. Но теперь мы никогда не узнаем этого, - покачал головой детектив. – Затем Оганус раскидал по всей комнате разные предметы, чтобы ты пошёл по ложному следу. Он надеялся, что хоть один из них сработает.
- Не очень умно, - сказал шериф. – На его месте я бы оставил только один.
- Правильно. Но страх делает человека глупым. Он боялся окончить свои дни на плахе. Но Каргаул оказался не умнее его. Когда Оганус ушёл, колдун уничтожил своего двойника. Тот просто растворился в воздухе. А потом потребовал, чтобы я пошёл к тебе, шериф, и засвидетельствовал попытку его убийства Оганусом.
- А ты?
- А я отказался. Не люблю быть участником подобных тёмных делишек.
- А что Каргаул?
Волк усмехнулся.
- Сначала удивился. Потом предложил денег. А когда я и от них отказался, рассвирепел и метнул в меня огненный шар.
Волк сбросил с плеч длинный халат и показал свою спину, на которой виднелся длинный, ещё не заживший шрам от файербола.
- Я сразу принял волчье обличье и ответил ему магическим «Воем, Несущим Ужас».
- Так вот откуда на его полу следы волчьих когтей, а в глазах ужас, - сказал Турарор.
- Да. Он не успел защититься. Просто не был готов.
- Ясно, - кивнул гном. – Необходимая самооборона.
- Точно, шериф. Так что я чист перед законом.
- Это я уже понял. Вот только Огануса, получается, казнили зря.
- Нет, шериф. Вспомни закон: «Тот, кто замыслил убийство и сделал всё для того, чтобы убить, заслуживает смертной казни, так же как и убийца».
- Ты, как всегда, прав, Снейк, - ответил Турарор. – Выходит, Оганус так и не узнал, что это не он убил Каргаула.
- Ага, - оскалил клыки Волк. – Надеюсь, что до того, как ему отрубили голову, он успел раскаяться.
- Я тоже надеюсь на это, - кивнул гном. – А ещё я надеюсь, что мне больше не придётся смотреть в твою наглую волчью морду.
Мистер Снейк ещё шире расплылся в улыбке.
- Спасибо, шериф. Это значит, что ты надеешься на то, что в нашем городе больше не будет преступлений.
- Боюсь, это невозможно, - покачал головой Турарор.
- Ну, тогда до встречи, шериф.

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс рассказа: детектив
СообщениеДобавлено: Чт мар 11, 2010 2:25 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17221
Откуда: Хайфа
№ 7

ЛОШАДИНАЯ ИСТОРИЯ


Снейк и Турарор сидели в казино Весельчака Ленни в укромном уголке, куда почти не долетала музыка, и пили пиво, закусывая его вкуснейшими жареными колбасками. Жёлтенький уже третий раз приносил им по очередной паре кружек «Тёмного странника» и по порции колбасок.
- У меня сейчас тоже затишье, - говорил детектив шерифу. – А чем ты занимаешься, когда нет дел?
- У шерифа не бывает такого, - отвечал гном. – С одними только гвардейцами возни больше, чем надо. То подерутся, то…
Тут вдруг послышались чьи-то шаги. Судя по звуку подкованных сапог, это был военный.
- Вот и твои гвардейцы, - успел сказать Волк, прежде чем они услышали покашливание за занавеской, закрывавшей вход.
- Входи уже! – громко сказал Турарор.
В комнату вошёл дюжий парень, и стало понятно, что это не просто гвардеец. Это был командир роты гвардейцев, Хабул.
- Шериф! – громовым голосом произнёс орк. – У нас неприятности!
- Опять драка? – лениво поинтересовался гном.
- Нет! Ребята ведут себя тихо! Но… У нас украли коней.
- Что?! – воскликнул Турарор, поднимая брови и задирая бороду. – Коней гвардии? Скольких?
- Всех, шеф.
- Всех?! – не веря услышанному, переспросил шериф.
- Нет. Тех, которые были в нашей конюшне, конечно, нет. Украли всех коней, которых мы вчера отогнали на пастбище.
- Что известно о похитителях?
- Похититель пойман.
- Уже?
- Опять тебе не повезло, шериф, - вставил Снейк.
- Но у него найден только один конь. И не сознаётся, где остальные.
- Кто он?
- Человек, - скривил рожу орк. – С окраин.
- У тебя? И не сознаётся? – искренне удивился шериф. – Хочу его увидеть.
- Он в караулке.
- Я уже иду, - сказал гном. – Хочешь со мной? – спросил он Снейка.
- С удовольствием, - кивнул Волк, допивая пиво и засовывая себе в пасть последнюю колбаску.
* * *
Конокрад действительно оказался человеком. Причём очень напуганным. Видно, Хабул хорошо его обрабатывал.
- Как тебя зовут? – спросил Турарор.
- Герберт, господин, - запинаясь, ответил конокрад.
- Ну, и зачем ты украл коня?
- Моя лошадь пала…
- И это достаточная причина, чтобы красть коней гвардии?
- Я не знал, что они… принадлежат гвардии, - пролепетал Герберт.
- А если бы знал?
- Я бы никогда…
- То есть, украл бы у кого-нибудь другого? – спросил шериф.
- Я? Нет! – запутался Герберт. – Их было много. Я взял только одного. Он отстал. И ходил в стороне… такой грустный… А я люблю лошадей.
- А куда тогда делись остальные?
- Я не знаю! – воскликнул конокрад. – Я уже говорил об этом… ему, – и он указал на Хабула.
- Не тычь в меня пальцем! – оскалил клыки орк.
Герберт сжался.
Шериф сделал рукой знак командиру гвардейцев, чтобы тот не вмешивался в допрос.
Волк тронул Турарора за плечо и шепнул ему на ухо:
- По-моему, он, и, правда, увёл только одного коня.
- Скорее всего, да, - кивнул Снейку шериф и вновь повернулся к Герберту:. – А ты не заметил ничего подозрительного, до того или после?
Конокрад отрицательно покачал головой.
- Ладно, - подумав, сказал гном. – Хабул, отведи его к Бырхашу. Пусть запрёт в камере. Я ещё с ним побеседую. Да и наказания ему всё равно не избежать.
Хабул кивнул.
- А ещё дай распоряжение седлать моего пони и ещё одного коня. Мы с мистером Снейком отправляемся на место преступления, - распорядился шериф. – И выбери двух гвардейцев посмышлёней. Они поедут с нами.
Хабул кивнул ещё раз и, ткнув Герберта в спину, вывел его из караулки. Турарор и Снейк тоже покинули её следом за ними. Лёгкий ветерок приятно шевелил волосы, что должно было способствовать мыслительным процессам, происходившим под ними. Вот только в голову ничего не приходило. Кто же увёл коней, если не этот человек?
Вскоре четыре всадника уже ехали в направлении пастбища. Было далеко за полдень, но они надеялись успеть к месту преступления до сумерек. Затратив не меньше полутора часов на дорогу, два сыщика без приключений добрались до пастбища. Повсюду были следы подкованных копыт. Но в сторону деревни, где жил конокрад, вели только четыре копыта.
- Герберт точно ни при чём, - сказал Снейк.
Шериф молча согласился с ним, и они пошли обходить довольно большое пастбище. Гвардейцы вели коня Снейка и пони Турарора в поводу. И лишь когда солнце уже почти садилось, Волк, вдруг указав куда-то вперёд, воскликнул:
- А вот и следы похитителей!
Шериф поспешил к нему.
- Точно! Похоже, их оставили тролли!
- И орки, - прибавил детектив. – А вот и кровь.
На траве, действительно, были видны следы крови. И чем дальше, тем больше.
- Судя по запаху, лошадиная, - сказал Снейк, принюхиваясь. – Вряд ли мы увидим коней гвардии живыми. Орки их зарезали, а тролли унесли. Видишь, как глубоко отпечатались следы троллей на земле?
- Да. Идём по следу.
Идти пришлось не слишком далеко. До реки. Здесь кровищей была залита вся земля. Похоже, коней тут разделывали. А на прибрежном песке всё ещё был заметен след, оставленный форштевнем судна.
- Всё ясно, - сказал детектив. – Трупы коней погрузили на корабль и увезли.
- Скорее всего, так, - согласился Турарор. – Где теперь их искать? Придётся опросить всех прибрежных жителей. Может, кто-то что-то видел.
- Кто-то что-то… - усмехнулся Волк. – Ну, у тебя свои методы.
- Они работают, - парировал шериф.
На этом они и расстались. Снейк оставил своего коня гвардейцам, а сам ушёл вниз по течению реки, исследовать берег.
* * *
К полудню следующего дня детектив пришёл в дом Турарора.
- Что тебе удалось узнать? - спросил он вместо приветствия.
Гном пожал плечами.
- Ничего. Никто не видел, чтобы какое-либо судно прошло вверх или вниз по реке.
- Но они всё-таки были.
- Они?
- Было два судна. Одно ушло вверх по реке, а другое вниз. Я проследил сначала за вторым.
- И что узнал?
- Как всегда, всё, - улыбнулся Снейк. – Даже больше, чем нужно. Отправляй команду своих гвардейцев на границу между землями карликов и орков. Там четыре трупа троллей и три трупа коней гвардии. А ещё потроха всех остальных.
- Да ты что! – воскликнул шериф, вскакивая.
- Видно, банда орков-конокрадов наняла этих троллей дотащить конские трупы до судна. Заплатила им потрохами, а троих коней дала для ровного счёта. Чистое мясо всё-таки. Вот только неясно, что там эти тролли не поделили? А орки уплыли вверх по реке в сторону города со всеми остальными трупами коней.
- И куда они их дели?
- Да, скорее всего, продали в казино Весельчака Ленни, - усмехнулся Снейк. – Помнишь те жареные колбаски, которые мы ели вчера? Думаю, что мы ели мясо коней гвардии.
- Не может быть!
- Может, - возразил Волк. – Под утро я обошёл казино. Со стороны реки всё вымощено камнем, следов нет. Но запах-то орков и конины остался. Впрочем, скорее всего, сам Ленни ни при чём. Мясо закупает мясник Ховард. С него и спрос.
Но Турарор был по-прежнему хмур. Отдав распоряжение дюжине гвардейцев отправиться за останками троллей и лошадей, он вместе со Снейком, Бордом и Эллегором отправился в казино.
Хозяин, как всегда, уже стоял у входа.
- О! – воскликнул эльф, улыбаясь. – Турарор! Снейк! Эллегор! Борд! Сколько почтенных горожан! Чувствую, что вы сегодня зашли по делам службы!
- Ты угадал, Ленни, - сказал шериф. – Теперь уже по делу. И по очень неприятному делу. Ты кормишь в своем казино вкуснейшими жареными колбасками…
- У меня всё самое вкусное, Турарор, - вставил эльф.
- Не сомневаюсь, - согласился гном. – Вот только колбаски те были из ворованного мяса. Причём из мяса коней гвардии.
- Не может быть! – нахмурился хозяин казино и тут же дал какое-то указание востроносому человечку, который сразу скрылся за дверью.
- Может, - жёстко возразил шериф. – Поэтому мне придётся тебя арестовать по подозрению в соучастии в краже и убийстве коней гвардии, а также в использовании ворованных продуктов.
Повисло тягостное молчание. Ещё никто и никогда не арестовывал Ленни. Эльф молчал. Гном ждал. Наконец двери казино отворились, и появился мясник Ховард.
- У кого ты закупал мясо? – резко спросил его Ленни.
Шериф поднял руку.
- Задавать вопросы – моя привилегия, - сказал Турарор.
- Он работает на меня, - возразил хозяин казино.
- Если он соврёт тебе, ему за это ничего не будет. А если мне, то его ждёт наказание.
Ленни молча согласился.
- Так у кого ты закупал мясо? - спросил теперь уже шериф.
- Много у кого, - ответил тролль, отводя глаза. – Мне приходится закупать мясо и у людей, и у гоблинов, и у волков-оборотней… - и он покосился на Снейка.
- А у орков?
- Ну, да. Было и такое.
- И у них ты покупал конину, - скорее утвердительно, чем вопросительно, сказал гном.
- Ну, да.
- А откуда она, ты не спрашивал?
- Нет. Зачем это? – пытаясь изобразить удивление, сказал мясник.
- Затем, чтобы не купить ворованное мясо.
- Они сказали, что сами вырастили их.
- Ты же сказал, что не спрашивал их!
Мясник замялся
- Ясно, - сказал гном. - И ты поверил? Где это у нас тут орки разводят коней?
Ховард пожал плечами.
- Всё ясно, – сказал шериф и посмотрел на Ленни. - На этот раз я не стану тебя арестовывать, а вот его забираю.
- Это твоё право.
- Но я дам тебе совет, - продолжил гном. – Выбирай себе помощников повнимательнее.
- Он у меня больше не работает, - кивнул Ленни в сторону Ховарда.
- Рановато ты от него отрекаешься, - вдруг подал голос Снейк. – Хочешь всегда быть чистеньким?
- А тебе это не нравится, Волк? – спросил Ленни.
- Мне многое не нравится, эльф.
- Это твои проблемы, Волк.
- Проблемы нельзя делить на свои и чужие, эльф.
Ленни промолчал. А шериф дал знак Эллегору и Борду увести Ховарда.
- А может быть, по кружечке пивка? – вдруг спросил Ленни у шерифа. Он снова был само радушие. – За счёт заведения.
Гном заколебался.
- А пошли, выпьем! – тоже улыбнувшись, вдруг согласился Снейк, хотя лично его не приглашали. – А заодно и обсудим это дело.
- Ладно, пошли! – сказал Турарор. – Только без колбасок!
Они вошли в казино и прошли в ту же комнату, где сидели накануне. Официант немедленно подал им по кружке пива. Гном сразу отпил несколько глотков, но Волк не притронулся к хмельному напитку, а щёлкнул пальцами, подзывая обратно уже уходившего официанта.
- Позови хозяина!
Пришёл Ленни.
- А почему кружки чистенького эльфа воняют навозом? – спросил детектив.
Гном взглянул на детектива.
- Снейк, ну ты уж вообще…
Но Волк только усмехнулся.
- Мой нюх не обманешь, - сказал он гному, а, взглянув на эльфа, прибавил: - Понюхай ручку кружки.
Ленни осторожно взял кружку с пивом и понюхал. То же самое сделал и Турарор.
- Навоз! – в один голос воскликнули они.
Гном сразу отставил её в сторону. А Ленни покрылся красными пятнами.
- Питер! – рявкнул он.
Официант немедленно появился перед ним.
Эльф схватил его правую руку и понюхал пальцы.
- В каком месте ты ковырялся, прежде чем подавать пиво посетителям?
Питер был явно ошарашен.
- Я, шеф… Я нигде…
- Ты уволен!
- Я… За что, шеф?
- Подожди, Ленни, - прервал его Снейк и, взглянув на официанта, спросил: - Что ты трогал за последний час?
- Ничего особенного, - начал Питер. – Наливал пиво, подавал колбаски, салаты, получал деньги…
- Стоп! Принеси их.
- Все?
- Все!
Когда Питер принёс миску с монетами, Волк обнюхал каждую из них. Затем, взяв один золотой, положил его на стол.
- Вот этот! – сказал он. – Его словно из задницы вытащили! Деньги пахнут!
- Кто тебе дал его? – рявкнул Ленни.
Питер замямлил что-то, пытаясь вспомнить.
- Обрати внимание, шериф, - продолжил Снейк. – Все монеты немного стёрты, а эта - как будто только что отчеканена.
- Да, точно! – вдруг воскликнул официант. – Полчаса назад заходил один из ваших гвардейцев. Это его монета! Но я не помню, как его зовут. Он гоблин.
Шериф встал. Следом поднялся и детектив. Допивать пиво гном не стал. А Волк вообще не притронулся к нему.
- Монета изымается! – объявил Турарор.
Ленни не возражал. Но тут послышались шаги подкованных сапог.
- Кого ещё чёрт принёс? – пробормотал шериф, услышав покашливание за занавеской. – Входи!
Вошёл Хабул.
- Шериф! – громовым голосом произнёс орк. – У нас неприятности!
- А, по-моему, у нас дежа вю, - пробормотал Снейк.
Гном покосился на детектива и спросил:
- Ну?
- Украдена казна города!
- Что?!
- Весь золотой запас! – отрапортовал Хабул. - Тот, который всегда был неприкосновенным!
- Идём в казарму, - сказал шериф, явно уставший от всего того, что свалилось ему на голову за последние два дня.
Снейк, разумеется, увязался за ним.
* * *
- Построй роту, - приказал шериф Хабулу, когда они пришли.
- Рота, стройсь! – гаркнул командир.
Послышался топот. Волк, прищурившись, смотрел на всю эту суету.
- Смирно! Равняйсь! Вольно!
- Оставь здесь только гоблинов, - сказал Турарор Хабулу.
- Все, кто не гоблин, шаг вперёд! Нале… Напра… Кругом шагом марш из казармы!
Гвардейцы, не являвшиеся гоблинами, покинули помещение. Волк внимательно смотрел им вслед. Один тролль явно прихрамывал, да и руку держал неестественно прямо.
Когда в строю осталось только пять гоблинов, орк дал команду:
- Сомкнуться!
Шериф подошёл к пятерым гвардейцам.
- Руки к осмотру, - негромко сказал он.
Гоблины-гвардейцы вытянули их вперёд. Проведя носом возле пальцев каждого из них, гном в упор посмотрел на четвёртого.
- Почему твои руки воняют дерьмом? – спросил он.
- Отвечай, Абырг! – рявкнул Хабул.
- Я… Я не знаю…
- А я догадываюсь, - сказал Снейк. – Это ты был вчера в наряде по конюшне?
Гоблин кивнул.
- Ну, тогда я знаю, где казна Города. В желудке и кишках того грустного коня, которого увёл Герберт и которого утром вернули в конюшню.
- Хочешь сказать, что… - начал гном.
- Ага, - ухмыльнулся Волк. – А ещё... Я бы задержал того гвардейца… тролля, который сейчас вышел из казармы, прихрамывая.
- Грохула? – переспросил Хабул, встревая в разговор. – Он сказал что…
- Неважно, что он сказал, - оборвал его мистер Снейк. – Скажи лучше, кто позавчера стоял в наряде у казны?
- Дерзар, Угархаш и Грохул, - сразу ответил орк.
- Кто у казны стоял, тот и лошадок стреножил, - сказал Волк.
- А в чём дело-то, Снейк? Объясни! – потребовал шериф.
- Вход-то в казну через конюшню. Замочек открыл, золота нагрёб и запихал в пасть ближайшей лошадки. Всего-то делов! Знал ведь, что их на пастбище отгонят. А с орками заранее договорился.
Турарор только головой покачал.
- А там, где тролли подрались из-за лошадиных потрохов, - продолжал детектив, - было много отпечатков. Но одни из них были слишком характерные.
- Что значит «характерные»?
- Пальцы прижаты, - пояснил Волк. – Один из этих троллей постоянно носит сапоги. А тролли их обычно не носят. Кроме, конечно, гвардейцев.
Хабул рыкнул от возмущения. До него дошёл смысл слов детектива.
- Каптыгул! Габардыл! – рявкнул он двум гоблинам, всё ещё стоявшим перед ними. – Доставить сюда Грохула!
Гвардейцы немедленно метнулись вон из казармы.
Задумавшийся шериф медленно сказал:
- Значит орки-конокрады…
- Ага, - снова скаля в улыбке пасть, сказал Снейк. – Орки думали, что это они троллей наняли лошадок на борт перенести. А оказалось - наоборот. А подрались тролли, когда золота в потрохах не нашли. Герберт ведь коника раньше увёл. Причём того самого. Случайно, конечно. Взял самого грустного. Трудно радоваться жизни с полпудом золота в желудке.
Гном только крякнул.
- Ты уж дай Герберту по минимуму. Выпори просто и отпусти, - добавил Волк. – Он ведь казну Города спас. Была бы она сейчас уже в Чёрных горах!
Тут в казарму ввели Грохула.
- Ну, и где ты раны свои получил? – спросил его Хабул, недобро прищуриваясь. – Только не рассказывай мне байки о «дружеских поединках», ладно?
Тролль молчал, сверля взглядом всех присутствующих.
- Ничего я не буду говорить, - наконец произнёс он. – За кражу смертной казни нет. И я вернусь, Хабул! И тогда я вызову тебя на поединок!
- Когда ты выйдешь, урод, я сам вызову тебя на поединок! – рявкнул орк. – За то, что замарал честь гвардии! А сейчас ты заключённый!
Шериф дал знак, и Грохула увели. Затем Турарор повернулся к Хабулу.
- Коня, которого забрали у Герберта, отдели от остальных. Поставь двух гвардейцев. Корми сытно. Поручи кому-нибудь перебирать его навоз. Но лично при тебе. Отвечаешь за каждую монету.
- Я уже понял, шеф! Надо ещё орков-конокрадов найти.
- Не твоя печаль! – отрезал шериф. – Ховард сдаст их, чтобы срок скостить.
Хабул кивнул.
- Ну, что, Турарор, - сказал Снейк. – А дело-то раскрыли. И не одно.
В это время в казарму вдруг ввалилось четверо гвардейцев.
- Шеф! – сказал один из них. – Мы привезли и коней, и потроха! Трупы троллей тоже. Куда их?
- Трупы в наш подвал. А коней…
- А давай мы их загоним Ленни? – ухмыляясь, вставил Волк. – А заодно было бы правильно забрать у него денежки за гвардейскую конину, которую ему орки сдали.
- Согласен. Только в ближайшие две недели я в казино ни ногой!
- Я тоже, - кивнул детектив. – До встречи, Турарор!
- До встречи, Снейк!

