Site Logo

Полки книжного червя

 
Текущее время: Пн ноя 20, 2017 20:10

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 31 ]  На страницу 1, 2  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Конкурс рассказа: В студеную зимнюю пору
СообщениеДобавлено: Вт ноя 24, 2009 21:48 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17277
Откуда: Хайфа
После долгих дебатов...
Тема рассказа - мистика. Хоррор или нет - на усмотрение авторов. Действие должно происходить зимой. Хорошо, если будет как-то привязано к новому году-рождеству, но не строго обязательно. Эпоха и место действия не ограничены.

Условия конкурса:

1. Срок подачи - месяц со дня объявления темы. Разрешается присылать по 2 рассказа от автора.
2. Размер - максимальный объем 0,5 авторского листа (20 тыс. знаков или примерно 5 вордовских страниц 12-м шрифтом стандартной разметкой). Минимальный ограничен здравым смыслом.
3. Произведения на конкурс посылаются на адрес irinapev@gmail.com и публикуются анонимно. (Просьба, однако, при отсылке указывать свой ник, чтобы ведущий знал, от кого поступил рассказ).
Желательно также послать ведущему в личку подтверждение: "Я прислал(а) рассказ такой-то".
4. Ведущий (то есть я) оставляет за собой право на грамматическую правку. Текстовых изменений без согласования с автором обязуюсь не вносить.
5. После окончания срока подачи начинается голосование. Срок голосования - две недели, после чего подводятся итоги и объявляются победители.

Срок подачи -до 5 января (включительно).

Не забывайте, плиз, извещать в личке, что Вы отослали рассказ, а то с почтой случается всякое.

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс рассказа: В студеную зимнюю пору
СообщениеДобавлено: Сб янв 02, 2010 5:02 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17277
Откуда: Хайфа
№ 1

Ледяной Май


Однажды, в студеную зимнюю пору,
Я из лесу вышел; был сильный.....

Шёл третий день поисков пропавших детей из малообеспеченных семей, отправившихся на рождественские праздники за город в лагерь «Лисёнок»...


Ирина крутилась у плиты, когда Максим появился в дверном проёме. Он стряхивал снег, Ирина заметила это краем глаза; она также почувствовала холод.
- Опять снег! – произнесла Ирина, тяжело вздыхая. Максим остановился. Он участвовал в поисковой группе с первого дня пропажи детей, хотя это его мало интересовало. Он не был бессердечным, но вся эта заваруха напомнила о том, чего не стоило вспоминать.
- Да, это конечно усложняет поиски. – Он вдруг замолчал, испуганно посмотрев на подругу, - возможно, он зря ей это сказал!
- Но ты не должна думать о плохом, ребята не останавливаются не на минуту. – Он бросил рукавицы на стул и подошёл к Ирине, чтобы её обнять. – Кстати, я пришёл узнать, готов ли обед. А то ребята проголодались.
Он крепко обнял Ирину.
Они посмотрели друг другу в глаза, Ирина и Максим – Жених и Невеста. Так часто их называли, когда они выходили гулять по вечерам, а после гибели брата Ирины они были не разлей вода.
- А я.... Да готово, можно их позвать, – ответила Ирина, аккуратно выскользнув из объятий Максима. Он нравился ей, иногда она даже представляла его в роли мужа, но странное чувство не покидало её - чувство, что скоро должно что-то случиться.
Максим тоже чувствовал, но не опасность, а то, как Ирина относилась к нему, и каждый раз, когда его терпение было на пределе, он говорил себе, что бросит всё и уедет, но наутро всё проходило. И вот он опять готов всё простить и понять.

- Ну что, нам можно? – На кухню заглянул один из поисковой группы. Максим скорчил серьёзную гримасу, натянул рукавицы и вышел на улицу, чтобы распорядиться насчёт второй группы ожидавших, у сарайки.

- О, а вот и Макс! – закричал Олег Викторович, приведший старичка.
- Привет! – Максим поздоровался, поглядывая на старика с рыжей бородой и ружьем на плече.
- Вот привёл, это Иван Васильевич.
За спиной послышался смех, но он тут же затих, когда дед скинул ружьё и заговорил:
- Места тут опасные, того и гляди, либо дикий зверь, либо холод.
- Вы не обращайте внимания....
- А я не обидчивый, привык, - перебил старик, заметив дым, шедший из трубы домика.
- Ну что ж, мы все не прочь перекусить! – подметил Олег Викторович, пригласив друга и старика в дом к столу. Максим покачал отрицательно головой, махнув рукой и что-то пробурчав себе под нос, и быстрым шагом направился к костру.
Его не мучил голод, да и как можно есть, когда единственная любовь не отвечает на твои чувства – а может, она боится?
Максим присел у костра. Сын лесника Сашка, следивший за костром, посмотрел на него щенячьим голодным взглядом, на что Максим кивнул: такой холод, пацану, наверное, не терпится поесть горячего!
- Спасибо! – крикнул Сашка, убегая. Максим вздохнул - теперь он наедине с самим собой. Первая группа грелась и обедала, вторая группа была на поисках, всё шло хорошо, чего нельзя сказать по поводу новостей. Хотя вечера по радио сообщили, что погода улучшается, но на самом деле этого не скажешь!
Максим так был поглощен своими мыслями, что не заметил, как резко похолодало и стемнело. Рядом с ним мелькнула фигура, но Максим этого не заметил, пока не коснулись его плеча. По телу пробежал холод. Максим обернулся и обомлел: перед ним стояла женщина, она беззвучно, как рыба, открывала рот. Всё было как в замедленном фильме - она что-то говорила, оглядываясь назад, тянула к нему руки, снова оглядывалась, что-то крича......
- Макс! – Ирина стояла над Максимом, подбоченившись. – С тобой всё хорошо?
Максим кивнул, оглядываясь по сторонам, женщина исчезла, костер горел, поглощая сухие ветки.
- Ты здесь никого не видела? – резко вскочив на ноги, спросил Максим. Ирина пожала плечами.
- Макс успокойся, может, тебе зайти домой и согреться? – Ирина обняла Максима, прижимаясь к его груди.
- Да я.... – Не успел он ответить, как ледяные объятия подруги сковали его. Словно сотни тысяч мелких игл вонзились в его грудь, всё глубже и глубже они впивались в него. Силы почти иссякли, Максим почувствовал лёгкость, затем легкое дуновение ветра - и он оказался перед той женщиной с детьми. Видно, это была одна из вожатых, сопровождавших детей на праздник, она пыталась согреть их у маленького костра.
Максим почувствовал удар в грудь, поднялась сильная снежная буря, он оказался в нескольких шагах от детей и вожатой. Обессилевший, он поднял голову и стал прислушиваться к их разговору:
- Так, дети, не бойтесь, нас найдут и спасут. – Женщина обняла маленькую Зою, спрятав её под курткой.
- А если нет? – спросил мальчик, подбрасывая в костер свои рисунки.
- Андрей! – вскрикнула вожатая, кинувшись вытаскивать рисунки из костра. - Они прекрасны.
- Зачем они, если мы все здесь замёрзнем!? – Мальчик выхватил рисунки и выскочил с ними из укрытия.

Усилившийся ветер скрыл происходившее и снова стих. Теперь Максим смог разглядеть всё отлично - если он правильно всё понял, то дети ....
Максим почувствовал шлепки по щекам, сквозь поднявшийся снег он увидел обеспокоенную Ирину, она пыталась привести его в чувство. Но снег скрыл её лицо, и он снова провалился в холодные объятия.

- Как мило, что ты решил вернуться! – произнёс незнакомец.
Максим поднял голову и осмотрелся, несмотря на то, что ему было тяжело. Но из-за шедшего снега он не смог разглядеть говорившего, хотя ему этого и уже не требовалось. Максим узнал говорившего, хотя ещё теплилась надежда, что это всего лишь кошмарный сон.
- Что ... тебе нужно? – Максим был слаб, но всё-таки держался.
Неведомая сила схватила его за грудки и подняла в воздух. Теперь максим мог разглядеть говорившего. Это был брат Ирины, Май – хорошее имя для ледяного человека!
- Узнал!?
- Май, что же ты к нам на огонёк не заходишь? - съязвил Максим, за что и получил кулаком в грудь.
- Не шути, я .....

Вдруг его слова стали не слышны. Максим моргнул и увидел Ирину. Она стояла в метре от кровати, разговаривая с врачом. Максим улыбнулся, вздохнул – НЕТ! Боль пронзила грудь, Максим захрипел.
Попрощавшись с врачом, Ирина поспешила к постели Максима. Он попытался приподняться, чтобы показать, что он здоров.
- Лежи, врач запретил.
- Я что, уснул? – Максим улыбнулся, оглядывая комнату. За окном была ночь, значит, он не много пропустил.
- Мы нашли тебя.... - Ирина замолчала, по её телу пробежали мурашки. – Точнее, тебя видели с девушкой. Она увела тебя в лес, а потом мы нашли тебя под поваленным деревом.
Максим покачал головой - он не мог поверить своим ушам. Входная дверь хлопнула, из прихожей послышались тяжёлые шаги Седакова, лесника.
- Ир? – Мужчина окликнул Ирину.
Ирина обернулась, ожидая, что лесник войдёт, но, видно, тот не решался топтать, или у него был разговор только к Ирине.
- Ты не вставай, я сейчас.
Ирина выскочила из комнаты в прихожую.
Седоков стоял, опустив голову и теребя шапку.
- Как дела, детей нашли? – Голос Ирины дрожал, предчувствуя что-то нехорошее.
- Да их нашли. Муж твой был прав... Ой, прости! - Лесник покраснел: только он знал, что Максим и Ирина не женаты.
- Всё хорошо, мне нужно привыкать к этому. – Она улыбнулась, выпрямив спину и важно приподняв голову.
- Значит, уже решили! – Лесник лукаво улыбнулся, но, вспомнив, что у него есть и плохая весть, тут же стал серьёзным.
Сердце девушки екнуло: видно, что-то нехорошее уже произошло. Она подошла к леснику и заглянула в его глаза.
В один миг перед ней пронеслась жизнь - жизнь маленькой Зои.
- Бедное дитя, наверное, замерзла, уснула под каким-нибудь деревом, – сказал Максим.
Ирина и Седаков обернулись. Максим вышел из комнаты, держась за стул.
- Тебе нельзя вставать! – прохрипела Ирина, подскочив к Максиму.

- Вожатая сообщила, что Зоя пропала; когда прибыли спасатели, мы звали её.
- А что говорят дети? – Максим не давал себя увести в комнату.
- Они видели мальчика, который увёл её в сторону болот, - ответил лесник и сам удивился. Затем он выскочил из дома, как ошпаренный, хлопнув дверью, и только за воротами, споткнувшись и упав в снег, Седаков перекрестился и помчался прочь.

Уложив Максима в кровать, Ирина вдруг спросила его: - Что случилось с Маем?
- Почему ты спрашиваешь?
- А кто та девушка, что увела тебя? – продолжала Ирина.
- Никто. Я не знаю. – Максим чувствовал, как на него начинают давить.
- Тогда я тебе кое-что расскажу.
Она сбегала в соседнею комнату, и вернувшись показала газету пятилетней давности.
На главной странице было сообщение о пропавших студентах, прибывших на первые и последние зимние игры между двумя университетами. Тогда пропало семь студентов, их нашли в канун рождества: холодные, голодные с безумным взглядом. Их было семь, а стало шесть, они шли с болот, утверждая, что их похитил ледяной человек. На другой странице были фотографии шести спасенных студентов и одно - молодой студентки, так и не найденной.

- И что? – непонимающе спросил Максим.
- Да то, что та студентка была у костра рядом с тобой, – выкрикнула Ирина, тряся газетой перед носом Максима.
- Ложь!? – Максим вскочил, но тут же пожалел. Грудь заболела, и он повалился на пол, хватая воздух ртом.
- Максим?! – Ирина кинулась к нему.
- Всё ложь! Я не хотел... – Он замолчал, пытаясь дышать ровно. – Я хотел тебя спасти.
- Май, это был он? – спросила Ирина тихо, словно боялась, что её кто-нибудь услышит. Максим косо посмотрел на девушку, но, поняв, что дальнейшее отрицание напрасно, с горечью кивнул.
- Это он затеял всё это.
- Значит, он добился своего, – задумчиво прошептала Ирина.
- Да, наверное, но теперь он хочет..
- Чтобы я вернулась в семью!
- Он болен, он начитался мистической литературы, решил, что станет Снежным королём.
Максим лежал в кровати, наблюдая за Ириной, которая смотрела в ночное окно.
- Его любимая сказка - Снежная королева, – прошептала Ирина, вспоминая детство.
- Я понимаю, что он твой брат и не хотел тебе сделать плохо, но.. – Максим поморщился от боли в груди.
- Я тоже понимаю. Даже то, что только я могу спасти Зою. – Ирина обернулась, посмотрев на ошарашенного Максима. Нужно было догадаться, что Зоя - это главный рычаг, который заставит Ирину найти брата.
- Ты сбрендила? Он уже однажды пытался тебя сделать куском льда!– Максим попытался встать, но одеяло примёрзло к бокам кровати.
- Он мой брат. Он хотел как лучше.
Вдруг все окна открылись, и комнату ворвалась метель. Когда метель стихла, вместо Ирины стояла та студентка, она хихикала. На ней была юбочка в складочку и рубашка, её кожа была бледна, а глаза стеклянные. Максима передёрнуло: девушка была одета совсем не по-зимнему.
Максим постарался вспомнить имя девушки.
- Знаешь, а ты красотка!
Студентка усмехнулась. В левой руке она держала огромную сосульку - подняв её, она приготовилась нанести удар.
Максим пытался вырваться, но у него ничего не получалось: одеяло примерзло насмерть, и теперь ему точно не спастись!

