Site Logo

Полки книжного червя

 
Текущее время: Пт ноя 24, 2017 13:50

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 20 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Конкурс рассказа "Пляшем от печки"
СообщениеДобавлено: Чт янв 28, 2016 19:40 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17294
Откуда: Хайфа
Итак, по выбору Хуна, тема конкурса - рассказ с заданным началом.
Будет ли это мистика, детектив, нф, юмор или любовная история - дело автора. Время и место действия - тоже на его усмотрение.
Вот печка, от которой вам плясать:
Цитата:
В самом темном углу, где отблески пламени не разгоняли мглы, он сидел и слушал чужие истории. Молодая хозяйка заняла противоположный угол; она также оставалась в тени; и между ними протянулась линия нетерпеливых, испуганных лиц с широко раскрытыми глазами. Сзади разинула свой зев пустота, которая, казалось, стирала границы между огромной комнатой и беззвездной ночью.
Кто-то прошелся на цыпочках и приподнял жалюзи со скрежетом, и повсюду раздались звуки: через окно, открытое наверху, донесся шелест листьев тополя, которые шумели так, словно по ним шагал ветер.
- Странный человек идет среди кустарников, - прошептала взволнованная девушка, - я видела, как он присел и спрятался. Я видела его глаза!
- Ерунда! - раздался резкий голос одного из мужчин. - Здесь слишком темно, чтобы что-то разглядеть. Вы слышали вой ветра.
Туман поднялся над рекой и протянулся по лужайке, прижимаясь к самым окнам старого дома подобно мягкой серой руке, и сквозь его завесу движение листьев было едва различимо... Тогда, пока кто-то требовал огня, другие вспомнили, что сборщики хмеля все еще вертятся поблизости и что бродяги этой осенью становятся все более дерзкими и грубыми. Возможно, все они втайне мечтали о солнце. Только пожилой человек в углу сидел тихо и не двигался с места, не делясь ничем с окружающими. Он не рассказал никакой внушающей страх истории. Он уклонился, хотя совершил немало удивительных открытий; ведь всем было прекрасно известно, что интерес пожилого мужчины к психическим аномалиям частично объяснял его присутствие на вечеринке в этот уик-энд. "Я никогда не ставлю опытов - таких опытов, - коротко ответил он, когда кто-то попросил его заполнить рассказом образовавшуюся паузу. - У меня нет никаких сверхъестественных способностей." В его тоне скрывался, возможно, оттенок презрения, но хозяйка из затененного угла быстро и тактично прикрыла отступление гостя. И он удивился. Ведь было совершенно очевидно, зачем его пригласили. Комната с привидениями, как он давно догадывался, была специально предназначена для него.

Прошу!

Еще раз поясняю: рассказ должен начинаться именно с этого текста, без каких бы то ни было изменений. Ваше творчество идет после слов "специально предназначена для него."


1.Срок подачи - ДО 28 ФЕВРАЛЯ включительно.

ВНИМАНИЕ: По просьбе автора срок конкурса переносится на неделю, до 8-го марта.

Разрешается присылать по 2 рассказа от автора. У кого вал вдохновения - остальное во внеконкурс.
2. Размер - максимальный объем 30 тыс. знаков (с пробелами). Минимальный - 10 тыс. знаков. Допускается плюс-минус 10% от общего объема. Рассказы, намного выходящие за эти границы, принимаются вне конкурса.
3. Произведения на конкурс посылаются на адрес irinapev@gmail.com и публикуются анонимно. (Просьба, однако, при отсылке указывать свой ник, чтобы ведущий знал, от кого поступил рассказ).
Просьба также послать ведущему в личку подтверждение: "Я прислал(а) рассказ такой-то".
4. Ведущий (то есть я) оставляет за собой право на грамматическую правку. Текстовых изменений без согласования с автором обязуюсь не вносить. Те, кто не желает никакого вмешательства, пожалуйста, предупредите.
5. После окончания срока подачи начинается голосование. Срок голосования - две недели, после чего подводятся итоги и объявляются победители.

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Конкурс рассказа "Пляшем от печки"
СообщениеДобавлено: Пт янв 29, 2016 23:55 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17294
Откуда: Хайфа
Уточнение: объем будем считать БЕЗ заданного куска :62:

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Конкурс рассказа "Пляшем от печки"
СообщениеДобавлено: Пн фев 22, 2016 3:57 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17294
Откуда: Хайфа
№1

Сказка о мертвых царевнах и о Хун Жане богатыре
(Попурри-мюзикл буфф по самым разным мотивам -
от Алджернона Блэквуда до Юрия Кукина )


Действие первое


В самом темном углу, где отблески пламени не разгоняли мглы, он сидел и слушал чужие истории. Молодая хозяйка заняла противоположный угол; она также оставалась в тени; и между ними протянулась линия нетерпеливых, испуганных лиц с широко раскрытыми глазами. Сзади разинула свой зев пустота, которая, казалось, стирала границы между огромной комнатой и беззвездной ночью.
Кто-то прошелся на цыпочках и приподнял жалюзи со скрежетом, и повсюду раздались звуки: через окно, открытое наверху, донесся шелест листьев тополя, которые шумели так, словно по ним шагал ветер.
- Странный человек идет среди кустарников, - прошептала взволнованная девушка, - я видела, как он присел и спрятался. Я видела его глаза!
- Ерунда! - раздался резкий голос одного из мужчин. - Здесь слишком темно, чтобы что-то разглядеть. Вы слышали вой ветра.
Туман поднялся над рекой и протянулся по лужайке, прижимаясь к самым окнам старого дома подобно мягкой серой руке, и сквозь его завесу движение листьев было едва различимо... Тогда, пока кто-то требовал огня, другие вспомнили, что сборщики хмеля все еще вертятся поблизости и что бродяги этой осенью становятся все более дерзкими и грубыми. Возможно, все они втайне мечтали о солнце. Только пожилой человек в углу сидел тихо и не двигался с места, не делясь ничем с окружающими. Он не рассказал никакой внушающей страх истории. Он уклонился, хотя совершил немало удивительных открытий; ведь всем было прекрасно известно, что интерес пожилого мужчины к психическим аномалиям частично объяснял его присутствие на вечеринке в этот уик-энд. "Я никогда не ставлю опытов - таких опытов, - коротко ответил он, когда кто-то попросил его заполнить рассказом образовавшуюся паузу. - У меня нет никаких сверхъестественных способностей." В его тоне скрывался, возможно, оттенок презрения, но хозяйка из затененного угла быстро и тактично прикрыла отступление гостя. И он удивился. Ведь было совершенно очевидно, зачем его пригласили. Комната с привидениями, как он давно догадывался, была специально предназначена для него.

Занавес.

Антракт.
Объявление администрации театра по громкой связи:
«Уважаемые зрители! Приглашаем всех в буфет.
Напитки и закуски бесплатно.»


Действие второе

Краткое содержание первого действия для проспавших все от скуки зрителей -
Три девицы вечерком
Пили водку, джин и ром...


"Эй, хрен старый из Столицы, -
Говорит одна девица, -
Что молчишь, как партизан?
В честь тебя ж сей ужин дан!"
"Кабы я была царица, -
Говорит ее сестрица, -
Проучила бы сполна
Батогами молчуна!"
"Полно! Хватит вам сердиться, -
Третья молвила девица, -
Я уверена - сейчас
Будем слушать мы рассказ".
Только вымолвить успела,
Дверь тихонько заскрипела,
И туманной пеленой
Затянуло весь покой.