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс рассказа: детектив
СообщениеДобавлено: Чт мар 11, 2010 23:54 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17221
Откуда: Хайфа
№ 8
За человечество!


- Не так уж и отличается от Земли, - заметила Эйприл, шагая по взлетному полю. После секундного молчания мужчины встретили реплику девушки громким смехом. Эйприл покраснела.
- Эй, что не так?!
- Это космодром, детка, - улыбнулся Пол. - Ты не поверишь, но космодромы везде одинаковы. Ни тебе листка, ни травинки...
- Я знаю. Просто пошутила, - насупилась девушка.
- Да ладно, отстаньте от нашего доктора, - группу догнал атлетично сложенный молодой человек с нашивками пилота на комбинезоне. - Доктор, я так вас понимаю... в этих мужланах нет никакой утонченности.
Под дружный смех команды Эйприл покраснела еще сильнее, но вскоре не выдержала и рассмеялась вместе со всеми...


Пол помассировал переносицу кончиками пальцев. Иногда казалось, будто они прибыли только вчера, хотя по стандартному времени пролетело уже полтора месяца. Родная планета Айя являла собой удивительное и волнующее сочетание высоких технологий и буйной, дикой природы. Да, конечно, все это было доступно в голограммах... но видеть их мир своими глазами, жить в нем...
Айя были уникальны. Единственная раса, с которой не было пограничных конфликтов. Да что там “пограничных” - конфликтов с айя не было вообще. Вместо этого был чертовски выгодный обмен технологиями, неслыханный прецедент передачи форпоста айя Земной Федерации, и вот теперь - еще более неслыханное приглашение группы экологов на родную планету айя.
Родная планета. Место, координаты которого засекречены у всех остальных рас, включая земную.
После непродолжительной задержки, лазер с влажным бульканьем растопил кубик виски. Пол, как и остальные члены экипажа, пил напитки на местной, чистейшей воде - но после такого дня вода была... не совсем тем, чего требует организм. Да и, при всей любви к экологии, старая добрая криокружка...
- Ваше сознание до сих пор зависимо от грязных технологий.
Пол усмехнулся. Черт побери, вот если бы это сказал любой другой чужак, неважно, кто именно, в нем бы всколыхнулась волна недовольства. А тут... Казалось, что айя искренне жалеет о сохранившейся зависимости Пола от криокружки.
- Да, действительно... - на мгновение Полу стало неловко.
- Непросто переступить через свою суть, - айя встряхнул прозрачными крыльями. - Но иногда иного пути просто нет.
“Неудивительно, что армии фанатиков на Земле считают их расой ангелов.”
Вы правы, Красный Танец, - мужчина отложил капсулу кружки. - Будем стараться.
Лица айя всегда выглядели так, будто их хозяева задумчиво улыбаются, - строение скелета не предполагало мимики лица; но по движению плечей Пол понял, что Красный Танец понимающе кивнул.
Я принес промежуточное заключение нашей ксенобиологической группы, - коммуникатор превращал щелчки чужака в мягкий баритон. - Но доктор Эйприл уже ушла, поэтому я передам их вам.
- Это по поводу вариантов изменения физиологии людей?
- Да, - плечи дернулись в знак согласия. - Со своей стороны мы окончательно решили, что ваш текущий проект самомодификации является тупиковым.
Пол слегка прищурился. Да, его легкие без проблем функционировали в атмосфере, где еще его прадеду грозила бы медленная и мучительная смерть, а печень фильтровала вчетверо большие объемы токсичных веществ, чем печень предков; но как айя заметили вмешательство, не имея информации о прошлом его расы?
- Мы считаем, - продолжал Красный Танец, - что дальнейшая адаптация человеческой расы к условиям существования приведет к культурной катастрофе. Еще несколько таких изменений, и вы окончательно перестанете понимать, что чувствовали и как жили ваши предки.
- Что предлагают ваши ученые? - как можно более непринужденно спросил Пол. Подобные опасения высказывались и земными учеными; но вариантов - за исключением массовой миграции на планеты земного типа - не было. Миграция не была невозможным делом, но... есть ли у человечества время?
- Не углубляясь в подробности, - крылья вздрогнули, - предлагается политика самоограничения.
- В каком смысле?
- Вам нужно что-то делать со своим циклом размножения. Мы продолжаем разрабатывать варианты, но наиболее приемлемым на данный момент считается ограничение репродуктивного возраста двадцатилетием, - плечи сочувственно колыхнулись. - После чего соответствующие органы и железы атрофируются, тем самым увеличивая длину вашего жизненного цикла и позволяя вам контролировать свои чувства куда более эффективно. Также мы считаем, что это поможет ограничить ваше стремление к потреблению.
Пол задумчиво смотрел на заходящее солнце.
- Разумеется, вы сможете сохранить генетический материал и использовать его для создания потомства в лабораторных условиях, - плечи Красного Танца окрасили фразу в извиняющийся тон.
***
Задумчиво покусывая губу, Эйприл еще раз пробежалась глазами по заключению. Документ вызывал противоречивые чувства, разжигая в душе Эйприл настоящую бурю. Эйприл-ученая резонно замечала, что предложение айя имеет смысл, и более того - на данный момент иных разумных вариантов не представлено. Эйприл-женщина напоминала, что ей двадцать восемь, что роман с Мэтом в самом разгаре и что у них имеются вполне конкретные планы.
- Ты думаешь, это подходящий вариант?.. - она с сомнением взглянула на Пола.
- Я не биолог, - грустно улыбнулся Пол.
- Зато ты ведущий ксенопсихолог, и тебе решать, полетит этот документ на Землю или отправится в корзину с грифом “происки чужих”. Ближайший Совет через полгода... все может решиться уже на нем.
Пол молчал.
- Ты хочешь, чтобы все решала я? Это очень по-мужски, - она сглотнула комок в горле. Будь она восьмидесятилетней старухой, решение было бы таким простым...
Эйприл всхлипнула. Пол молча подошел к ней, положил руки на плечи.
- “Происки чужих”. Если бы все было так просто, - негромкий баритон Пола немного дрожал. - Я ведь тоже понимаю, что это означает. Для тебя, для других. Для всех. Сохранение человечества - да, возможно, но какой ценой? Можно ли будет назвать это человечеством спустя пару поколений? Но ради тебя я мог бы...
- Что здесь происходит?!
Эйприл вскочила. Мэт медленно подошел к Полу, несколько секунд мужчины буравили друг друга взглядами. Резкое движение, и ксенопсихолог, словно пушинка, отлетел в угол.
- Или ты отвяжешся от неё, сволочь, или пеняй на себя! - Мэт собирался что-то добавить, но остановился на полуслове. В раздвижных дверях стоял айя, его лицо, как обычно, выражало полную невозмутимость. С улыбкой, больше напоминающей волчий оскал, Мэт подал руку ученому. - Ну, вставай, дружище. Пошутили - и хватит.
Пол бросил на него короткий, но выразительный взгляд и поднялся на ноги, проигнорировав протянутую руку. Мэт снова улыбнулся - теперь уже айя - и непринужденной походкой подошел к монитору.
- Что это за ерунда тут написана? - хохотнул он. - Если кому-то чего-то надо отрезать - обращайтесь, помогу. Но лично меня эти забавы как-то не вдохновляют!
- Но вашей расе грозит вымирание, если вы не воспользуетесь нашими рекомендациями. Ваша неумеренность и агрессивность доконает человечество, - айя как будто разговаривал с маленьким ребенком. - Наша раса давно обходится без принятого у вас способа размножения и прекрасно развивается. Иногда нужно чем-то жертвовать.
- Это ваше дело, а я предпочитаю старый дедовский способ, - Мэт ухмыльнулся и взял растерявшуюся Эйприл за руку. - Идем отсюда.
- Нет... Вы видели этого питекантропа?! Животное! Разве таких, как он, заботят проблемы человечества? - униженный одновременно перед Эйприл и айя Пол в бешенстве расхаживал по комнате. - Из-за таких идиотов мы вряд ли сможем реализовать вашу программу.
- Боюсь, у вас нет другого выхода, - невозмутимо сказал айя. Белокожее существо не спеша вышло их кабинета, оставив Пола наедине с его проблемами.

***

Утро капитана Джейсона началось с неприятности. Мат не явился на очередное дежурство. Джейсон отправил за ним подвернувшегося под руку помощника пилота, и тот через несколько минут ворвался в капитанские апартаменты, бледный как смерть.
- Там... Там... Мэт мертвый!!! - наконец выпалил он.
Мэт лежал на полу своей каюты с перерезанным горлом, вещи вокруг были разбросаны, все вокруг залито кровью. Джейсон подавил подступившую тошноту, и принялся осматривать место происшествия. Опыта в проведении расследований у него не было, поэтому рассчитывать оставалось только на логику и здравый смысл - которые почему-то упорно молчали. Эйприл, которой по долгу службы следовало бы осмотреть тело и сделать заключение, была не в том состоянии, чтобы рассчитывать на ее помощь. По крайней мере - пока. Поэтому тело Мэта перенесли в криокамеру, а капитан принялся опрашивать команду. Быстро выяснилось, что убитый накануне поссорился с Полом - и, так как других подозреваемых не было, ксенопсихолог, несмотря на все возражения, был без лишнего шума заперт в своих апартаментах до прибытия эскорта с корабля. Ксенопсихолог пытался рассказать что-то о заключении айя и о его важности, но безуспешно.
-Посиди-ка, дружок, взаперти, пока я не придумаю, что с тобой делать, - Джейсон даже и не пытался играть в детектива.
В военной инструкции, описывающей варианты поведения каждого члена экипажа в ситуациях, начиная с термоядерной войны на Земле и заканчивая выходом из строя уборной, не нашлось ни строчки о том, как скрыть убийство от упорного чужака. Пришедшему Красному Танцу пришлось в общих деталях рассказать о произошедшем - уж больно упорно он искал коллегу.
- Этого не может быть. Пол - уравновешенный разумный человек, - айя стоял перед Джейсоном, и капитан проклинал все на свете: движения плеч айя ему не говорили ровным счетом ни о чем. До чего все удачно: усадить единственного ксенопсихолога под арест.
- Он не мог этого сделать, - заметил айя. Голос из коммуникатора звучал спокойно и уверенно - настройка по умолчанию, которую айя попросту никогда не меняли.
- А кто мог? - развел руками Джейсон. Айя вздрогнул, и капитан снова выругался про себя. Чертова мимика. - Всё указывает на него. Подождем. Посмотрим...
По правде, Джейсон не имел ни малейшего понятия, чего ждать и куда смотреть, но многолетний опыт сдачи финансовых отчетов руководству помогал ему выглядеть убедительным даже в этой ситуации. - Я разбил весь экипаж на пары, никто не будет находиться в одиночестве, таким образом, инцидент не повторится. Однако на время проведения расследования Пол выбывает из игры, и вашу совместную работу придется свернуть.
- Но это не он...
- Я всё сказал, - Джейсон дождался, пока за назойливым гостем закроется дверь, и устало потер переносицу. Нужен был какой-то план.

***

Плана не было, и день уже подходил к концу, когда в каюту капитана буквально ворвались Пит и Сандро - неразлучная и в спокойное время “сладкая” парочка.
- Кэп! - они выглядели одинаково подавленными. - У нас еще один убитый...
- Кто!? В приказе четко сказано, все перемещаются в паре с...
- Это айя. Тоже горло перерезано.
- Где Пол?
- Должно быть, под замком... - Пит запнулся. - Мы не проверяли.
Пошли, - скомандовал Джейсон.
Труп был обнаружен в помещении, которое земляне использовали как склад. Жертвой оказался Круг Лоу, медик, неоднократно посещавший команду с целью изучения человеческой физиологии. Сегодняшнее посещение не было запланированным, но труп с перерезанным горлом однозначно говорил о том, что оно состоялось.
Апартаменты Пола были пусты.
- Труп - в медблок, пока местные не пронюхали. Я хочу первым получить результаты. Пора Эйприл заняться делом, - астронавты послушно взяли легкое тело айя, - я с ней сам поговорю.
Джейсон нашел девушку в ее каюте. Выглядела она вполне адекватно, и через десять минут они уже стояли над телом айя. Эйприл надевала перчатки, попутно наговаривая на диктофон свои наблюдения.

***

- Хорошо. Построение отчета. Какие у нас имеются факты?
Джейсон отхлебнул кофе. Убийства - убийствами, а отчетность - отчетностью. Пусть на Земле разбираются, его дело - завершить миссию и отчитаться.
Мэтью Петерсен. Убит. Смерть произошла вследствие потери крови и\или болевого шока. Потеря крови и болевой шок являются следствием удара в горло, выполненного острым предметом. Направление удара - слева направо. Предположительно, орудием является чрезвычайно острая катана. Время смерти - около двух часов ночи.
На панели возник длинный меч, с размаха бьющий по человеческой фигурке. Фигурка окрасилась в красный цвет.
- Круг Лоу. Убит. Смерть произошла вследствие выхода из строя S-образной железы. Выход из строя S-образной железы произошел вследствие удара в горло, выполненного острым предметом. Направление удара - справа налево. Предположительно, орудием является чрезвычайно острая катана. В ране не было найдено кровяных частиц Мэтью Петерсона, что, впрочем, не исключает использования того же орудия, что и в первом случае, при условии доступа преступника к средствам стерилизации. Время смерти - около трех часов дня.
Катана на экране погрузила лезвие в огонь, потерлась о смоченную реактивом тряпочку, замахнулась и ударила фигурку с крылышками. Фигурка покраснела.
- Пол Ларсен. Согласно показаниям Эйприл Смит и записи камеры 4-41, имел мотивацию к убийству Мэтью Петерсона. Не имел алиби на момент совершения преступления номер один и преступления номер два. Наиболее вероятный кандидат на роль убийства.
- Какова вероятность? - зевнул Джейсон.
- Пятнадцать процентов.
- Э?.. - сонливость, которую не могло победить кофе, рассеялась в мгновение ока. Пятнадцать процентов - это вообще не вероятность. Для отчета не пойдет. Придется кормить нудный искусственный интеллект информацией, пока не будет хотя бы сорока. - Почему так мало?
- Отсутствие орудия убийства, отсутствие мотива во втором преступлении...
- Стоп, - щелкнул пальцами Джейсон. Уж в чем-чем, а в подгонке данных под отчет ему равных не было. - Если подумать, Пол меня давно беспокоил. Вносится аргумент психологической нестабильности доктора Пола Ларсена. Основание - личные наблюдения капитана.
- Перерасчет закончен, - экран заполнился новой сводкой. - Вероятность - двадцать процентов.
- Почему?!..
- Отсутствие орудия убийства, отсутствие медицинского подтверждения наблюдений капитана, отсутствие физиологического комфорта доктора Ларсена во время второго убийства.
- Так. Ну орудие мы найдем, - Джейсон допил кофе, и задумчиво почесал затылок. - Если в корабельной мастерской можно выточить что-то такое, значит, считаем, что Пол спятил в полете, смастерил катану, пришил Мэта, попался, сбежал из-под стражи, пошел на склад - ага! за катаной! - где был застукан несчастным медиком. Вот мотив для второго убийства, а ну - пересчитай на основании этих аргументов.
- Если орудие возможно изготовить в полете и если психологическая нестабильность будет подтверждена доктором Смит, вероятность совершения убийства возрастет до шестидесяти процентов.
- Вот и отлично, - Джейсон поднялся с кресла. - Добиваем до шестидесяти, а дальше пусть кто-то другой доказывает, что он не верблюд.
- Бывает сложно доказать, что вы не верблюд - если у вас два горба и вы слегка смахиваете на лошадь, - заметил компьютер. Джейсон изумленно повернулся к экрану, запоздало вспоминая о новомодных функциях сарказма и иронии.
- Мм. Ну ладно, сохрани результаты, - капитан отправился к двери, но на полпути остановился, щелкнув пальцами. - А, забыл. Почему не девяносто процентов?
- По причине физиологического дискомфорта доктора Ларсена во время совершения второго убийства.
- Поясни, - Джейсон наморщил лоб. Все это было слишком непривычно для пожилого военного летчика.
- Доктор Ларсен был левшой, соответственно первое убийство произведено из комфортной позиции. Второе убийство совершено с использованием правого замаха, что было бы для доктора Ларсена как минимум неудобно. В то же время техника исполнения идеальна. Данных о боевой подготовке доктора Ларсена в банке данных не имеется.
- Ну допустим, пусть Пол был правшой. Начинаю припоминать, что он и был правша. Я могу, как капитан, ввести этот аргумент без подтверждения от доктора Смит?
- Можете, - услужливо подсказал компьютер.
- Значит, пересчитывай.
- Перерасчет закончен, вероятность будет составлять шестьдесят процентов...
- Почему?! - Джейсон медленно выходил из себя. Все-таки проклятый искусственный интеллект совершенно не умел думать за создателей.
- Доктор Ларсен был правшой, соответственно второе убийство произведено из комфортной позиции. Первое убийство совершено с использованием левого замаха, что было бы для доктора Ларсена как минимум неудобно. В то же время техника исполнения...
- Довольно, - махнул рукой Джейсон. - Ладно, значит, получается, что убийства в любом случае совершили разные люди?
- Не в любом. Вероятность...
- Стоп. - Джейсон глубоко вдохнул. Если на компьютер кричать, он все равно не будет работать лучше. - Может ли человек без специальной подготовки совершить оба убийства с одинаковым, как там, комфортом?
- Может, если он - абмидекстерит.
- Кто?.. - опешил Джейсон.
- Человек без предпочтений к “ведущей” руке, - услужливо подсказал компьютер.
- А... то есть как бы двойной правша?
- Да. Или, как бы двойной левша, - мигнула панель. В такие моменты Джейсону казалось, что компьютер просто издевается.
- Исходя из личных дел, на корабле есть ам... амбиде..кстериты? - уже с порога бросил капитан.
- Да, есть.
- И кто же это?
- Доктор Эйприл Смит, - как ни в чем ни бывало, ответил компьютер.