- ЭЙ! – Максим очнулся от брошенного в него полотенца. Вскочив, Максим понял, что находится в больничной палате.
Его рубаха была мокрой и холодной, словно на него выплеснули ведро воды.
- Я в больнице? – Максим подскочил к окну, а затем к двери.
- Да, ты, парень, ударился головой! – усмехнулся сосед по палате. Максим обернулся и медленно стал ощупывать свою голову в поисках швов и шишек. Но ничего не было - сосед, видно, решил над ним пошутить.
Максим оценил шутку, кивнул головой, давая знать, что он всё понял.
- Ладно, давай спать. – Мужчина натянул одеяло, ожидая прихода сна.
- Постойте, а где Ирина? – Максим подскочил к кровати соседа, понимая, что он здоров, точнее, он мог спокойно дышать, хотя вчера.... - или позавчера?
- Прости, дружище, но, кроме девочки, к тебе никто не приходил.
- Зоя? – прошептал Максим, хватаясь за голову. Теперь он всё понял – или, по крайней мере, так считал.
До утра Максим не мог уснуть, ему хотелось узнать всё, но сосед знал только одно: Максима нашли с ребёнком на руках, идущего сюда в больницу. Пролежал он здесь в отключке все рождество, а Зоя вернулась домой. Только теперь она была не столь болтливой - психолог уверял, что это травма от потери крестной Ирины.
А приходивший следователь милиции так ничего и не добился от Максима: он молчал, глядя на следователя стеклянными глазами.
К сожалению, Максим мало что помнил - точнее, он вообще не помнил, как нёс Зою на руках, как ему задавали вопросы, словно это был не он.
Утром ему стало известно гораздо больше, хотя многого он не помнил.
Дом, где жила Ирина и он, сгорел. Пропавшая Зоя была совсем не пропавшей, она пряталась на сеновале, откуда и начался пожар. Так утверждали следователи и спасатели, а также лесник, хотя многое было не понятно.....!
А про Ирину они ничего не знали, а некоторые уверяли, что видели девушку с молодым человеком, они садились на рейсовый автобус. Конечно, никто не помнил, куда ехал этот автобус и откуда он там вообще появился.

Могло радовать только одно: что большая часть произошедшего - не плод его буйного воображения. А может, и нет......

P.S: запись из дневника...
С тех пор прошло шесть лет. Зоя подросла, я не прекращаю её навещать и присылать на рождество подарки – это единственный праздник, который она воспринимает.
А что до меня - я и моя невеста Диана справляем каждое рождество в разных странах.
А вчера на противоположной стороне я увидел ЕЁ, она не изменилась, только вот помнит ли она меня?
Я мог бы крикнуть, но не решился - ведь она была со своим братом, ЛЕДЯНЫМ МАЕМ!

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс рассказа: В студеную зимнюю пору
СообщениеДобавлено: Сб янв 02, 2010 17:42 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17277
Откуда: Хайфа
№ 2

Трамонтана.*


Он дул уже почти вторую неделю, ровно и мощно, сметая крыши с хлипких крестьянских домишек и выдавливая разноцветные витражи в окнах монастырей. Он нес с собой безумие и непонятный страх. Брат Винченцо, молодой монах бенедиктинского монастыря, молился о здравии отца Франциска, их настоятеля. Каждый раз с приходом трамонтаны отец Франциск тяжко болел и не допускал к себе никого, кроме обычного служки, приносящего ему питье.
- Pater noster, qui ts in caelis, sanctrticetur nomen Tuum, adveniat regnum Tuum, fiat voluntas Tua, sicut in caelo et in terra… - негромкий голос брата Винченцо был едва слышен – его заглушал дьявольский трамонтана, воющий над черепичной крышей монастыря. Внезапно в эту какофонию вмешался еще один звук.
- Брат Винченцо, - тихий голос, опущенная голова, шепот за спиной. Служка. – Там приехал важный господин. Он хочет исповедоваться.
- Я молюсь о здравии отца Франциска, - строго сказал молодой монах, - пусть он исповедается кому-то другому из братьев!
Очередной порыв трамонтаны взвыл диким зверем, загремела падающая со звоном красная черепица.
- Он говорит, что хочет исповедоваться либо отцу Франциску, либо самому младшему из братьев. А самый младший – это вы.
- Хорошо, - брат Винченцо устало закрыл глаза, борясь с неодолимой силой трамонтаны, - проводи его в исповедальню.

В крохотной и тесной половине исповедальни, где находился брат Винченцо, горела лампада. Пламя дрожало от страха – трамонтана добирался и сюда, своим жестким дыханием заставляя трепетать все живое, в том числе и живой огонь. По стенкам исповедальни прыгали и кривлялись тени. Там, за сетчатым окошком, дышал неизвестный.
- Слава Иисусу Христу, - голос густой, тяжелый.
- Во веки веков, Аминь, - брат Винченцо вздохнул и перекрестился.
- Последний раз был на исповеди месяц назад, положенную епитимью исполнил, - монотонно начал исповедуемый. И вдруг сорвался на всхлип:
- Каюсь в том, что стал причиной смерти жены своей, донны Лауры Трегезе, дочери миланского купца Сильвио Трегезе!
Хохот ли это дьявольский над крышей, или то трамонтана пляшет там свою вечную тарантеллу? Пальцы сжимаются в кулаки так, что белеют костяшки пальцев.
- Тяжек твой грех, сын мой. Но Господь милостив. Рассказывай!
- Это все трамонтана, отче…
- Говори, сын мой!
- Два года назад я женился на дочери почтенного семейства, девице Лауре Трегезе, надеясь наконец-то обрести семейный покой и счастье. Видите ли, отец мой, я далеко не молод и был женат уже шесть раз. Но, по несчастной случайности, все мои жены оказались слабы здоровьем и рано покинули сей мир. Желая наконец-то обрести супругу на долгие годы, я обратился за помощью к профессионалам, и мне подсказали дом Трегезе. Что ж – семья была почтенной, и приданое, которое давали за девушкой, – хорошим. Я возрадовался, надеясь наконец-то обрести надежную спутницу и, если будет на то милость Господа – мать моих детей! Свадьбу сладили весьма быстро, и тогда это не показалось мне подозрительным. Кто же знал, что в жены мне подсунут истинную ведьму!
С грохотом хлопнул где-то, совсем рядом, неплотно прикрытый ставень, брат Винченцо вздрогнул и перекрестился.
- Сын мой, назвать женщину ведьмой – это тяжкое обвинение. Почему ты так зовешь свою законную супругу?
- Да потому что это правда! – тонкая частая решетка меж половинами исповедальни погнулась и едва не сломалась – с такой силой с той стороны неизвестный припал к ней. – Она ведьма, ведьмой была - и ведьмой осталась! Кто же знал, что она была внебрачной дочерью господина Трегезе от бог весть какой женщины! От цыганки, может быть, или вообще от хвостатой морской девки, как таких тварей на свете Господь терпит!
- Не богохульствуй, сын мой, и продолжай. Почему же все-таки Лаура Трегезе была ведьмой?
- Простите, отче. Продолжаю, - он выдохнул, отпустил решетку, отстранился. – Она знала травы, и слова тайные, которыми лечила многих – и животных, и простой люд, и даже знатных людей.
- Но ведь это мог быть Дар, данный ей Господом, сын мой.
- Не-е-ет! Как бы не так! Ни разу она не призвала Всевышнего на помощь, и не читала молитв, лишь рисовала знаки бесовские, и камни разукрашенные вокруг больного раскладывала, а еще травы варила, да не с молитвою, а с приговором дьявольским. Ведьма, ведьма, сущая ведьма!!
«Ведьма!» - захохотал, надрываясь, трамонтана, и хохот его заставил застонать отца Франциска, лежащего в своей келье. Почтенный настоятель бенедектинского монастыря почему-то, будто вживую, увидел перед собой голую девку верхом на метле, тянущую тонкие хищные пальцы к его страждущему от болезни мозгу…
- Продолжай, сын мой, - говорил меж тем брат Винченцо, тяжело дыша, ибо трамонтана был всемогущ и вездесущ – он проникал везде, сеял ужас, ввергал в уныние и заставлял совершать необдуманные поступки. – Продолжай!
- Отче, видит Бог, я был добр к ней. Вначале просил по-хорошему оставить эти прегрешения, раскаяться и сделаться примерной супругой. Возил ее по монастырям.
- И? – теперь уже брат Винченцо припал к тонкой решетке со своей стороны. - Она смогла войти внутрь?
- Да, - поерзал исповедуемый, - и даже молилась там о здравии всех страждущих. Я был удивлен. Но, возвратившись, она вновь принималась за свое!
- А, может быть, сын мой, тебе стоило оставить ее в покое? Это дело Господа – решать, виновен кто либо или нет.
- Вот еще! – и теперь уже брат Винченцо отшатнулся от решетки, а приезжий с яростью продолжал:
– Чтобы в моем доме, на глазах у всех, действовала ведьма? Да меня все знают! Да я с самим герцогом Миланским близок! А если слухи об этом дойдут до Рима? Чтобы меня, почтенного горожанина, заподозрили в пособничестве ведьме? Нет! Никогда!
- Но…
- Я дал ей шанс!! – сорвался на истеричный визг говоривший. - Я, конечно, перед этим, может, и был неправ. Но сказано же – «жена да убоится мужа своего». А она не боялась. Вот и пришлось поучить ее уму-разуму. Как положено мужу.
- Как же положено мужу, сын мой? – тихо спросил брат Винченцо.
- Я знаю, как. Но в тот раз я всего лишь немного потаскал ее за волосы. За ее чудные бесовские рыжие косы. Ну, может и ударил… один раз. Ей же на пользу!
- А она?
- Плакала и обещала все бросить. Плакала так искренне! Она врала мне, отче!
- Продолжай.
- Это было в конце октября. Потом я уехал по торговым делам, почти на месяц, а когда возвращался домой - был декабрь, дул трамонтана, и я мечтал лишь о том, чтобы поскорее добраться до постели. Хотя головная боль и приступы беспричинной ярости не оставили бы меня и там. Я знаю. Это трамонтана, отче, это он!
- Что случилось, когда ты вернулся домой, сын мой?
- Ее не было дома. Конечно же. Она опять побежала лечить этих свинопасов, чтоб они все передохли!!! – кулак врезается с той стороны решеточки в окошко исповедальни, и брат Винченцо вновь начинает четко и размеренно читать слова молитвы:
- Pater noster, qui ts in caelis. Sanctrticetur nomen Tuum, adveniat regnum Tuum. Fiat voluntas Tua, sicut in caelo et in terra.
- Простите, святой отец, - слышится сдавленный голос, - я был в ярости. Как она могла обманывать и не повиноваться? Какая-то ведьма – и перечить мне! Я всего лишь толкнул ее. А она упала. Один удар головой о мраморные перила – и все было кончено. Я не виноват, отче. Я не виноват. Не виноват! Я просил ее так не делать. Она сама виновата!

Тихо в исповедальне, тихо в пустом помещении монастыря, лишь потрескивает свеча, и где-то там, вверху, над смертными с их грехами смеется трамонтана.

- Тяжек твой грех, сын мой. Скажи, искренне ли твое раскаяние?
- Да, отче! Я жалею о содеянном. Видит Бог, если бы такое произошло еще раз, я бы постарался, чтобы ведьма осталась в живых. Ибо судить – это позволено лишь Господу. А я могу лишь быть смиренным орудием в руках его.
- Молись о прощении, которое может ниспослать тебе лишь Господь. Я же накладываю на тебя следующую епитимью: должен ты совершить паломничество к Святому Престолу…
- Отче, я был там!!! – голос взрывается, перебивая даже полночные всхлипы трамонтаны. – Я был в Риме, был в Палестине, я был везде и исполнял все епитимьи, но она все равно преследует меня! Отче, спасите меня, ваш монастырь славится своей святостью, особенно отец Франциск; я знаю, он болен, - тогда, наверное, Вы, самый младший брат, Вы еще искренни в своей вере, и Ваша молитва поможет и защитит меня!
- От кого же, сын мой? – едва смог вымолвить брат Винченцо.
- От ведьмы! Она приходит ко мне каждую ночь, я не могу спать, просыпаюсь каждые полчаса в холодном поту – это она мучит меня и насылает на меня кошмары! Отче, помогите мне! – и белые пальцы, скребущие с той стороны решетки. Его пальцы. Пальцы убийцы.
- Господь милостив, сын мой, - произносит стандартные фразы брат Винченцо, - и он слышит тебя. Если твое раскаяние искренне, ты будешь прощен. Ступай сейчас в отведенную тебе келью. Здесь, под крышей монастыря, никакая ведьма не посмеет тебя тревожить. Здесь ты сможешь отдохнуть, сын мой. А завтра я расскажу тебе о том, что тебе надлежит исполнить.
Чужак судорожно выдохнул, прошептал последние слова, завершающие исповедь, и ушел.