В темном небе звезды блещут,
В тихой речке волны плещут;
Туча по небу идет,
Тьма по комнате плывет...

***

Вдали раздался тяжкий топот,
Все замерли... Смешались вмиг
И искренний молитвы шепот
И чей-то полный муки вскрик -
Как если б чуял смерть заране
И вот она настала... Вдруг
Свет месяца блеснул в тумане,
Погасли свечи, дым бежит,
А тьма все гуще... Всё дрожит,
Бесстрастен лишь клинок в кармане...
Всё смолкло. В грозной тишине
Раздался дважды голос странный,
И кто-то в дымной глубине
Взвился белее мглы туманной...
И снова воздух пуст и тих;
Встает испуганный жених :
Глядь - на диване труп остылый;
Трепеща, хладною рукой
Он вопрошает мрак немой...
О горе: нет подруги милой!
Нигде девицы ни одной;
Ни в доме, ни в сени густой -
Похищены безвестной силой...

***

Тут все гостя окружили
Разом все заголосили:
«Славный наш сенсэй Хун Жан,
Покоритель парижан,
Окажите божью милость,
Проявите справедливость -
Чтобы с утренней зарей
Девки прибыли домой.
Не впервой ему ведь, братцы,
С всякой нечистью сражаться,
Няшных киборгов ловить
Да в тавернах стекла бить!»

***

«А за это, друг наш пьяный,-
Говорили все Хун Жану,-
Будут деньги, дом в Чикаго,
Много женщин и машин!»
Ведали б те дурачины,
Тот, кому все поручили -
Очень темный эльф, короче -
Просто злобный буратин!

***

Гость речам таким внимает
И с досадой отвечает :
«Хоть люблю я детектив,
Но особых перспектив
В деле сем в упор не вижу.
А вот около Парижу
Замок есть Шато-Нуар
Некой Касы-моор-Бар.
Мне была знакома Каса
(Где она? - Ну, с того раза,
Верно, там же, где была).
Ясновидящей слыла,
Всем недугам пособляла,
Немощь членов исцеляла.
Вот ее бы разыскать;
Упросить компоту дать -
Зелье дело всё поправит:
На путь истинный наставит -
Куда нужно заглянуть,
Чтобы девок возвернуть...»
« Вот уж диво, так уж диво...»
« Но - коль инфа справедлива -
Ведьма дорого дерёт
За черешневый компот!»
« Ну, раз случай здесь такой,
То не грех тряхнуть мошной!»

Долго-коротко ль рядили -
Пару шаттлов снарядили,
И в аэропорт Орли
Устремились корабли.

***

Зритель тут же скажет: «Ясно!
С бородатой и ужасной
Свести бабой жаждут нас.
Анаграмма «Кара-Бас»
Даже ежику понятна...
Не судить прошу превратно
И на авторскую суть
Постараюсь намекнуть -
Люблю, грешный, вечерком
На себе катать верхом
Большеглазых, озорных,
Чёрных, рыжих и льняных,
Грустных и весёлых -
В городах и сёлах!
Чтоб в местечке потайном
Да нефритовым жезлом...

Как бы это изъяснить,
Чтоб совсем не рассердить
Богомольной важной дуры,
Слишком чопорной цензуры?
Как быть?... Помоги мне, бог!
Меж прелестных женских ног...
Нет, уж это слишком ясно
И для скромности опасно...
Так. Иначе как-нибудь:
Я люблю в Венере грудь,
Губки, ножку особливо,
Но любовное огниво,
Цель желанья моего...
Что такое?.. Ничего!..
Ничего, иль очень мало...

Вот и в Касе — все хватало.
Ангел - сердцем и душой.
Что за ножка - боже мой!
А головка, темный волос,
Чудо - глазки, чудо - голос,
Ум - с ума свести бы мог.
Словом, с головы до ног
Душу, сердце всё пленяло...
Только ведьмино начало...
Впрочем, наши мужики
Скажут : «Это пустяки!»

Действие третье

Едет Хун Жан к Касе -
Просить принять участье.
В лимузине сидит,
Деколоном смердит.
За ним родных свита,
Тоже не лыком шита -
Везут с собою подарки:
Ведро горилки и шкварки,
Цукерки и ватрушки -
Прям с фабрики Петрушки.
Ежели забыть о времени -
Точь в точь : ходоки к Ленину.

Ведьма ж в собственном замке
Перебирает склянки
И, зевая от скуки,
Замысливает подлянки.
Увидела делегацию -
Сразу придумала акцию,
Как попрошаек поставить
В пикантную ситуацию.

«Ты чавой-то сам не свой -
Пластик, что ль, совсем гнилой?
Аль Чикаго разгромили?
Али Лондон под водой?»

«Не до пластика сейчас -
Девок выкрали у нас,
Не подскажешь ли, откуда
Мог прийти такой приказ?»

«Вот из плесени кисель -
Чай, не пробовал досель?
Спробуй, он в момент укажет
Лучший путь к горе Кармель.
Говорят, что там сидит
Чудо-юде рыба-кiт.
Зверь, что все про все на свете
Знает, хоть не говорит.
Мой кисель, хотя и крут,
И с него, бывает, мрут...
Но! Какие выживают -
Ясновидцами слывут.»

«Ай да ведьма! Ай да спец!
Вот и хлопотам конец!
Жаль, что твой кисель по вкусу
Словно тухлый холодец...
За кисель прямых дорог,
Едва выйду за порог,
В дар пришлю сметаны бочку,
Простоквашу и творог.»

Действие четвертое

Море весело шумит,
Шаттл на бреющем летит -
Мимо вражеских агентов
Да коварных инсургентов,
И желанная страна
Вот уж издали видна.
Там на берегу лежит
Чудо-юде рыба-кiт.
А поблизости живет
Кiтопесополиглот
Айрен — делает туристам
Кiтосурдоперевод.

***

Шаттл сел на отмель: что Хун зрит?
Колдунью с зверем... Чудный вид,
Спокойный взор, вся шерсть седая;
Лампада перед ним горит;
За древней книгой он лежит,
Хвостом все знаки подавая.
«Добро пожаловать, сынок! -
Кiт знаком показал Хун Жану. -
Уж двадцать лет здесь одинок
Во мраке старой жизни вяну;
Но наконец дождался дня,
Давно предвиденного мною.
Мы вместе сведены судьбою;
Садись и выслушай меня.
Тут не помогут альгвазилы;
Твой твердый дух теряет силы;
Но зла промчится быстрый миг:
На время рок тебя постиг.
С надеждой, верою веселой
Иди на все, не унывай;
Вперед! мечом и грудью смелой
Свой путь на полночь пробивай.

Узнай, Хун Жан: твой оскорбитель -
Великий Змей с Полнощных гор,
Красавиц давний похититель,
Хозяин полных злата нор.
Еще ничей в его обитель
Не проникал доныне взор;
Но ты, злых козней истребитель,
В нее ты вступишь, и злодей
Загнется от руки твоей.
Тебе сказать не должен боле:
Судьба твоих грядущих дней,
Хун Жан, в твоей отныне воле».

***

Заронив зерно надежды,
Зверь навеки смежил вежды,
А колдунья им тогда:
«Добрый путь вам, господа,
Он лежит весьма далек -
Прям на северо-восток
Вдоль берега Окияна,
В край, где Марта-несмеяна
Ловит лучик над водой
И командует тайгой!
Марте в дар поднесено
Было зеркальце одно.
Свойство зеркальце имеет -
Говорить оно умеет
И как Змея разыскать,
Тоже может рассказать»

Надо начинать сначала -
Хун Жан прямо у штурвала
Помолился тихо богу
И отправился в дорогу
В край, где средь седых камней
Бьется грозный Енисей.