(продолжение следует)

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс рассказа: детектив
СообщениеДобавлено: Чт мар 11, 2010 23:57 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17221
Откуда: Хайфа
За человечество!
(продолжение)


***

- Эйприл, вы позволите?
- Да, конечно, - девушка посторонилась, предоставляя Джейсону возможность зайти. По подпухшим глазам было видно, что еще недавно девушка плакала.
- Я хотел бы с вами поговорить... я понимаю, ваше состояние, да. Но протокол и порядок на флоте важнее всего, так что... - капитан замялся.
- Не беспокойтесь, я в порядке.
- Это хорошо, поскольку вы нужны мне не только как свидетель, но и как специалист. Дело в Поле... только не говорите, что вы не замечали того, что с ним происходит в последнее время.
- Я... не уверена, что понимаю вас, - неуверенно произнесла Эйприл.
- А я уверен, что понимаете. До меня, разумеется, доходили рапорты от команды, - Джейсон многозначительно помолчал. Удачная пауза - родная сестра хорошего блефа. Для того, чтобы заставить разум собеседника работать против своего хозяина, нужно дать ему время - и не дать информации. - Но я предпочитал доверять вам как профессионалу. Как врачу.
- К чему вы клоните?
- Ни для кого не секрет, что Пол был эмоционально нестабилен еще в начале полета. На кораблях такое бывает, но, не видя ваших рапортов, я не мог предположить, что все зайдет настолько далеко.
- Подождите... каких рапортов?.. С Полом все было в порядке, я...
- В порядке?! Два убийства за один день - в порядке?!
- Но... мы ведь не знаем, убийца ли он!
- Небольшая поправка, Эйприл, - Джейсон скривил лицо, будто отец, выслушивающий от пятилетней дочери очередную версию пропажи варенья. - Ты не знаешь. А я - знаю, и анализ на бортовом компьютере подтверждает мою версию с высокой вероятностью.
- Но...
- Никаких “но”, доктор. Собственно, я пришел для того, чтобы оказать вам услугу. Спасти вашу карьеру, так сказать. Вы должны изменить результаты психологического анализа для Пола Ларсена на... корректные. Такие, которые бы объяснили его поведение здесь.
Комнату заполнила тишина.
- Вы просто хотите сфабриковать доказательства, - тихо произнесла девушка. - Вам нужен отчет, и вы хотите, чтобы я подделала результаты. Вы хотите прикрыть свой зад за счет меня, не так ли, капитан Уильям Джейсон?
- Не совсем, доктор Эйприл Смит, - передразнил ее капитан. - Я действительно хочу прикрыть чей-то зад. Только не свой, а ваш, доктор Эйприл Смит. Ой, то есть - подозреваемая Эйприл Смит.
- Что?! - Эйприл вскочила со стула.
- Вообще-то, дорогая Эйприл, - Джейсон спокойно полировал ногти о рукав формы, рассеянно глядя куда-то перед собой, - вообще-то компьютер ставит на первое место в списке подозреваемых именно вас.
- Чушь, - Эйприл нервно рассмеялась. - Что за бред вы несете?!
- Ну-ну, доктор, почему вы так разволновались? Я всего лишь сообщаю вам предварительные результаты компьютерного анализа, - пожал плечами капитан. - Обоих убили ударом острого предмета по горлу. Интрига в том, как наносился удар.
Он снова помолчал, с улыбкой глядя на девушку.
- Один - с правым замахом. Другой - с левым. И оба - идеальны, как будто убийца одинаково владеет обеими руками. Сколько амбидекстеритов было у нас на борту, доктор Смит?
Девушка молчала.
- Компьютер рисует забавную картину. Ссора, убийство. Освобождение Пола, якобы из сочувствия - он легко доверился вам, учитывая его влюбленность. От него вы тоже избавились - пока неизвестным нам способом, тела-то не нашли. Пока что не нашли. Круг Лоу оказался не в том месте и не в то время... и при этом никто не догадался подозревать заплаканную, предположительно сидящую у себя в апартаментах - а по факту, бродящую неизвестно где - хрупкую девушку-психопата! - последние слова Джейсон прокричал в лицо съежившейся на стуле девушке. Ее плечи мелко дрожали. Убедившись в победе, капитан сменил тон на более мягкий. - Эйприл, на самом деле я не верю компьютеру. Это просто набор микросхем, который не знает - какая ты на самом деле. Он просто отработал программу, подсчитал не то, что нужно. Ошибся потому, что у нас нет ПРАВИЛЬНЫХ медицинских отчетов. Ты понимаешь, Эйприл?
Девушка беззвучно кивнула.
- Ну вот и хорошо, потому что я уж было начал сомневаться, - Джейсон потянулся и поднялся с кресла. - А, совсем забыл. Для протокола: насколько я понимаю, ты провела с Мэтом его последние часы... ну, то есть после тебя он встречался только с убийцей. Расскажи об этом.
- Мы... мы с Мэтом... - девушка сглотнула комок. - Занимались сексом. Потом говорили. Потом он ушел. Потом...
Эпйрил всхлипнула.
- Потом его убили...
- Ну-ну, Эйприл, не нужно плакать. Последний вопрос для рапорта, и я ухожу. О чем вы говорили?
- Это... исследование... рекомендации, которые передали айя.
- Да-да, Пол что-то говорил об этом, - поморщился Джейсон. - И?
- Мэт поднял на смех эту концепцию... шутил... ну, что не представляет себе жизни без... вы поняли...
- Да, я понял. Без секса. Боюсь, лет через двадцать я получу полное представление о такой жизни, - трагическим тоном заметил капитан.
Они засмеялись - Эйприл тонким, близким к истерике смехом; Джейсон - гулким басом.
- Он сказал, что сочувствует этой расе кастратов. Он айя имел в виду, - поправилась Эйприл. - Мол, им просто ничего не остается, кроме как быть такими хорошими и бегать везде со своими ангельскими физиономиями.
- Ясно. Ну что ж, спасибо, - Джейсон посмотрел в сторону двери. - Я пожалуй...
- А я ему ответила, что в принципе мы не можем быть уверены, что айя действительно исключили секс из жизни. Что с физиологической точки зрения они вполне могут им заниматься, хотя цикл натурального зачатия айя нам не совсем ясен... - погрузившаяся в воспоминания девушка не слышала и не замечала капитана. - А он сказал, что надо пойти да посмотреть - как оно у них там на самом деле. Сделать пару снимков для науки...
- Спасибо, Эйприл, - повторил Джейсон, аккуратно закрывая за собой дверь.

***

- Давай уже, милый, рассказывай. - Пит неторопливо ерзал по койке. - Ты же, так сказать, в эпицентре был. На острие атаки, так сказать!
Собравшиеся в кают-компании для младших чинов одобрительно заголосили.
- Ну, дело так было, - довольный всеобщим вниманием Сандро с важным видом отхлебнул из криокружки. - Вызывает меня, значит, кэп, и говорит так многозначительно: Сандро, ты же механик у нас... видеокамерой пользоваться умеешь?
- А ты?
- А я ему так осторожно - а что, кэп?
- А он?
- А он: не боись, мы ж не на корабле - сортиры чистить не пошлю. Дело есть, компьютер чертов отчет не принимает – надо, мол, кое-чего заснять сходить, чисто для галочки. Чтобы расследование закончить и отчет закрыть.
- А ты?
- Ну, я, конечно, сразу понял, что кэп серьезное дело задумал. А чтоб меня, значит, не пугать раньше времени, решил на компьютер все свалить. В общем, нарядились мы в полную экипировку, полевой обвес. Кэп говорит - это для видео, мол, его на Земле смотреть могут - вот и пусть смотрят, какие мы тут бравые в боевой выкладке бегаем. Я себе киваю, а сам думаю - дело и впрямь серьезное. Вышли ночью. Я “бесшумку” включил, кэпа спрашиваю - куда идти-то? Он на меня смотрит и молчит. Я понял - проверяет.
- Ух, смекалистый ты, Сандро! - от гордости Пит на месте усидеть не мог.
- Ну так. Я ему: виноват! Молодой! Исправлюсь! Ну и сканер достаю. Пару диапазонов сменил - тут и стало мне ясно, что у кэпа на уме. От нашего комплекса мы отошли, радиационный фон пропал - на экране мы с кэпом фоним, и следы слабые ведут к тем комплексам, где айя проживают. Ну, мы по следам, я все это дело на видео снимаю. Заходим в дом ихний, тот, что выглядит поприличнее. Следы с черного прохода на пятый этаж ведут - мы по следам. Смотрю - кэп мне знаки делает, что, мол - сбавляй ход. Я еще удивился тогда - как это кэп, не глядя на сканер, понял, что следы в соседней комнате, прямо за дверью кончаются?
- Ну, это ж кэп Джейсон, - с гордостью заметил кто-то из антиграв-операторов.
Сандро кивнул, молча подняв криокружку. Все выпили.
- Да. Это - кэп Джейсон, - серьезно повторил Сандро. - Лучший капитан из тех, кого я видел. Голова.
- Ну а дальше чего? - спросили из толпы возле выхода.
- Ну а дальше кэп говорит - все, хорош. Вот тут будем снимать, чтоб, мол, все по-тихому, без рекламы. Я под козырек - намек, говорю, предельно ясен; будет в лучшем виде. Вытягиваю оптический шнур, и в дверную щель. Ну и вывод на экран, чтобы кэпу тоже видно было.
- А в комнате что?.. - почти шепотом спросил Пит.
- А в комнате, значится, пусто, а посреди комнаты двое этих, беломордых, друг на друге сидят.
- Трахаются? - ахнула публика.
- А то. Но кэп запись забрал, - поспешно добавил Сандро. По кают-компании разнесся возмущенный ропот.
- Но это еще что! Значит, посидели они так, посидели - тут верхний вдруг выпрямился, крылья расправил...
- И закукарекал, - прыснул кто-то из молодых, но тут же получил от Пита по лбу.
- И крылом, кромкой - рраз! Нижнего по горлу! - закончил Сандро.
В каюте повисла тишина.
- По горлу? - переспросил неудачливый шутник.
- Ну. Как бритвой.
- Я и не догадывался, что у них крылья так гнутся, - протянул Пит.
- Во. И я не догадывался. А кэп догадался, на то он и кэп!
Собравшиеся снова подняли капитанский тост.
- А вы тогда?
- Ха, “мы”. Я тут сплоховал, - Сандро покачал головой. - Не ожидал, признаю, такого вот. Ну, мы же к ним как-то... хорошо относились, что ли. А тут вот такое. Значит, стою я, смотрю на экран - а кэп не растерялся. Ты, говорит, чего встал? Двигай! И побежал назад, проверить - не зашли ль беломордые в тыл.
- А ты?
- А я, еще когда кэп про видеокамеру спрашивал - уже понял: он меня не просто так выбрал. Явно дело-то читал... и про награды, и про трибунал... на Либерти-8 отряд мой жукоглазым хорошо всыпал. Знать бы наперед, как обернется, так я бы и фургон с журналистами спалил... ну ладно, то дело прошлое. Кэп приказ “двигай” отдал, ну я и двинул. В дверь с ноги, М-120 к плечу, залетаю. Смотрю - их там возле стены еще рыл восемь стоит. Тот, что крылом бил, вскакивает - и на меня.
- А ты?
- Ну, как положено. Предупредительный выстрел в голову, тушку ногой отбросил - все, говорю, дотрахались! Земной Альянс! Колониальная морская пехота! Морды в пол! Ну и очередь поверх голов, для доходчивости.
- По-нашему, - отозвался один из сержантов.
- А то. Тут и кэп вернулся, в тылу, видно, чисто было - так он даже кобуру не расстегивал. Ты что творишь, говорит, твою мать? Виноват, говорю. Самооборона, говорю. Камера подствольная подтвердит. Кэп хотел что-то сказать, но тут один из тех, что мордами к полу лежали, голос подал.
- Признался?
- Ну. А попробовал бы не признаться, - хмыкнул Сандро.
Публика расхохоталась.
- Мигом все выяснилось. Мэтью наш, мир праху, оказывается, не поверил, что беломордые не трахаются. Зная Мэтью, оно и неудивительно, что он не поверил. Ну и пошел проверять... а у беломордых, как очкастый доктор Пол говорит, кхультурно-физилохические особенности. Трах ровно раз в сто лет, причем чтобы потомство было - один другому железу какую-то на глотке перебивает. Мозг умирает, а тело живет два месяца, за это время вырастают и рождаются четыре детеныша.
- Гадость какая, - поежился Пит.
- Ага. А очкарик по дороге домой взахлеб рассказывал - как это, мол, замечательно, и что, мол, если им рождаемость увеличить надо - так они друг другу горло режут одновременно, потому что беременеют оба. Разницы у них нет никакой друг между другом, типа того.
- Стоп, а где вы очкарика нашли?
- Так беломордые его моментом подвезли. Быстро сообразили, что с нами шутки плохи. Мэт, значится, как мы, вот так вот ночью туда пробрался - и все то же самое увидел. А потом – то ли половица скрипнула, то ли еще как... в общем, беломордые от секса дуреют слегка. Почти себя не контролируют, на шум бросаются. Мэт, видать, чихнул, тот на него кинулся - и пиши пропало. Потом увидел, что натворил, сел с дружками, подумал - и ничего лучшего не придумал, кроме как аккуратно Мэта назад привезти, ну и вид сделать что это мы его шлепнули. Тот беломордый у них из администраторов был, не ученый - поэтому думал, что, раз мы на них похожи, значит, и трахаемся так же, как они.
- Во уроды, - раздалось от буфета.
- Ага. Тот, что тут бегал, ученый... Красный кто-то-там, он как узнал - тут же побежал сюда, объяснять, что Пол ни при чем. Ну, если б он по-людски объяснил - то и ладно, бывает. Но он решил, что если мы о них такое узнаем, то перестанем относиться, как раньше... ну и совета их не послушаем.
- Ты смотри, друг другу глотки режут - а мы их слушать будем? Сами как-нибудь разберемся, без таких советчиков! - Пит грохнул кулаком по столу.
- Вот и капитан так Полу сказал, когда он ему свое заключение в руки пихал, - кивнул Сандро.
- А Пол вообще почему пропал? - поинтересовались от выхода.
- Да тут вообще история гнилая. Красный, как его, прибежал к нему первым делом, после того, как у кэпа побывал. У него, оказывается, все ключи были. Пол сперва с ним идти не хотел, упирался - пришлось Красному продемонстрировать, как у них секс выглядит. На складе представление устроили, с Круг Лоу - тем, что анализы у нас брал. Продемонстрировали - ну и крылом в горло - как у них положено. Пол впечатлился - и тоже решил, что у нас мозгов и то... толи...рантности не хватит. И что уж лучше пусть его убийцей считают, так, мол, для межпланетных отношений лучше.
- Надо было его там и оставить, осла яйцеголового, - хмыкнул Пит.
- Я предлагал, но кэп не дал, - пожал плечами Сандро. - Ну, вот такая вот история.
- За Джейсона! - крикнул кто-то из-за буфета.
- За Сандро! - крикнул Пит.
- За человечество! Не дадим крылатым да жукоглазым нами помыкать! - заревел Сандро.
Кают-компанию заполнили звуки стукающихся друг о друга криокружек.

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс рассказа: детектив
СообщениеДобавлено: Пт мар 12, 2010 0:43 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17221
Откуда: Хайфа
№ 9
Ждущий


6 Июля 1846 г. Бенгальский залив.

Зачем я пишу эти строки? Не знаю. Кто станет читать это? Возможно, никто. Скорее всего, исписанные кривыми буквами листы так и останутся гнить в тёмной глубине трюма, никем не замеченные. Но я всё равно пишу их. Мне нечем больше занять себя, занять мысли, загнать поглубже свой страх. Не думать. Лучше не думать. Ведь как только я начинаю думать, страх возвращается. Страх, что свечи скоро закончатся. Страх, что неминуем тот миг, когда я окажусь во тьме. И тогда придёт ОН.
Сидя в душной темноте, я часто слышу ЕГО шаги. Неторопливые, глухие. Шаги моей смерти. Но не сейчас. Пока ещё он боится. Удивительно, правда? Мы оба боимся. Но это не одно и тоже. Я знаю, что скоро ОН войдёт сюда, я в этом твёрдо уверен, а ОН…. Думаю, ОН тоже знает. ОН всё знает. И потому единственное, чем я могу отогнать свой ужас, - это написанием этих жалких, никому не нужных строк.
С чего всё началось? Трудно сказать. Наверное, как обычно, с человеческой жадности. А может, глупости. С этого всегда всё начинается. Я раньше об этом не задумывался. Просто выполнял свою работу и, надо сказать, был этим вполне доволен. Вряд ли я мог рассчитывать на большее, учитывая своё происхождение.
Меня зовут Харви Лестер, и я судовой врач на военном бриге «Веллибор» Флота Её Величества. Вернее, был судовым врачом до того, как стать испуганной крысой в затхлом трюме. Это была вполне выгодная служба: я родился в бедной семье и не мог позволить себе полноценный офицерский патент, но как судовой врач стоял примерно на одном уровне с офицерами корабля. Мы патрулировали побережье Индии, иногда совершая рейды в Южные Моря, и, учитывая, что время было мирное, особой тяготы служба мне не доставляла. До тех пор, пока наш капитан не приказал взять курс на Пондишери. И причина этого была не совсем обычной.
Думая о капитане Кроули, я даже сейчас испытываю странную смесь отвращения и страха. Ну, кто мог поверить, что этот жестокий и хитрый прохвост вот так вдруг взял и заинтересовался археологией? Чушь. Однако связи в Адмиралтействе у капитана были хорошие, поэтому экспедицию и назвали «научной», хотя, наверное, следовало бы назвать её «научно-грабительской». К нам даже приписали старого болвана с учёным званием, ничего в археологии не понимающего.
Нет, профессор Гларстен, конечно, считался маститым учёным, но любой грабитель могил разбирался в раскопках лучше этого старого осла. Все свои звания профессор получил, протирая штаны на различных заседаниях, ну и благодаря своему брату, занимавшему высокий пост в Министерстве Иностранных Дел. Светило науки, достойное капитана Скотта Кроули.
Когда четыре года назад какой-то пройдоха нашёл милях в двадцати от форта Сент-Девид, прямо на дне Бенгальского залива, что-то похожее на затопленный город, никто и внимания не обратил. Но это только на первый взгляд. Кто-то всё же обратил, и был этот кто-то настолько влиятельным, что смог даже организовать экспедицию. И даже не на дырявом корыте, как это обычно бывает, а на бриге Королевских Военно-Морских сил.
Ныряльщиков нанимали в Пондишери, причём на момент нашего туда прибытия всё уже было готово, что говорило о прекрасной организации. Капитан не желал терять ни минуты, постоянно торопил и, как только индусы поднялись на борт, приказал отчаливать. Капитан спешил.
Но, оценивая сейчас те дни, я ясно вижу: что-то сразу пошло не так. Наверное, некоторым вещам лучше покоиться на дне морском, уж теперь-то я это знаю наверняка. Человеческое любопытство слишком часто приводило нас к весьма печальным последствиям, однако люди редко учатся на своих ошибках.
Странности проявились в первую очередь на людях. Первые два дня ныряльщики работали вполне слаженно и вскоре смогли обнаружить на дне какие-то развалины, но уже на третий день всё изменилось. Каждый на корабле стал ощущать странную, неестественную нервозность, непонятное беспокойство, постепенно перерастающее в страх. Особых причин не было, но необъяснимое и весьма неприятное ощущение не покидало людей ни на минуту. Казалось, за спиной постоянно кто-то стоит, молчаливый и выжидающий. Стоит и смотрит….

7 Июля 1846 г.

Обе спасательные шлюпки окончательно разрушены. Днём я смог немного поспать, но отдыха это не принесло. Сны снова пришли ко мне. Сны, которые я никогда не хотел бы видеть. И ОН был в этих снах. Но это неважно. Не думаю, что успею получить истощение от усталости, ведь свечей осталось совсем немного, как бы я их ни экономил. Я стараюсь не думать, что будет дальше.
Нервозность нарастала. На третий день случились две драки, и началась эта проклятая карусель с наказаниями. Капитан был беспощаден. Плети трудились вовсю, хотя кого можно удивить телесными наказаниями в Королевском военно-морском флоте? Никого. Британский лев не просто так властвует над морями, он властвует силой дисциплины, а дисциплина всегда требовала жертв. И «Веллибор» исключением не являлся. Как судовой врач, я был обязан присутствовать на всех экзекуциях, хотя удовольствия это мне совсем не доставляло.
Даже сейчас, сидя в темноте и с комком ужаса внутри глядя на крохотный огонёк свечи, от которого зависит моя жизнь, я едва ли не поминутно помню тот день. День, когда всё началось. Вернее, ночь. Ночь, когда умер первый человек. Перед этим я, конечно, замечал странности, да и кто бы не заметил? Странно вели себя все, даже индусы-ныряльщики, которые явно были чем-то напуганы.
Помню, после ужина я стоял у борта и смотрел на усыпанное звёздами небо тропиков. Меня отвлёк голос.
- Не спится, сэр?
Я удивлённо оглянулся.
- Буч?
- Это я, сэр, – коренастая фигура боцмана качнулась. – Решил подышать воздухом. Вы, я вижу, тоже.
- Душно.
- Это точно, сэр. Тут всегда душно.
- Уже бывал здесь?
- Давно. Старый король Вилли, да упокоит Господь его душу, любил посылать корабли в эти широты. Фрегат «Глориес». Я был тогда молод.
- Что происходит, Буч?
- Не понимаю, сэр.
- Всё ты понимаешь. Почему всё это?
Боцман помолчал.
- Ребята нервничают, сэр.
- Мы тут меньше недели, а они уже нервничают? Да и Кроули поначалу не очень зверствовал. Что не так?
- Да всякое болтают. Сны ребятам снятся. Нехорошие сны. Злые. Да и по мелочи. Питти Джонк рассказал - на него из воды что-то смотрело.
- Ну да. Напился, поди.
- Да вроде нет. К тому же… – боцман замялся.
- Говори уже, если начал.
- Вы смеяться будете, сэр.
- Над чем?
- Я сам слышал. Ночью, в трюме, кто-то по бортам стучит. Тихо так стучит, неторопливо. Бум, бум, бум. Снаружи стучит, понимаете? Из-под воды. Как можно снаружи стучать? Да ещё следы эти.
- Какие следы?
- На второй день утром следы видели. На палубе. Мокрые, словно человеческие, только больше. У людей такого размера нет.
- Ерунда. Кому-нибудь рассказали?
- Никому. Следы высохли. Да и сами понимаете…
- Понимаю.
- Пойду я, – Буч повернулся и, уже уходя, добавил: – Вы бы тоже спать шли, доктор. И каюту замкните. На всякий случай.
Я хорошо запомнил этот разговор. Даже сейчас. После всего случившегося я помню каждое слово, каждый жест. Именно тогда всё и началось….

8 Июля 1846 г.