Келья брата Винченцо была высоко – почти под самой крышей. Здесь трамонтана был слышен сильнее всего. Ветер тянул свою песню, вынимающую душу, выл и стонал, но брат Винченцо устал. Он очень устал сегодня! Потому смог лишь прочесть вечернюю молитву и опустил тяжелую голову на тонкий валик, заменяющий подушку.
И сразу услышал стук.
Тихий, скребущий звук вначале. Потом негромкий стук в окно. Будто птица бьется.
- Кто там? – прошептал брат Винченцо, приподнимая голову.
Стук повторился, уже отчетливее. Брат Винченцо встал и распахнул ставни, а потом и створки окна. И то, что он увидел во тьме, заставило его похолодеть.
Там, во тьме, висела в воздухе неясная тень, очертаниями напоминающая женскую фигуру. Висела себе в воздухе, а внизу, под ней, где-то глубоко у монастырских стен шумела горная река, бегущая к Адриатическому морю…
- Пусти… - прошептала женщина и протянула из тьмы руки к брату Винченцо.
- Ступай прочь, дьяволово отродье! – сурово сказал он и перекрестился. Но фигура не растаяла – лишь подплыла ближе. В лунном свете он увидел блеснувшие рыжие кудри и белое лицо с ярким зеленым глазом. Слева. Справа же лица не было – вместо него была корка запекшейся крови, трещины на черепе и вытекший глаз.
- Изыди! – в страхе воскликнул брат Винченцо - и услышал:
- Ты боишься? Не бойся. Ты мне не нужен. Ты ведь не бил меня сапогами, не ломал ребер, не таскал за волосы, не размозжил мне пол-лица о ступеньки парадной лестницы. Тебе нечего меня бояться, монах. Лишь позволь мне войти! Я Лаура Трегезе, и я знаю - мой муж, убийца, он здесь.
- Он под защитой Святой Церкви, ведьма. Тебе нечего здесь делать. Отправляйся в ад! Там тебе место за все твои злодеяния!
- За какие же такие злодеяния, брат мой? – тихо и зло засмеялась призрачная женщина и подплыла по воздуху ближе. Теперь брат Винченцо мог видеть ее ясно, и он… ужаснулся.
Ее лицо было прекрасно – когда-то; теперь же половина его была страшно обезображена ударами. Волосы растрепались и сбились на левую, уцелевшую часть головы. Шея синела кровоподтеками – было ясно, что эту женщину душили долго, пока она не перестала дышать. Платье с низким декольте было залито кровью, из глубокой раны на боку светились осколки ребер. Правая рука висела безжизненно, как плеть, и была повернута к телу под неестественным углом.
- Смотри, смотри на меня, монах, - сказала женщина настойчиво, - а когда все рассмотришь – впусти. Потому что он должен, наконец, поплатиться за содеянное!
- Он под защитой, - покачал головой брат Винченцо, - я не могу! Я не могу быть пособником ведьмы! Той, что пользовалась бесовской силой, пусть и для благих дел!
- Тогда помоги им, - ведьма подняла руку, и из тьмы родились еще шесть женских фигур. Каждая из них была страшно избита и изуродована, так что у брата Винченцо волосы на голове зашевелились.
- Кто вы? – прохрипел он.
- Это его жены, - усмехнулась Лаура, - его предыдущие жены. Он ведь сказал тебе, что был уже шесть раз женат? Хорошо иметь много денег и быть с герцогом Миланским на короткой ноге. Очень, знаешь ли, удобно. Он думал, что сможет всегда зверствовать безнаказанно. Кто же знал, что ему попадется ведьма, которая сможет прийти за ним с того света! Эти девушки молчат, потому что не имеют моей силы. Но посмотри на них. Посмотри внимательно. И впусти же меня!
- Нет, - пробормотал брат Винченцо, - нет, я не могу. Он под защитой. То, что ты просишь, – это справедливо, но я не могу. Нет. Никогда ведьма не переступит порог монастыря с моего позволения! Нет! Прости!
Взвыл и захохотал трамонтана, взбивая волосы семи призраков, висевших за окном кельи брата Винченцо. Холодной пощечиной прошелся он с размаху по каменной стене монастыря, словно желая стереть ее в желтый песок, и желтый же острый вихрь закрутился в мозгу монаха, заставив его страдальчески сжать виски.
- Нет, - прохрипел он, - нет, нет и нет. Ты пришла сюда напрасно! Я не впущу дочь дьявола в монастырь. Уходи и постарайся обрести покой, страдалица.
- Тогда впусти меня! – раздался тонкий голосок. Ведьма вдруг странно изменилась. Уцелевшая часть лица ее засветилась, руки прижались к животу, а когда распрямились и протянулись к монаху, сложенные лодочкой, – в них сидел крохотный ангел, с нежными золотистыми крылышками, вздрагивающими под порывами трамонтаны.
- Я сын того несчастного, который трясется сейчас от страха там, в гостевой келье, - серьезно сказал ангелочек, подплывая прямо к лицу брата Винченцо, - да, я его нерожденный сын. Если бы он не убил мою мать, сейчас бы мне исполнился год. Подвинься, брат, и дай мне войти, потому что я – безгрешен, и погиб невинно. Меня ты не сможешь удержать.
Странная тишина повисла над монастырем, и даже трамонтана, казалось, лишь шептал.
- Входи, - глухо сказал брат Винченцо и отстранился. Ангелочек вплыл внутрь, а вслед ему раздался торжествующий женский хохот:
- Убей его!! – кричала исступленно ведьма, там, за окном, - убей его, сынок, так, как он убивал меня! Разорви его на клочки! Выпей его кровь! Выверни ему руки и проколи внутренности! Мучай его до рассвета, мучай, мучай, а я буду наслаждаться его криками там, под окном кельи!
- Нет, мама, - спокойно сказал несбывшийся малыш, оглядываясь и кротко гладя на женщин за окном, - этого не будет. Он всего лишь умрет, и судить его будет тот, кто единственный может судить нас всех в этом мире. Прости. Я попрошу, чтобы его смерть принесла, наконец-то, всем вам покой…

К утру трамонтана стих. Взошло зимнее солнце, засияло в чистом небе, освещая горы, присыпанные сухим снежком. Ожил монастырь, прятавшийся до того от злого ветра, встал с постели отец Франциск. Лишь в гостевой келье, недвижим и бездыханен, лежал вчерашний приезжий, да брат Винченцо читал над ним ровным голосом:
- Requiem aetemam dona eis, Domine…

_______________________
*Трамонтана — холодный северный и северо-восточный ветер в Италии, Испании, Франции и Хорватии. Трамонтана может развивать скорость до 130 км/час.

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс рассказа: В студеную зимнюю пору
СообщениеДобавлено: Вс янв 03, 2010 2:43 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17277
Откуда: Хайфа
№ 3

Опасная скука.


- Счастливого Рождества, Фрэнк. Передай ребятам, чтобы не пили много.
- Непременно. Конец связи.
Френсис Милсон выключил рацию и потянулся. Ну, вот и всё. Следующий сеанс только послезавтра, так что можно просто побездельничать, благо других обязанностей у него на станции не было. А вот остальные пускай поработают. Хотя какая уж тут работа, при такой погоде? На улице уже третий день бушует страшная метель, а мороз перевалил за минус пятьдесят.
Исследовательская станция «Джейми Прайм», торчащая, словно гвоздь, на белом лике Западной Антарктиды, была не тем местом, где можно сильно перетрудиться. Особенно полярной ночью тысяча девятьсот шестьдесят пятого года, да ещё и в метель. Ну разве что Вилли Жарков, неугомонный лысый трудоголик, носился повсюду со своими приборами, но Жарков синоптик, ему положено. А то вдруг ветер не туда подует, а он и не заметит. Будет потом всю жизнь сожалеть. А что делать радисту? Вот Фрэнк и бездельничал.
Сама станция мало напоминала «полярный научно-исследовательский комплекс». Просто три коробки, собранные посреди ледяного поля, - вот и весь комплекс. В двух жили пятеро бездельников, сбежавших от этого безумного мира, а третью использовали как склад и не отапливали, потому ходить туда желающих не находилось.
Конечно, со стороны профессия полярника смотрелась романтично. Так и представляешь себе мужественного типа с бородой, покрытой сосульками; но в реальной жизни главной опасностью на «Джейми Прайм» была скука, которую каждый побеждал, как мог. Например, Теодор Кармайн, механик, просто спал. Сутками. Как этому медведю удавалось столько спать, оставалось загадкой, хотя разгадка могла крыться в нескольких ящиках виски, которые им доставили вертолётом пару месяцев назад.
Сам Милсон поначалу читал, но потом книги кончились, а перечитывать их сначала уже не хотелось. Поэтому Фрэнк часто слонялся по станции туда-сюда, находя себе развлечения по ходу движения. Но на судьбу Френсис Милсон не жаловался. Особенно учитывая, что трёхлетний контракт он подписал по вполне прозаической причине: чтобы не загребли во Вьетнам. Пускай скучно, но спокойно.
Двери в радиорубку резко распахнулись, и Фрэнк удивлённо уставился на ворвавшегося человека. Деймон Дюбуа был биохимиком, но особым уважением не пользовался по причине своего на редкость скандального характера. Часами этот француз возился со своими пробирками, колбами, брал пробы, чего-то там смешивал и проверял, при этом не очень радуясь, когда его отвлекали от дела.
Но сейчас на лице француза Фрэнк видел только страх и растерянность.
- Тебе чего?
- Жаркова убили.
- Что?!
- Я говорю, Жаркова убили.
Фрэнк ошалело смотрел на француза.
- Ты про что?
- Пошли. Давай быстрее. Пошли, говорю.
Дюбуа ухватил Фрэнка за рукав и буквально тащил по коридору.
- Да какого хрена?! Что произошло?!
- Тедди убил Жаркова, вот что произошло. Ударил разводным ключом. По голове.
- Тедди?!!!
- Нет, Санта Клаус! Ты что, оглох? Зачем по два раза переспрашиваешь?
Он вошли в комнату, являвшуюся на станции своеобразной «кают-компанией» и одновременно столовой. На полу, рядом с перевёрнутым стулом, лежало тело Вильгельма Жаркова, лысину которого покрывала корка запёкшейся крови. Над телом склонился Александр Кальдер, их врач. Кальдер был самым старшим в группе и всегда вызывал у Фрэнка симпатию своей рассудительностью. Когда они вошли, он поднял голову и хмуро посмотрел на Фрэнка. Дюбуа поднял стул, плюхнулся на него и забормотал что-то по-французски. Ругался, наверное.
- Док, что произошло?
- Понятия не имею. Вилли сидел и пил кофе. В это время Тедди подошёл к нему и ударил по голове тяжёлым гаечным ключом. Я был у себя, но Деймон всё видел.
- Ещё бы не видел, – Дюбуа снова выругался, но уже по-английски. – Я, мать твою, рядом сидел. Просто рядом. Повезло, что он вместо Вилли меня не долбанул. Чёртов псих!
- Где Тедди?
- Мы с Деймоном заперли его в комнате. Да он и не сопротивлялся. Похоже, поражён случившимся не меньше нас. Не думаю, что притворяется.
- Но почему?. Что на него нашло?
- Возможно, нервный срыв. Временное помутнение. Такое иногда тут случается. Замкнутое пространство, одни и те же физиономии, да мало ли что. Говорит, что ему приснился кошмар, а когда очнулся, то стоял тут с окровавленным ключом в руке. Утверждает, что ничего не помнит.
Фрэнк потёр щетину. Вот вам и скука.
- Фрэнк, нужна связь. Ты должен сообщить о произошедшем.
- Толку-то? Вертолёт они пришлют не раньше, чем закончится метель.
- Всё равно, сообщи сейчас.
- Чёрт, только ведь сеанс закончился. Раньше он не мог, что ли?
- Ты ему потом выскажешь своё недовольство. Посоветуешь впредь поторопиться.
- Да уж. А что с телом?
- Отнесём на склад. Там холодно. Мы с Деймоном справимся. Займись связью.
Формально врач считался у них старшим группы, и потому Фрэнк молча кивнул и вышел. К тому же ему совсем не хотелось тащить мёртвое тело до промёрзшего склада.

***

- Этого не может быть.
- Не может?! Твою мать, док, я знаю, что этого не может быть! Ещё как знаю!
Что он ещё мог сказать? Двадцать минут назад он вошёл в радиорубку и обнаружил, что рация исчезла. Этого и правда не могло быть, ведь все они сидели в столовой вместе, за исключением Тедди, который заперт, и ситуация складывалась бредовая. Оставалось только предположить, что у рации выросли ноги и она ушла к Южному Полюсу.
- Нас тут всего пятеро, – врач выглядел растерянным. - Тедди заперт. Вилли мёртв. Тело мы выносили вдвоём. Этого не может быть. Как…
- Я не знаю.
- Ерунда какая-то. Посреди долбаной Антарктиды у нас украли рацию. Мы что, в Бруклине? Этого действительно не может быть!
- Может, – Дюбуа прервал Кольдера и вдруг уставился на Фрэнка. – Может, если рацию сам Фрэнк и спрятал.
- Что? Какого хрена, Деймон? Зачем?
- Вот уж не знаю.
- Ты же меня сам вытащил. Мы вдвоем уходили из радиорубки.
- Но вернулся ты туда один.
Теперь уже и Кальдер немного странно смотрел на Фрэнка.
- Какого…. Да вы что?! Зачем?! Да и куда я их дел?! Каждая рация - почти пятьдесят фунтов веса. А их две. И блоки питания. Куда я их, по-вашему, дел?! В комод под стираные носки засунул? Вы совсем спятили?!
- Мы, или…
- Стоп, Деймон, – Кальдер резко взмахнул рукой. – Стой. Хватит.
- Нет, не хватит! У нас труп на станции! А тут вдруг пропадают обе рации. Это вообще что такое? И единственный, кто мог это сделать, - вот он, – приподнявшись, француз почти навис над Фрэнком. – Что мы о нём знаем? Да, в сущности, ничего. Если Тедди спятил, то где гарантии, что и он нормален? Может, нужно обыскать его комнату?
- Иди, обыскивай! Я там как раз заминировал ящик со старыми трусами. Расследование как раз по тебе….
- Может, назовёшь свою версию? Тедди заперт. Он не….
- Подожди, – вдруг ошарашенно оборвал его Фрэнк. – А ты уверен, что Тедди по-прежнему заперт?
Все уставились на него. Кальдер медленно кивнул:
- Это тоже вариант.
И они разом бросились к комнате механика. У дверей замерли.
- Вроде заперто.
- Тихо там что-то?
- Может, спит?
- Открывай.
- Док, там псих, – Дюбуа нервно потёр руки. – Может, взять какое-нибудь оружие?
- Нас трое.
- Угу. От неожиданного удара по темечку численное превосходство нас не сильно защитит.
- На станции нет оружия, – Фрэнк со злостью глянул на француза. – Открывай уже, чёртов трус.
Наконец доктор повернул ключ, и они вошли. Тедди Кармайн лежал на полу в луже крови, а из груди у него торчал один из кухонных ножей. Фрэнк сделал резкий шаг назад и прижался спиной к стене. Это было уже слишком.

***

Тело они отнесли туда же, куда совсем недавно отнесли Жаркова. Друг на друга старались не смотреть. Фрэнк постоянно ловил себя на мысли, что кто-то из этих двоих и есть убийца, и осознание этого совсем не радовало. Тедди положили рядом с уже заледеневшим синоптиком и так же молча вернулись в столовую.
- Фрэнк, нам нужна связь, – нарушил напряжённое молчание Кальдер.
- И что? На коленке я рацию не соберу.
- Что-то ты по этому поводу подозрительно спокоен, – Дюбуа снова сверлил Фрэнка взглядом.
- Ты опять?
- А что? Что? Тедди убил кто-то из нас, это ясно. Если, конечно, на станцию не пробрался слишком агрессивный пингвин, владеющий ножом. И заметь, только ты отличился ещё и в таинственной истории с рациями.
- Что значит - отличился?
- А то и значит….
- А что это ты меня обвинять взялся? Да ещё так упорно. Я, кстати, Тедди не встречал со вчерашнего дня. Это ты видел, как он убивал Жаркова. И вы с доком запирали его в комнате. Вы, а не я последние видели его живым. Последние. Смекаешь, что это означает?
- Мы запирали его живого.
- Да неужели….
- Именно.
- Только вот у меня не было ключа от комнаты. А у дока был. Может, и у тебя был. И кто мешал одному из вас, после того, как отнесли труп….
- А кто мешал тебе? Ключа у тебя не было? Точно не было? А может, был?
- Хватит, – Кальдер раздражённо махнул рукой. – Это глупо. Нужно успокоиться и решать, что делать дальше. Обе рации на станции. Никто из нас не мог унести их наружу. А значит, их можно найти. Здесь не так много места, чтобы их спрятать.
- Чтобы что-то спрятать, нужно, чтобы кто-то прятал. А кто…
- Я же говорю - не сейчас. Сейчас будем искать рации. Тем более, что делать нам всё равно больше нечего, пока снаружи метель.
- Ну да, – Дюбуа повысил голос. – А поисками будет заниматься тот, кто эти рации и спрятал. Уж он-то точно найдёт.
- Заткнись уже, Деймон! – зло рявкнул Фрэнк.
- А с чего это ты решил, что я имею в виду тебя? Или есть что сказать?
- Я сказал, заткнись!
- Брэк! – снова вмешался Кальдер. – Мы потом друг друга проверим. Разделим станцию на три части, и каждый обыщет свой участок, а потом поменяемся. И заткнитесь, пожалуйста, оба.