Действие пятое

Кто сказал, что это просто, очень просто,
Быстрый шаттл в лесу дремучем посадить?.
Как найти в таежном море малый остров -
Там где горы, пихты, кедры и дожди?

Видит Жан в лесу поляну,
Видит Марту-несмеяну,
Сердце сжалось от непрошеной тоски,
Что останется с туманными мечтами -
Лишь с мечтами вместе с запахом тайги...



***

Сел корабль на двор широкий
Возле елочки высокой,
Жан взбегает на крыльцо,
Уж берется за кольцо,
А навстречу величаво
Выступает, будто пава,
Месяц под косой блестит,
А во лбу звезда горит.
Правду молвить, молодица
Видом впрямь была царица:
Высока, стройна, бела,
И умом и всем взяла;
Но зато горда, ломлива,
Своенравна и ревнива.
Но сейчас она была
Добродушна, весела,
С Хуном ласково шутила
И, красуясь, говорила:
"Гость воскресный мой! Скажи
Да всю правду доложи:
Я ль на свете всех милее,
Всех румяней и белее?"

А ему бы дать ответ,
Что ее прекрасней нет,
Что на свете нет милее,
Нет румяней и белее,
Но, взглянув в бездонны очи,
Хун запел что было мочи:

Marta - bella donna,
Che un bel canzone,
Sai, che ti amo, sempre amo.

Donna - bella mare,
Credere, cantare,
Dammi il momento,
Che mi piace più!

Uno, uno, uno, un momento,
Uno, uno, uno sentimento,
Uno, uno, uno complimento
E sacramento, sacramento, sacramento...

Тут она весьма нежданно
Покраснела - и Хун Жана
Прямо за руку взяла
И в покой свой увела.
Там за стол его сажала,
Всяким яством угощала,
Похвалилась перед ним
Даже зеркальцем своим:

«Свет мой, зеркальце, скажи
Да всю правду доложи:
Все, что милому потребно,
Ты подробно изложи!»

«Знаю, знаю: тот злодей -
Ледяной Великий Змей.
Тащит гад чего попало
У порядочных людей.
Хочешь знать, где Змей живет?
Вон он нежит свой живот
Иль на Лене, иль на Яне -
Бабник, словом, еще тот!
Ой, гляди, гляди — смеется
Так, что дерево трясется:
«Если только захочу,
Я и Марту прихвачу!»

Говорит тогда Жан Хун:
«Ну, хвостатый потаскун!
Я не я, коль не устрою
Змею знатный карачун!
Будет он, невежа, знать -
Наших женщин воровать!»

Ему зеркальце в ответ:
«Ты способен, спору нет,
Но для девичья спасенья
Дать позволь такой совет:

Пусть Жан Хун проявит прыть,
Чтобы девкам засадить
До среды... Иначе поздно
Вообще все может быть...»

«До среды?! Но Змей же тот
Хрен в какой дали живет!
Опоздаю — он всех девок
Слопает, как бутерброд!»

«Не кручинься и не хнычь,
Стоит только кинуть клич!
Эй, явитесь предо мною,
Хунт Кристич и Крист Хунтич!»-
И в ладоши два хлопка,
Быстрый-быстрый взмах платка,
Поразить чтоб прямо в сердце
Заграничного братка.
Вмиг встают два молодца,
Одинаковых с лица,
Сходных оба меж собою
Как два брата-близнеца.
«Коли поняли приказ,
Исполняйте сей же час!»
«Извиняй уж, Белла Донна,
Енто дело не про нас!
Нам бы схемку, аль чертеж -
Мы б затеяли вертеж.
А впотьмах искать средь чукчей -
Черта лысого найдешь!
Мож, в Европах ентот кiт
Как географ знаменит,
В тундре ж меж соседних стойбищ
По пол-Хрянции лежит!»

«Извини мил-друг, Хун Жан,
Не сложился наш роман,
Молодцы подбросить могут
Разве только в Магадан.
В чумах сильно не блуди,
В чистоте себя блюди,
А борьбу с Зеленым Змеем
Лучше и не заводи!
Избегай пустых морок,
Избегай кривых дорог,
Думай лучше, с чем вернешься
На заветный на порог...»

«Ты, Мартусь, того... не трусь!
Образуется, Мартусь!
Быстро вытащу всех девок
И бегом к тебе вернусь!
Без меня не унывай!
Телефон не отключай!
Хочешь — в конкурсах участвуй,
Хошь — романы сочиняй!
А найдется критикан,
Не оценит твой роман -
По башке и Енисеем
В Ледовитый Окиян!»

***

Каждый скажет, это странно, очень странно,
Но такой уж Хун законченный чудак:
Вот так встретился с прекрасной и желанной,
И свою любовь не выразил никак.

Но вот теперь за все заплатит
Этот самый Змей поганый -
Все растут невозвращенные долги...
А потом вернуться можно за мечтами,
За туманом и за запахом тайги.


Действие шестое

За добычею своей
Средь колымских лагерей
Хун меж тем усердно скачет.
Контингента нет! Удача
Отвернулась. Видит он,
Всем вопрос его мудрен;
Кто в глаза ему смеется,
Кто скорее отвернется;
К буйну ветру наконец
Обратился молодец:
"Ветер, ветер! Ты могуч,
Ты гоняешь стаи туч,
Ты волнуешь сине море,
Всюду веешь на просторе,
Не боишься никого,
Кроме бога одного.
Аль откажешь мне в ответе?
Не видал ли где на свете
Много девок молодых?
Я за ними". - "Как без них, -
Отвечает ветер буйный, -
Там за речкой тихоструйной
Есть высокая гора,
В ней глубокая нора;
В той норе, во тьме печальной,
За большой стеной хрустальной
Ты найдешь, что потерял".
Ветер дале побежал.

Жан в указанное место
Поспешил. Но только вместо
Змея там гора крутая;
Вкруг нее страна пустая;
Под горою темный вход.
Хун туда скорей идет.
Вдруг зажегся свет печальный,
Впереди чертог хрустальный,
Что увидит наш герой
За прозрачною стеной?

В нем взыграло ретивое!
Что же это, что такое?
Сотни голых девок в ряд
Строем ледяным стоят.

И горит в чертоге том
Чистым русским языком
Надпись: «Наш Универсам
Рад гостям. По четвергам
Товар дня — Невесты Ктулху -
Пять рублей за килограмм.»