Свечей всё меньше. Уверен, ОНИ это знают. Знают и ждут. Только что я слышал, как нечто, хрипящее и булькающее, скреблось за дверью. Кто это был? Быть может, кто-то из команды? Или те твари, которых ОН привёл за собой из глубин? Неважно. Пока ещё они боятся войти в этот жалкий круг света, создаваемый свечой. Что будет дальше, я не знаю.
Я не последовал совету старого боцмана, но меня заинтересовало то, что он сказал. Особенно упоминание про «злые сны». Заинтересовало потому, что все эти дни меня тоже мучили странные и жуткие кошмары. Утром я пытался вспомнить подробности, но детали стирались из памяти, оставались только ощущения. Боль, крики, странное заунывное пение, тяжесть, словно погружаешься во что-то вязкое. И запах. Вернее, ужасная вонь, которую я даже не сразу смог распознать. Вонь гниющей рыбы. Я никому не рассказывал про эти кошмары, считая их результатом нервного напряжения, но слова боцмана заставили меня задуматься. Только думать уже было поздно.
Той ночью спать мне не пришлось. Примерно через пару часов ко мне ворвался Вильям Сторч, бывший на корабле старшим помощником, и, запинаясь, стал кричать, чтобы я немедля поднялся на палубу. Я даже удивился, что могло так испугать всегда невозмутимого Вилли, но, видя его состояние, выяснять не стал, просто схватил свой саквояж и зашагал за старпомом. И только увидев тело, понял, отчего сдали нервы даже у Вилли.
Это напоминало бойню. Доски были буквально залиты кровью. Капитан стоял над телом, держа лампу.
- Что произошло?
Старпом нервно дёрнулся и пожал плечами.
- Не знаю. Я обходил вахтенных. И нашёл….
Я обвёл взглядом офицеров. Капитан молчал, но не понравилось тогда мне его лицо. Очень не понравилось. Потом я осмотрел тело. Это оказался один из матросов.
- Странно.
- Что там, док?
- Голову не отрезали.
- В смысле?
- Её оторвали….

9 Июля 1846 г.

Можно ли было тогда что-то изменить? Не знаю. Никто из нас не знал. Хотя, размышляя об этом сейчас, я думаю, что попытаться стоило. Поднять все паруса и бежать, бежать оттуда так быстро, как только можно. Но мы не побежали. Люди часто совершают поступки, которые идут вразрез с логикой. Таковы уж мы есть. И капитан. Он железной рукой подавил панику, но страх не исчез.
Свечей осталось совсем мало. Хватит ли мне ещё на одну ночь? Или завтрашний день будет последним в моей жизни? Как же это жутко - знать время собственной смерти и понимать, что ничего изменить ты не в силах.
Было решено объявить матросам, что капитан и офицеры проведут расследование сразу после нашего возвращения в Пондишери. Это предложил мудрый старый Буч, но даже он не знал, что делать с подозрительностью, поселившейся среди команды. На следующий день избили одного из ныряльщиков.
Никто не желал бунта, и, возможно, капитан и сам был бы рад спихнуть вину на индусов, но ему были нужны ныряльщики. Несмотря на ситуацию, они работали без устали и, наконец, стали доставать со дна какие-то предметы, которые капитан хранил в своей каюте. Это породило ещё больше слухов. Тогда ещё мы считали, что бунт перепуганных суеверных матросов - это самое страшное, что может нас ожидать. Мы ошибались.
Наутро следующего дня был обнаружен ещё один труп. Тело боцмана Буча оказалось буквально разорвано на части. Плохо было то, что его нашли матросы. Плохо было то, что кровью Буча на палубе кто-то написал несколько строчек на неизвестном языке. Всё было плохо. Страх среди матросов стал буквально осязаем. И, казалось, чем сильнее был этот страх, тем более странным становилось поведение капитана. Он подолгу не выходил из своей каюты, часто бормотал что-то себе под нос и всё меньше замечал окружающее. Я был уверен - среди офицеров уже начались разговоры о смещении капитана; но они опоздали. События развивались, как снежный ком.
Ещё через день мы лишились парусов. Всех, даже запасных. Крепкая ткань была буквально изрезана на лоскуты, и никто не мог понять, как вообще можно было это сделать. Чем можно исполосовать крепчайшую парусину, да ещё таких размеров и на такой высоте? При этом изрезанная ткань вся была заляпана странной слизью, страшно вонявшей, что только усилило ужас среди команды. А когда в трюме нашли двух матросов, повешенных на крюках для мяса, это стало последней каплей.
Капитана обвиняли уже открыто, но Скотт Кроули больше не выходил из своей каюты. Он заперся в ней с профессором Гларстеном и на стук посылал всех к чёрту. Я видел - старпом в отчаянии, но что мог сделать этот молодой ещё парень? Чем я мог помочь ему? Старпому было всего двадцать четыре….

10 Июля 1846 г.

Я всё ещё жив. Свечей всё меньше, и это уже можно назвать приговором. Шум за дверью всё сильнее. ОНИ чувствуют. Чувствуют, что эти проклятые свечи скоро закончатся и можно будет войти. Но я всё равно буду писать. Если не писать, становится очень страшно. Страшно слышать скребущие, хлюпающие звуки за дверью, редкие глухие удары снаружи корабля, но самое страшное - это слышать ЕГО шаги.
Что может быть глупее корабля без парусов? Особенно, если тот находится посреди океана и паруса взять совершенно негде. Но старпом старался, очень старался. Под его руководством матросы даже пытались соорудить что-то вроде вёсел, но ничего не вышло. Вилли боялся сниматься с якоря, ведь дрейф мог отнести корабль ещё дальше в океан.
А вечером настал ад. Бунт всё-таки вспыхнул. Причина была проста и банальна. Очередной труп. Старый профессор Гларстен сидел на палубе с разрезанной грудью, рядом валялся огарок зеленоватой свечи, а доски вокруг были буквально исписаны извилистыми буквами. Профессору вырезали сердце. И весь страх, все суеверия матросов разом выплеснулись наружу. Предотвратить это было уже невозможно.
Первыми перебили индусов. Затем стали ломиться в каюту капитана. В том, что убийца именно он, не сомневался уже никто. При этом многие кричали, что капитан колдун. И у всех в глазах было только одно - страх.
Двух офицеров, пытавшихся навести порядок, забили до смерти. Размахивая мясницким тесаком, я каким-то чудом смог прорваться в трюм и, забаррикадировавшись в небольшой каморке, сидел и слушал крики наверху. Кажется, по пути я убил кого-то. Неважно.
А затем всё стихло. И я услышал стон….

11 Июля 1846 г.
Я продолжаю писать. Писать, пока мерцающий огонёк свечи отгоняет тварей, пока я ещё жив; я всё же постараюсь закончить. Даже если, вероятнее всего, записи мои навсегда упокоятся на дне вместе с моими костями. Мне просто нечем больше заняться перед смертью.
Услышав стон, я замер. Я решил, что это кто-то из раненых матросов. С трудом нащупав в темноте сбитую лампу, я всё же смог раздуть тлеющий фитиль, и в желтом свете с изумлением увидел привалившегося к стене капитана.
- Выжили, доктор?
- Что с вами?
Скотт Кроули криво усмехнулся, а затем поморщился от боли.
- Хотел кое-что украсть, да не совладал с хозяином. Бывает.
- Вы ранены?
- А это важно?
- Я всё же врач.
- Нам никакой врач уже не поможет. Уж вы мне поверьте, – жесткие черты Кроули странным образом разгладились – Вы ведь меня во всё вините, док? Я угадал?
Я промолчал. Потом наклонился над капитаном. Плохо. Очень плохо. Ранен он был в живот, и даже на глаз я мог сказать, долго капитан не протянет.
- Подозревали…. – капитан закашлялся. – Ещё как подозревали. А я ведь никого не убивал. Вот так, Харви. Никого. Мы… мы просто хотели увидеть. Хотели понять. Старый дурак постоянно морочил мне голову. Торопил. За что и поплатился. И эти. Сволочи. Сидят в Лондоне и жаждут чего-то большего, чем банальная власть над толпой неграмотных дурней. Не понимают, что «что-то большее» всегда охраняется. Всегда.
- Команда в это не поверит.
- Команда? – он тихонько захихикал. – Какая ещё команда? Нет больше никакой команды. Прислушайтесь, доктор, – речь капитана стала сбивчивой и лихорадочной. – Я знаю, что уже не жилец. Но вы запомните. Должны запомнить. В моей каюте. Резной сундучок. Вы увидите. В нем свечи. Зелёные. Ночью это единственное спасение. Единственное. Найдите их, док. Хотя... – голос его потускнел. - Что это изменит? Но это даже смешно. В Лондоне так жаждали и ключ, и защиту от того, кто за дверью. А не получат ничего. Но это тоже ничего не изменит.
- Ты прав. Это ничего не изменит. Но ты сам виноват. Ты пожелал слишком многого.
Голос, прозвучавший в полутемном трюме, заставил меня вздрогнуть. Я с изумлением присмотрелся. На меня смотрел улыбающийся старший помощник Вильям Сторч.
- Ничего не изменит, потому что вы теперь мои…. – старпом ухмыльнулся, и я вдруг увидел, как черты его лица исказились, поплыли, стали какими-то до жути нечеловеческими.
Трудно сейчас описать. Невозможно это описать. Но только что я зажёг последнюю свечу. До утра её не хватит, но, видимо, Бог всё же решил подарить мне ещё немного страха. Что можно сказать, глядя, как догорает фитиль твоей жизни? Ничего. ОНИ уже здесь. Прячутся в тёмных углах, глядя на меня своими рыбьими глазами. Ждут.
Они умеют ждать. Страшно даже вообразить, сколько они ждали там, в морских глубинах. Что чувствовали, какие бездны видели. Но я точно знаю - первым сюда придёт ОН. Тот, кого боятся даже эти твари, и тот, для кого я не просто пища. И от этого дрожь моя становится просто нестерпимой.
Впервые я почувствовал эту дрожь, когда в полутёмном трюме взглянул в глаза молодому старпому. Жуткие, нечеловеческие глаза, залитые абсолютной чернотой. Видимо, разум мой тогда решил, что тело лучше знает, как поступить, и когда я пришёл в себя, то, надрывая жилы, взбирался по лестнице, ведущей на палубу. Сердце колотилось так, что, казалось, готово вырваться из груди. Где-то в глубине трюма протяжно и надрывно кричал капитан Кроули, и этот страшный крик словно бичом подстегивал меня.
Что так напугало меня в обычном парне, пускай даже и со странными глазами? Не знаю. Я и сейчас не могу понять, чем ОН меня так напугал. Возможно, осознанием того, что никакой это не молодой парень. Того, что передо мной стоит нечто иное. Нечто непонятное, но очень страшное. А может, ощущением странной, злой мощи, исходившей от всей его фигуры. Не могу сказать. Но то, что ОН вызывает страх не только у людей, я убедился очень скоро.
Когда я выскочил на палубу, на небе появились первые звезды. Первое, что поразило меня, - это тишина. Странная давящая тишина, словно и не убивали друг друга здесь люди всего час назад. Что произошло? Где матросы? Я сделал несколько шагов и вдруг понял, что иду по чему-то липкому и чавкающему. В бледном лунном свете понять было сложно, но запах не лгал. Запах крови, который я, как врач, знал очень хорошо. Вся палуба была буквально покрыта кровью. И ни одного тела. При этом мне все время мерещилось, что у борта снуют какие-то зыбкие изломанные тени.
А потом тени стали медленно выходить на палубу. Я не могу описать их подробно, слишком сильно их скрывал ночной сумрак, могу только сказать, что были они похожи и на людей, и на зверей одновременно. Создания двигались рывками, словно ходьба по твёрдой поверхности причиняла им боль.
Я отступал назад, но приближающиеся существа вдруг остановились, движения их стали суетливыми, и они разом попятились к борту. По палубе шёл старпом. Вернее, то, что когда-то было им. Размеренно, медленно, косолапо переваливаясь с ноги на ногу, это существо двигалось ко мне. Никогда раньше я не видел у человека подобной походки. В ноздри мне ударила дикая вонь, та самая, из моих кошмаров.
Почему я не поступил как герой? Почему не бросился на ЭТО? Ведь у меня был нож. Но даже сейчас я уверен, что не смог бы даже приблизиться к нему. Мне повезло. Дорога в капитанскую каюту была свободна, и что ещё мне оставалось? Я нашёл странный резной ларец с огромным выпученным глазом на крышке. Внутри была только горка зеленоватых витых свечей, таких же, какая стояла перед мёртвым профессором Гларстеном.
Я успел. ОН уже входил в каюту, когда зеленоватый огонёк свечи бросил свет на всё вокруг, и ОН отшатнулся, попятился и, издав утробное бульканье, скрылся в темноте. В тот момент меня охватила дикая радость. Я решил, что победил. Жалкий глупец. Радость исчезла, как только я понял, что в ларце не больше десятка свечей. До утра я просидел в капитанской каюте, в круге зеленоватого, мерцающего света. Сидел, слушая, как эти существа скребутся и хрипят за дверью. А утром обнаружил разбитые шлюпки. И понял, что это конец.
Я так и не смог выяснить, чем занимались капитан и профессор Гларстен, что за тварь они вызвали. Даже перерыв днём их каюты, я не нашёл ни одной записки, ни одного дневника. А ночью спустился в трюм и зажег свечу. Что ещё мне оставалось делать? Прыгнуть в море? Но перед этим я всё же обрубил якорный канат. Пускай океан несёт это проклятое судно, куда хочет. Первую ночь я даже молился. Потом перестал.
Ну вот, фитиль почти догорел. Шум за дверью усиливается, и я просто не знаю, что ещё успею написать. Наверное, нужно предупредить тех, кто найдёт это, но о чём? Я с ужасом жду ЕГО прихода, но кто ОН? Что ОН такое? Я не знаю. Тот, кто повелевает всеми этими ужасными творениями, или тот, чей покой мы поневоле нарушили? Но одно я знаю точно: если я…..

Из бортжурнала фрегата «Вольвегат»:
23 Октября 1846 г.


Сегодня был обнаружен дрейфующий бриг «Веллибор», пропавший в Бенгальском заливе несколько месяцев назад. Снасти полностью отсутствуют, на борту нет ни одного члена команды. Не найдено ничего, что бы объясняло, как корабль оказался в Андаманском море и что произошло с командой. Скорее всего, мы имеем дело либо с эпидемией, либо с общим помешательством.
В пользу последнего свидетельствует и найденный в трюме дневник некоего Харви Лестера, судового врача. Самого Харви Лестера обнаружить не удалось. Описанное в дневнике очень напоминает слышанные мною ранее сказки аборигенов о неком чудовище, которое они называют «Ждущим». Из-за этого мифического персонажа туземцы не рискуют удаляться далеко от берега. Вероятно, доктор любил слушать рассказы индусов, и это впоследствии сказалось на его воспаленном воображении.
Также в каюте капитана среди личных вещей найдены несколько странных, скорее всего, ритуальных предметов, а также резной ларец, предположительно для драгоценностей. Ларец покрыт сложным узором, напоминающим арабскую вязь, на крышке искусно вырезано изображение глаза. Каких-либо драгоценностей в ларце не обнаружено…

Из приказа Адмиралтейства. 7 декабря 1846 г.

Согласно решению Адмиралтейского Комитета, все найденные на бриге «Веллибор» вещественные доказательства, в том числе дневник судового врача Харви Лестера, поместить в особый архив Адмиралтейства, где хранить в строгой секретности неограниченное время. Доступ к данным предметам возможен только по решению Адмиралтейского Комитета или же по личному распоряжению Её Величества…

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс рассказа: детектив
СообщениеДобавлено: Пт мар 12, 2010 1:08 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17221
Откуда: Хайфа
№ 10
Необычное дело


Я скучал, сидя в своем детективном агентстве, расположенном на окраине Лондона. На улице шел дождь, успокаивая и одновременно пытаясь усыпить меня своим монотонным шумом. Я отчаянно сопротивлялся его усилиям, пил уже третью чашку крепкого чая, правда, без особой надежды на победу над сном. Неожиданно звонок, молчавший уже несколько дней, радостной трелью возвестил о приходе клиента, и на пороге появился мужчина. Небрежно бросив в угол мокрый зонт и оставляя на полу отвратительные грязные лужи, он быстро прошел к столу и молча сел в кресло, не дожидаясь приглашения.
Я придвинул поближе к себе чашку с недопитым, но всё еще горячим чаем и с нескрываемой иронией посмотрел на него.
- Хотите чая?
- Колдуна!
Я снова коснулся чашки - кто знает, что взбредет в голову такому сумасшедшему - и мягко улыбнулся ему, пытаясь скрыть некую смесь удивления и разочарования.
Нет, конечно, ко мне и раньше заходили не совсем адекватные люди, но их приход, как правило, не приносил с собой ничего, кроме неприятностей.
- Во-первых, здравствуйте, - я излучал доброжелательность, которая, по моему скромному мнению, должна была избавить меня от возможной агрессии клиента.
- Да-да, конечно... Мне срочно нужна ваша помощь.
Судя по его виду, ему больше нужна была помощь психиатра, но я благоразумно оставил эту мысль при себе.
- Не сомневайтесь – я Вам обязательно помогу. Я практически весь в вашем распоряжении, - не в силах сдержаться, я ухмыльнулся. Единственным оправданием этому послужило то, что моё природное ехидство проснулось раньше моей совести.
- Детектив, мне не до шуток и не до соревнования в остроумии. У меня
дочь пропала! - эта реплика уже более походила на слова вменяемого человека, и я понял, что у меня появился шанс поправить свои финансовые дела.
- Что Вы, никаких шуток! – я изобразил на лице заинтересованность. - Я вас внимательно слушаю.
- Всё было как обычно: мы поужинали, посмотрели мою коллекцию драгоценностей - мы часто занимаемся этим унылыми осенними вечерами. Знаете, когда на улице темно и сыро, блеск драгоценностей совершенно необыкновенным теплом согревает душу и создает особый уют. Должен заметить, я владелец неплохой коллекции.

Это никоим образом не проясняло дела, но слова "уют", а особенно “коллекция драгоценностей” затронули тайные фибры моей души, на мгновение озарив их тем самым согревающим блеском, о котором упомянул клиент, и заставив сосредоточиться на его проблеме, требующей теперь весьма внимательного рассмотрения.
- Господин...
- Эшерих. Я живу недалеко от вашего агентства и видел вывеску раньше. Сейчас у меня возникла проблема, требующая быстрого... нет - немедленного разрешения.
- Господин Эшерих, вы можете рассчитывать на моё самое активное участие, но я должен понять, что же у вас произошло и почему вы ворвались ко мне с таким... с такой необычной просьбой. Поэтому я жду от вас более подробного рассказа о происшествии.
- В общем-то я уже почти все рассказал: мы поужинали, посмотрели, и Лиза пошла спать... Лиза - это моя дочь, после смерти жены мы живём вдвоём, не считая прислуги. Так вот, утром она не вышла к завтраку, я постучал в её комнату, мне никто не ответил. Обеспокоенный абсолютной тишиной, я открыл дверь, – голос его прервался от волнения. - Там никого не было, только открытое окно, хотя сейчас на улице осень!
- Почему вы пришли именно ко мне? Почему вы не заявили в полицию? Зачем вам колдун?
- Видите ли... дело это слишком конфиденциальное. Надеюсь, наш разговор останется между нами?
- Можете не сомневаться.
- Так вот, моя дочь... Лиза... - он мямлил, испытывая моё терпение, - она слегка... колдунья. Ну... она так считает.
Мои брови взлетели вверх.
- Даа? И что? - я опять засомневался в его трезвом рассудке, хотя желание уснуть как рукою сняло.
- Вобщем, самое трудное сказано, и дальше мне будет легче объяснить, что произошло.
- Жду с нетерпением.
- Когда мы с Лизой рассматривали коллекцию, она обратила внимание на одно кольцо, и я рассказал ей, что ее мать считала его магическим. Якобы оно могло переносить надевшего его человека во времени. Я, конечно, не верил в это, и когда Лиза попросила разрешения поносить его, я не возражал. Знаете ли, когда у вас одна-единственная дочь-красавица, трудно отказать ей в любой просьбе.
- Когда всё это происходило?
- Это было вчера вечером, а сегодня утром её уже не было.
- Так, может, она пошла на рынок или к подружкам с утра?
- Что вы! Какой рынок!? Для этого есть кухарка, а подружек у дочери нет. Как это ни странно.
- Ну хорошо, то есть вы предполагаете, что Ваша дочь перенеслась во времени? - произнося этот бред, я вспоминал прочитанные мной в юности сказки и старался сохранять серьёзность. Хотя, видит бог, давалось мне это с трудом. Самым вероятным было предположить, что девчонка сбежала с каким-нибудь проходимцем, но сообщать эту версию расстроенному папаше я пока не решался. Боялся, что эта версия понравится ему ещё меньше, чем «перенесение во времени».
Господин Эшерих несколько оживился, услышав моё фантастическое предположение.
- Именно так! Ваше понимание согревает мне душу! Вот поэтому я и хочу найти колдуна, чтобы он помог вернуть её назад... если это ещё возможно, - он прикрыл глаза рукой и зашмыгал носом. Только рыданий мне еще тут не хватало!
- Хорошо, хорошо, - я снова постарался настроить его на деловой лад, - у меня есть знакомый, называющий себя колдуном, и я могу привлечь его к этому делу, если вы считаете это необходимым. Но, со своей стороны, я бы рекомендовал вам воспользоваться услугами детектива.
Этот самый якобы колдун, некто Торнтон, был свидетелем в одном ранее расследованном мой деле. Человек он был мутный и довольно неприятный, но других колдунов я не знал. В его магических способностях я тоже очень сомневался, а вернее - почти не сомневался в их отсутствии; но, чтобы успокоить клиента, все способы хороши.
Эшерих воспрял духом, на его бледном лице даже появилось некое подобие румянца.
- О-о, да! Я бы хотел, чтобы были задействованы оба варианта. Если бы Вы взялись за это дело, я был бы Вам несказанно благодарен. Человек я достаточно состоятельный, и о деньгах можете не беспокоиться.
Я подумал, что побеспокоиться об оплате – это всегда не лишнее, но промолчал.