***

Несколько комнат на станции пустовали, а потому постепенно оказались завалены самым разным хламом, который просто некуда было девать. Стоя в одной из таких комнат, Фрэнк мысленно ругал того идиота, который предложил отключить в пустующих комнатах электричество. В целях экономии. Вообще-то этим идиотом был сам Фрэнк, которому тогда срочно понадобился десяток футов медного провода, и теперь, водя фонариком и глядя, как луч выхватывает из темноты какие-то малопонятные предметы, Фрэнк пожинал плоды тогдашней своей жадности.
Он вошёл в комнату и принялся заглядывать за ящики. И откуда тут весь этот хлам? Кажется, это хозяйство Дюбуа, в котором тот хранил какие-то свои приборы. Давно нужно было выкинуть всё это на лёд. Чёртов француз. Очень уж подозрительно он себя ведёт. Да и доктор. С виду спокоен, но кто знает, что за эти спокойствием кроется.
- А ведь они тебя подозревают.
Раздавшийся в тёмноте голос заставил Фрэнка резко дёрнуться, а когда луч фонаря выхватил говорившего, Фрэнк почувствовал, как внутренности начинают сжиматься в очень твёрдый и холодный комок. Захотелось закричать.
На одном из ящиков сидел Вилли Жарков, собственной персоной. Сидел и ухмылялся, как будто это не его совсем недавно унесли в промороженный склад.
- Нет, – Фрэнк покачал головой и попятился.
- Что - нет?
- Я не верю. Всё это ненастоящее. Я не верю в привидения, так что это лишь плод моего воображения. Просто нервный срыв.
- Да неужели? – Жарков ухмыльнулся и провёл рукой по лысине. – Уверен?
Фрэнк, не отвечая, рванул дверь и выскочил из комнаты. А встретив в коридоре Дюбуа, с белым от страха лицом, даже не удивился. Только обречённо спросил:
- Что?
- Т-т-тедди. Тедди!
- Что Тедди?
- Сидит в столовой и пьёт чай.
Фрэнк оттолкнул трясущегося француза и побежал в столовую. Но перед этим он пересилил себя и ещё раз заглянул в комнату. Комната была пуста, не считая хлама. Жаркова не было. Этого и стоило ожидать. Естественно, столовая тоже оказалась пустой. Дюбуа растерянно вертел головой.
- Но он был здесь. Я же видел! Я точно видел!!!
- Послушай, Деймон, – Фрэнк старался говорить как можно мягче. – Нам нужно просто успокоиться. Это бывает. Перенервничали.
- Успокоиться!!! – француз сорвался на фальцет. – Какого чёрта?!! Зачем нам успокаиваться?! Ты думаешь, я спятил?!
- Тогда и я спятил тоже. Перед тем, как встретить тебя, я разговаривал с Жарковым.
- Что? Да пошёл ты!
- Идём к доку, Деймон. Пошли. Думаю, у него найдется что-нибудь от галлюцинаций.
Фрэнк говорил медленно, сознательно смягчая интонацию. Судя по всему, нервы у француза совсем сдали, и ему помощь Кальдера нужна было гораздо более, чем самому Фрэнку. Причём чем скорее, тем лучше.
Когда они дошли до медицинского отсека, Дюбуа расклеился окончательно. Тащился за Фрэнком, еле переставляя ноги, и его здорово трясло. Но как только они подошли к дверям, он со свистом вздохнул и резко дёрнулся назад.
- Что? – Фрэнк удивлённо оглянулся на француза, но тот, не отвечая, пятился, глядя выпученными глазами куда-то вниз.
Фрэнк тоже опустил взгляд. Из-под дверей медотсека вытекала вязкая, тёмно-красная лужица.
- Нет, – прошептал француз, но Фрэнк его не слушал.
Он резко рванул дверь. Доктор Александр Кальдер, свесившись, сидел в своём кресле, а на горле у него зияла глубокая рана.

***

- Не подходи!
- Опусти нож, ублюдок! Хочешь убить меня, как убил дока?!
- Я никого не убивал! Я это знаю точно! А если не я, то это ты!
Дюбуа, прижавшись к стене коридора и выставив перед собой нож, пятился назад. Фрэнк осторожно пытался приблизиться, но чёртов француз внимательно следил за каждым его движением.
- Я был в пустой комнате….
- Где разговаривал с мёртвым Жарковым. Ну да, ну да. Хорошо придумал.
- Не лучше, чем твоя байка про Тедди, пьющего чай.
- Заткнись, я с самого начала знал, что это ты. И рации спрятал тоже ты. И…
Фрэнк не дал ему договорить, дёрнувшись вперёд, но француз, визгнув, бросился по коридору и скрылся за поворотом.
- Шустрый гад.
Прозвучавшая фраза заставила Фрэнка замереть на полушаге. Он узнал этот голос. Медленно обернулся. Подпирая спиной двери медотсека, на него, ухмыляясь, таращился Тедди Кармайн. Ну вот, снова. Фрэнк понемногу пятился от механика.
- Слышь, Фрэнки, а ведь он тебя убьёт. Обязательно убьёт.
- Заткнись!
- Но почему бы тебе его не опередить? Ведь убийца не ты, это ведь не ты. Значит, это французик. Ну так зачем его тогда жалеть? Тебе нужно защищать свою жизнь.
А ведь и правда. Фрэнк замер. Этот сумасшедший наверняка теперь хочет убить его. Кто знает, чего можно ждать от психа? От психа, с которым Фрэнк заперт на этой станции.
- Ещё как хочет, – Тедди подмигнул. – Он только и думает, как убить тебя. Но ты ведь не такой дурак, чтобы ему позволить, правда? Я даже дам тебе совет. Помнишь, где хранится пожарный топор?
Фрэнк помнил. Это совсем недалеко от радиорубки. Но нужно успеть. Успеть, пока Дюбуа не убил его. Убить француза первым. Нужно обязательно успеть. Не оглядываясь, Фрэнк бросился по коридору.

***

- Фрэнк, прекрати! Не надо! Прошу тебя, Фрэнк! Это же я, Деймон! Не надо!!!
- Молчи, сволочь! Я знаю, как ты планировал убить меня! Я всё знаю!
- О чём ты, Фрэнк? Мы же хотели тебе помочь. Док сказал, что ты просто сорвался и нужно доставить тебя на большую землю. Зачем ты убил его, Фрэнк?
- Нет. Хватит. Я никого не убивал. Это ты убийца.
- Фрэнк, что ты несёшь? Подумай! Вспомни! Ведь никто из нас не понял, зачем ты ударил Жаркова по голове.
- Жаркова убил Тедди.
- Что?! Что ты несёшь?! Тедди только помогал тебя скрутить. А когда мы тебя заперли, ты взломал дверь и зарезал Тедди. Зачем, Фрэнк? Он ведь хотел тебе просто помочь! Мы все хотели тебе помочь!
- Что за чушь? – Фрэнк остановился и поудобнее перехватил пожарный топор на длинной рукояти – Мы постоянно были вместе. Я не мог…
- Вместе?! Да о чём ты?! Мы заперли тебя в комнате! Док сказал, что у тебя нервный срыв, хотя все остальные считали, что ты просто спятил.
- Ложь. Разве не ты обвинял меня в пропаже раций?
- Пропаже раций? – на испуганном лице прижавшегося к стене Дюбуа отразилось удивление. – А что с рациями?
- Как это что с… - и тут Фрэнка словно что-то ударило изнутри.
Неожиданно чётко вспомнилось: вот он бежит по коридору к пожарному щиту, вот бросает взгляд в открытые двери радиорубки, на стоящую на столе рацию. Рацию? Но ведь она… Фрэнк сделал шаг назад. И тут же новая картинка. Лежащий на полу Жарков, на лысине которого большая рана. Ещё шаг назад - и вот уже хрипящий Тедди Кармайн пытается вырвать из груди нож, рукоять которого сжимает Фрэнк. Затем док, хватающийся за рассечённое горло.
- Нет. Нет. Это не так! – Фрэнк уставился на Дюбуа расширенными глазами. – Это не… правда. Всё было не так. Ты пришёл ко мне и сказал…. А я…. Ведь ты помнишь? Ты должен помнить…. Всё было не так! НЕ ТАК!!!

***

Вертолёт прибыл на пятые сутки, когда метель наконец стихла и радиомолчание станции вызвало тревогу на базе. Радиста Френсиса Милсона нашли в радиорубке с перерезанными венами, остальных обнаружили в помещении склада. Четыре заледеневших трупа, для чего-то сложенные аккуратным квадратом.

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс рассказа: В студеную зимнюю пору
СообщениеДобавлено: Вс янв 03, 2010 22:23 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17277
Откуда: Хайфа
№ 4

С Новым Годом!


Девочка росла счастливой и веселой. Там где она жила, не было недостатка в пище и воде. Мама её любила, защищала, заслоняла от бед и невзгод. А девочка росла, радовалась теплому солнышку и легкому ветерку, в ярком красивом наряде смеялась и играла с подружками. И уже присматривалась к статному красавцу-соседу, её ровеснику, невзначай касаясь его при утреннем приветствии. А зимой укутывалась потеплее и жалась к теплому боку мамы, и смотрела цветные, весенние сны.
Но однажды, темной зимней ночью, девочка даже не почувствовала, как злое, подлое лезвие лишило её жизни. Теперь она умирала. В агонии к ней иногда возвращалось сознание, и она ощущала, как свежий лесной воздух сменился вонючей гарью, как её куда-то несут, везут, как вокруг мельтешат люди.
Наконец-то её оставили в покое, обвешав чем-то тяжелым и непонятным, и она могла хоть спокойно умереть…
… Галя проснулась ночью, услышав во сне какой-то вскрик. Она вскочила, включила ночник и осмотрела комнату. В комнате никого не было. Только Галя собралась снова лечь спать, как ей опять почудился вскрик в дальнем углу, где стояла маленькая елочка, которую привез папа. Галя встала с кровати и подошла к ёлочке. В свете ночника ёлочка уже не казалась такой яркой и радостной, как днём. Иголки её побледнели, ветви поникли, да и запах её уже не радовал свежестью, а был какой-то затхлый. Галя с жалостью погладила ёлочку по веточке. Её показалось, что веточка дрогнула, но потом снова замерла неподвижно.
- Бедненькая… - опечалилась Галя.
- Что такое? – раздался сзади голос Лешки, противного Галиного брата.
- Тсс, тихо! Что ты тут делаешь? – возмутилась Галя. - У тебя есть своя комната. Тут ёлочка умирает.
- Да ну? – удивился Лешка и дернул ёлочку за ветку. Эта ёлочка была его гордостью, он сам помогал папе её спилить. Ёлочка безвольно дернулась, звеня игрушками, и ветка под лешкиными пальцами обломалась, полностью осыпавшись. На пол со всех сторон елки тут же начали с сухим шорохом сыпаться иголки.
- Ух ты, таки сдохла, – разочарованно протянул Лешка. - Надо завтра её выкинуть. Теперь у тебя не ёлка, а палка!
Галя вытолкала братца из своей комнаты и до утра прощалась с ёлочкой, плача и обнимая её. Под утро Гале даже показалось, что она услышала слово «прощай»…
Наутро одинокий пожилой клен, растущий на улице около дома, обнаружил рядом с собой высохший труп маленькой, полностью осыпавшейся ёлочки, который выкинули из окна. Старый морщинистый клён, казалось, повидал всё в своей жизни и привык ко всему. Но все равно две смолянистые капли скатились по его коре...

…- Смотри, Сквып, сюда еще можно шарик повесить.
- Ага, Лдыщ, а вот туда звездочку.
- Эх, все-таки хороший праздник у хумансов – красивый, веселый.
- Да, если бы они еще на священное Древо не покушались… Ладно, давай еще колокольчики повесим и огонечки зажжем.
… Капитан Звездного флота Алексей Латынин умирал. Голый, с вкопанными в землю ногами и перебитыми руками, свисавшими безвольной плетью, он был весь, включая гениталии, увешан разноцветными игрушками – шариками, звездочками, зверушками, насаженными на булавки и крючки. Наконец, последнее остриё с прикрепленной шишкой воткнулось ему в печень. И туземцы начали водить вокруг него хоровод.
Но капитан этого уже не видел. Сознание его милосердно покинуло. Последнее, что он ощутил, – что будто бы пахнуло хвоей, как в детстве, и его кто-то погладил по голове, сказав «бедненький». Но, возможно, он ошибался…

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс рассказа: В студеную зимнюю пору
СообщениеДобавлено: Пн янв 04, 2010 3:25 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17277
Откуда: Хайфа
№ 5

Я ухожу!


В семь ноль-ноль включил в розетку
Телевизор, руки-ноги -
Все на месте, цифры в норме,
Настроение - на старт!
Подрастают котировки,
Скачет индекс, прут налоги,
Брей скорей, пока реклама,
Знай черед, держи стандарт -
И все о'кей!

А в лесах Лориэна
Опадает листва,
Засыпая следы.
На путях сокровенных
Опускается ночь,
И ладони воды
Не качают ладью.

На работе шеф лютует,
В хвост и в гриву, внес поправки,
Секретарша строит глазки -
Дура дурой и страшна.
Перерыв, обед, таблетка,
Заказал в кредит с доставкой,
Дома душ, ремонт, тарелка
И красавица-жена
По выходным.

А в лесах Лориэна
Замерзает туман
В обнаженных ветвях.
Тень погибшей легенды
Рассыпается в пыль,
Обращается в прах,
Покрывается льдом.

Телефон, звонок, сокурсник -
Да, привет, прости: запарка!
Не смогу ни в семь, ни в девять -
Значит, на фиг, значит, блин,
Значит, завтра до работы
Заскочу, вручу подарок -
Новый диск лицензионный
С модным фильмом "Властелин
Чего-то там..."

...Ты однажды вернешься
Под беззвездное небо,
В пустынный эфир.
И, взглянув, ужаснешься,
Что когда-то ты сам
Погубил этот мир,
Позабыв про него.