(занавес)


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Конкурс рассказа "Пляшем от печки"
СообщениеДобавлено: Вс мар 06, 2016 18:52 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17294
Откуда: Хайфа
№2

В жизни такого не бывает



В самом темном углу, где отблески пламени не разгоняли мглы, он сидел и слушал чужие истории. Молодая хозяйка заняла противоположный угол; она также оставалась в тени; и между ними протянулась линия нетерпеливых, испуганных лиц с широко раскрытыми глазами. Сзади разинула свой зев пустота, которая, казалось, стирала границы между огромной комнатой и беззвездной ночью.
Кто-то прошелся на цыпочках и приподнял жалюзи со скрежетом, и повсюду раздались звуки: через окно, открытое наверху, донесся шелест листьев тополя, которые шумели так, словно по ним шагал ветер.
- Странный человек идет среди кустарников, - прошептала взволнованная девушка, - Я видела, как он присел и спрятался. Я видела его глаза!
- Ерунда! - раздался резкий голос одного из мужчин. - Здесь слишком темно, чтобы что-то разглядеть. Вы слышали вой ветра.
Туман поднялся над рекой и протянулся по лужайке, прижимаясь к самым окнам старого дома подобно мягкой серой руке, и сквозь его завесу движение листьев было едва различимо... Тогда, пока кто-то требовал огня, другие вспомнили, что сборщики хмеля все еще вертятся поблизости и что бродяги этой осенью становятся все более дерзкими и грубыми. Возможно, все они втайне мечтали о солнце.
Только пожилой человек в углу сидел тихо и не двигался с места, не делясь ничем с окружающими. Он не рассказал никакой внушающей страх истории. Он уклонился, хотя совершил немало удивительных открытий; ведь всем было прекрасно известно, что интерес пожилого мужчины к психическим аномалиям частично объяснял его присутствие на вечеринке в этот уик-энд.
"Я никогда не ставлю опытов - таких опытов, - коротко ответил он, когда кто-то попросил его заполнить рассказом образовавшуюся паузу. - У меня нет никаких сверхъестественных способностей." В его тоне скрывался, возможно, оттенок презрения, но хозяйка из затененного угла быстро и тактично прикрыла отступление гостя. И он удивился. Ведь было совершенно очевидно, зачем его пригласили. Комната с привидениями, как он давно догадывался, была специально предназначена для него.


- Хватит, - снова произнёс всё тот же резкий мужской голос. - Мы сидим здесь уже несколько часов, и я не услышал ничего, что оправдало бы потраченное время.
- Так уж и ничего? - произнесла хозяйка как можно мягче, но мужчину это разозлило ещё сильнее.
- Послушайте, меня позвали сюда...
- Вас никто не звал.
- Но я...
- Вы сами позвонили. Разве не помните?
Мужчина не ответил. Вместо этого со своего места поднялась совсем ещё молодая девушка, лет семнадцати на вид, и заявила:
- Я согласна с Морти. Мы теряем время. Мы пришли сюда, чтобы получить нечто важное, но вместо этого уже несколько часов травим скучные байки. А тот старый пень в углу вообще ненормальный.
- А кто виноват в том, что вы несколько часов травите байки? - человек в углу улыбнулся, и, хотя никто этого не видел, все поняли, что он именно улыбнулся. - Кто виноват в том, что байки скучные? Разве не вы сами?
- Послушайте, вы...
- Я слушаю. Как уже было замечено, слушаю несколько часов, но соглашусь с Мортимером: не услышал ничего интересного. А ведь я хочу услышать интересное. От кого ещё я могу это услышать, как не от вас?
Все молчали. Не затягивая паузу, человек в углу продолжил:
- Вас тут шестеро. Шестеро писателей, некогда создававших нечто очень интересное. Вы творили миры своим воображением, а теперь не способны ни на что, кроме скучных баек? Кого же в этом винить?
- Но мы пришли сюда.
- Вы пришли сюда потому, что поверили в довольно глупую, как для обычного человека, историю. Скорее уж, городскую легенду. Легенду, что существует телефонный номер, по которому можно позвонить, и к тебе вернётся то, что люди называют вдохновением. Такое вдохновение, какое позволит создать шедевр всей жизни.
- Я всегда говорил, что это бред, - фыркнул молчавший до этого толстяк, с лысой, как колено, головой. - Это глупо даже для городской легенды.
- Но вы позвонили.
- Позвонил, - лысый вздохнул.
- А почему вы позвонили?
Ответа не было, и человек в углу качнул головой.
- Ну, тогда я скажу вам, почему. Потому что вы не можете больше написать ничего интересного. Вы, некогда известный историческими романами на тему древнего Рима – хотя, на мой вкус, очень уж пафосными, но, тем не менее, многим нравилось, - больше не способны ничего написать. И потому, увидев написанный на грязной стене телефонный номер, ухватились даже за эту соломинку.
- Я думал, это шутка. Там было написано моё имя. Кстати, кто пишет на стенах номера?
- Никто. Их никто не пишет. И это совершенно не важно. Важно то, что сейчас вы шестеро перестанете заниматься ерундой - и начнёте рассказывать мне настоящие истории. Такие, которые интересно слушать.
- Если мы не смогли до этого, то почему...
- Вы сможете, - все снова каким то образом поняли, что человек в тёмном углу улыбнулся. - Вы обязательно сможете. Эвелин, принеси нам чаю. У нас много времени впереди.
Хозяйка молча встала и вышла из комнаты.


* * *

- Где он?
Ричард Лайдон со злостью сверлил взглядом сидящего перед ним человека и был уверен на все сто, что, если бы не люди, стоящие за непрозрачным стеклом и наблюдающие за допросом, он уже начал бы выбивать этому ублюдку зубы. Один за другим.
- Я не знаю. Мне просто приказали написать на стене номер телефона, и всё. Больше ничего.
- Кто приказал?
Сидящий на металлическом стуле щуплый человечек осёкся и замолк.
Ричард выдохнул и, резко поднявшись, навис над ним:
- Кто приказал? Если ты не ответишь, клянусь тебе, следующий месяц проведёшь в таком месте, откуда выйдёшь уже на всё согласной девочкой. И то, если выйдешь.
Он буквально кожей ощущал вопросительные взгляды стоявших в коридоре людей, но что ещё он мог сделать? Понимал, что блефует, что если сейчас этот щуплый засранец начнёт требовать адвоката, то всё пропало; но не пытать же этого уголовника. Он должен назвать имя, иначе единственная зацепка, буквально чудом появившаяся за эти два года, лопнет, как мыльный пузырь.
Психопаты не были чем-то уж очень необычным для Нью-Йорка. Каждые несколько лет появлялся какой-нибудь ненормальный, убивавший по "велению голосов" или ещё из-за какой-нибудь бредятины. Но этот раз был и правда из ряда вон. Псих убивал исключительно писателей. Не обязательно известных, чьими книгами завалены полки магазинов, нет - среди восемнадцати подтвержденных жертв всего трое были более-менее знамениты, остальные либо засветились в Интернете, либо их знали не дальше какого-нибудь местного литературного клуба, но, тем не менее, всех убитых вполне можно было назвать писателями.
Первую находку полиция сделала два года назад, и Рик ругался тогда, что копы могли и сами справиться, не привлекая ФБР. Кому понравится, когда эти лощёные хмыри путаются под ногами со своими теориями. Ричард работал на улицах уже почти пятнадцать лет и давно понял, вся эта заумная болтовня, составление психологических портретов и размышления на тему "а может быть.." - всё это не стоит и одного-единственного хорошего осведомителя.
И вот - шесть трупов в небольшом запертом гараже на окраине. Все умерли от обезвоживания и крайнего истощения, но при этом почему-то никто не пытался выбраться, выбить двери, выломать кусок стены, подать сигнал. Более того, гараж оказался заперт изнутри, и шесть человек умерли, просто сидя на стульях, поставленных в круг. Словно члены общества анонимных алкоголиков болтали так долго, что загнулись от жажды.
Случай, конечно, необычный, особенно когда выяснилось, что все жертвы накачаны наркотой по самый уши. Все шестеро были членами шести разных литературных клубов: двое - реальных, остальные - созданных в Интернете.
Четыре месяца Рик бился с этим делом, и ни единой зацепки. Ничего не могло объяснить, зачем шесть литераторов собрались в гараже, заперлись изнутри, сели в кружок и, накачавшись какой-то дрянью, сидели так, пока не умерли от истощения.
Масла в огонь подлили парни из лаборатории, которые просто не смогли пояснить, чем же именно ширялись эти ребята, Вещество оказалось совершенно неизвестным, неопределяемым, и главный судмедэксперт выдрал на голове последние волосы, бегая по коридорам и завывая, что этого не может быть, потому что этого не может быть.
А потом нашли ещё шестерых. На другом конце города, в старом лодочном сарае, но всё остальное совпадало до мелочей. Шесть писателей, смерть от истощения, и всё тот же неизвестный наркотик.
Тут уж полицейское начальство встало на дыбы, а когда через четыре месяца случай повторился, бурлить и вонять начало совершенно невыносимо. Ричарду создали целую группу и быстренько набрали в неё таких высоколобых умников, что от одного перечисления их научных степеней страшно становилось. Даже какой-то тип из АНБ явился. И дело не в восемнадцати трупах - в городе за день убивают больше; просто вещество так и смогли идентифицировать. Новый наркотик на улицах, да ещё и с неизвестными свойствами! На это слетелись все, от журналистов до вояк.
И два года - абсолютно ничего. Ни единого следа, ни единой улики. Кроме вчерашнего дня, когда мелкого бандита Пита Холтона арестовал патрульный. И лишь каким-то чудом это дело заметил Рик, увидевший, что Холтона взяли в тот момент, когда он зачем-то писал краской на стене телефонный номер.
С этими номерами они тоже бились безрезультатно. Написанный краской номер обнаружили у домов и квартир всех без исключения жертв. Иногда на стене, иногда на дверях, иногда на рекламном щите, но случайностью это явно не было. Номер был каждый раз разный, к моменту обнаружения уже отключенный; но теперь у них был тот, кто их писал, а это удача неимоверная.
- Кто тебе приказал? Давай, Пит, не глупи. Восемнадцать трупов, ты понимаешь? А может, и больше. Тебя за это поджарят, Пит.
- Я никого не убивал.
- Не знаю, Пит. Тебя поймали под окнами Говарда Морста, известного писаки, и ты рисовал на стене номер. Так же, как и под окнами других жертв. Может, это ты их и убил. Может, это ты психопат.
- Я только номера писал! Я ничего не знаю!
- Кто дал тебе этот номер?!
- Стиви Ламмейн! Он сказал написать по этому адресу, и всё. Я больше ничего не знаю. Просто хотел немного заработать, Ламмейн триста баксов обещал.