***
Когда мы с клиентом и Торнтоном подходили к дому Эшериха, время уже перевалило за полдень. Присутствие колдуна мне казалось совершенно лишним, но Эшерих думал по-другому. Он уже рассказал Торнтону свою сказочную историю, и тот, раздуваясь от важности, твердо обещал «развеять силы зла». Я в душе посмеивался над обоими, сохраняя, однако, на лице выражение серьёзности. В голове у меня уже сложился чёткий план действий, и я надеялся, что фантастические бредни моих спутников не помешают мне его осуществить.
Дождь, наконец, прекратился, погода налаживалась, а вместе с ней и мое настроение. Роскошный особняк, ухоженный и увитый зеленью, был окружен небольшим парком, ограниченным довольно высоким забором. У ворот нас встретила целая свора собак, оказавшихся хоть и голосистыми, но вполне дружелюбными. А может, мы показались им малосъедобными, кто знает? Они с радостным лаем проводили нас до самой двери дома, а одна даже настойчиво пыталась войти в дверь вместе с нами, однако быстро убежала, получив энергичный шлепок от хозяина по филейной части её холёного тела.
Мы прошли в дом. Служанка с заплаканными глазами, открывшая нам дверь, молча шмыгнула куда-то в сторону и исчезла из поля зрения. Видимо, девушку тут любили и могли знать о ее увлечениях и планах.
- Надо бы для начала допросить прислугу, - я честно пытался вернуть Эшериха из его бредовых фантазий в реальность, но мне это не удалось. После моих слов он так долго и пристально смотрел на колдуна, что тот окончательно почувствовал себя "на коне" и перехватил инициативу.
- Я уверен, - проговорил он с важным видом, - что прежде всего надо осмотреть комнату девушки.
- Пожалуйста, пройдите за мной, - обрадованно воскликнул хозяин дома и торопливой походкой направился к небольшому коридору. Через несколько шагов он остановился возле распахнутой двери, не решаясь, однако, войти.
Комната была типично девичья и без всяких там ведьминских прибамбасов. Туалетный столик с многочисленными флакончиками духов и прочими дамскими штучками, перед ним банкетка, кровать, накрытая шелковым покрывалом, в углу - большой шкаф темного дерева.
Колдун прошел вперед, остановив нас властным жестом руки. Мы застыли в дверях, наблюдая за его действиями. Он дважды обошел комнату, проделывая руками какие-то пассы, потом встал на четвереньки и, оттопырив изрядных размеров зад, заглянул под кровать. Потом под шкаф.
Наблюдая, как он пытается сохранить на лице выражение значительности и таинственности, находясь в этой забавной позе, я с трудом сдерживал смех. Видимо, он заметил это, потому что поднялся и процедил гулким басом, выразительно взглянув на Эшериха:
- Присутствие посторонних не позволяет мне сосредоточиться на поисках следов магических действий. Попрошу оставить меня одного, - и бросил на нас такой взгляд, что несчастный отец моментально захлопнул дверь комнаты, мимоходом чуть не прибив меня ею.
Мы стояли в полутемном коридоре, прислушиваясь и не зная, чего ожидать дальше от моего протеже. В комнате слышалась какая-то возня, что-то упало на пол, и через минуту дверь распахнулась. Колдун вышел и, не говоря ни слова, прошел обратно в гостиную.
- Случай непростой, - наконец сказал он после долгого молчания, заставившего хозяина дома покрыться холодным потом. - Я должен сейчас уйти, чтобы всё обдумать и даже посоветоваться с коллегами.
- Но какие-то предположения вы уже можете сделать? Могу я надеяться на возвращение дочери?
- Надейтесь. Сила моя велика, ибо... ибо. Но мне нужно некоторое время для принятия решения.
Чёрт побери! Он был так внушителен, убедителен, что даже у меня закрались сомнения: а вдруг... а кто его знает... И, с другой стороны, его уход был мне на руку. Без него я мог спокойно осмотреть место происшествия и поговорить с хозяином дома и прислугой.
Эшерих, однако, поник, с трудом подавив нетерпение.
- Хорошо, господин Торнтон, я буду ждать вашего вердикта. Надеюсь, это не займёт много времени, и Вы пожалеете несчастного отца...
- О, да. Я сделаю всё возможное.
Он изрядно утомил меня своим раздутым до невероятных размеров самомнением, и я с нетерпением ждал, когда он, наконец, удалится.
- Господин Эшерих, проводите, пожалуйста, господина Торнтона, и мы сможем опросить прислугу. Это не будет лишним в сложившейся обстановке.
- Да-да, конечно, - рассеянно поговорил Эшерих, и они с колдуном вышли во двор, а я остался стоять в проёме открытой двери, обдумывая свои дальнейшие действия.
Они пошли по дорожке к воротам, и тут одна из собак, приветливо встречавшая нас при входе, вдруг начала злобно рычать на колдуна. Торнтон остановился, но это не помогло, и собака продолжала упорно нападать на него.
- Уберите проклятую псину! - колдун выглядел не на шутку испугавшимся.
- Сейчас, - Эшерих с садовником бегали вокруг Торнтона, пытаясь поймать взбесившуюся собаку. Но дурная псина ловко уворачивалась, успевая между делом хватать зубами одежду несчастного колдуна. Он отбивался от неё ногами, громко проклиная ту минуту, когда поддался на мои просьбы принять участие в этом деле.
Внезапно собака вцепилась в карман его сюртука и с треском оторвала широкий лоскут. Не успел Эшерих прокричать очередные извинения, как на глазах удивленных зрителей из разорванной в клочья ткани выпало массивное кольцо с зелёным камнем и покатилось по дорожке.
Собака оставила, наконец, колдуна в покое и резво побежала за кольцом. Торнтон, еще минуту назад выглядевший испуганным, извернулся с грацией бегемота и упал, успев схватить злосчастное животное за хвост. Но собака уже прижала кольцо передней лапой, и через несколько мгновений перед нами на садовой дорожке вместо неё лежала очаровательная девушка. Я почувствовал, как шевелятся волосы на моей голове и холодный пот струйками стекает за шиворот. Пока мы с Эшерихом пытались прийти в себя, девица села и энергично пнула колдуна, всё ещё державшего её за подол платья.
- Да, отпустите же меня наконец... сэр!
Колдун с видимым сожалением отпустил её, она спокойно встала и, как ни в чём не бывало, поправила платье и прическу.
- Лиза! - в голосе разом воскресшего Эшериха упрек боролся с радостью. - Ты
здесь! Как ты могла!?
Она нежно улыбнулась отцу, захлопала веероподобными ресницами и почти пропела ангельским голосом:
- Папочка, прости, что заставила тебя волноваться.
- Дай сюда это злосчастное кольцо!
Она, потупившись, послушно подошла к нему и протянула на открытой ладони перстень, но в последний момент снова зажала его в кулачке.
- Чуть позже, папочка... можно? - невинный взгляд, и она, не дожидаясь ответа, пошла к дому.

Несколько позже, расставшись с посрамлённым колдуном, мы с Эшерихом и Лизой уже пили чай, обсуждая происшествие и радуясь счастливому его финалу. Лиза весело рассказывала, как она "ну совершенно случайно" повернула кольцо не в ту сторону. Делилась впечатлениями о своей «собачьей» (!!!) жизни, заставляя нас снова вспоминать о жутком моменте превращения. Она щебетала, улыбалась и хлопала ресницами, вовлекая нас в своё безудержное и, в общем-то, немотивированное веселье, заставляя забыть пережитые волнения. При этом она так нежно поглядывала то на меня, то на отца, что он просто растекался лужицей под её взглядом. И я, кажется, к нему присоединялся. Мои представления об этом мире изменялись самым удивительным образом. И почему-то меня совершенно не беспокоил вопрос оплаты моих услуг. К чему бы это?

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс рассказа: детектив
СообщениеДобавлено: Пт мар 12, 2010 2:24 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17221
Откуда: Хайфа
№ 11
Светотень


Мы не ангелы, парень,
Нет, мы не ангелы.
Там на пожаре
Утратили ранги мы.
Нету к таким ни любви, ни доверия.
Люди глядят на наличие перьев.
- Агата Кристи, «А мы не ангелы»


Яркие, по-осеннему прекрасные листья танцевали, повинуясь приказам еще теплого ветра. Кровавый закат лишь подчеркивал их красоту, заставляя цвета осени гореть вечным огнем. Под ногами тихо шуршали листья. Только этот своеобразный «шепот» нарушал неестественную тишину, окутавшую город. «Слушал бы и слушал», - подумал Максим. Он не спеша шел вперед, бесцельно и бездумно, вдыхая ароматы осени.
Резкий ледяной ветер ударил Максиму в спину, заставив поежиться. А с неба начал падать снег.
Была середина осени, снега сейчас не должно быть! Но он падал. Крупные хлопья кружились в воздухе, интересно сочетаясь с опадавшими листьями. Становилось все холодней…
Максим проснулся. В комнате было жуть как холодно. Обернувшись, Максим увидел распахнутое окно, через которое в комнату влетел желтый лист. Максим встряхнул головой и взглянул на часы, висевшие на стене. Полседьмого утра.
- Ветер, чтоб его, - буркнул парень и нехотя поднялся с кровати. Закрыв окно и опять укутавшись в одеяло, он внезапно понял, что что-то не так. Тихо. Тихо, прямо как в том сне. Даже часы не тикают…
Не тикают. Часы.
Максим посмотрел на циферблат. Секундная стрелка часов упрямо стояла на пятнадцатой секунде. Нащупав под подушкой телефон, парень, чуть прищурившись, взглянул на экран. Девять ноль семь.
Одеяло отлетело в сторону, каким-то загадочным образом задев люстру. Люстра опасно закачалась. Максим, ругаясь на ходу, натянул джинсы и принялся искать носки. Как назло, ни единой нормальной чистой пары не было.
- Идиот, - прорычал на себя Максим, натягивая носки – один кислотно-желтый (откуда он вообще взялся?), второй - черный в зеленую полоску. Свитер, по счастью, висел на стуле. Надев его и закатав рукава, парень кинулся в ванную умываться. Взглянув на себя в зеркало, Максим хмыкнул. Черные волосы стояли жутким ежиком, расчесать их теперь было как минимум проблематично. Да и времени особо не было. Максим безуспешно провел расческой по волосам, существенно ничего не изменив. Зеленые глаза все еще спали.
- Не спать, - скомандовал себе Максим и открыл кран.
Напор был такой силы, что снес кран, ударив Максиму в нос. Парень, яростно чихая, попытался перекрыть воду. В этот момент в комнате зазвенел мобильный.
Ругаясь и чихая (воду, видимо, хлорировали), Максим кое-как перекрыл воду, выбежал в комнату и ответил на звонок.
- Макс, где тебя носит?! – раздался в трубке грозный бас директора фирмы, в которой работал Максим.
- Эм… - замялся парень, удивляясь, что директор сам ему позвонил, а не поручил это своей помощнице. – Видите ли, такое дело… у меня смеситель сорвало, я соседей чуть не залил…
- Вызови слесаря! – рявкнул директор. - Ты вообще помнишь, что сегодня важный совет? Ты должен был составить статистику и презентовать ее сегодня!
- Так я ее вчера переслал Андрею, - сказал Максим. - Я сегодня уже не успею, пусть он презентует, он в курсе, что к чему…
- Да уж, - директор тяжело вздохнул. – Хорошо, что есть такой Андрей. А если б не было? Огорчаешь ты меня, Максим, - добавил он уже спокойней. - Ладно, на этот раз прощаю. В следующий раз – уволю к чертям!
И отключился.
Максим облегченно вздохнул и сел на кровать.
- Отличное начало дня, - сказал он в пустоту. И еще сон… к чему этот снег осенью?..
---
- Он у себя?
- Да. Но, судя по сиянию за дверью, – недоступен.
- Что, снова за создание миров взялся?
- Да нет… В картишки с Люцифером режется.
- Он, кстати, тоже мне нужен…
- Эти два интригана многим нужны. Что-то случилось?
- А ты не слышал?
- Я много чего слышу.
- Я по поводу убийства Адаманта.
- А, слышал… Давненько уже не проливалась кровь ангелов. А тут так жестоко… Тебе поручили расследование?
- Да. И у меня недобрые новости: демон, совершивший убийство, из свиты Люцифера.
- Ого… Ну, брат, тут я тебе не помощник. Партия только началась. Так что раньше, чем через несколько дней, ты их не выцепишь.
- Нда… Хорошо, спасибо.
- Удачи тебе.
Спасибо, Лелуш. - Я вышел и закрыл дверь.
На Небесах шёл дождь, и было по-осеннему холодно. В складках тёмно-серых облаков, по которым я шагал, собиралась вода и образовывала причудливых форм зеркала. Возле одного из таких зеркал я замедлил шаг и остановился – нужно было хорошенько подумать. Из лужи на меня смотрел ангел. Ангел достаточно старый, чтобы помнить падение Люцифера, но достаточно молодой, чтобы вспоминать времена его славы. Ангел достаточно сильный, чтобы пережить сражение на небесах, но достаточно слабый, чтобы работать там, внизу, с людьми. Ангел, который очень устал, и усталость эта серой грустью выглядывала из его бездонных глаз. Хотелось слиться с дождём, стать сотнями кристально чистых капель, чтобы забыться… чтобы забыть. Забыть перья, которые укрыли землю, как снег. Забыть опалённые огнём крылья, которые не смогли спасти своего хозяина от смерти. Забыть самого носителя этих крыльев, который, окровавленный, лежал на земле и безжизненными голубыми глазами смотрел в небо. Забыть, абстрагироваться от мыслей о его агонии. И подумать.
---
Максим шел по залитой дождем улице. За день, пока парень просидел дома с неработающим краном, дождь умудрился превратить город в мини-Венецию. Максим, чихая, направлялся в ближайший магазин. «Радости» дня не собирались заканчиваться. Дома отключили свет, в холодильнике была непривычная пустота, денег осталось с гулькин нос. Теперь Максим еще и начал заболевать. «Типичный понедельник», - подумал Максим, невольно прислушиваясь к хлюпанью воды в ботинках. На улице не было ни души. Парень опять вспомнил сон, вздохнул и тряхнул головой. Сейчас не время.
Магазин был закрыт. Максим только хмыкнул. Его, казалось, уже ничего не могло удивить. Домой идти не хотелось, поэтому он с урчащим от голода желудком пошел в парк. Точнее, он хотел туда пойти.
- Не трепыхайся, отдай по-хорошему, - услышал Максим хриплый мужской голос.
- Отстаньте, нет у меня ничего! – крик мальчика. Лет десять, может, двенадцать.
- Отдай деньги, дурик, и разойдемся.
- Нет!
Глухой звук удара. Максим, стиснув зубы, побежал на звук. В подворотне стояли четверо. Мальчишка и трое мужчин. «Так, хуже уже не будет», - уверил себя Максим и крикнул:
- Эй, придурки! Отстаньте от него!
Мужчины обернулись. Нехорошо усмехнувшись, один из них вышел чуть вперед и, поигрывая неведомо откуда взявшимся ножом, сказал:
- Герой, что ли? Иди отсюда, пока жив!
Максим усмехнулся в ответ.
- Мальчика отпустите.
Мальчишка, воспользовавшись ситуацией, нырнул в один из подъездов неподалеку, только его и видели.
- Ну все, парень, хана тебе, - рыкнул один из мужиков и, не теряя времени, кинулся на Максима. Парень присел и ударил кулаком в солнечное сплетение. Мужик скрутился, однако через некоторое время опять включился в драку. Еще один изловчился ударить Максима в скулу, за что получил по лицу. Парень краем глаза следил за мужчиной с ножом. Улучив момент, он выбил нож из рук противника, пропустив, правда, удар в печень. Охнув, Максим согнулся, и его тут же ударили по спине. Едва устояв на ногах, Максим не остался в долгу и ударил кулаком в живот. В этот момент в драку ввязался еще один человек. Окликнув нападавших, незнакомец опрокинул одного из мужчин на землю. Почувствовав прилив сил, Максим сбил с ног второго. Третьего неожиданный союзник Максима ударил ребром ладони в основание шеи. Мужчина упал.
Максим поднял глаза на своего помощника – а может, и спасителя – кто знает? Выглядел он весьма необычно. Белые волосы находились в творческом, видимо, тщательно обдуманном беспорядке, в светло-синих глазах отражались бесконечное спокойствие и уверенность. Сам он был высок и широк в плечах. Одежда особо в глаза не бросалась, разве что была слишком чистой для такой погоды…
- Спасибо вам, - выдохнул Максим. Последствия драки давали о себе знать.
- Не за что, - улыбка чуть тронула губы молодого человека. Внезапно он прищурился и посмотрел куда-то за плечо Максима. Он тихо что-то шепнул и вновь посмотрел на парня. – Выглядите вы не самым лучшим образом. Пойдемте, я напою вас чаем и обработаю раны.
- О, не нужно, спасибо, - поспешно сказал Максим.
- Думаю, нужно, - критически осматривая Максима, мягко возразил парень и улыбнулся. – А ваш бурчащий желудок дает понять, что он голоден.
Максим неловко улыбнулся, протянул руку и представился:
- Максим.
- Александр, - парень с уважением пожал его руку. – Пойдемте, уже поздно.
- А с ними ничего не случится? – Максим кивнул в сторону лежащих на земле мужчин.
Александр бегло осмотрел их и сказал:
- Да нет. Сюда никто не сунется, а наутро они не будут помнить, что с ними произошло.
- Откуда вы это знаете?
- Не имеет значения. Просто знаю, - пожал плечами Александр. – Пойдемте, прошу вас!
Максим подчинился. Весь путь он проделал как в тумане. Лишь увидев перед собой дверь, он очнулся. Александр открыл ее и пропустил Максима вперед. Предложив ему присесть, Александр удалился на кухню. Максим с наслаждением опустился в кресло. Усталость охватила его тело; все четче проявлялись первые признаки простуды. Через некоторое время вернулся Александр с подносом. На подносе были две чашки горячего чая, чайник, тарелка с бутербродами, вата и аптечка.
- Выпейте сначала чай, - мягко попросил Александр. – А я пока займусь вашими ранами.
Максим кивнул и взял в руки чашку, медленно ее осушая. Было приятно осознавать, как чай согревал изнутри и, казалось, забирал на себя усталость и простуду. Необычное ощущение. Александр тем временем обработал раны на лице Максима, коснулся длинными белыми пальцами его висков и отошел.
- Ну вот и все, - парень чуть улыбнулся. – Вы ешьте.
- Спасибо, - улыбнулся Максим. – Я вам по гроб жизни должен.
- Не говори глупостей, - легко переходя на «ты», откликнулся Александр и сел в кресло со своей чашкой чая. Максим пожал плечами и принялся за бутерброды. Насытившись, он еще раз поблагодарил Александра и спросил, как выйти из этого района на свою улицу.
- А зачем выходить? Спустись этажом ниже, - пожал плечами Александр.
- То есть?.. – не понял Максим.
- Если я правильно понимаю, ты живешь… - Александр назвал адрес.
- Ну да.
- Тогда последуй моему совету. Извини, я не буду тебя провожать.
Максим попрощался и, выйдя из квартиры, узнал стены родного дома. «Забавный день у вас сегодня, Максим Игоревич», - подумал он и отправился спать.
---
Я знал того ангела с момента его сотворения. Это был весёлый парень, с которым было приятно проводить время. А как он был умён и силён! Неудивительно, что, когда он окреп и набрался опыта, ему поручили работу ангела-хранителя. Ангела этого звали Адамант. Хорошее имя для телохранителя. И всё же его сокрушили.
Адаманту выпало быть ангелом-хранителем человека, которого звали Максим. Это был ничем не выдающийся паренёк, не хуже и не лучше других людей. Неясно, чем он мог заслужить себе честь иметь в заступниках такого могучего ангела, но… Мактуб – так было решено.
Адаманта не стало четыре дня назад. Это событие шокировало всё население Небес – уж очень давно силы Тьмы не вступали в открытую конфронтацию с силами Света. А уж чтобы дошло до убийства… И ведь это было больше, чем простое убийство. За четыре дня расследования я в этом убедился. Мне удалось напасть на след убийцы. Это был демон. Его звали Хоул.
Хоул был легендарной личностью в противостоянии Света и Тьмы. Умный, хитрый, сильный, гордый – одним словом, опасный. Впервые он отличился во время битвы на Небесах. Много ангелов тогда полегло от руки Хоула. Я видел его в бою: это была идеальная машина смерти. И мне очень повезло, что я не сошёлся с ним лицом к лицу. А ещё, не смотря на своё могущество, Хоул был очень скользким типом – он был первым, кто сбежал с Небес, прежде чем большая часть восставших ангелов была повержена. После этого ещё много раз Хоул доставлял хлопоты адептам Света – он стал правой рукой Люцифера, его незримой боевой машиной. И вот снова.
Все улики указывали на причастность демона к убийству. Во-первых, мелкие прилипалы – жалкое отродье ада, недодемоны – видели, как он крутился возле Максима последние несколько недель. Во-вторых, специалисты из разведывательного управления Небес зафиксировали на месте убийства фрагменты ци Хоула – а ци, как известно, подделать невозможно. И, наконец, на официальный запрос к соответствующему ведомству преисподней был получен ответ, что Хоул не появлялся в их штаб-квартире уже около нескольких недель. Конечно, сложив два и два, можно прийти к выводу, что Адаманта убил Хоул. Ещё одним аргументом в пользу этой версии было то, что, по всему, только Хоул был достаточно силён (не считая Люцифера), чтобы сокрушить Адаманта. Но непонятными оставались его мотивы. Провокация? Вряд ли: обе стороны сейчас не настолько сильны, чтобы развязывать Третью Мировую (а ведь за первые две человечество обязано благодарить, увы, именно нас…). Быть может, зависть? Желание померяться силами и определить: кто всё-таки лучший? Возможно. Но была у меня и другая версия, которую помогал раскрутить мне старый друг… Моей же задачей на данный момент было найти Хоула. Демон отлично замёл следы, но не стоит недооценивать и мой опыт – я вычислил мерзавца. И следы эти привели меня на… Землю. В Сибирь.
---
Воскресенье подошло как-то слишком незаметно. За прошедшую неделю Максим довольно неплохо познакомился с Александром. Он был не очень-то разговорчив, но каждое его слово было на вес золота. Он был многогранен и неоднозначен одновременно. К сожалению, общаться с Александром не всегда получалось. По вечерам его дома не было, днем Максим пропадал в офисе, поэтому они виделись только утром.
Но, вернемся к насущному.
Этим светлым воскресным днем Максим вышел в центр города, точнее, на набережную. Он шел, вдыхая ненавязчивый запах осени и глядя в небо. Было в меру холодно, и было приятно просто идти и ничего не делать. Максим купил себе кофе в ближайшем автомате. Кофе, конечно, оставлял желать лучшего, но все равно что-то в этом было – идти и чувствовать божественный аромат, чувствовать тепло в руке, сжимающей стаканчик, ощущать, как медленно стекает теплая жидкость по горлу в желудок. «Божественно», - оценил Максим и увидел Александра. Он сидел на лавочке и смотрел в небо. Максим подошел ближе и замер. Александр задумчиво смотрел на солнце. Не щурясь и моргая.
- Привет, - сказал Александр, повернувшись. Максим чуть вздрогнул.
- Привет. Ты знал, что я здесь?
- Догадывался, - уклончиво ответил Александр. – Ты спешишь куда-нибудь?
- Да нет, - ответил Максим. – А что?
- Можешь составить мне компанию? Здесь так скучно, - пожаловался Александр. Максим улыбнулся.
- Да не вопрос. Кофе хочешь?
- Кофе? – поднял брови парень.
- Ты что, кофе никогда не пил?
Александр отрицательно покачал головой. Максим улыбнулся.
- Тут неподалеку есть неплохая кофейня, - Максим выбросил стаканчик с недопитым кофе в урну. – Предлагаю сходить туда.
Александр поднялся.
- Ты же покупал кофе в автомате, - заметил он.
- Это не кофе, - отмахнулся Максим.
- Если честно, я не хочу идти в кофейню, - сказал задумчиво Александр. – Я куплю в автомате.
Максим только пожал плечами. Они подошли к автомату, Александр, быстро освоившись с системой, заказал кофе, отпил… и выкинул стаканчик с едва тронутым кофе в урну, стоящую рядом.
- В жизни такой гадости не пил! – возмутился он.
- Я предупреждал, - пожал плечами Максим. Они вернулись к лавочке и сели.
- Знаешь, - начал Максим. – Я очень рад, что познакомился с тобой. Нет, правда. - Александр задумчиво склонил набок голову. – Не только потому, что ты мне тогда помог… Я просто очень давно ни с кем так не разговаривал. Просто так. Спасибо за это.
Прозвучало как-то слабо и пафосно. Парень даже растерялся, не зная, как отреагирует Александр.
- Только не говори, что у тебя нет знакомых, с которыми ты бы мог…
- В том-то и дело, - Максим чуть вздохнул. – Все люди, с которыми я общаюсь, общаются со мной, только когда им нужна моя помощь. Разве это нормально?..
- Тебя, похоже, это устраивает, - жестко заметил Александр.
- Конечно, нет!
- Конечно, да. Если человека что-то не устраивает, он меняет свою жизнь. Ты не меняешь – значит, тебя все устраивает.
- Неправда. Я не хочу так жить. Но, видимо, такова моя судьба…
- О чем ты? – Александр усмехнулся. – Судьба – да, есть такое понятие. Но прелесть судьбы в том, что ты ее можешь сам изменять. А если плыть по течению, судьба приведет только в одно место, где сырая земля и надгробья. Судьба, - Александр фыркнул и добавил ни к селу, ни к городу: – Людям посылаются испытания, которые они могут преодолеть. Ни больше, ни меньше – четко по их возможностям.
- Не согласен, - тряхнул головой Максим. - Хотя бы та же ситуация понедельника. Ты думаешь, я бы справился?
- Справился, - уверенно ответил Александр. - Только последствия были бы другими.
- Почему ты так уверен?
- Я же сказал. Каждому дается по его возможностям. К тому же, у тебя была альтернатива – ты мог и пройти мимо, не обратив внимания на мальчика.
- Тоже мне – альтернатива, - фыркнул Максим, удивившись, откуда Александр знает о мальчишке.
- И тем не менее, она была. Судьба – это последовательность подобных ситуаций. Судьба и строится на твоем выборе.
- Откуда ты все это знаешь?
- Разве это имеет значение? – чуть склонил голову Александр.
- Имеет, - уверенно ответил Максим.
Александр вздохнул.
- Долго рассказывать, да и ты многого не поймешь. Просто прими на веру. Кстати, - сменил тему Александр. – Предлагаю двигаться в сторону дома – сейчас осень, темнеет раньше.
Максим осмотрелся. На набережной уже зажглись первые фонари. «Но время не могло так быстро пролететь!» - подумал он.
- Пойдем, - Александр поднялся. – Приглашаю на чай. У меня до сих пор во рту привкус этого твоего кофе.
Максим поднялся и всю дорогу домой задавал себе только один вопрос: «Кто он такой?..»