Филигон Кендер, «Ты однажды вернешься»


Эльдар грустно смотрел в окно. За окном густо падали крупные хлопья снега. Ну вот, еще и это счастье привалило. Снег для коммунального хозяйства города всегда был неожиданностью. Завтра весь транспорт станет, как на работу добираться? А на работу завтра ехать надо, хоть и праздник. Только хозяину работы на праздники было наплевать. Хочешь работать – работай, не хочешь – тебя никто не держит. А найти более-менее хорошую работу, а особенно зарплату, в этом городе было сложно. Кризис, блин.
А на свою машину пока не заработал, если не считать таковой останки дедовского Запорожца. Да и честным трудом, сколько ни трудись, не заработаешь. В этой стране.
Эльдар задернул занавески, чтобы не видеть опостылевшую погоду за окном, плюхнулся в старенькое кресло и включил телевизор. Ничего интересного там, как обычно, не было. Обычные голливудские боевики со спецэффектами, тупые американские комедии, не менее тупые «развлекательные программы», порнография, упорно именуемая «современной эстрадой». В последнее время даже футбол не радовал, особенно в свете последних «успехов» наших футболистов. Кривляние полуголой «народной артистки» страны сменило расплывшееся на весь экран лицо очередного «гаранта», что-то там вещавшего по своей предвыборной программе. Опять эти политики! И в праздник от них покоя нет. Воровали бы себе тихо, спокойно, не капая постоянно на мозги своим лицедейством…
Каждый раз, глядя на политиков, он вспоминал соседскую девочку, долго умиравшую от болезни. На всю страну показывали, как её навещал в палате один из политиков перед выборами. Давал денег на операцию, дарил цветы, сладости, игрушки. Только никто не говорил, что операций надо сделать девять, и половину из них за границей. У матери таких денег не было, а после выборов политик про все забыл…
На улице снова послышались обычные ночные звуки – пьяные крики, мат, шум драки, звон разбитого стекла. Всё как всегда. Потом уши заложило от грохота фейерверков, наверняка перебудившего всех детей в районе. Да, наплевательство на других сейчас стало философией жизни. Опять кому-нибудь пальцы оторвет. Ну, зато китайцы порадуются. Производители фейерверков.
Ну вот, уже и Новый Год, веселый праздник. Для кого-то. Только Эльдара почему то уже ничего не радовало. Летели годы скучной, невеселой жизни, и каждый год он задавал себе вопросы: "Зачем я живу? Зачем все это надо? Чтобы зарабатывать и тратить деньги, платить налоги, обеспечивая славную жизнь жирным паукам в верхах? Чтобы покупать и через пару лет выбрасывать бытовую и небытовую технику? Чтобы перерабатывать природные продукты и ресурсы в хм… биомассу? Чтобы размножаться и плодить рабов для новых «хозяев жизни», обеспечивая цикл «свободного общества»? Чтобы просто удовлетворять свои потребности и желания, в том числе и самые низменные?"
Другие подобными вопросами не заморачивались. Вертелись, зарабатывали деньги, как только можно, надрывая свое здоровье или убивая свою совесть. Тратили деньги на свое удовольствие, получая его разнообразными способами, не обращая ни на кого внимания. Или тупо топили свои горести в водке. Только Эльдара это не прельщало. Ни простые животные, то есть житейские, радости, ни алкоголь. Потому что он помнил, до чего довел алкоголь благополучную соседскую семью.
Снова ныло ушибленное плечо. Да, не повезло ему переходить дорогу перед «лексусом» «нового хозяина жизни», слуги народа. Хоть и по пешеходному переходу, на зеленый свет. Тот даже не остановился. Эльдар, конечно, пытался добиться справедливости, ходил по милициям, судам. Но везде натыкался на равнодушные взгляды, ищущие денег. Все кончилось как обычно. Ну да ладно, хоть жив остался…
Эльдар снова выглянул в окно и выругался. Снег пошел еще гуще, заваливая город сугробами. Всё, завтра точно прибежит толстенькая мохнатая северная лисичка. На столе мигал экран старенького компьютера. Лазить в интернет не хотелось. Поздравлять случайных, малознакомых приятелей, ругаться на форумах, лазить по порносайтам? Нет желания. Эльдар провел взглядом по полкам, заваленным книгами. Фантастика, фэнтези, детективы, классика. Его единственная отрада, душевная отдушина. Окошко из нудного, обыденного, злого мира в другие миры - красивые, чистые, правильные, интересные, а главное – живые. Выдуманные миры ему были милее опротивевшей реальности. Эх, если бы туда попасть…
Вдруг его внимание привлекли звуки знакомой с безоблачного детства песенки, раздававшейся из телевизора:
Говорят, под Новый Год
Что ни пожелается -
То всегда произойдет,
То всегда сбывается…
Хм, неужели вместо доставшей рекламы и прочей нудотины решили в праздник показать детям мультфильмы? Нет, это всего лишь реклама нового торгового центра, с песней из мультика. Всё как обычно.
От нечего делать Эльдар стал рассматривать свою полупустую убогую комнатушку, давно не знавшую ремонта. Вдруг ему показалось, что старые пятна на стене напротив (Васька-алкаш, сосед сверху - залил год назад, сволочь) складываются в некие смутно знакомые очертания. Не может быть! Эльдар подошел ближе к стене. И поразился еще больше. Да, это оно! Только надо немного подправить там и тут… Эльдар схватил коробку с карандашами, еще со школы валявшуюся в столе, и пару маркеров. И принялся дочерчивать, выправлять тот рисунок, что выступал на стене, рисунок, что был запечатлён в его памяти. Еще один штрих, еще и еще. Эльдар самозабвенно рисовал, напевая себе под нос песенку из мультфильма. Говорят, под Новый год… Наконец, работа была закончена, рисунок обведен маркером. Перед Эльдаром на стене была нарисована… дверь. Точнее, Дверь, Врата, испещренные завитками и надписями, неимоверно красиво изукрашенные. Дверь так манила открыть её и хоть на минутку заглянуть, что там, за ней. Только как её открыть? Ручки-то нет! Эльдар рванул в коридор, достал из кладовки запасную дверную ручку, шурупы, отвертку… Через пять минут ручка была намертво привинчена к Двери. Эльдар помедлил секунду, потом дернул за ручку. Снова разочарование - заперто! Под ручкой виднелось небольшое углубление, замочная скважина (ну не след же от гвоздя, на котором когда-то здесь висела картина). Эльдар пошарил по карманам, нашел связку ключей и попробовал каждый вставить в скважину. Один подошел. Эльдар с трудом его провернул и… Дверь приоткрылась немного. Эльдар схватился за ручку дрогнувшей рукой и открыл Дверь настежь. За дверью тоже была ночь. Так же светила луна, так же лежал снег и тянуло холодом. Так же блестели звезды на ночном небе. Но все было как-то по-другому. Пахло хвоей и почему-то цветами. По ту сторону двери вдалеке раскинулся темный лес, а неподалеку, на склоне, расположился странный дом, похожий на нору в холме с большой круглой дверью. Оттуда тянуло чем-то вкусным. В свете луны в небе промелькнула чья-то большая крылатая тень. На недалеком пригорке виднелся огонек - свет костра, слышалось бренчание струн и звонкая песня. А в лесу выли волки. Эльдар, не веря своим чувствам, шагнул в проём двери, сделал шаг, другой. Ничего не изменилось - луна, лес, пригорок остались на месте, снег скрипел под ногами, холодя босые ступни. Эльдар вернулся в квартиру, не закрывая Дверь (а вдруг всё исчезнет!), оделся, собрал большой рюкзак с вещами и припасами и вышел в Новый Мир. Ему казалось, что он знал, что это за мир, потому что неоднократно видел его в своих снах и мечтах. Эльдар вдохнул полной грудью чистый и свежий воздух Средиземья – воздух свободы, - сделал еще пару шагов, но оглянулся на открытую дверь. Снаружи она казалась потрескавшейся дощатой дверью в какой-то старой, покосившейся, заброшенной хибаре. Эльдар замер, ощутив тоску и печаль по Старому Миру. Да, конечно, жизнь его там была не очень, но были и хорошие моменты, которые ему запомнились. Любовь родителей, немногочисленные друзья, первая любовь, первый поцелуй, все его свершения и добрые дела, все хорошие люди, с которыми он общался… Эльдар вздохнул, но сделал выбор. И закрыл Дверь, оставшись в Новом Мире. Приятные моменты прошлой жизни он будет помнить всегда, но он не собирался ради этой памяти жить своей опостылевшей старой жизнью, отвергая новый и неожиданный шанс. Он не знал, как сложится его судьба в этом мире, но не сомневался, что здесь ему будет интереснее и свободнее. И лучше. Он думал, оставить ли дверь открытой, уходя, дать ли другим шанс на иную жизнь. Но всё же закрыл дверь на замок, а ключ зашвырнул далеко-далеко. Пусть у каждого будет своя Дверь. Эльдар вскинул рюкзак на плечо и, не оглядываясь, пошел на звуки музыки, мучительно вспоминая синдарин…
В голове его звучали строчки любимой песни:
Я свободен!
Словно птица в небесах.
Я свободен!
Я забыл что значит страх.
Я свободен!
С диким ветром наравне.
Я свободен!
Наяву, а не во сне…
По пути он встретил девочку, как две капли воды похожую на ту самую умершую соседку, которой он иногда читал Толкина. Остроухая девочка взяла его за руку и повела к костру, где расположилась веселая компания...
… Через несколько дней в квартире Эльдара стоял следователь Кривинов и недоуменно рассматривал нарисованную на стене дверь. Следователя вызвала мама Эльдара, когда её сын перестал отвечать на звонки и ей некому стало читать нотации, как надо жить. Кривинов подергал за ручку нарисованной двери. Та не поддалась.
Закрыто! – догадался следователь. Он пошел посмотреть, что было за стенкой с нарисованной дверью. Кухня как кухня, ничего необычного. Следователь вернулся обратно в комнату.
- Парень наверняка был псих, – подумал Кривинов, - но красиво ведь нарисовал! Так, тела нет - и слава Богу, висяка не будет. Еще с делом писателя не разобрались, будь он неладен. Забодало за него начальство. А так - поставим анкету в розыск, и всех делов. Только для этого придется ехать аж в Ленинский район. Блин, как же всё надоело!
На столе оказалась прижатая книгой записка: «Я устал, я ухожу. В Средиземье, навсегда. Не ищите меня, прощайте!»
Средиземье, Средиземье… Следователь напряг память. Что-то знакомое. Деревня, что ли, в Тамбовской области, где живет свояк? Надо будет запрос послать. О, что это за книга? Обложка ничего так, «Властелин Колец». Надо изъять… как улику. Полистаю на службе.
Следователь положил книгу в свою папку и вышел из квартиры, опечатав дверь.
Через неделю следователь Кривинов не вышел на работу…

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс рассказа: В студеную зимнюю пору
СообщениеДобавлено: Пн янв 04, 2010 21:46 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17277
Откуда: Хайфа
№ 6

Правды, скрывающие истину


One cold winter's night
I may follow her voice to the river
Leave me for now and forever
Leave while you can
Kamelot, The Haunting


В полумраке забытой Богом таверны «Сломанный рог» витал хмельной аромат эля, клубился плотный дым трубок - и расползались последние новости…
- Слыхал? В лесу, что за Диким Болотом, беглеца-то видели…
- Рунольва, что ли?
- Ага, его самого! Говорят, силы его демонические одолели… Глаза-то в темноте красным светятся, да на луну всё время воет!
- Слушай больше! Силы его одолели демонические… Чёрта с два!
- Да чтоб мне пусто было! Я сам его вой слышал. Жуть! До костей пробирает…
- Ну да! Через болота вой долетел, что ли?
- Не веришь? А вот сам выйди в полнолуние и послушай!
- Чего ещё! А глаза красные в подзорную трубу разглядел?
- Непутёвый ты человек, Свейн!..
Дрова потрескивали в камине; я протянул руки к огню. Тем временем в беседу включился третий выпивоха.
- А парень-то не промах. Угораздило же колье королевское умыкнуть!
- Колье! Да ты допился совсем, братец, завязывай! Рунольв всю сокровищницу вычистил! От казны королевской и пыли не осталось, — бородач хлопнул кружкой по столу, и брызги разлетелись во все стороны.
- Да ну?
- Ну да! Взял всё да под Ветрнэтрскую ночь и вынес!
Тут проснулся Свейн:
- Ага, вынес! Вот так взял, взвалил на плечи казну и вынес за ночь! Расскажи кому-нибудь другому! Я вам так доложу… Рунольв принцессу молодую похитил, так-то!
Двое собеседников переглянулись, а потом разразились дружным хохотом.
- Прынцессу? Да ты с ума свихнулся! Молодая Сванвейг вчера выступала у дворца!
- Не она то была! Вот те крест, не она!..
Мне надоело слушать бредни местных пьяниц. Оставив два золотника на столе, я надел капюшон и вышел на улицу. Меня поглотила снежная буря.
Простой человек вряд ли осмелится высунуть нос на двор в такую погоду: снежная крупа полосует незащищённую кожу шрамами, ледяной ветер сушит лицо и не даёт открыть глаза, больно даже вдыхать. Но я не был простым человеком, и плащ мой тоже не был прост: на нём лежали мощные чары, которые защищали меня от проявлений непогоды.
Народ… Как легко его запутать, ввести в заблуждение. Эти простаки, как губки, будут впитывать любую подаваемую им информацию. Впитывать, искажать и распространять.
Рунольв ничего не крал из Королевского двора. Молодую Сванвейг он тоже не похищал. И уж тем более этот жалкий пес не был одержим потусторонними силами. Рунольв Гисли умертвил волкодава самого короля.
Из-за жуткой метели не было видно ни зги, ветер сбивал с ног, и я решил прекратить это. Сведя ладони вместе, я начал превращать энергию. Широкий цилиндр света оградил меня от бурана – руки были широко разведены.

Король очень любил своего старого волкодава. Даже не знаю, любил ли он кого-либо сильнее, чем своего пса. Мне тоже он очень нравился. Это был огромный серый зверь по кличке Трюггви. Пес имел добрый нрав и голос, напоминающий гром. Его нашли разорванным в клочья в самой высокой башне замка. Обычно она пустовала из-за ветра, который раскачивал её, как крону молодого дерева. Там было очень холодно, особенно в зимний период. Но некоторое время назад, во время обхода, стражники увидели кровавые следы, ведущие из башни. Они проследовали до самой верхней комнаты и обнаружили это. Шкура Трюггви лежала на полу, а все стены были забрызганы его кровью. Бедный пес умер в мучениях.