* * *

- Ты ему веришь?
- А что остаётся? - Ричард устало сел за свой стол.
Саманта Рейн нервно прохаживалась по кабинету, периодически поправляя чёрные, как смоль, волосы. Рик очень хорошо знал свою напарницу, хоть и не переходил в отношениях установленные им самим рамки, и такое поведение девушки означало одно: она боится.
- Что не так, Сэм?
- Ламмейн - опытный бандит, Рик. Старой закалки. Он не станет говорить. Спустит на нас адвокатов и на следующий день выйдет. У нас на него ничего нет. Порча стены - это не то, за что можно привлечь такого типа.
- Придётся заставить.
- Ну надо же, - Саманта усмехнулась. - Крутой Рик разговорит даже мертвеца.
- Мертвеца - это вряд ли, но Ламмейна нам разговорить нужно. Послушай, я кое-что придумал, но ты должна сама решать, будешь в этом участвовать или нет.
- Хитрый план?
- Ещё какой хитрый. Только за него меня могут лишить значка.
- Только не говори, что...
- Он будет убивать и дальше, Сэм. Не остановится. А если на него выйдут ребята из спецслужб, то, сама понимаешь, за информацию о новой дури ему предоставят всё, что угодно. Значит, мы должны найти его первым. Найти - и убить. Пока у нас появилась эта возможность. Упускать её нельзя.
Некоторое время она молчала. Потом просто кивнула.
- Я жду тебя в машине.
Через четверть часа серый "шевроле" Ричарда Лайдона выехал из гаража полицейского управления.

* * *

- Кто тебе платил? Отвечай, или мозги вышибу!
- Да пошёл ты.
Стоявший на коленях Стив Ламмейн сплюнул кровь с разбитых губ и злобно уставился на Рика, явно пытаясь понять, кто с ним говорит. Естественно, не узнал: они с Самантой переоделись и надели маски, да и вечерело уже.
Они взяли Ламмейна у одного из стрип-баров. Рик даже удивился: он почему-то был уверен, что здесь никакого бара нет, а всегда располагалось старенькое армянское кафе, ведь он знал все злачные места в Бруклине; но выяснять было некогда.
Не утруждая себя разговорами и зачитыванием прав, Рик просто вырубил бандита ударом в челюсть, после чего погрузил в багажник и вывез на один из пустырей за старым кирпичным заводом. Людей здесь не бывает, так что никто не помешает.
- Ещё раз такое услышу, сделаю больно.
- Да пошёл ты.
Рик аккуратно прицелился и выстрелил Ламмейну в лодыжку. Потом зажал ладонью рот мычащему от боли бандиту и прорычал:
- Ну так я слушаю. Или желаешь повторить?
- Да не знаю я, кто он, грёбаный ты псих, не знаю! Он называл себя Чарли, и всё. Давал деньги и список адресов. Я отправлял ребят. Потом он звонил и говорил, кого забрать и куда привезти.
- Что значит - забрать?
- Ну, мы просто приезжали, какой-то чувак садился в машину, и мы везли его, куда приказано. Никто ничего не пояснял, а те люди и не спрашивали. Они сами ехали к этому Чарли, понимаешь? Какого хрена тебе-то надо?!
- Этот Чарли говорил что-то про новую дурь?
- Новую дурь? - Ламмейн удивился явно искренне. - Да нет, мы с ним таких дел не ведём. Это другое.
- Жди в машине, - сказал Рик напарнице.
Девушка немного заколебалась, и Рик испугался, что она начнёт спорить, но она молча кивнула и ушла. Рик поднял пистолет, и Ламмейн побледнел.
- Чувак, не надо. Я тебе денег дам. Не знаю, на кого ты работаешь, но я заплачу больше, клянусь. Не надо.
Рик зашёл ему за спину и ударил бандита рукоятью пистолета по затылку. Потом оттащил с облупленной стене, исписанной всякой похабщиной, и привалил какими-то старыми коробками. Жить будет, хотя пробуждение у говнюка ожидается не из приятных.
Поначалу он даже думал, что придётся Ламмейна убить, но потом отбросил эту мысль. Так можно потерять контроль, и тогда уже не остановишься.
Быстрым шагом он направился к машине. Тёмно-зелёный "форд" был уже едва заметен в сумерках. Рик понял, что что-то не так, ещё не доходя до авто. В салоне никого не было. Он осторожно подошёл, держа пистолет наготове. Пусто.
Какого чёрта, он ведь сказал Саманте ждать здесь. Под щёткой дворника виднелось что-то белое, и Рик, присмотревшись, различил сложенный вдвое лист бумаги. Холодея от предчувствия, развернул и, подсвечивая телефоном, прочитал:
"Извини, Ричард, что не дождался. Много дел. Твоя подружка побудет пока со мной, но ты приезжай к нам поскорее. Побеседуем. Конечно же, один. Чарли"
Ниже был написан адрес.