(продолжение следует)

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс рассказа: детектив
СообщениеДобавлено: Пт мар 12, 2010 2:26 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17221
Откуда: Хайфа
Светотень
(продолжение)


----
Леса этого мира были очень древними и могучими: каждое дерево было практически неисчерпаемым источником ци. Очень жаль, что люди стали использовать их совсем в других целях…
С каждым шагом я ощущал Хоула всё отчётливее и в какой-то момент понял, что он здесь не один – нечто могучее, источающее силу, находилось очень близко от него. Определить, кто или что это, я не мог – источник силы был будто спрятан в непроницаемый кокон. Я достал меч. Вряд ли он поможет – Хоулу я не соперник. А если он был в компании, то и подавно. Но упустить его я тоже не имел права – демон мог залечь на дно, да залечь так, что потом его было бы не найти.
Чутьё вывело меня на поляну - широкую лесную поляну.
- Ну здравствуй, Виктор.
---
Зайдя в подъезд, парень попросил Александра его извинить и зашел к себе в квартиру. Первое, что бросилось в глаза, было распахнутое настежь окно в гостиной. И темный силуэт, сидящий в кресле. Максим остолбенел. Фигура в кресле чуть приподнялась. Блеснули кроваво-красные глаза. Максим не мог пошевелиться – этот взгляд приковал его к полу. В этот момент в комнату «влетел» Александр. В его руке блеснула сталь. Меч?..
Фигура усмехнулась и через окно выпрыгнула из комнаты. Александр опустил руку с мечом.
- Жив?
Максим кивнул.
- Ну и отлично, - меч исчез из руки Александра. – А я-то думал…
- Саша, - перебил Максим. – А что происходит? Кто это? И этот меч…
- Я не уверен, что ты должен это знать…
- Саня, блин! – психанул Максим. – Хватит говорить загадками! Тоже мне, великий конспиратор!
- Не кипятись, - примирительно поднял руку Александр. – Пойдем в мою квартиру. Тебе нужен чай.
- Не уверен, - откликнулся Максим, но спорить не стал.
Они поднялись этажом выше. Войдя в квартиру, Александр предложил парню подождать некоторое время. Максим сел за кухонный стол и стал рассматривать картину на стене. Александр заварил чай, разлил его по кружкам и сел напротив Максима.
- Итак, что ты хочешь знать?
- Все. Кто ты, кто это был и что вообще за суета вокруг меня?
Александр вздохнул и размешал ложечкой в чашке сахар.
- Это сложный разговор, - начал он. – Сложный во всех аспектах. Поэтому, прошу тебя, не кричи, - он поставил чашку на стол и потер виски. – Ну, если коротко, то… я – ангел.
Максим нервно засмеялся.
- Да уж, и при этом просто душка, - съязвил он.
- Ты не понял, - не оценил шутку юмора Александр. – Я и вправду ангел. Я не знаю, как объяснить, чтобы ты понял. Просто прими как факт. Тот, кого ты сегодня имел несчастье видеть в своей квартире, – демон. Хотя я могу ошибаться, - задумчиво произнес он. – Слабоват он для демона. Хотя, кто их знает…
- Саааша, - Максим обхватил голову руками. – Не усложняй все так, будь любезен. И так голова сейчас взорвется…
- Прости, - Александр отхлебнул чай и продолжил. – А суета вокруг тебя… хм. В общем, твой ангел-хранитель был убит. Убит жестоко. Возможно, это сделал демон – не знаю. А я сюда пришел, чтобы тебя защитить. Ведь ангела просто так не могли убить….
- Тогда зачем?
- Возможно, Люцифер охотится за твоей душой, - пожал плечами Александр. – Было высказано мнение, что, возможно, у тебя очень чистая душа.
- Да? – удивился Максим. – Но ведь… это не так…
- Почему? – склонил голову набок ангел.
- Ну… я же не лучше других. У меня не может быть абсолютно чистая душа.
- Самое удивительное, что я с тобой солидарен, - серьезно сказал Александр. – Ты обладаешь качествами хорошего человека. Душа у тебя чистая, не спорю. Но заинтересовать Люцифера ты не можешь. Я так думаю.
- То есть я – посредственность? – огорчился Максим.
- Как раз нет. Будь ты посредственным, я бы с тобой не разговаривал.
- Дааа, - Максим потер виски. – Какой кошмар…
- Ты сам попросил рассказать все, - пожал плечами Александр.
- А это все?
- Нет, конечно. Как любит повторять Виктор, бесконечно только знание и вера. Хотя здесь можно поспорить…
- Подожди. Кто такой Виктор?
Александр улыбнулся и посмотрел в окно.
- Тот, которому ты обязан знакомству со мной.
---
На поляне над недавно сделанной насыпью стоял Лелуш.
- Ты?!
- Я, Виктор, я, - в голосе Лелуша слышалось удовлетворение и даже… гордость.
- Но… Что, что ты тут делаешь? – в голове метались мысли – одна безумнее другой.
- Я закапываю тело Хоула. Неплохой у меня трюк с ци получился, не так ли? А ведь все думали, что её подделать нельзя, - Лелуш подмигнул мне.
- Но как?! Зачем? Что всё это значит?
- Не слишком ли много вопросов для одного дня? Мне ведь ещё нужно спешить в нашу штаб-квартиру – как бы не подумали там чего лишнего…
- Я уже начинаю думать «лишнее».
- На то ты и сыщик, братец, ведь так? - Лелуш медленно достал свой меч. – Но меня не должно это волновать, ведь сейчас ты падёшь. И падение твоё станет следующей ступенью, ведущей к моему вознесению.
- Что ты несёшь, Лелуш?! К какому вознесению? Ты не в своём уме! – я пытался установить ментальный контакт с группой поддержки, но, похоже, эта местность блокировала все мои попытки.
- О, нет… Я соображаю предельно трезво. А вот тебе следовало быть более осмотрительным. На что ты надеялся, когда пытался встретиться с Хоулом в одиночку? Да он бы испепелил тебя одним лишь взглядом! Шушера вроде тебя недостойна даже попытаться скрестить с ним мечи! – Лелуш усмехнулся. – Не-е-ет, лучше бы ты подождал, пока Люцифер со Стариком доиграют. Тем более, что играть им осталось недолго. Но ты об этом уже не узнаешь.
Лелуш совершил стремительный рывок, и я едва успел парировать атаку. Сейчас кокон материализовался вокруг него, и я понял, что шансов устоять у меня не больше, чем у тонкого деревца, на которое надвигалось торнадо. Удар, второй, третий – широкое лезвие меча Лелуша резануло по моей левой руке.
- Остановись, Лелуш. Одумайся, всё ещё можно исправить!
- А мне не надо ничего исправлять – всё идёт по плану! Я буду уничтожать вас по одному, давить, как крыс. Пока не останутся те, кого я выберу, те, кто присягнёт мне. И правление Люцифера падёт! А потом мы пойдём дальше…
Фехтовать становилось всё сложнее – я чувствовал, что ци покидала меня, неумолимо вытекая из ранения.
- Тебе не развязать новую войну! Тебя остановят!
- Остановят? Вряд ли. Ты вот сейчас пытаешься меня остановить. И как, получается?
Я совершил обманный манёвр, и Лелуш на него повёлся. Мой меч полоснул его плечо, но видимых ранений не нанёс – кокон в виде белого марева надёжно хранил своего хозяина.
- Презираю вас! Жалкое подобие былой мощи ангелов!
И это произошло – меч предательски крутанулся и вылетел из моей руки. Лелуш ударил ногой мне в грудь, и я пролетел несколько метров, врезавшись в дерево.
Сил сопротивляться не осталось – и Лелуш это чувствовал. Он не спеша подошёл ко мне и безмолвно занёс меч. И тут прозвучал голос:
- Кажется, кто-то упомянул моё имя?..
---
Максим молча пил чай. То, что говорил Александр, – чушь, и чушь несусветная. Какие ангелы, демоны, Люцифер? Это же сказки для верующих и фэнтезистов! «Хотя, - напомнил себе Максим. – Ты тоже фэнтезист.» Мысли упрямо не хотели укладываться в голове. Это было слишком сложно – поверить. В детстве он верил в фей, живущих в цветах, в единорога, живущего в лесу неподалеку. Он разговаривал с соседскими собаками и думал, что понимал их язык. Но ему же далеко не шесть, он давно не верит в магию… И тут, на двадцать четвертом году жизни, является некто, утверждающий, что он ангел. Так и с ума сойти недолго.
- Я не верю, - едва слышно сказал Максим. – Я не понимаю!..
- Я не жду от тебя понимания, - спокойно ответил Александр. – И, более того, я не буду тебе ничего доказывать. Но для тебя было бы проще поверить.
- Я не умею верить.
Максим посмотрел в окно. «Он сидел и пил чай на кухне у ангела». Бред. Или начало чьей-то книги. Одно - следствие другого. Максим вспомнил глаза демона. Почему-то демон казался ему более реальным, чем Александр, сидящий напротив. Вспомнив эти жуткие глаза и меч в руке Александра, растаявший, словно дым, он был уже морально готов поверить… Парень положил голову на край стола и закрыл глаза.
- Тебе нужно отдохнуть, - заметил Александр. – Тебе завтра на работу.
- Ты предлагаешь мне вернуться в комнату, где сидел демон? – равнодушно поинтересовался Максим, приоткрыв один глаз. – Замечательно.
- Останься здесь, не проблема, - ответил Александр. – Я все равно спать не собирался.
- Ты думаешь, я после твоих откровений заснуть смогу? – спросил Максим.
- Но спать тебе все-таки надо. Ты же человек.
Максим сдался. Может быть, новый день принесет хоть какую-то ясность.
- Спасибо тебе, - искренне сказал Максим и поднял голову со стола. – Я, с твоего позволения, воспользуюсь приглашением.
«Что-то слишком много пафоса за один день…»
- Отлично, - Александр проводил парня в гостиную. Расстелив постель, Максим лег и попытался уснуть. Засыпая, Максим увидел Александра, читающего в кресле какую-то книгу. Парень вздохнул, что-то буркнул себе под нос и уснул.
---
Лелуш рывком развернулся.
В нескольких метрах от нас стоял высокий, закутанный с головы до ног в длинный чёрный плащ мужчина в шляпе. Впрочем, это был не мужчина.
В вытянутой левой руке он держал пистолет огромных размеров – примерно с половину самой руки. Через мгновенье прогремел гром выстрела, и из ствола вырвалось пламя. Лелуша отбросило в сторону, а незнакомец сдул с пистолета дымок, спрятал его за пазуху и снял шляпу. Это лицо нельзя было не узнать – передо мной стоял Люцифер.
- Мечи, копья… - он подошёл ко мне. – Как дети малые, честное слово. Вы бы ещё на лошадях схлестнулись. Это же даже не прошлый век!
- Что ты здесь делаешь?
- О, да не стоит благодарности за спасение – ты бы на моём месте поступил точно так же. Как добрался, говоришь? Без проблем, местные авиалинии очень комфортабельные. Как здоровь…
- Довольно паясничать. Как ты узнал, что Лелуш будет здесь?
- Ну ты что же, почтенный, совсем за дурака меня держишь? Свои связи, как-никак, каналы, возможности. Или думаешь, я просто так со Стариком в картишки бодаюсь? – он подмигнул.
- Ты знал, что он убил Хоула?
- Конечно. Я знал, что он убьёт его, задолго до этого события. Поразительно всё-таки, какие вы, ангелочки, близорукие – под вашим носом разрасталась такая угроза, а вы ничего не заметили… Диву даюсь, ей Богу!
- Почему ты его не остановил?
- Я стар, Виктор. Мне очень скучно. Игра в преферанс на души человеческие мне давно набила оскомину. А тут, в кои-то веки, выпала такая возможность поразвлечься! Да на моих глазах разворачивался практически детектив! Мы даже пари со Стариком заключили! Впрочем, я снова проиграл, но… это сейчас не имеет значения, - он улыбнулся.
- И ты спокойно отнёсся к тому, что демона из твоей свиты, твоего близкого соратника, убьют?
- Я не нянька ему, - Люцифер пожал плечами. – Он меня о помощи не просил. С чего бы мне ему помогать?
Гад. Такие могущественные воины слегли, а эта тварь обо всём знала и ничего не сделала.
- Он тоже знал об этом, не упускай этого из виду.
Я удивлённо вскинул бровь.
- Я не читаю твои мысли. Я просто очень стар, - Люцифер снова улыбнулся, подошёл ко мне и подал руку.
Я оттолкнул его руку, попытался встать, застонал и рухнул, где лежал. Люцифер пожал плечами и отошёл.
- А Адамант! Кто убил Адаманта?
- Лелуш и убил.
- Но… Но разве ангел может убить ангела?
- Ангелы, демоны… Все мы ангелы, Виктор. Точнее, все мы не ангелы. Уже давно. Конечно, мог.
- Но зачем?!
- Зачем? Ну, пораскинь мозгами, хоть на пять минут. А зачем я поднял восстание на Небесах?
- Гордыня?
- Что-то вроде этого, - Люцифер почесал нос.
- Тогда почему ты ему не помог, если обо всём знал?
- Потому что Лелуш – слизняк. Я поднял восстание и достиг цели – в некоторой мере. А это отребье убило двух могучих ангелов и ничего не добилось.
- Может, и добилось бы – ты ему помешал.
- Я… - Люцифер запнулся. – У него не было шансов, - сказал он и глубоко вздохнул.
- Ну да, ну да… Ну, а меня-то зачем спас?
- А это, с твоего позволения, останется моей маленькой тайной, - он снова подмигнул и противно захихикал.
- Ещё два вопроса.
- Валяй, раз уж я здесь, - Люцифер подошёл к телу Лелуша, перевернул его ногой и поковырял рану носком ботинка.
- Откуда у Лелуша такая невероятная сила?
- Да не так уж он и силён, - он хмыкнул. – Впрочем, это хороший вопрос. И ответ на него найди сам – зарядка для мозгов. Ну, а если не справишься – спроси у Старика, сегодня вечером он свободен.
- Ладно. И последнее: Максим. Имеет ли он какое-то отношение ко всему этому?
- Ты знаешь… Имеет. У него и правда очень чистая и сильная душа. И Лелуш выбрал его себе как первый трофей – первая душа, которая будет принадлежать ему.
- Значит, я не зря приставил к нему охрану…
- Зря! – Люцифер расхохотался. – Я ведь тоже не дурак, мой посланник дежурил около этого человека задолго до того, как к нему присоединился Александр.
Я набрал в себе силы и приподнялся.
- Ну, если на сегодня больше вопросов нет, позволь откланяться, - Люцифер слегка поклонился и надел шляпу. – Будет время и желание – заглядывай, уважь старого врага своего.
- Как-нибудь обойдусь.
- Твоё право. Кстати, мы тут довольно сильно попортили баланс энергий. Я бы сжёг тут всё к чертям, а людям бы сказал, что упал метеор. Но это не ваш стиль, я знаю. Так что поступай, как хочешь. Он развернулся, махнул рукой и скрылся за деревом.
---
Максим проснулся от навязчивого запаха кофе. Он открыл глаза. Рядом с ним стоял столик, а на нем стояла чашка с кофе. Напротив дивана в кресле сидел Александр с чашкой в руках.
- Доброе утро, - улыбнулся он.
- И вправду доброе, - улыбнулся в ответ Максим. – Привет.
Он сел и, взяв в руки чашку, отхлебнул кофе и зажмурился.
- Божественно.
- Согласен, - Александр грустно улыбнулся. – Максим, мне нужно уходить.
- Не понял, - Максим рассеянно посмотрел на ангела.
- Меня ждут, - Александр посмотрел в окно и, поставив чашку на стол, поднялся на ноги. – Мое дело закончено, демоны тебя не побеспокоят. Я ухожу.
- Но ведь… - Максим осекся, поднялся с дивана, поставил чашку и протянул руку. Александр с уважением ее пожал.
- До свидания, Максим. Я буду навещать тебя.
И вышел через окно.
Максим, все еще сонный, сначала не понял, что произошло. А когда понял, кинулся к окну. Ни на земле, ни в небе Александра не было.
«Может, это все сон?»
Максим обернулся и увидел на ковре широкое белое перо. Он поднял перо и улыбнулся. «До свидания… ангел».
---
Так и закончилась эта история. Прах к праху, истина к истине, неизвестность к неизвестности. Проходя мимо дома Максима, я остановился и посмотрел в его окно. Сзади ко мне подошёл Александр.
- У этого парня всё будет хорошо.
- Это была далеко не последняя битва за его душу. За души всех людей. Иногда мне кажется, что этим битвам не будет конца.
- Но ведь, в итоге, в этом и заключается жизнь, не так ли? Как там сказал Булгаков? «Что бы делало твое добро, если бы не существовало зла, и как бы выглядела земля, если бы с нее исчезли тени? Ведь тени получаются от предметов и людей…»
- Ты как всегда прав, дружище. Значит, будем бороться. Будем жить.