Я наткнулся на вывеску, покосившуюся на деревянном столбе. Надпись гласила: «Дикие болота». Вот я и добрался. Навстречу мне хромал старик, разгоняющий мрак фонарем. Чувствовалось, что он был недюжинной силы – метель и снег были старику нипочём.
- Стой, кто идет?
- Фридирик Торраринн, первый придворный волхв.
- Мое почтение! Чем я могу Вам помочь, господин?
- Ничем, старик. До меня дошли слухи, что в Сумрачном лесу укрывается беглый преступник Рунольв Гисли. Я хочу перейти Дикие Болота, чтобы схватить его.
- Однако я не замечал за болотами ничего необычного! – прокричал сквозь метель смотритель.
- Не мудрено, старик. Ступай в свою сторожку, нечего тебе делать на улице в такую метель.
- Я могу Вам помочь, господин! Я знаю эти болота, как свою десницу. Я проведу Вас, куда пожелаете!
Я задумался. Проводник бы мне не помешал, тем более в такую погоду.
- Хорошо, старик. Как тебя зовут?
- Дедал, господин, зовите меня Дедал.
- Ты не здешний?
- Нет, господин, ребенком я был привезён в эти края издалека.
- Хорошо, Дедал, слушай меня. Ты должен вывести меня к Сумрачному Лесу там, где в него впадает Стремимая. Это далеко?
- Нет, господин! Воды Стремимой проникают в лес примерно за четверть лиги от этого места! Я могу провести Вас кратчайшей тропой!
- Отлично, Дедал. Ты будешь щедро вознаграждён за помощь королю. Веди!

Кровавые следы вывели стражу к дому крестьянина Рунольва. Раннвейг, его жена, сказала, что он был сам не свой: набросился на неё и чуть не задушил. Лишь плач их двухлетней дочки смог остановить безумствующего мужа Раннвейг. По её словам, он был без одежды и весь в крови. Схватив первые попавшиеся под руку лохмотья, он выбежал прочь из дома. Больше Рунольва никто не видел. До недавнего времени.

Старик шагал очень медленно, и я решил помочь ему. Я догнал его и положил руку на плечо. Старик обернулся, и я увидел широко раскрытый от удивления рот. Через полминуты Дедала окружал такой же светящийся цилиндр, как и меня.
- Спасибо, господин…

Никто не знал, как Трюггви и Рунольв оказались ночью в башне, вдвоем. Никто не знал, пока первый придворный эриль* Ингиред Орм не приоткрыл завесу прошлого. Его руны поведали о том, как Рунольв проник во дворец, как он заманил пса в башню и… Я недолюбливал Ингиреда и считал шарлатаном. Однако нельзя было опустить тот факт, что именно он определил место, где прятался Рунольв.

- Уже скоро, господин! До леса рукой подать!
Нужно было подготовиться к схватке. Я сложил ладони вместе и сконцентрировал в них энергию. Самой эффективной магией в такую погоду была магия Холода. Она действовала мгновенно, сливаясь с окружающей человека метелью, и требовала минимальных затрат энергии. Через несколько мгновений мои ладони переливались синим светом, готовые превратить Рунольва в ледяное изваяние.
- Ар-р-р-р… - нечто огромное с ужасным рёвом смелО шагавшего передо мной старика и понеслось с ним в сторону болота.
- Дедал! – я метнул ледяную молнию вслед исчезающему силуэту. - Дедал!
Все звуки поглотил снежный вихрь. Бедный старик. Не стоило брать его с собой.
Я сцепил руки в замок, и энергия заструилась по моим венам. Вокруг меня начал материализовываться ледяной кокон. Я стоял, а он всё разрастался и разрастался. Достаточно. Это было обычным заклинанием защиты, хоть и очень высокого уровня. Необычным было то, как я его применил. Сконцентрировав огромную порцию энергии внутри себя, я толчком выпустил её в ледяной кокон. Сфера, окутывавшая меня, не выдержала и разлетелась во все стороны сотней ледяных стрел. Через мгновенье сзади меня послышался крик, плавно перешедший в вой. Я развернулся и занёс правую руку, с застывшим в ней заклинанием, а левой выпустил вверх шар света, который хоть немного, но разогнал тьму вокруг.
Вой перешёл во всхлипывания. Я пошел на них и увидел его. В кровавом снегу лежал Рунольв. Ледяные стрелы пронзили его плечо и ногу. Я бы мог сказать, что он везуч, если бы верил в везение.
Гисли пытался вытащить кусок льда из плеча и выл. Когда я подошел, он оскалил зубы и зарычал на меня.
- Рунольв Гисли, ты обвиняешься в убийстве королевского волкодава Трюггви и будешь доставлен на суд во дворец.
Когда я произнёс слово Трюггви, Рунольв захлопнул рот и дёрнулся вперёд всем телом. Потом он посмотрел мне прямо в глаза и завыл. Такое поведение показалось мне ненормальным.
- Браво, Фридрик! Это была великолепная погоня! О тебе сложат песни! – из снежной пелены по направлению ко мне шагнул Ингиред Орм.
- Как Вы здесь оказались, эриль?
- О, я шел за вами от самого трактира. А где, кстати, старик, который тебя вёл?
- Его куда-то унёс Рунольв. Нам, кстати, следует найти его.
- Да-да-да, всенепременно. Как только покончим с этим выродком, сразу примемся за поиски.
- Покончим с выродком?
- Именно! Король приказал уничтожить Гисли, как только он будет найден.
- Ммм, да? Когда я отправлялся на поиски, был приказ доставить его во дворец на суд короля.
- Король слишком опечален этой утратой. Он настолько убит горем... Ох, тяжело об этом говорить. Собственно, для этого я и следовал за тобой, чтобы сообщить о новом указе.
- Я… Мне кажется, что Рунольва стоит сперва допросить. Прикончить его мы всегда успеем.
- Я с тобой полностью согласен! Давай проведём дознание на месте. Я даже бумагу взял, мы сможем всё задокументировать!
- Я думаю, это лучше будет сделать во дворце. Там более располагающая обстановка.
- Фридрик! Фридрик! Ты даже не представляешь, как разгневается король, когда узнает, что мы не убили это ничтожество на месте. Нельзя, определённо нельзя тащить его во дворец.
Я посмотрел на Рунольва. Он вытащил обе сосульки из своих ран и пытался… зализать своё плечо.
- Ингиред, Вам не кажется его поведение слегка странным? Он скалит зубы, воет на луну, рычит, зализывает раны…
- Что ж тут странного? Свихнулся проходимец, потерял разум! Ничего удивительного. Столько находиться в бегах! Да он ещё и до преступления ополоумел, наверное!
- И всё же, эриль, я возьму на себя смелость отконвоировать заключённого в замок.
Орм перестал улыбаться и нахмурился.
- Вы хотите взять на себя смелость прогневать короля, волхв?
- Король наш милостив, я рассчитываю на его снисхождение, тем более в такой ситуации...
- Я не могу Вам позволить этого, волхв. Вы переходите черту.
Он достал из-за пазухи своей мантии жезл. Конец жезла был загнут полукругом, и через мгновенье в нём загорелось алое пламя.
- Если Вы не хотите сделать этого, я могу Вам помочь, – он направил свой жезл на Рунольва. Тот неистово завизжал и дернулся в сторону.
- Нет! – синей молнией я ударил в Рунольва. За секунду до алого выстрела Ингиреда, моя молния окутала Гисли защитным шаром, и пламя эриля разбилось о него, разлетевшись миллионом искр.
- Да как ты смеешь, жалкое подобие мага, перечить мне, величайшему эрилю Северного Королевства!
Я соединил концы пальцев двух рук и начал медленно их разводить. Между ними образовались пять энергетических струй, которые становились всё толще и мощнее.
- Отступи, эриль. Я не боюсь твоей магии. Волхвы существовали задолго до вас, читателей рун, и ваша энергия нам не страшна.
- Энергия, Фридирик? Я не буду взывать к астральным энергиям. Я просто уничтожу тебя пламенем Локи!
Он развёл руки, и от его груди оторвался амулет, пульсировавший алым свечением.
- Что случилось с Рунольвом?! – крикнул я.
- Ты этого никогда не узнаешь! – из амулета вырвался столб пламени и ударил прямо в мой щит. Я пошатнулся, но устоял.
- Довольно бегать и прятаться, волхв, от меня не уйти! А, впрочем… Я расскажу тебе, что стало с Рунольвом. И с Трюггви. Ведь тебе всё равно не уйти отсюда живым.
Я развёл руки и дал энергии вылиться наружу. Она слилась с бушевавшим вокруг снегом и окутала меня десятком снежных вихрей. Тем временем Орм коснулся одного из своих колец, и из его вырвался красный луч, направленный прямо на меня.
- Рунольв мёртв, Фридирик. В ту роковую ночь я допустил ошибку в ходе древнейшего ритуала, и это закончилось печально для несчастного крестьянина. Для Трюггви же та ночь стала началом новой жизни! Жизни, которая сейчас корчится у тебя за спиной! Жаль, что эту жизнь придётся отнять, но я попробую снова, ведь теперь у меня есть опыт!
- Ты… Ты хотел поменять их телами?
- Не хотел, волхв, я поменял! Я поменял местами их души. Правда, Рунольв не вынес этого – в теле собаки ему было слишком тесно. Да и псина в его обличье явно свихнулась…
- Ты чудовище!
- Я творец, волхв. Я и не ожидал твоего одобрения или понимания. Поэтому сейчас я тебя уничтожу! А потом и эту неудачливую псину!
Он ударил красным лучом прямо в меня. Большую часть энергии поглотили снежные вихри, но кое-что зацепило мою грудь. Я упал, и это дало мне возможность прикоснуться к снегу. Я выпустил в него остававшуюся у меня энергию и придал снегу форму. Из земли вырвались две снежные руки, одна из них обхватила эриля, а другая с размаху снесла ему голову.
Я лежал и не мог вдохнуть - кажется, рёбра были сломаны. Снег падал на лицо, и я открыл рот, чтобы поймать несколько снежных хлопьев. Вдруг я почувствовал чьё-то прикосновение: ко мне подполз Рунольв… точнее, Трюггви - и положил руку мне на живот.
- Бедный, бедный старик, - сказал я. – Я не могу вернуть тебя в твоё прежнее тело. Но я могу освободить тебя… если ты понимаешь, о чём я.
Поразительно, но Трюггви посмотрел мне в глаза и кивнул.
Я положил его голову себе на живот и накрыл её рукой. Спи, Трюггви, спи. Твоим страданиям пришёл конец. Холод очищает…

_______________
*ЭРИЛЬ — в эзотеризме и оккультизме — маг, создающий сакральные наборы тех или иных словоформ.

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс рассказа: В студеную зимнюю пору
СообщениеДобавлено: Пн янв 04, 2010 22:10 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17277
Откуда: Хайфа
.............

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс рассказа: В студеную зимнюю пору
СообщениеДобавлено: Пн янв 04, 2010 22:32 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17277
Откуда: Хайфа
№ 8

Подарок к Новому Году


В дверь деликатно постучали.
Дед Мороз, задремавший было в уютном кресле, вздрогнул и облился давно остывшим кофе.
- Ну, кого еще там навьюжило? – недовольно пробурчал Мороз, пытаясь надеть свалившиеся во сне тапки. Но тапки проявили характер - они уворачивались, как живые, и одеваться на ноги не желали.
В дверь снова постучали.
- Снегурка, глянь, кого там, а? – просительно протянул Дед, подслеповато щуря глаза на помощницу.
Оторвавшись от ведомостей, Снегурочка кинула на Мороза укоризненный взгляд покрасневших от недосыпу глаз. Старик вздохнул и вступил в единоборство с креслом, томно засасывающим его в свои недра. После недолгой борьбы кресло было побеждено, а тапки призваны к порядку, и Мороз направился к двери. Но дойти не успел.
В дверь просунулась голова с вызывающе пламенеющей морковкой.
- Шеф! К Вам тут с письменным заказом! – молодцевато отрапортовал Снеговик.
Снегурочка, вздрогнув, выронила ведомости, которые стаей испуганных птиц разлетелись по комнате.
- За сутки до Нового Года заказы больше не принимаем! – басовито прогудел Дед Мороз.
- Я говорил, но... – закончить Снеговик не успел – от сильного толчка в спину он осел в дверях грудой рыхлого снега.
В наступившей тишине по снегу вразвалочку прошел пингвин и, остановившись перед Дедом Морозом, молча протянул ему письмо.
- В Северном Полушарии пингвины не водятся, - хмуро сообщил ему Дед Мороз, нехотя принимая послание.
Все так же молча пингвин развернулся и зашлепал к выходу, по дороге впечатав ластой морковку глубоко в останки Снеговика.
- Вот ведь гусь, - недовольно хмыкнул Мороз вслед гостю. - А ты чего тут разлегся? Вставай давай!
Снежный сугроб зашевелился и приступил к самосборке. Снегурочка с любопытством поглядывала на письмо с последним, как она надеялась, заказом этого года. И только Дед Мороз не торопился распечатывать послание, продолжая хмурить кустистые брови.
Первым, как существо крайне непосредственное, не выдержал Снеговик.
- Ну что там, шеф? – гнусаво вопросил он, старательно прилаживая морковку на место.
- Сейчас узнаем, - проворчал Мороз, тщетно пытаясь нащупать в буйных зарослях бороды очки.
- Может, для младенчика подарок заказывают... – мечтательно протянула Снегурочка, смущенно порозовев под двумя парами изумленных глаз.
- Младенчика?! – седые брови взмыли ввысь, решительно потеснив сверкающую лысину. – Младенчика... Ишь ты!
Наконец очки были водружены на нос и Мороз углубился в письмо, а Снеговик и Снегурочка принялись терпеливо ждать результатов. Но реакция начальства их глубоко поразила - закончив чтение, старик вместо объяснений тяжело опустился в кресло. Его остекленевший взгляд, неподвижно устремленный в стену, говорил о полном отсутствии мыслей.
Пять минут царило напряженное молчание, и, наконец, Снегурочка не вытерпев, подбежала к Деду Морозу и взяла из его безвольных пальцев письмо. Покрутив его и так, и эдак, она пожала плечами и передала документ на изучение Снеговику. Снеговик с напускной важностью принял письмо, реквизировал очки Деда Мороза, напялил их на свою морковку и уставился на послание.
- Иероглифы... – забубнил под морковку Снеговик. – Вроде бы не китайские или там, японские. И не египетские... Майя?
Снеговик показал письмо Снегурочке:
- Это похоже на майя?
Та в ответ только отрицательно покачала головой и отправилась искать кедровую настойку – надо было срочно приводить Деда Мороза в адекватное состояние. Снеговик продолжил изучать письмо, разворачивая его в разные стороны.
- Шеф, а как его полагается читать? Справа налево, сверху вниз или еще как?
Дед Мороз неопределенно помахал рукой, изображая непонятную загогулину.
- Как – с центра по спирали?! Такого не может быть!
Озадаченный Снеговик вернул письмо и очки Морозу, вытащил морковку, куснул ее и принялся задумчиво хрупать. Вернувшаяся Снегурочка протянула рюмку Деду Морозу, потом, укоризненно поджав губы, новую морковку Снеговику.
После алкотерапии Мороз несколько оживился и начал перечитывать письмо, задумчиво пощипывая бороду.
- Ну что там? – не выдержала Снеугорчка. - Должны же мы тоже быть в курсе заказа!
Тяжко вздохнув, Дед Мороз кратко описал ситуацию, в результате чего Снегурочка изменила лилейный цвет лица на нежно-бирюзовый, а Снеговик подавился морковкой.
- Шеф, и... и что мы будем делать?! – заикаясь, спросил Снеговик. – Неужели... неужели выполним заказ?!
Снегурочка позеленела еще больше и, зажав рот варежкой, пулей вылетела из комнаты.
- Так, звони коллегам! – отдал распоряжение Мороз. – Срочно!!!
Снеговик кинулся к телефону и начал набирать номер. Наконец, после долгой паузы, на той стороне ответили.
- Коля! Коленька! – закричал Дед Мороз в трубку. – У меня тут заказ! Очень такой... деликатный! Вы, случаем, такой же не получали? От самого...
- Oh, no! No, no, no!!! – прорыдала в ответ трубка и разразилась истеричными гудками отбоя.
- Ясно... – процедил Дед Мороз и повернулся в сторону входящей с графином настойки Снегурочки: - Придется нам самим выкручиваться, обойдемся и без заморских коллег!
Графин задрожал в руке, чуть не расплескав драгоценную ароматную жидкость. Снегурочка всхлипнула.
- Но это же... это... Мы же не можем! Как?! – Не выдержав, она все-таки расплакалась, стараясь незаметно смахивать колючие слезы-льдинки.
- Как-как... Поддержим отечественное производство! – рявкнул в ответ Дед Мороз, спасая от гибели графин. – Вот как!