* * *

Ричард медленно поднимался по лестнице, мысленно проклиная адски скрипящие ступени. Только бы ублюдок не услышал, это единственный шанс для Саманты остаться в живых.
Как назло, запершило в горле и зверски зачесалось в носу. Проклятая пыль, сейчас только чихнуть не хватало. У двери он остановился и замер, вслушиваясь. Ничего. Ещё пару мгновений Рик стоял неподвижно, а затем саданул ногой в область дверной ручки. Дверь оказалась совсем хлипкой, и он едва не упал, когда она рухнула внутрь пустой пыльной комнаты.
Ни мебели, ни обоев. Ободранные полы и шесть выставленных в круг стульев в центре. Шесть пустых стульев.
Незнакомый человек стоял чуть поодаль, держа перед собой связанную Саманту. Руки девушки были скручены за спиной.
- Отойди от неё.
Рик вообще-то не собирался что-либо говорить - он решил стрелять сразу, если представится возможность; но ублюдок держал девушку прямо перед собой.
- Здравствуй. Я тебя жду.
- Я сказал, отойди от неё!
- Обязательно, друг мой, обязательно. Но чуть попозже. Сначала мы поговорим.
Это вселяло надежду. Если псих хочет говорить, значит, нужно говорить как можно дольше. Чем дольше Рик будет болтать с выродком, тем больше будет шансов на точный выстрел.
- Как тебе происходящее? - Чарли улыбнулся.
- Что?
- Говорю, как тебе всё происходящее?
- Ты про что?
- Да всё про то же, Рик, всё про то же. Красивые у твоей напарницы волосы, правда? Как называется такой цвет? Не напомнишь? Медно-рыжий?
Рик застыл. Возникло ощущение чего-то холодного и тяжёлого в животе.
- Что, Рик? Давай, произнеси это.
- Что произнести? При чём тут волосы?
- Ещё утром твоя напарница была брюнеткой, разве нет? А машина твоя - это серый шевроле или всё-таки зелёный форд? А то я что-то запутался.
Странный холодный комок в животе, казалось, увеличился. Но нужно было говорить. Тянуть время, вытащить Саманту, а остальное подождёт, остальное потом.
- Ну, сам подумай, Рик. Подумай! Оцени здесь всё, ты же не идиот. Крутой коп, со звучным именем Рик Лайдон, два года охотится за маньяком, совершающим странные, почти ритуальные, убийства. Ему для этого дают целую бригаду экспертов, носятся с ним, как с последней надеждой, позволяют нарушать все правила. Конечно же, крутому копу мешают коварные правительственные агенты, желающие получить новый неизвестный наркотик. А потом маньяк, совершенно неуловимый ранее, сам к нему приходит. И кто бы ответил, зачем? Два года ты не мог меня поймать, даже не знал, мужчина я или женщина, и вдруг я сам к тебе явился. И даже написал адрес, где меня можно поймать. Я что, по-твоему, дурак?
Нужно было отвечать, но Рик просто не знал, что сказать. Мысли путались, а голову словно ватой набили.
- Ну, подумай, разве бывает такое? Какой ещё неизвестный наркотик? Что за невозможность определить химический состав? Это же чудеса, да и только. Как это лучшие полицейские химики, при поддержке лаборатории ФБР, не смогли за два года определить химическую формулу вещества? Это что за химики такие?
- Я ни хрена не понимаю! Что ты несёшь?
- Знаешь, Рик, в любом романе есть ляпы. Они случаются из-за того, что автор просто не в состоянии удержать в голове абсолютно все детали и мелочи, которые задал ранее. Даже самый талантливый автор. Слишком уж иногда бывает много мелочей.
- Какие ещё ляпы?
- Очень простые, Рик, очень простые. Например, в каком-нибудь абзаце у второстепенного персонажа может измениться цвет волос. Не навсегда, просто в тот момент автор забыл, что напарница героя черноволоса, и написал, что она рыжая. А редактор не заметил. Или перепутал цвет и марку машины. Или кафе назвал баром. Просто мелкие огрехи, ничего страшного. Но такое бывает.
И вдруг Рика затрясло. Затрясло так, как не трясло ещё никогда. Выронив пистолет, он упал на колени, понимая, что сейчас псих его убьёт, но тело не слушалось абсолютно.
Чарли его не убил. Вместо этого он осторожно усадил девушку на один из стульев, потом подошёл и, подхватив Ричарда под руки, посадил на второй стул. Сам уселся напротив, и на лице его по-прежнему была лишь улыбка.
А ведь псих уже не молод, подумал Рик словно издалека. Ему лет пятьдесят. У Саманты руки не связаны, но она не пытается бежать. Почему она не пытается бежать? Должна ведь пытаться. А маньяк даже не посмотрел в сторону обронённого Риком пистолета. Почему он не посмотрел? Почему?
- Ты не волнуйся, - голос Чарли был мягок и, обволакивая, располагал к беседе. - Постарайся оценить всё отстранённо. Каждый шаг, который ты проделал на этой неделе. Как ты меня нашёл? Сначала патрульные копы случайно поймали мелкого жулика, писавшего на стене телефонный номер. Вот именно в тот момент, когда он его писал. Случай на миллион, разве нет? Из всего огромного вороха дел в Нью-Йорке, именно это дело попалось на глаза именно тебе. Дело о мелкой порче стены. Навело на след. И вместо того, чтобы выписать дурню штраф или дать неделю общественных работ, его привезли именно к тебе на допрос. Разве бывают такие удачные совпадения и в таком количестве?
- Мне повезло, вот и всё.
- Брось, это уж слишком. Но продолжим. Затем ты играючи расколол этого жулика, хотя тот совершил максимум мелкое правонарушение и мог легко послать тебя подальше. Но он тебя не послал. Он тебя испугался и всё рассказал. Какой ты, однако, крутой и страшный. После этого ты, наплевав на все законы, похитил криминального авторитета прямо на улице, и авторитета этого почему-то совершенно не охраняли. Никто не видел, как ты его похищал, никто не слышал, как ты его пытал на пустыре. Да там везде народу полно, это же Нью-Йорк, и что, никто не вызвал полицию? А затем в дело вступаю я. Каким-то неимоверно хитрым образом я похитил твою напарницу у тебя из-под носа, хотя откуда я мог знать, куда ты повезёшь того уголовника? И после всего, для чего-то, я оставил тебе записку с адресом, где меня искать. А ты не вызвал спецназ, не окружил дом, не принял меры. Ты явился сам. Это вообще что такое?
Неожиданно Чарли больно ухватил Ричарда за подбородок.
- На что это похоже, Рик? Кто так себя обычно ведёт?
- Я не знаю. Я не знаю, - голос, которым Рик это произносил, звучал до ужаса тонко. - Я не знаю.
- Крутой коп с симпатичной напарницей ловит маньяка в Нью-Йорке. Бьёт морды, походя раскалывает бандитов, плюёт на закон, цедит циничные фразочки. Голливудщина, Рик, это же сплошная голливудщина. И не самого высокого пошиба. Просто набор клишированных сюжетных ходов, слепленный без особой фантазии.