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс рассказа: детектив
СообщениеДобавлено: Пт мар 12, 2010 3:28 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17221
Откуда: Хайфа
№ 12
Сердце орка. Средиземский детектив


Ромир размеренно покачивался в такт повозке. Тяжелые деревянные бочки возвышались над ним, словно башни Озерного города. Они слегка раскачивались и ударялись боками, когда повозку встряхивало. Внутри бочек что-то плескалось, булькало и убаюкивало. Тихонько поскрипывали колеса, переговаривались обозники. Пиво в бочках пело колыбельную, глаза слипались... Фургон резко остановился и опрокинулся. На сонного мальчишку рухнула бочка. Ромир с усилием столкнул ее с себя - и тут, как по команде, заорали люди, зазвенел металл, заржали кони, и летнее утро утонуло в дикой мешанине звуков. От страха Ромир вжался в доски телеги и затаил дыхание. Наверное, одна из бочек треснула, и у него намокли волосы на затылке и одежда. Он перевернулся на живот и чуть не завопил от ужаса. На него смотрели стеклянные глаза Далина, а вокруг было не пиво, а кровь. Она ручьем лилась по бочкам, стекая на кожаный полог. Ромир лежал, не в силах пошевелиться, и смотрел в эти мертвые глаза. Неожиданно все стихло, и мальчик услышал шаги. Тихие, еле слышные, они неспешно приближались, и его проняло. Замирая от страха, мальчик ужом прополз мимо упавших бочек, трясущимися руками достал маленький ножик и разрезал прочную кожу, защищавшую повозку от непогоды. За повозкой начиналась роща. Это была невероятная удача, и за плечами мальчишки выросли крылья. Он неслышно выскользнул через дырку, одним прыжком одолел кусты и что есть духу помчался между деревьями.
***
Бодигрим Мохноног въехал в Дол через центральные ворота и с любопытством оглядывался по сторонам. Бундин рассказывал, что во время Войны Кольца город снова был разрушен, но сейчас этого не видно. Бодигрим хмыкнул и окинул окружающих профессиональным взглядом. Потому что ширриф - это не работа, это привычка, а многолетняя привычка - это часть жизни. Хоббит улыбнулся своим воспоминаниям. Да, были времена... Но работа работой, а отдыхать тоже надо, и мир посмотреть интересно. Да где же эта «Стрела Барда», в конце концов? Бодигрим вежливо и степенно, как и пролагается почтенному хоббиту, расспросил прохожих об этой замечательной, по словам гнома, таверне. Местные жители с удивлением разглядывали Бодигрима, потому как хоббитов здесь днем с огнем не сыщешь, но на ответы не скупились. Поэтому спустя некоторое время он уже стоял на пороге таверны и не спеша давал указания слуге, чем надо кормить пони.
Таверна встретила хоббита гулом голосов, вкусными запахами и крепким объятием друга:
– Рад тебя видеть, дружище! – гном улыбался в рыжую бороду. – Держи! – Бундин усадил друга и вручил ему кружку темного.
За столом гнома сидел какой-то мрачный человек. Бодигрим вежливо поздоровался и узнал, что это лорд Бранн, глава местной стражи.
А темное, надо признать, было отменным! Подогретые пивом знакомые начали весело общаться, рассказывая истории из жизни.
Бундин хвастался своими прибылями и непревзойденными ювелирными шедеврами. Хоббиту хвастать было нечем, потому что небывалый урожай брюквы - это явно не повод задирать нос. Поэтому Бодигрим стал травить байки о своем ширрифском прошлом. Хмурый стражник неожиданно оживился и принялся усиленно распрашивать хоббита о его подвигах. А потом сам, приняв на грудь, по секрету рассказал хоббиту о страшных событиях, происходивших в последнее время в округе. Несколько торговых караванов, в основном гномьих, были разграблены на Озерном тракте, а купцы жестоко убиты. Отряды стражников, прочесавшие окрестности и обыскавшие соседние деревни, вернулись ни с чем.
Гном фыркнул, что эту секретную новость уже все знают, и теперь ни один купец не отправляется в путь без усиленной охраны. Хоббит помрачнел и поинтересовался:
– Орки? Или кочевники?
– Не похоже, – вздохнул Бранн, – кочевники с востока скорее товар увезут и деревни в округе ограбят. А после орочьих налетов следов столько, словно табун лошадей пробежал. А тут ничего!
– Вот-вот! – хмуро проворчал гном – И что нашим гномам какие-то орки? Поэтому я думаю, что это эльфы.
– Как - эльфы? – ахнул хоббит – Они же светлые! И вообще, зачем эльфам этим заниматься?
– А затем, что эльфы нас очень любят, – хмыкнул гном и отхлебнул еще пива. – Еще с древних времен у нас вражда, из-за сокровищ гномов…
– Опять ты за свое! – нахмурился Бранн, – Сколько можно! И вообще, давай заканчивай с пивом, а то еще немного - и пойдешь в поход на эльфов! – стражник выхватил пивную кружку из рук друга. Гном, выпучив глаза, некоторое время смотрел на свои пустые руки, а потом в цветистых выражениях высказал то, что он думает по этому поводу. Бранн невозмутимо продолжал:
– Не верю я, что это светлые, – он пожал плечами, – но есть еще темные, которые живут неподалеку. Странные, нелюдимые, но вроде мирные, налог королю платят…
– Вот–вот, вроде бы! А мы, гномы, давно предупреждали, что от этих сауроновых эльфов добра не жди, – снова принялся ворчать Бундин. – Еще одно нападение - и гномы покажут, что не зря носят секиры!
Бранн молча отодвинул подальше от друга очередную кружку пива. Гном недовольно посмотрел на стражника, плюнул и принялся набивать трубку зельем.
– Эх, кто бы мне помог бы в этом деле, – стражник задумался. – Мое дело – мечом махать. Мелких воришек ловить. А тут опыт нужен… – и он выразительно посмотрел на хоббита.
Бодигрим чуть не поперхнулся пивом. Такие мысли ему в голову не приходили. Но после еще одной кружки темного он решил, что это ему по плечу, и согласился немного помочь в этом деле. Стражник от радости хлопнул хоббита по спине, и после того, как Бодигрим вылез из-под стола, новые друзья скрепили это дело еще одной кружечкой…
***
Наутро хоббит чувствовал себя неважно и никак не мог вспомнить что-то очень важное, случившееся вчера. Пока к нему не зашел радостный Бранн.
– Утро доброе, Бодигрим! – улыбаясь, поздоровался стражник, – ну как, готов к расследованию?
Тут-то хоббит всё и вспомнил. Но что поделаешь, слово было дано, пиво выпито. А Бодигрима уже разбирало врожденное любопытство, к которому примешивался азарт, свойственный его троюродным родственничкам Торбинсам. Хоббит усмехнулся, и они вместе с Бранном поехали за охраной, чтобы после осмотреть тракт там, где произошли нападения. По пути Бодигрим распрашивал стражника, что ему известно. И Бранн рассказал.
На торговые караваны нападали утром и даже днем. Путников убивали прицельными выстрелами из лука и добивали мечами. В живых никого не оставляли. Деньги забирали, но товары не трогали. Следы уничтожали, даже стрел не оставляли.
– Дорогу королевские войска патрулируют, окрестности егеря прочесывают, и ничего! – жаловался Бранн хоббиту.
На подъезде к казармам им навстречу выбежал стражник.
– Милорд, беда!
– Что случилось, Сивурд?
– Нападение! Утром, в миле от Дола. Король уже отправил дружину.
– Значит, направимся туда, – помрачнел Бранн. – Бодигрим, ты с нами?
Хоббит согласно кивнул:
– Я чуть позже к вам присоединюсь. Мой пони все-таки не конь. – Бодигрим усмехнулся и не спеша поехал вслед за стражниками. Он любовался природой и пыхтел трубкой. А деревья вдоль дороги знай спешили мимо него по своим делам, как ожившие энты...
За очередным поворотом обнаружилась толпа стражников. Бодигрим спешился, привязал своего пони рядом с лошадьми стражи и отправился знакомиться с делом. Бранна он нашел сразу – глава стражи слушал доклад подчиненного. Заметив хоббита, лорд шагнул ему навстречу.
– Ну, наконец-то, господин Бодигрим. Пока вы ехали, отряды, осматривающие окрестности, уже вернулись. Правда, ни с чем.
Пока Бранн говорил, хоббит оглядывался по сторонам.
– Что скажете? – стражник вопросительно смотрел на хоббита, – Есть какие-то догадки?
– Есть, милорд, – сказал Бодигрим, пряча улыбку, – судя по истоптанной земле, преступление было совершено по крайней мере полусотней разбойников, большая часть из них конные... Остается удивляться, как им всем удалось здесь поместиться.
Бранн покраснел и развел руками – как тут уследишь-то...
Пока лорд командовал стражниками, хоббит снова стал осматриваться. Мельком взглянув на тела жертв, Бодигрим скривился и отвернулся. Он всего пару раз в жизни видел мертвецов и не смог перебороть отвращения и страха. Потом его взгляд остановился на разгромленных повозках и заскользил по деревьям и кустам, вплотную подступающим к дороге. Не заметив ничего подозрительного, Бодигрим стал бродить среди деревьев, постепенно удаляясь от тракта.
– Милорд! Смотрите! – Его голос перекрыл шум леса и гомон стражников. – Подбежавший Бранн увидел, что в стволе дерева, ранее не замеченный, торчит обломок стрелы.
– Так я и думал, – сказал Бодигрим. – И самый искусный стрелок совершает промахи. Даже если он эльф, - задумчиво добавил он.
Обломок извлекли из дерева, и хоббит со стражником с интересом его разглядывали.
Стрела была изготовлена из странного дерева – ослепительно белого, твердого, как кость олифанта, но легкого, как осина. На древке были вырезаны эльфийские руны, а заканчивалась стрела металлическим наконечником в виде листа.
– Гурут. Смерть, – взволнованно подытожил Бранн. – Эльфы!
– Я бы не стал делать поспешных выводов, лорд Бранн, – хмуро сказал хоббит, рассматривая укрытие из наломанных веток на дереве, на котором, вероятно, сидел в засаде один из нападавших. – Лучше давайте прогуляемся во-о-н на тот лужок.
– Вы думаете, они там? – вскочил стражник. – Но там же все просматривается! – Бранн напряженно вглядывался сквозь деревья. – Ладно, сейчас возьмем солдат...
– Не стоит, – поморщился Бодигрим, – но думаю, мы найдем там что-то важное.
На лугу, кроме стогов, сена ничего не было. Хоббит огляделся, особое внимание уделяя именно им. Крадущимся шагом он обошел стоги и, довольно улыбаясь, остановился возле одного из них.
– Вылезай, дружок, не бойся. Мы из Дольской стражи.
Почти сразу сено в стогу закопошилось, и оттуда вынырнула лохматая голова мальчишки.
***
Ромир настороженно и с любопытством смотрел на хоббита, но увидев Бранна, успокоился. Главу стражи в Доле знали даже дети.
Они сели на душистую траву. И Ромир рассказал, что с ним случилось.
– А потом…
Мальчик шмыгнул носом и опустил голову.
...А потом было нападение. Жестокое, кровавое и беспощадное. Выскочив из повозки, Ромир мчался сквозь рощу, не разбирая дороги, а когда лесок закончился, спрятался в стогу. Опасаясь, что его будут искать, мальчик собирался просидеть там до вечера.
– А как выглядели нападавшие? – спросил его Бранн.
– Ну, такие высокие, черноволосые, с ушами, как у него, – Ромир посмотрел на хоббита, – а красивые какие! Красавчик Рогвольд с ними даже рядом не стоял, – мальчик восхищенно вздохнул.
Хоббит и стражник переглянулись и долго молчали.
Вернувшись на тракт, лорд приказал стражникам отвезти в город останки торговцев и повозок, а мальчика – сдать на руки родителям.
– А как ты узнал про мальчика? – спросил хоббита Бранн.
– Это просто, – улыбнулся тот, – возле повозки были разбросаны игрушки – деревянные щит, меч и лошадка. А ребенка среди тел не было. И стрелу я нашел в гуще леска. Но летела она со стороны дороги. Я подумал, что, может быть, убийцы стреляли в того, кто двигался в глубь рощи. Возможно, в ребенка. А куда мог спрятаться испуганный мальчик? В первое попавшееся укрытие – ближайший стог. Я бы, наверное, сам так поступил.
– Здорово! – покачал головой Бранн. – А теперь надо кое-куда съездить, – мрачно добавил он.
***
Деревня была окружена высоким частоколом. За ним угадывались очертания деревянных домов. Столбы были украшены искусной резьбой, а сам частокол окружали фруктовые деревья, скрывая деревню от посторонних глаз. Издали она казалась просто маленьким леском, сквозь который змеилась едва заметная тропка.
Бранн, хоббит и стражники выехали из леса, и внезапно лорд, ехавший впереди, дал знак остановиться. Тут же в землю у копыт его коня вонзилась стрела. Бранн спешился, распахнул плащ, чтобы была видна золотая бляха с гравировкой – знак его должности, - и выкрикнул в сторону деревни:
– Во имя Бардинга, короля Дола! Я, лорд Бранн, глава стражи города, прибыл к вам по делу. Мне необходимо задать несколько вопросов. И получить на них правдивые ответы. Волей короля вам надлежит оказывать мне содействие.
– Хорошо, спрашивай.
Хоббит протер глаза. Только что у изгороди никого не было. А через миг рядом с ней возник высокий смуглый эльф. Он казался юным, но мудрость синих глаз меняла это впечатление. А тонкий золотой обруч на голове выдавал его высокое положение.
– Только по существу.
Бранн шагнул к деревне, но голос эльфа остановил его:
– В деревню вас не пустят. Лишь по высочайшей грамоте самого короля.
Лорд нахмурился, но спорить не стал.
– Причастны ли темные эльфы из этой деревни к нападениям на Озерном тракте?
– Нет, – коротко ответил эльф.
– Знаете ли вы, кто виновен в этих преступлениях?
– Нет.
Бранн усмехнулся.
– А что вы скажете об этом? – и он метнул обломок стрелы к ногам эльфа.
Тот поднял обломок и с интересом осмотрел. Его тонкие брови изумленно поползли вверх.
– Хм, где вы это нашли? Очень необычная стрела. Дерево... здесь такие не растут, но очень похоже на хальму из Восточных лесов. А руны… Если вы думаете, что это наше, вы глубоко заблуждаетесь. На нашем языке это звучало бы «Гвурто», а западными рунами мы не пишем, используя письмо людей Востока. Клянусь Темным пламенем, что я сказал правду, – и он метнул стрелу обратно.
– Ну что ж, – сказал Бранн после некоторой паузы, – если вам что-то станет известно, дайте мне знать.
Лорд вскочил в седло. Всадники развернулись, и тут до них долетел голос эльфа:
– Эта стрела сделана не эльфом. Или очень неумелым эльфом, что маловероятно. Или это фальшивка, чтобы оклеветать нашу расу.
Мы тоже постараемся узнать правду. Удачи вам!
– Ну и как тебе? – спросил лорд хоббита, когда они отъехали от деревни.
– Я, пожалуй, им верю, – ответил Бодигрим. – Они не так глупы чтобы настраивать против себя людей в чужой стране. А еще в их пользу говорит вот это! – и хоббит помахал перед Бранном выдернутой из земли черной эльфийской стрелой, которая сильно отличалась от найденного обломка.
***
Бодигрим и лорд Бранн уже полдня ходили по Ярмарочной площади Дола, разыскивая лорда Леготаура, посла короля Великого Зеленого Леса. В посольстве Зеленолесья им сказали, что лорд, как всегда, на ярмарке. Наконец, они нашли эльфа со свитой возле одной из лавок.
– Менег суилад, Высокий лорд! – приветствовал посла стражник. Хоббит помалкивал, стоя в сторонке.
– Маэ гованнен! Приветствую вас, Лорд Бранн! – удивленно ответил Леготаур.
– Мне необходимо поговорить с вами о нападениях на Озерном тракте.
– А причем тут я? – голос эльфа стал ледяным.
– Мы проводим расследование по велению короля Бардинга, – с нажимом сказал Бранн, – и хотели бы попросить у вас помощи. Вы ответите на несколько вопросов?
– Всегда готов помочь Его Величеству, – натянуто улыбнулся посол. – Что вы хотели узнать?
– У нас есть сведения, что к нападениям на тракте причастны эльфы...
Глаза эльфа сверкнули, и он не дал Бранну договорить.
– Вы забываетесь! Эльфы Зеленого леса - не убийцы!
Бранн нахмурился, но спокойно ответил:
– Лорд Леготаур, никто не обвиняет эльфов Зеленолесья. Мы просто расследуем эти происшествия. Так вы ничего не знаете?
– Я клянусь, что ни один эльф Зеленолесья никого не убивал на тракте, – сказал эльф уже более миролюбиво. – Но я велю распросить всех эльфов, которые сейчас в городе. Что-то еще, лорд?
– Если позволите, милорд. Что вы можете сказать об этой стреле? – стражник передал послу уцелевший обломок.
– Любопытно, – эльф задумчиво рассматривал стрелу, – похоже на эльфийскую работу. И даже надпись «смерть…». Но я никогда не видел подобных стрел. Из какого дерева она сделана, я тоже не знаю…
– Мой лорд! – вдруг заволновался молодой эльф из свиты Леготаура, – я знаю эту древесину, это каррокский вяз.
– Спасибо, Эреласс, но постарайтесь быть учтивее и не перебивайте старших, – посол неодобрительно глянул на молодого эльфа. – Возможно, это стрела темных, – посол вернул обломок стражнику, – надеюсь, это всё, лорд Бранн?
– Да, милорд, благодарю за помощь. Надеюсь, если у вас будут новости, вы нам сразу сообщите?
– Всенепременно, милейший. Успехов вам и вашему другу периану в расследовании. – Эльфийский лорд отвернулся и зашагал прочь со свитой.
А хоббит и Главный стражник неторопливо пошли в сторону ближайшего трактира.
– У меня возникла идея, – поделился мыслями Бранн, – надо снарядить фальшивые купеческие обозы, и переодетые стражники будут кататься по тракту. Как тебе?
– Неплохо! – обрадовался Бодигрим. – Я в свое время так же ловил карпа на живца в водах Барандуина.
– Ну так выпьем же за такую хорошую идею! – воскликнул стражник, увлекая приятеля в трактир. Но хоббит вдруг остановился на полпути.
– Нет, сейчас не время, – он неожиданно стал серьезным, – ты занимайся обозами, а мне выдели самую быстроходную упряжку, легкую повозку и умелого возницу. Я срочно еду в Каррок. Возможно, след стрелы тянется именно оттуда!
Бранн удивился и стал отговаривать хоббита, но тот был непреклонен. Пожав плечами, стражник написал свиток и отдал Бодигриму. Друзья тепло попрощались, и хоббит сказал напоследок:
– До встречи! Обозы - это конечно хорошо, но прошу - приглядывай за темными эльфами. На них могут свалить всю вину.
И Бодигрим очень быстро побежал к казармам городской стражи.
– Удачи! – сказал ему вслед стражник и отправился в трактир.
Уже через час повозка с хоббитом бешено мчалась из Дола по направлению к Карроку…
***
Спустя два дня хоббит со стражником-возницей выехали из Зеленого леса и мчались по Западному тракту, с каждой милей приближаясь к Карроку. Долгая дорога и бешеная гонка были очень утомительны, и хоббит со спутником остановились в придорожном трактире. После сытного обеда Бодигрим наконец-то раскурил трубочку, расслабился и размечтался о возвращении в родной и уютный Шир, где никто никого не убивает... Но расслабляться было некогда.
– Скажите, уважаемый, – обратился хоббит к трактирщику, – не подскажете, где ваших краях растет каррокский вяз?
Хозяин таверны смущенно ответил, что совсем не разбирается в деревьях.
– Дерево с такой древесиной, – не сдавался хоббит и сунул под нос трактирщику с боем отобранный у Бранна обломок стрелы. Трактирщик буркнул, что не знает, и начал усиленно протирать соседний стол. Хоббит разочарованно вздохнул и спрятал обломок. А когда Бодигрим стал собираться, трактирщик принес ему и Харальду по кружке ароматного пива.
– За счет заведения, – улыбнулся он в усы.
Хоббита уговаривать не пришлось, многоопытного в этом вопросе стражника тоже. Допив кружку и выпустив последнее кольцо дыма из трубки, хоббит решил, что пора ехать, толкнул соседа-стражника, но тот повалился на стол и захрапел. Бодигрим попытался встать, но ноги заплетались, и он плюхнулся обратно на стул.
– Крепкое пиво, – успел подумать он и провалился в сумерки…
…Очнувшись, он увидел умопомрачительно красивый резной потолок.
– Есть же умельцы, ну прямо как эльфы, – мысленно восхитился Бодигрим, рассматривая причудливые узоры и забыв даже подумать о том, как он очутился в этих просторных светлых хоромах.
Опустив взгляд, он увидел на фоне всего этого великолепия ухмыляющуюся орочью морду.
– Ну что, проснулся, голубчик? – усмешка стала еще шире.
Хоббит оробел и забился в дальний угол кровати, на которой лежал.
– Ну, ну, не бойся, ты нам нужен. Пока. Ответь на несколько вопросов, и мы подумаем, что с тобой делать. Ну, ответишь?
Хоббит отвернулся.
– Ну! – гаркнул орк. – Зачем ты сюда приехал? Нас искал? Кто тебя послал?
Бодигрим удивленно на него посмотрел.
– Что вы имеете в виду? Я вас не искал. Я всего лишь спросил у трактирщика, где растет каррокский вяз. Если только вы не…
Тут он замолчал, сраженный страшной догадкой.
– Не искал, говоришь? – ухмылка орка стала совсем уж недоброй. – А это у тебя откуда, а?
И он бросил на кровать злополучный обломок стрелы.
Хоббит помолчал, но потом, решив, что терять нечего, начал рассказывать всё. Орк его внимательно слушал.
– ...Вот я и решил поехать сюда и найти этих гадов. А если это вы, то делайте со мной что хотите, но знайте - за меня отомстят! – закончил хоббит и с вызовом посмотрел на орка.
Тот уже не улыбался.
– Вот оно как... Не думал я, что снова придется встретиться с давнишним злом, хотя и очень этого хотел. Ну что ж, расскажу и я тебе басенку.