Следующие полчаса компания провела за столом, углубившись в обсуждение заказа и для успокоения нервов потребляя кедровую настойку. Тщательно обговорив все ключевые моменты, они приступили к лихорадочной деятельности.
Снегурочка, схватив свою шубку, выскочила на улицу и села в припаркованную машину. Серебристый хаммер резко рванул и понесся со все увеличивающейся скоростью. Снеговик торопливо обзванивал всю команду сотрудников и раздавал указания от начальства. Сам Дед Мороз неторопливо вышагивал по комнате, попивал кофе, и хмуро поглядывал на ходики – стрелка медленно, но неумолимо ползла по циферблату.
Несколько часов прошли в напряженном ожидании. Но вот на улице послышался визг тормозов, и через минуту вбежала запыхавшаяся Снегурочка.
- Все! Со всеми оптовиками поговорила, контракты на срочную доставку заказа заключила. Первая партия прибудет к 20.00. Остальное получим еще до полуночи.
Довольная Снегурочка плюхнулась в дедоморозово кресло и устало потянулась. Мороз подал ей чашечку крепкого горячего кофе и повернулся к Снеговику.
- Обычной доставкой займутся группы поддержки с волонтерами, с этим проблем не будет. Для доставки особого заказа, - Снеговик выделил слово «особого», - зарезервировано несколько грузовых самолетов. С Министерством Обороны все улажено, самолеты к вылету готовы.
Снеговик выжидательно уставился на Деда Мороза и расслабился только после его одобрительного кивка.
- А мы успеваем? – с беспокойством спросила Снегурочка, допивая кофе.
- Время пока есть, - задумчиво обронил Мороз, глядя на предательскую стрелку часов, - у нас Новый Год наступит раньше, а клиент находится гораздо западнее... Погрузкой займемся сразу по прибытии товара. Вылетаем ровно в полночь.
- Но нам еще нужно время на дорогу! – Снегурочка вскочила и начала нервно ходить из угла в угол, звонко цокая каблучками. – Сколько туда лететь?
- А это я уже возьму на себя. – Нехотя сказал Дед Мороз и, по-стариковски ссутулившись, вышел из комнаты, не заметив, как Снегурочка обменялась со Снеговиком тревожными взглядами.

Ровно в полночь с одного из засекреченных военных аэродромов в новогоднее небо устремилось с десяток грузовых самолетов. На борту одного из них находились Дед Мороз со Снегурочкой и Снеговиком. Дорога предстояла трудная и дальняя, но, благодаря возможностям Деда Мороза, недолгая.
Снегурочка с беспокойством поглядывала на осунувшегося Деда Мороза, а Снеговик постоянно выглядывал в иллюминатор, как будто мог что-нибудь разглядеть в той темени, что царила снаружи.
Вскоре по указанию Деда Мороза самолеты пошли на посадку. Приземлились они на неизвестном крошечном островке, около огромной черно-зеленой цитадели, сочащейся ядовитой слизью.
- Сгружай! – зычно крикнул Дед Мороз, указывая на основание цитадели, теряющееся где-то в глубинах океана.
В темную воду один за другим полетели контейнеры. Снегурочка провожала их задумчивым взглядом.
- Думаешь, его это устроит? – обернулась она к Морозу. – И количества хватит?
- Не знаю, - устало ответил Дед Мороз. – Не знаю. Но будем надеяться.
Мороз развернулся и пошел к самолету.
- Слушай, - сказал Снеговик, дергая Снегурочку за рукав шубки, - как ты думаешь, а как он все это будет потреблять?
Снегурочка, вздрогнув, снова приобрела нежно-салатовый оттенок и поспешила за Морозом. Снеговик со вздохом поплелся за ней, поминутно оглядываясь на громаду цитадели. Вскоре самолеты вылетели в обратном направлении.

Над Атлантикой вставала холодная заря первого дня Нового Года. Где-то глубоко-глубоко на дне, в водах океана, омывающего таинственную черно-зеленую цитадель, лежала громадная гора вскрытых консервных банок. На этикетках банок значилось: «ОАО МАЛЮТКА. Жареные мозги с горошком». А на самих банках вольготно расположилось некое гигантское кальмароподобное существо.
Впервые за последние тысячелетия Ктулху был счастлив.

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс рассказа: В студеную зимнюю пору
СообщениеДобавлено: Пн янв 04, 2010 23:02 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17277
Откуда: Хайфа
№ 9

Однажды, перед Новым Годом...


Снег, снег, ветер, холод... Почему так хочется спать?
Снег заметает только что оставленные следы... Пусто и темно, только этот летящий в лицо снег, острыми иголочками вонзающийся в кожу...
"Какой идиот построил супермаркет в таком безлюдном районе?!" Но... ещё немного... Вот сейчас за ближайшим поворотом засверкает огнями разрекламированный магазин...
Иван остановился, повернулся к ветру спиной, постоял немного и, отдохнув, двинулся дальше, упрямо наклонив голову, как будто протыкая ею встречный поток ветра и снега. Он спрятал в рукава куртки голые замерзшие руки и, с трудом переставляя ноги в вязком сыпучем снегу, пошел дальше вдоль кромки заснеженного леса.
*
Снегопад начался неожиданно, как будто что-то порвалось там, наверху, и в эту вновь образовавшуюся дыру вывалилилось несметное количество снега, приготовленное рачительным хозяином на всю зиму. Город преврататился в декорации к "Снежной королеве", вызвав у горожан противоречивые чувства. Оно-то, конечно, и красиво, но как ехать за подарками, за недостающими компонентами праздничного стола?
Ивана метель застала уже в дороге, когда до нового магазина, "где всё есть", оставалась пара километров. Машина застряла в сугробе, превратившись из "лихого железного коня" в "большую проблему хозяина". Но отступать он не привык, хотя легкая куртка и сапожки "на рыбьем меху" не располагали к пешим прогулкам в такую погоду.
*
Через некоторое время,проведенное в борьбе со стихией, впереди блеснул слабый огонек, превратившийся постепенно в освещенное окошко небольшого, изрядно занесенного снегом домика. Иван решительно пробрался к двери, прокладывая себе путь в снежной каше, и ударил кулаком в дверь. Через секунду она отворилась и впустила его внутрь, в долгожданное тепло.
- Привет, - мелодичный голос принадлежал молодой стройной женщине, видимо, хозяйке этого дома. Она закрыла за ним дверь, прошла к плите и, как ни в чём ни бывало, поставила чайник на огонь, рядом с булькающим чугунком. - Раздевайся, гостем будешь...
Иван медленно приходил в себя, осматриваясь вокруг. Многочисленные свечи наполняли воздух специфическим запахом горелого воска. В их колеблющимся неясном свете проступали тёмные бревенчатые стены, увешанные пучками каких-то трав. Время от времени негромко скрипел сверчок, как музыкант в оркестровой яме, настраивающий свой инструмент перед концертом. Большая печь с плитой излучала тепло, уловимое даже на расстоянии. Простой деревянный стол без скатерти, возле него - лавки. За печью - полуприкрытая занавеской кровать.
Иван негнущимися пальцами стянул с себя куртку, сапоги и прошел к печке, прижался к ней спиной, жадно впитывая в себя её жар. Хозяйка молча подала ему узорчатые шерстяные носки, и он так же молча натянул их на ноги. Женщина собирала на стол, а он исподтишка рассматривал её.
Длинная вышитая полотняная рубаха доходила ей почти до щиколоток; короткие меховые сапожки-тапочки, беличий жилет, гармонировавший с цветом её чуть раскосых глаз, мелкозавитые рыжеватые волосы забраны в короткую, свободно заплетённую косу.
Что-то во всём этом было не так. Этот странный дом со свечами, жаркой печью и необычно одетой хозяйкой как будто растворял его в себе, гасил естественное чувство настороженности и удивления. Ему казалось, что он уже был здесь когда-то давно, но не помнил - когда.
Хозяйка тем временем поставила на стол исходящую паром тарелку тушеной картошки с большими кусками мяса, небольшую мисочку с солеными огурцами, соленые грибы со сметаной, нарезанный крупными кусками хлеб и запотевшую бутылку с мутноватой жидкостью, напомнившей Ивану дедову самогонку. Когда женщина налила эту жидкость в гранёный стакан, сомнений в её составе уже не было.
Иван вдруг почувствовал зверский голод и с радостью откликнулся на приглашение к столу
- Ну, со свиданьицем, Иван, - произнесла женщина, подняв небольшую рюмку с содержимым красного цвета. - Выпей и покушай.
? Откуда ты меня знаешь? Как тебя зовут
. Ты ешь-пей, поговорить успеем... Зови Варварой...-
- Ну, твоё здоровье, Варвара, - Иван лихо выпил стакан самогонки, удивившись её крепости и чистому вкусу, и принялся за еду, отбросив всякие сомнения. А еда была хороша. Огурчики хрустели на зубах, грибочки со сметаной были ароматными и крепенькими, мясо и картошка - хорошо протушенными, приправленными какими-то травами.
По телу разлилось тепло, прогнав воспоминания о недавней стылости.
Хозяйка сидела напротив, подперев голову рукой, ничего не ела, лишь пригубила поднятую румку, и спокойно смотрела, как Иван уничтожает еду, время от времени ободряя его улыбкой. Она была дивно хороша собой. Выразительные серые глаза излучали доброжелательность и мягкость, прямой нос, полные яркие губы, белая матовая кожа, оттенённая рыжиной волос, завораживающая плавность движений ...
- Ну, спасибо, хозяюшка, накормила, - Иван наконец отвалился от стола и почувствовал непреодолимое желание говорить. - Сам не пойму, как здесь оказался. Хотел попасть в новый супермаркет на окраине города, выбрать подарки, но начался снегопад, и машина застряла в сугробе. Спросил - где этот магазин, прохожий сказал, что рядом, и показал, куда идти. Ну я и пошел... И никакого супермаркета, только твой дом... Заблудился я, видимо... чуть не замёрз...насмерть... И где этот магазин... не знаешь?
. Не знаю. Не хожу я по магазинам, мне все и так приносят-
? И кто же это -
? Неважно... пока. А что ты хотел купить в этом самом магазине -
. Кольцо хотел купить -
- Жене? Подруге? - лицо женщины, освещенное призрачным светом, было необыкновенно притягательно, глаза блестели, и Иван сам не понял, как соврал:
- Да нет же – себе...
Варвара встала, прошла за печку и вскоре, вернувшись, протянула ему на ладони кольцо с крупным черным камнем: - Примерь-ка...
Отступать было некуда, да и кольцо было удивительно красивым и странным. Черный квадратный выпуклый камень отсвечивал изнутри серебристым шелком, увлекая взгляд в глубину. Оправа из белого матового металла обхватывала его тонким кружевом сложного графического рисунка. Эт-то было что-то! Иван рассеянно попытался примерить колечко, оно легко скользнуло на безымянный палец и плотно обхватило его.
- Что это? Платина, серебро? Чудный перстень... Сколько это стоит?
- Это подарок. И не спорь. Денег я не возьму...
- Что же... спасибо! Я в долгу не останусь, - решения принимались удивительно легко, мир вокруг был призрачным, нереальным. Воздух в доме был густым и ... вкусным, наполненным каким-то необычным ароматам, слегка кружившим Ивану голову. Он исподволь ждал чего-то необыкновенного, отличного от его прозаической жизни, наполненной бесконечной нервной работой, бытом, короткими мимолетными связями. Поддавшись этому настроению, Иван подошёл к женщине, хотел поцеловать ей руку в знак благодарности, но неожиданно для себя обнял и поцеловал её в губы. Они пахли травой, были тёплыми и мягкими и с готовностью ответили ему. Одежда, слегка планируя, полетела на пол. Её тело, легкое и послушное в его нетерпеливых руках, оказалось гладким, упругим и жадным. Мир полностью утратил реальность, затопленный взаимным желанием и нежностью. Тела сплелись, и небольшая боль в области шеи лишь подчеркнула остроту ощущений.
*
Прошло довольно много времени, пока Иван очнулся окончательно. Варвара, уже одетая, принесла ему кружку густого красного вина, рассеянно поцеловала и промурлыкала: " Тебе пора"...
- Но разве снегопад уже кончился? - расслабленное тело хотело покоя и не хотело тащиться по снегу и холоду в непонятном направлении. - Я не уверен, что знаю, куда идти...
- А это уже не имеет значения, - она прикоснулась пальчиком к кольцу. - Повернёшь его - и будешь дома. Захочешь вернуться - сделаешь то же самое.
Ха-Ха! Чудеса продолжались .
И действительно, вскоре Иван был уже дома, не столько растерянный, сколько удивленный. Он позвонил в дорожную службу, сделал заявку на доставку оставленного в сугробе авто и, отбросив лишние мысли, улёгся спать с чувством полного удовлетворения.
*
Проснулся он от того, что Маринка довольно энергично трясла его за плечи.
- Ты что, засоня, весь праздник проспишь! - она тормошила Ивана, не обращая внимания на его раздражение, и заметила кольцо у него на пальце. – О-о, это ты не моё ли нацепил? - она подняла его руку, рассматривая кольцо, и попыталась стянуть перстень. - Какая прелесть! Оно же мало тебе, как теперь снимешь?
- Марина, что за бесцеремонность? - Иван выдернул у нее руку. –Это не тебе...
. - А где же мне? Ты же обещал! - она надула губки. - И что за засос у тебя на шее!
Последующие полчаса были заняты нарастающим скандалом, закончившимся слезами и упрёками. Марина убежала, бросив ключи и так хлопнув дверью, что посыпалась штукатурка. Как ни странно, это принесло ему облегчение.
Иван наконец-то встал и подошёл к зеркалу. Действительно, на шее был небольшой синячок с почти зажившей ранкой посредине. Постепенно до него дошло, что это значит. Открытие его не порадовало, но... с другой стороны, Марина ведь тоже сосёт с него всё, что может (ха-ха)... так что - и ладно. За удовольствие надо платить...
Иван пожарил яичницу с беконом, с аппетитом съел её, попутно обдумывая дальнейшие планы на Новогоднюю ночь. Вариантов набралось несколько, один лучше другого, но мысли всё время возвращались к одному...
Он поймал себя на том, что потирает подаренное колечко, не решаясь, однако, повернуть его. Весьма оригинальные особенности его новой знакомой и пугали, и привлекали его.
*
Прошла ещё пара часов, пока желание стало непреодолимым, и решение определилось однозначно. Иван бросил сопротивляться, тщательно побрился, сменил одежду и... повернул кольцо...
*
Ничего не произошло!!!
В растерянности и разочаровании он сел на стул. "Почему! Неужели она его обманула?! Не может быть!" Он лихорадочно начал вспоминать всё, что говорила Варвара. Нашёл ключевые слова, выгреб из холодильника всё, что приготовил на Новый Год, быстренько сложил в сумку, поискал подарок для неё и остановился на своем любимом золотом браслете. Сунул его в карман, взял сумку и...
*
...снова повернул кольцо...