- Что ты хочешь? Что ты от меня хочешь? - Ричарду казалось, он сейчас заплачет, и это было страшнее всего. Он ведь даже в детстве почти не плакал.
- Хочу, чтобы ты вспомнил. Вспомнил, как в неком небольшом городке некий молодой человек впал в депрессию. Он был подающим надежды писателем, создал несколько романов, которые многим нравились, но в какой-то момент решил, что исписался. У писателя совершенно не было идей. Вообще не было, как бы он ни старался. Окончательно отчаявшись что-то придумать, он заперся в своей комнате, принял лошадиную дозу галлюциногенов и, усевшись на стул, принялся ждать. Решил, что сюжет придёт к нему сам. Что это вернёт искру. Но пришло лишь вот это, Рик. Штампованная голливудщина, не более. Крутой коп, неуловимый маньяк с невероятно сложными планами и старый дом, где происходит развязка. Даже заложница для эффектного спасения имеется. Естественно, ты должен спасти её в одиночку, какой ещё спецназ, ведь маньяк, при всей своей хитрости, настолько туп, что не додумался сбежать, а сидел и ждал, пока ты так эффектно вышибешь дверь, дабы потом, прикрываясь бедной девушкой, произнести свой последний монолог. И допустить роковую ошибку, которая и позволит тебе его убить. Это же штампы. Простейшие клише. Кстати, как думаешь, легко вышибить запертую деревянную дверь одним ударом ноги?
- Туман. За окном туман. Откуда в этой комнате окно?
- Да, Ричард, туман. И ставни, ты ведь их помнишь? Помнишь, как вы собирались? Как оставляли за стенами телефоны, ноутбуки, всё, что связывало с миром. А потом сидели и рассказывали истории.
- Ты сидел в углу. А сборщики хмеля все еще вертятся поблизости и бродяги этой осенью становятся все более дерзкими...
- Нет, Ричард, в углу никто не сидел. И никаких бродяг там тоже не было. И тумана. И сборщиков хмеля. Это всё красочные детали, которые ты добавил. Было лишь шестеро друзей, ищущих вдохновение. Трое мужчин и три женщины. Ты разукрасил эту сцену, Ричард. Перенёс её сюда, в этот, неудачный, по всем параметрам, сюжет. Вы перестали встречаться, и в твоём сюжете шестеро писателей умирают. Ты тосковал по этим встречам. Они давали тебе частичку вдохновения.
- Кто ты?
- Кто я? Меня нет. Я лишь твоё желание жить. Твой инстинкт самосохранения. Если я проиграю, ты умрёшь от истощения в той комнатке загородного дома, потому что никто не знает, где ты. Поэтому ты должен проснуться. Проснуться и жить дальше. Вспомнить своё настоящее имя, ведь ты никакой не Рик Лайдон. Это лишь придуманное тобой звучное имя для крутого главного героя, не более. Всех подобных персонажей зовут как-то похоже. Джек Пауэр, Саманта Рейн, Стив Баррет. Коротко и хлёстко.
- Проснуться? Как проснуться?
- Я не знаю. Но один способ предложить могу.
Чарли поднялся, подобрал с пола пистолет и вложил его Ричарду в руку.
- Умереть. Ведь если главный герой в конце умирает, сюжет заканчивается. Просто поднеси пистолет к виску и нажми на курок. Герой умрёт, а ты будешь жить дальше.
Рик тупо таращился на револьвер в своих руках. Разве у него была не автоматическая "беретта"? Откуда револьвер?
- Не смей! Не слушай его! - прозвучавший голос заставил Ричарда вздрогнуть.
Саманта смотрела на него и, срываясь на крик, говорила:
- Это обман, Рик. Он играет с тобой. Манипулирует. Тебе что-то подмешали. Или ты вдохнул что-то на лестнице. Это всё обман, Рик. Он лжёт. Не смей себя убивать.
- Обман? - Чарли тихо рассмеялся. - А зачем?
- Я не знаю, зачем, но ты всё подстроил. Это всё лишь декорации. Ширма. Ты с самого начала с нами играл.
- Брось, это тоже глупо. Такой хитрый план, да ещё с таким количеством мелочей, длящийся два года. Разве это возможно? Не сработай любое из звеньев - и всё сорвалось бы. Да и зачем? Чтобы свести с ума и заставить застрелиться нью-йоркского копа? Он что, президент? Не проще ли на улице пристрелить, когда домой возвращается? Рик, ты сам-то ощути всю нереальность ситуации. Такие злодеи, с такими сложными планами, бывают только в кино и бульварных романах. В жизни всё проще и прозаичнее. Никто не станет так напрягаться.
- Рик, не слушай. Это всё игра. Игра с твоим разумом. Твоя машина всегда была зелёной. Это зелёный "форд", я точно помню. Он играет твоими воспоминаниями. Он всё просчитал. Каждую мелочь. Это сумасшедший, Рик. Больной на всю башку гений. Думаю, он так развлекается. Играет нашим восприятием. Этому ублюдку просто нравится управлять людьми, вот и всё. Чтобы они сами делали всё, что ему нужно. Убей психа, Рик. Убей его, пожалуйста.
Чарли вздохнул и, усевшись на стул, вытянул ноги:
- А ведь, по сути, этого разговора нет. Ты, Ричард, сейчас споришь сам с собой. Она - это твоё стремление убежать от скучного мира. От осознания своих неудач. От тяжести и сложности проблем. А я - это то, что пока ещё осталось от твоего здравомыслия. Если ты меня убьёшь, то банально уничтожишь своё последнее, крохотное желание жить, вот и всё. И умрёшь на том стуле. Тебя найдут, наверное, недели через две, когда друзья и родные начнут бить тревогу. Но решать, конечно же, тебе. Умереть в придуманном тобой не самом удачном сюжете - или убить, наконец, главного героя и закончить сюжет, вернувшись в реальность.
- Он лжёт, Рик. Я давно тебя знаю. Я помню, как мы впервые встретились на полицейских курсах. Ты тогда сказал, что если дать мне пистолет, то он будет выглядеть больше чем я сама. Рик, не слушай его. Убей сукина сына!
- Естественно, вы там встретились. Где же ещё крутой коп встречается со своей напарницей? И, естественно, он остроумно пошутил, а тебе понравилось. Возможно даже, он понимает, что ты влюблена в него, но все эти годы сдерживает себя. Он ведь крутой парень и воспринимает тебя скорее как младшую сестру. Опять клише.
- Заткнись. Это всё ложь, Рик. Он всё придумал. Не отключайся, поговори со мной. Не молчи! Спрашивай что угодно! Не позволяй ему убеждать себя. Убей его. Просто подними пистолет и выстрели. И всё будет хорошо.
Они говорили и говорили, Саманта, кажется, даже плакала, а Ричард продолжал смотреть на черный, с жёлтой рукоятью, револьвер у себя в руке. Голоса словно отдалились, ушли в туман за окном. Или за окном нет тумана?
А затем он взвёл курок...