(продолжение следует)

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс рассказа: детектив
СообщениеДобавлено: Пт мар 12, 2010 3:30 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17221
Откуда: Хайфа
Средиземский детектив
(продолжение)


***
Однажды, давным-давно, после Войны Кольца, в глухой край пришел чародей. Он не стал называть своего имени, но разрешил звать его Стариком или Странником. Вместе с ним пришел молчаливый эльф с изуродованным лицом. Они поселились в небольшом заброшенном поместье недалеко от Полесья, деревни беорнингов, и жили нелюдимо. Старик иногда помогал лечить болезни крестьянам и изредка наведывался к людям за припасами.
Но однажды он пришел к старосте деревни и попросил изловить для него десятка два орков. Староста удивился, но просьбу старца выполнил, благо орков на соседних нагорьях хватало.
Получив желаемое и купив припасов на пару лет вперед, маг на долгое время уединился. Над его домом частенько сверкали молнии при ясном небе, но больше ничего не было слышно. Чародей ни с кем не разговаривал, на расспросы не отвечал, от посильной помощи отказывался.
Селяне притерпелись к странному соседу и перестали обращать на молнии внимание. А зря.
Маг решил победить древнее злое чародейство и превратить орков в эльфов, какими они и были в предначальные дни. Пробудить добро в их душах и внешне преобразить.
Колдовал он над плененными орками с утра до вечера, давал особую пищу и эльфийское питьё. Эльф обучал их эльфийским языкам и ремеслам. И орки стали меняться. Стали иначе думать, смогли вежливо разговаривать, даже внешность у некоторых изменилась. Но магу этого было мало. Он хотел безоговорочной победы над древним проклятием. И вот однажды он прочел какое-то невообразимое заклятие. Долго бушевал ветер, полыхал огонь, гремел гром и сверкали молнии над домом чародея. А когда все стихло, маг увидел, что часть его подопечных превратилась в ослепительно красивых эльфов с острыми ушами, сияющими глазами и прекрасным телом.
– А часть орков, – вздохнул орк, рассматривая свои грубые толстые пальцы, – остались с виду полными гоблинами, но зато стали духовнее, добрее и умнее.
Маг тут же принялся носиться с прекрасными эльфами, еще глубже обучая их эльфийским премудростям, попутно делясь знаниями с орками. Ну не убивать же их – уже не орков, но еще не эльфов.
Так они научились делать всякие эльфийские поделки – ковать мечи, делать луки и стрелы, вырезать по дереву... – Орк надолго замолчал.
– Только одного не знал премудрый чародей, – голос не-орка дрогнул. – Что у прекрасных эльфов осталась подлая, хитрая и жестокая орочья душа. И однажды они отплатили своему учителю и творцу – ночью усадьба сгорела, а вместе с ней маг и его спутник эльф, изуродованные до неузнаваемости. Новоявленные эльфы исчезли, прихватив с собой все золото, одежду и оружие.
Орк замолчал, и хоббит увидел, что он плачет. Вытерев слезы рукавом и высморкавшись туда же, орк продолжал:
– Выжившие в пожаре несколько полуорков погоревали об учителе и ушли, собрав немногие уцелевшие пожитки. Но перед этим они похоронили мага и эльфа и над их могилой поклялись отомстить. Погорельцы долго скитались, пока их не приютил старый трактирщик, который им поверил .
Лицо орка исказилось в жестокой усмешке, обнажив небольшие клыки.
– И вот, теперь мы знаем, где искать убийц!
Хоббит долго приходил в себя после рассказа, но ему почему-то очень хотелось верить этим не то эльфам, не то оркам.
– Значит, нужно скорее ехать обратно! – Бодигрим посмотрел на орка. – Племя темных эльфов может заплатить слишом большую цену за чужие преступления.
Орк быстро собрался, сожалея, что его братья на охоте, и уже через час повозка, запряженная свежими лошадьми, увозила хоббита, орка и оторопевшего стражника обратно в сторону Дола…
***
Два дня спустя троица ехала через Зеленолесье. Эльфийскую заставу они миновали на первой миле пути. Орк заблаговременно соскочил с повозки и догнал хоббита после заставы. Неожиданно вдалеке они увидели лежащее поперек дороги дерево и трех эльфов, стоящих возле него.
– Еще одна застава? – удивился Бодигрим. – Раньше её тут не было... И дерево зачем-то срубили… – Хоббит не успел додумать мысль, как его перебил орк:
– Ну, я спрыгну. А то не поймут, – сказал он и, действительно, снова соскочил с повозки на полном ходу и исчез в лесу.
Харальд остановил фургон, не доезжая до поваленного дерева. Эльфы единым движением вскинули луки.
– Кто такие? Куда едете? Что везете? – бесстрастным голосом спросил эльф.
– Хоббит Бодигрим Мохноног, эсквайр из Шира, и Харальд, стражник города Дола. Возвращаемся в Дол из земель Беорнингов, выполняя поручение лорда Бранна, главы стражи Дола. Ничего ценного не везем.
– Обыщи их, Энквион, – произнес самый высокий из эльфов. И светловолосый направился к повозке.
Бодигрим соскочил на землю, но тут свистнула стрела, и Харальд с пробитой грудью упал с повозки. Хоббит от страха застыл на месте.
– Хватит играться, Морион, – сказал третий эльф, выпустивший стрелу, – у нас мало времени. Могут нагрянуть зеленые. Давай закончим с этим.
И он прицелился в хоббита.
– Не спеши, Эленгот, – улыбнулся высокий эльф, – я хочу знать, что успел выведать этот крысеныш. Ну! – рыкнул он задрожавшему хоббиту. – Куда ты ездил и что узнал? Отвечай, если хочешь… умереть быстро и безболезненно!
Снова раздался тонкий свист, и эльф, убивший Харальда, свалился в траву со стрелой в груди.
– Орквион, ты? – Морион повернулся к лесу, но тоже упал, пронзенный второй стрелой. Третья стрела прошила листву дерева с другой стороны дороги и, судя по вскрику, тоже не пропала даром.
Светловолосый эльф, увидев, что происходит, бросился прочь со всех ног.
Снова свистнула стрела и вонзилась ему в ногу. Но эльф не остановился. И убежал бы далеко, если бы его не остановила тяжелая пивная кружка, метко брошенная хоббитом.
– Эх, неуклюжий я, промахиваюсь, ломаю всё. Гоблин, одним словом, – грустно сказал выходящий из-за деревьев орк, рассматривая лук с порванной тетивой.
– Ничего себе! Вон сколько фальшивых эльфов подстрелил!– уважительно сказал Бодигрим.
– Но в белобрысого я же промазал, – огорченно сказал орк.
– А ты куда целился-то?
– В зад! – ухмыльнулся орк. – А ты метать кружки горазд, – он одобрительно хлопнул хоббита по спине.
– Ага, – приуныл Бодигрим, – это была моя любимая.
Они вдвоем затащили трупы не-эльфов и связанного Энквиона в повозку и бережно положили туда тело Харальда. Потом стали откатывать с дороги срубленное дерево.
– Всё хочу спросить, как тебя зовут? – спросил Бодигрим орка.
– Периан! – захохотал рослый орк. – У моих братьев хорошее чувство юмора.
***
Бодигрим и Периан подъезжали к леску, где пряталась деревня темных эльфов. Издалека был виден дым над ним и слышны крики. Сердце у хоббита горько сжалось.
Повозка подъехала к границе леска. Хоббит спрыгнул в траву, показал подбежавшему стражнику знак Стражи Дола, который дал ему Бранн, и, махнув рукой орку, помчался по тропе.
Периан тоже спрыгнул на землю с пленным эльфом на плече и с мешком в руках. Подмигнул обомлевшему стражнику и полетел вслед за хоббитом.
Как ни странно, но Бодигрим успел вовремя. К деревне темных эльфов катилась волна воинов. Здесь были и простые крестьяне с вилами и топорами, и стражники Дола, и яростные гномы, и даже несколько эльфов Зеленолесья. Взвились в небо огненные стрелы. И прилетели стрелы в ответ, отраженные щитами.
Хоббит подбежал к властному немолодому человеку, руководившему атакой. Рядом с ним в доспехах стоял Бранн, какой-то незнакомый гном и лорд Леготаур.
– Милорд, прошу вас, остановите это! У меня есть неопровержимые доказательства невиновности темных эльфов! – на одном дыхании выпалил хоббит, согнувшись в поклоне.
– Кто это? – спросил король у лорда Бранна.
– Это хоббит, помогающий мне в расследовании. Я о нем рассказывал, – с поклоном ответил королю стражник.
Король с сомнением посмотрел на хоббита, но махнул рукой, и трубы протрубили сигнал к отступлению. Гном разочарованно скрипнул зубами и со злостью пропахал землю секирой. К королю подскочил лорд Леготаур.
– Милорд, как это понимать? Мы уже готовы стереть с лица земли это гнездо тьмы…
– Давайте послушаем этого малыша. Мы в долгу перед его народом. Итак, мой смелый маленький друг, – сказал он, наклонившись к хоббиту. – Что ты хочешь нам сказать?
– Милорд! Темные эльфы непричастны к нападениям. Это сделали орки под личинами эльфов.
– И какие у тебя есть тому доказательства? – прошипел высокородный эльф.
– А тута я! – пробасил орк, добравшийся наконец к хоббиту. Он скинул мешок и пленника на землю, откинул капюшон плаща и одарил всех улыбкой, от которой окружающие отшатнулись и схватились за оружие.
– Не трогайте его, – пискнул хоббит, попытавшись загородить орка, ну хотя бы его часть, от стрел. – Он не враг. Это он разоблачил убийц и спас мне жизнь, когда они напали на нас по пути сюда. Но подробнее расскажет он сам.
И орк рассказал. Всё, подробно, изредка пиная пленника, перемежая речь орочьими ругательствами и высокими словами на эльфийском.
Хоббит отдал королю тот самый обломок стрелы и рассказал о телах в повозке у леса. А орк вывалил из мешка вооружение эльфов, в первую очередь колчаны, набитые черными и белыми стрелами. И вещи из своего прошлого – обгоревший свиток, оставшийся от учителя, и такие же стрелы, как и обломок в руках короля, – из твердого белого дерева, покрытые резьбой и с вырезанными рунами Гурут.
Над поляной повисло молчание. Пока его не нарушил король.
– Развяжите его, – сказал он, указав на пленника.
Эльфа развязали и вытащили кляп изо рта. Он обвел глазами толпу и сглотнул.
– Это всё правда, но я прошу…
– Ах ты мерзкое отродье тьмы! – закричал, не выдержав, лорд Леготаур, взмахнул мечом и отрубил фальшивому эльфу голову.
– Зря, вы не сдержались, дорогой лорд, – с осуждением посмотрел на эльфа король. – Он мог рассказать нам много интересного. Но ладно. Виновные уже наказаны. Надо свернуть войско и принести извинения темным эльфам. А еще наградить отважного хоббита и… его спутника.
– Прошу прощения, милорд, – осмелевший хоббит перебил речь монарха, – но не все виновные наказаны.
Король недоуменно поднял брови, а Бодигрим, волнуясь, продолжал:
– Есть еще одна личность, которая к этому причастна. Тот, кто организовывал нападения, сообщал убийцам, кто выезжает из Дола с хорошим выторгом. Кто частый гость на ярмарке? Кто одел их в одежду своего народа, – хоббит глянул на труп в зеленом плаще, – и приютил в своем доме. Кто люто ненавидит гномов и темных эльфов и не терпит людей. Кто только что убил единственного свидетеля, который мог его выдать. Кто носит на руке деревянное кольцо – знак преданности убийц, вырезанное их руками.
Хоббит высыпал на землю деревянные кольца убитых эльфов.
Такие же, как кольцо на пальце лорда Леготаура.
– Ваше Величество, и вы собираетесь слушать эти бредни? – зашипел лорд, яростно глядя на хоббита, – Обвинять высокородного эльфа, посла Зеленого леса, на основании пустых слов и побрякушек? – Он не заметил, что все отодвинулись от него подальше, и возле убийцы образовался пустой круг.
А эльфы из свиты уже держали своего лорда на прицеле.
– Сдайте оружие, лорд Леготаур, – звонким голосом произнес молодой Эреласс. – Я видел этого эльфа в вашем доме и в вашем обществе. Вы взяты под стражу. Вашу судьбу будет решать король Трандуил. С вашего позволения, милорд Бардинг…
Посол швырнул меч на землю.
– Отлично! Продолжайте носиться с гномами, людьми и эльфами-отступниками! Если вы всё забыли, то я помню, что гномы вырезали мою семью в Дориате! Что мой брат погиб во время первой войны с Сауроном, защищая людей. А они, сохранив Кольцо Всевластия, отплатили нам черной неблагодарностью! Я помню, что отступники, – эльф с ненавистью посмотрел в сторону деревни, – по слухам, сражались в войсках Темного властелина, убивая всех без разбора! А теперь они бедные, несчастные, их терпеть и жалеть надо?! Как я вас всех ненавижу!! – Лорд скрипнул зубами и посмотрел на эльфов. – Глупцы, когда-нибудь они уничтожат нас!...
Его не стали дальше слушать и увели.
Хоббит выдохнул и сел на траву.
– Ну вот и всё, – облегченно сказал он.
***
– ...Т-ты мне ск-кажи, Грр-иим, –язык Бундина заплетался, – к-как тебе эт-то уд-далось?
Хоббит затянулся трубочкой, выпустил пару колечек дыма и ответил:
– Как оказалось, все было просто и очевидно.
Стреляли из луков, значит, гномы тут ни при чем. Нападения были отлично организованы – разбойники или их главарь умны. И туповатые орки явно не в счет. Как и кочевники.
Так что это были либо люди, либо эльфы. Скорее эльфы, нападали-то на гномов и людей. Да и меткость убийц... А уж после находки и рассказа мальчика никаких сомнений не осталось. Только какие эльфы? Из Зеленолесья? Не похоже. Они ж молятся на каждый листок, а тут наломанные ветки для засады. И светлые они, никогда не опустятся до грабежа и убийства ради наживы. А темные тоже не дураки, чтобы творить такое у порога нового дома. И где эти эльфы скрывались? В Зеленолесье их мигом бы раскусили. Значит, Дол – многонациональный город. Но и там они бы долго не продержались, даже прикинувшись зеленолесскими эльфами. Их ведь в городе немного, все на виду, их бы заметили настоящие, и это стало бы известно послу – лорду Леготауру. Так что укрыться в Доле им было бы нелегко… если бы их не укрывал сам Леготаур. Вот тут мозаика сложилась полностью. Он мог им дать одежду, прикрытие, как своим курьерам или слугам, и использовать, чтобы удовлетворить свою ненависть к другим расам. Оставалась последняя зацепка – стрела из каррокского вяза. И я поторопился в Каррок. Там-то все и разрешилось, я встретил орка и узнал об эльфах-орках. А уж когда увидел у убийцы кольцо, такое же, как у лорда…
Хоббит раскурил погасшую трубку. Человек и гном молчали.
– А чего вдруг такая каша вокруг темных заварилась? – хоббит вопросительно посмотрел на стражника
– Было совершено еще два нападения, и на этот раз убийцы специально оставили в телах черные стрелы, похожие на стрелы темных эльфов.
– Этого я и боялся, – хоббит покачал головой, – что эти гады свалят все с больной головы на здоровую. Так и вышло.
– Я пытался отговорить короля, но не смог, – Бранн одним глотком осушил кубок.
– Я только одного не понимаю, – хоббит задумчиво смотрел в окно, – почему эльфы на нас устроили засаду?
– Это моя вина, проболтался... – покраснел стражник. – Я снова разговаривал с Леготауром, и он спрашивал о тебе. А я рассказал, что ты уехал в Каррок за сведениями. – Бранн вздохнул. – Эх! Помянем погибших!
Они вновь опустошили свои кубки с вином.
– А где сейчас Леготаур? – мрачно поинтересовался гном.
– Ко мне заходил Эреласс, новый посол Зеленолесья, – ответил Бранн, – он рассказал, что эльфа навечно заточили в темницу в стволе меллорна.
Хоббита передернуло.
– Так ему, гаду, и надо! – злорадно ухмыльнулся Бундин.
– Король Трандуил принес извинения королю Бардингу и заплатил немалую виру золотом, – продолжал Бранн. – А король Бардинг извинился перед темными эльфами и разрешил им селиться в Доле и по всему региону.
– А что с орком? – не унимался гном.
– Его Величество разрешил полуорку и его братьям поселиться в Доле. Сейчас они заняты переездом. Так что, дружище, теперь свободного места в таверне станет меньше, – ответил Бодигрим.
Бранн снова поднял кубок.
– Выпьем за нашего друга, многомудрого хоббита. За его неоценимую помощь, великое мужество и острый ум!
– И за будущую встречу! – поднял кубок гном. – В добрый путь!
Бодигрим зарделся.
– Спасибо, друзья.
Долго еще шумела таверна; а наутро по эльфийской лесной дороге на Запад на повозке, заваленной подарками, ехал хмурый недовольный хоббит, у которого зверски болела голова.
___________________
Примечания авторов:

Карта региона:
http://legolas-elf.ru/map/wildland.jpg
Ширрифы – полиция в Шире.
Зеленолесье – в прошлом Лихолесье.
Энты – живые деревья, один из народов, населяющих Средиземье.
Менег суилад – «тысяча благ», эльфийское приветствие на синдарине.
Маэ гованнен – «добрая встреча», синдарин.
Периан – полурослик, невысоклик, хоббит (синдарин).


_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 41 ]  На страницу 1, 2, 3  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Литературный интернет-клуб Скифы

статистика

Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Template made by DEVPPL Flash Games - Русская поддержка phpBB