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс рассказа: В студеную зимнюю пору
СообщениеДобавлено: Вт янв 05, 2010 0:16 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17277
Откуда: Хайфа
№ 10

Новогодняя сказка.

Новый год – самый любимый праздник! Возможно, всему виной воспоминания детства. Нарядная елочка, сверкающие игрушки, разноцветные огоньки. Потом бой курантов, в течение которого нужно успеть загадать все-все, чего бы тебе хотелось. А утром подскочить ни свет ни заря, чтобы найти под елочкой подарки. Но главное - это ожидание чуда и ощущение праздника, которыми, кажется, пропитан сам воздух.
И почему со временем эти ощущения уходят? – Аня прижалась щекой к холодному стеклу, наблюдая за кружением снежинок. На душе было тоскливо. Наверное, так и должно быть, с возрастом эйфория праздника уходит, меркнет под грудой проблем, и Новый год уже не приносит былой радости…Но так хочется вернуться в детство и снова поверить в сказку!
- Анька, ну где ты ходишь? Все уже за столом, щас президент балакать будет, - вошедший в комнату Славик потянул девушку за собой, отвлекая от грустных мыслей. Друзья действительно уже собрались за столом, смеялись, разливали шампанское. До Нового года оставались считанные минуты.
Бом... Начали бить куранты, и ребята замерли, загадывая желания.
«Что бы такого пожелать? - лихорадочно размышляла Анюта. - Денег? Банально. Счастья? Уж слишком размытое получается понятие…Хочу вспомнить, что такое радость!» - пронесшееся в голове странное желание аккурат совпало с двенадцатым ударом. Новый год наступил.
- Урааааа! – звон бокалов, музыка, смех, наполнившие комнату, неожиданно начали отдаляться. У Ани перехватило дыхание, появилось ощущение, будто она куда-то летит, краски вокруг смазались, и все завертелось.
Когда мельтешение, наконец, закончилось, девушка ощутила дыхание морозного воздуха и открыла глаза: вокруг простирался еловый лес, кончики иголок были покрыты инеем, а верхушки укрыли пушистые снежные шапки. Вот серый заяц юркнул меж деревьев, а там с ветки на ветку перескочила белочка. Ночной лес не казался страшным, напротив, по нему была разлита атмосфера спокойствия и умиротворения, и даже далекие звезды здесь казались ярче и ближе.
Аня неторопливо зашагала по неглубокому снегу. Все происходящее казалось ей сном, но вот просыпаться почему-то совсем не хотелось. Неожиданно вдалеке мелькнул огонек костра. Девушка прибавила шаг и, не скрываясь, направилась прямиком к огоньку. Выйдя на небольшую поляну, она увидела старичка, греющего руки у огня. Одет он был, как типичный деревенский житель зимой: тулуп, валенки, подбитая мехом шапка.
- Ну здравствуй, Анна, - приветствовал ее дедушка и лишь затем обернулся.
- Вы меня знаете?
- Я всех знаю, девочка, чай, мне положено, - улыбнулся старичок.
- Не сочтите за грубость, но кто Вы? – робко спросила гостья.
- Неужто не узнаешь? Ха, а в детстве люди в меня очень верят, - продолжал тепло улыбаться старик, - я тот, кого Вы называете дедом Морозом.
«Приплыли, - подумала Аня. - Неужели на меня так шампанское подействовало? Дед Мороз, мда…Хорошо хоть не старик Хоттабыч!»
- Не веришь?
- Ну я…как бы…
- Конечно, оно и понятно. Только чуда являть не буду, извини, надоело каждый раз доказывать, что ты не олень, - дедушка устало потер переносицу, - давай с тобой лучше о твоем желании поговорим. Скажи, что для тебя радость?
- Откуда Вы…А, ну да, конечно, - стушевалась Аня под строгим взглядом старика. - Радость? Ну радость – это вроде бы так просто и одновременно как-то сложно получается.
- Не надо сложно, вспомни радостные моменты жизни и подумай о главном в них.
- Когда рядом дорогие тебе люди, родные и друзья, и у них хорошее настроение, тогда и начинается настоящее веселье, мелкие шалости и глупости, - с улыбкой произнесла Анюта, ударяясь в воспоминания. - Но такого уже давно не было, - с сожалением закончила девушка, - у всех работа, стрессы, занятость.
- Дорогая моя, настроение не берется на пустом месте, его нужно создавать, себе и окружающим. Твои друзья уже рядом с тобой, так используй момент! Новогодняя ночь волшебная, нужно только наше желание - и она превратится в сказку.
- Вы думаете, мне это под силу? Вот так вот, с бухты-барахты?
- А знаю, что по силам. Тебе нужно только вспомнить все самое лучшее и захотеть поделиться им. Все в твоих руках.
Аня оглядела искрящиеся снежинки на ветках лесных красавиц, мягкий снежный ковер, вдохнула полной грудью морозный воздух и улыбнулась. Неожиданно все вокруг опять закрутилось, и девушка очнулась в знакомой гостиной в окружении друзей.
- Анька, ну наконец-то! Мы уж думали, ты совсем заснула, - Слава беззлобно хохотнул, поглядывая на подругу. Ребята поддержали его легкими смешками. В комнате было слегка душновато, гирлянда отбрасывала разноцветные огоньки на стены. Молодежь сидела на креслах и диване в расслабленных позах и перебрасывалась ничего не значащими шутками.
- Ну что, давайте еще выпьем, - бодро предложил Саша.
- А может в «Твистер» поиграем, - робко начала Натуся, но наткнулась на ленивые взгляды.
- Люди, а может, слепим снеговика? – неожиданно для себя предложила Аня.
- Чего?
- А почему бы нет? Здесь свой двор, и снега намело чуть не на ползабора. А потом можно пойти на горку покататься, через костер попрыгать, хороводы поводить, - Аня чувствовала, что ее понесло. Душа требовала праздника, а тело переполняла энергия.
- Да что мы, дети малые, - начал Сережа, но Славик его перебил:
- Ребята, а почему нет? По-моему, отличная идея, когда еще так соберемся. Серег, какая разница: дети - не дети? Главное, чтобы весело было! – добавил Слава, подмигивая Аньке.
- Ну так что, согласны?
- Да!
Уже скатываясь с горки в какой-то сугроб, со смехом выбираясь из него и попадая под перекрестный огонь снежков, Аня вдруг вспомнила лесную поляну: «Сон это был или нет, но кое-что очень важное он мне дал. Может и правду говорят: мечты сбываются!»
Домой возвращались уже с рассветом - раскрасневшиеся, уставшие, но счастливые. А на следующий день Анюта обнаружила у себя маленькую открытку с картинкой ночного леса. На обороте красовалась небольшая надпись: «Любой день может стать сказкой. Все в твоих руках!»

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс рассказа: В студеную зимнюю пору
СообщениеДобавлено: Вт янв 05, 2010 22:41 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17277
Откуда: Хайфа
..........

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс рассказа: В студеную зимнюю пору
СообщениеДобавлено: Ср янв 06, 2010 5:14 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17277
Откуда: Хайфа
Ну что ж...
Объявляю голосование.

И давайте сделаем, как в мини: голосование здесь, а обсуждение в отдельной теме - вот здесь: http://bookworms.ru/forum/27-0-0-1-1

Голосование проводится до 20 января (включительно).

Условия голосования:

определяем ПЯТЬ первых мест:
1 место - №...
2 место - №...
3 место - №...
4 место - №...
5 место - №...

Давать одно место двум рассказам НЕ РАЗРЕШАЕТСЯ.

При оценке рекомендуется обращать внимание на:
- соответствие тематике конкурса;
- язык, стиль;
- сюжет;
- оригинальность, "полет фантазии";
- авторскую идею.
Весьма желательно дать более-менее развернутый отзыв с обоснованием своей оценки.

Желательно читать внимательно, стараться понять автора - и вначале искать достоинства, а потом уж недостатки. Критика необходима - но она должна быть конструктивной и "цивилизованной".

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс рассказа: В студеную зимнюю пору
СообщениеДобавлено: Чт янв 07, 2010 11:51 
Не в сети
Творец
Творец
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Вс сен 20, 2009 21:33
Сообщений: 1722
Откуда: Таракан-дум
Как то так...
1 место - №2 Трамонтана.
2 место - № 10 Новогодняя сказка.
3 место - № 9 Однажды, перед Новым Годом...
4 место - № 6 Правды, скрывающие истину
5 место - № 3 Опасная скука.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс рассказа: В студеную зимнюю пору
СообщениеДобавлено: Чт янв 07, 2010 13:03 
Не в сети
Книжный червь
Книжный червь
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Вс июл 19, 2009 18:01
Сообщений: 5825
Мне очень не нравится принятая система, так как в данном конкурсе пяти призеров я не наблюдаю.
Но что сделано, то сделано.

1 место - рассказ № 2 "Трамонтана"
2 место - рассказ № 3 "Опасная скука"
3 место - рассказ № 6 "Правды, скрывающие истины"
4 место - расска № 8 "Подарок к новому году"
5 место - рассказ № 7 "Заветное желание". Слюни убили, но больше претендентов все равно нет.

Имхо, разрыв в один-два балла между тем же рассказом № 3 и рассказами № 8 и 7 несправедлив, так как на самом деле между ними пропасть с названием Уровень. Но, но(((

_________________
Чем больше узнаю людей, тем больше я люблю собак


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс рассказа: В студеную зимнюю пору
СообщениеДобавлено: Чт янв 07, 2010 15:34 
Не в сети
Книжный червь
Книжный червь

Зарегистрирован: Ср окт 07, 2009 18:12
Сообщений: 3691
Откуда: оттуда, оттуда
  • № 3 "Опасная скука"
  • № 2 "Трамонтана"
  • № 9 "Однажды, перед Новым Годом..."
  • № 5 "Я ухожу!"
  • № 8 "Подарок к Новому Году"

_________________
Фок-стаксели травить налево!


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс рассказа: В студеную зимнюю пору
СообщениеДобавлено: Чт янв 07, 2010 22:50 
Не в сети
Читатель
Читатель
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн сен 21, 2009 6:07
Сообщений: 42
1 место - №3 «Опасная скука»
2 место - №11 «Просто мистика»
3 место - №2 «Трамонтана»
4 место - №5 «Я ухожу»
5 место - №7 «Заветное желание»

_________________
Qui de tout se tait, de tout a paix.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс рассказа: В студеную зимнюю пору
СообщениеДобавлено: Вт янв 12, 2010 22:40 
Не в сети
Знаток
Знаток
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн ноя 09, 2009 12:05
Сообщений: 267
Откуда: Ростов-на-Дону
1 место - №2 Трамонтана
2 место - №11 Просто мистика
3 место - №8 Подарок к Новому Году
4 место - №6 Правды, скрывающие истину
5 место - №7 Заветное желание

_________________
Мужчина - царь, мужчина - бог, но он всегда у женских ног.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс рассказа: В студеную зимнюю пору
СообщениеДобавлено: Ср янв 13, 2010 0:11 
Не в сети
Мастер
Мастер
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Вс сен 20, 2009 22:33
Сообщений: 1402
Откуда: Одесса
Карго писал(а):
так как в данном конкурсе пяти призеров я не наблюдаю.
А мне наоборот и этих пяти мало. ;) Много класных рассказов, жаль всем места дать не возможно.

1 место - № 7 Заветное желание
2 место - № 3 Опасная скука
3 место - № 5 Я ухожу!
4 место - № 2 Трамонтана
5 место - № 11 Просто мистика...

_________________
Изображение


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс рассказа: В студеную зимнюю пору
СообщениеДобавлено: Пт янв 15, 2010 20:20 
Не в сети
Скромный гений
Скромный гений
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Ср янв 13, 2010 22:04
Сообщений: 2267
Откуда: Kyiv
1 - №2 Трамонтана
2 - №3 Опасная скука
3 - №11 Просто мистика
4 - №6 Правды, скрывающие истину
5 - №4 С новым годом!

_________________
Египетское Мао всегда хорошо урчит


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 31 ]  На страницу 1, 2  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Литературный интернет-клуб Скифы

статистика

Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Template made by DEVPPL Flash Games - Русская поддержка phpBB