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Конкурс рассказа "Пляшем от печки"
СообщениеДобавлено: Вс мар 06, 2016 18:55 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17294
Откуда: Хайфа
№3

Полуночный зов

В самом темном углу, где отблески пламени не разгоняли мглы, он сидел и слушал чужие истории. Молодая хозяйка заняла противоположный угол; она также оставалась в тени; и между ними протянулась линия нетерпеливых, испуганных лиц с широко раскрытыми глазами. Сзади разинула свой зев пустота, которая, казалось, стирала границы между огромной комнатой и беззвездной ночью.
Кто-то прошелся на цыпочках и приподнял жалюзи со скрежетом, и повсюду раздались звуки: через окно, открытое наверху, донесся шелест листьев тополя, которые шумели так, словно по ним шагал ветер.
— Странный человек идет среди кустарников, — прошептала взволнованная девушка, — я видела, как он присел и спрятался. Я видела его глаза!
— Ерунда! — раздался резкий голос одного из мужчин. — Здесь слишком темно, чтобы что-то разглядеть. Вы слышали вой ветра.
Туман поднялся над рекой и протянулся по лужайке, прижимаясь к самым окнам старого дома подобно мягкой серой руке, и сквозь его завесу движение листьев было едва различимо... Тогда, пока кто-то требовал огня, другие вспомнили, что сборщики хмеля все еще вертятся поблизости, и что бродяги этой осенью становятся все более дерзкими и грубыми. Возможно, все они втайне мечтали о солнце. Только пожилой человек в углу сидел тихо и не двигался с места, не делясь ничем с окружающими. Он не рассказал никакой внушающей страх истории. Он уклонился, хотя совершил немало удивительных открытий; ведь всем было прекрасно известно, что интерес пожилого мужчины к психическим аномалиям частично объяснял его присутствие на вечеринке в этот уик-энд. "Я никогда не ставлю опытов — таких опытов, — коротко ответил он, когда кто-то попросил его заполнить рассказом образовавшуюся паузу. — У меня нет никаких сверхъестественных способностей". В его тоне скрывался, возможно, оттенок презрения, но хозяйка из затененного угла быстро и тактично прикрыла отступление гостя. И он удивился. Ведь было совершенно очевидно, зачем его пригласили. Комната с привидениями, как он давно догадывался, была специально предназначена для него.


Он окинул скучающим взглядом разношерстную компанию, наполнившую сегодняшней ночью гостиную родового поместья хозяйки или, как она себя любила именовать, Cмотрящей во мглу. В этой пестрой группе собрались люди различных профессий и статусов: от дипломатов и зажиревших представителей золотой молодёжи до простых тружеников и бедных студентов. Конечно, никто из собравшихся не раздавал визиток и не делился своей биографией, соблюдая главное требование клуба — инкогнито, но элементы одежды и внешний вид спутников часто выдавали их положение в обществе. Сам Марк работал адвокатом в элитной юридической компании и обязан был внешне стоить не меньше, чем размер его гонорара, что доставался ему за ведение дел отъявленных экономических махинаторов. Однако и он намеренно сменил дорогой костюм, полагающийся ему по долгу службы, на затертый простенький пиджак и брюки, превратившись в неприметного клерка.
Сейчас он уже и сам не мог припомнить, как попал в это сборище, под громким названием клуб "Детей смерти". Возможно, ему тоже в один прекрасный день пресытилась обыденная суета, и захотелось чего-то нового, волнующего и заставляющего почувствовать вновь вкус жизни. И вот по совету одного клиента, заметившего его пустой взгляд, он познакомился с хозяйкой, а через несколько дней вступил в ряды “детей”.
Все началось привычно — с рассказов и баек о привидениях и нечисти. О них вещали юноши, стараясь тем самым произвести должный эффект на барышень. Марк в этой браваде, в силу своей зрелости, предпочитал не участвовать. Нет, он, безусловно, мог бы поведать всем о принципах улаживания формальностей с представителями местных кланов мафии, или рассказать о том, как расправлялись с должниками американские синдикаты. Но заявление о том, что в фундаменте любимого местным бомондом популярного театра замурованы несколько перебежавших дорогу его клиентам неудачников, явно не вызвало бы бурного одобрения.
Посему Марк сохранял молчание, ожидая, когда эта прелюдия завершится, и начнётся главное действие. Сейчас бы он не отказался от сигары и стаканчика бурбона, но… инкогнито-инкогнито. Он ещё раз пробежался глазами по привлекательному стану хозяйки. Смотрящая была молода, красива и эксцентрична, словно звезда кордебалета. Она всегда одевалась дорого и со вкусом и меняла наряды к каждому сеансу. Её немного дерзкая манера общения привлекала мужчин — он часто подмечал страстные взгляды мужской половины клуба, обращённые на хозяйку. Да, несомненно, смотрящая была привлекательна и манила к себе даже такого старика, как он.
— Ну что же, — произнесла владелица клуба, — пора...
Её голос показался Марку несколько испуганным, хотя кому-кому, но хозяйке опасность не грозила. Краешком глаза он заметил жемчужный отблеск там, в дальнем углу комнаты, куда не проникал ни один лучик света. Но стоило ему внимательней присмотреться, как сполохи, настолько мимолётные, что их можно было принять за плод воображения, исчезли. Тьма, казалось, стала ещё гуще, протянула свои чёрные бархатные лапки к группе людей в центре комнаты.
Марк знал, что произойдёт дальше, но всё равно подпрыгнул от неожиданности, когда волна холода обдала его затылок и женщина напротив него заскулила тихо, как щенок, проснувшийся и не обнаруживший рядом мать. Взгляд её был направлен вниз. Казалось, что она рассматривает его дорогие ботинки, но Марк знал, что все её мысли заняты тем, что сейчас стояло за его спиной. Он судорожно сглотнул. "Не оборачивайся! Только не оборачивайся, кретин!" — твердил он себе, до крови вдавливая ногти в холёные ладони.
Кровь бурно заструилась по венам, подгоняемая изношенным сердцем. Да! Как он любил это чувство — смесь страха и адреналина, которая так будоражит мозг и щекочет нервы. В эти мгновения адвокат словно сбрасывал с себя старческую немощь, так подло иссушившую его тело. Именно за этим ощущением молодости и обновления он, словно рьяный праведник, стремглав мчался за десятки миль в это захолустье, в этот клуб, к его пастве, на эту тайную и жуткую мессу.
Звенящая тишина воцарилась в комнате. Никто из присутствующих не смел шевельнуться. Казалось, собравшиеся даже затаили дыхание, чтобы ненароком не спугнуть гостя глубоким вдохом. Призрак скользнул за спиной Марка и продолжил свой ритуальный круговой обход, лаская холодом затылки "детей". Адвокат знал, что нельзя смотреть в лицо призванного, ибо это грозило сумасшествием любопытствующему, о чем не забывала упоминать хозяйка. Сначала это предостережение вызвало у него скептическое хмыканье, да и рассказы о призванных он воспринимал не более чем профессиональную мистификацию. Вступительный взнос и ежемесячные платы участников клуба были не малы, и за такие баснословные деньги Cмотрящая могла организовать любые спецэффекты, чтобы потешить своих клиентов. Но вся рациональность и здравомыслие, полученные за годы жизни бывалым юристом, рухнули, стоило ему впервые оказаться на сеансе. Эта обволакивающая мерзлота от присутствия потустороннего посетителя, его полупрозрачная сущность, парящая над полом, и ощущение липкого холодного пота, покрывающего все тело, стоило только призванному замереть возле тебя… Нет, всё это не могло быть спецэффектом. В их играх с миром мертвецов таилось что-то запретное, то, что они, заигравшиеся глупцы, постоянно тревожили, словно дразнили хищного зверя.
Тем временем потусторонняя сущность сделала круг и вновь оказалась за спиной Марка. Каким-то неуловимым чутьём он понял, что выбор пал именно на него. Понял он это за секунду до того, как она (то, что это была именно "она" он осознал позже), легко коснулась его затылка, повергнув в пучину боли.
Он был ею. Их сознания слились воедино, он видел последние минуты её жизни и ощущал тягучую, словно патока, смесь ужаса, боли и неземной, обволакивающей тоски. "До этого момента она ни разу не испытывала сильной боли", — догадался Марк. Он чувствовал, как она... нет, именно он пытается прикрыться обезображенными руками от ударов. Мясо бордовыми лохмотьями свисает с предплечий, пальцы разбиты и вывернуты под немыслимыми углами.
Кто этот человек? За что он так нещадно избивает её... Его? Память призрака немедленно подсовывает образ: ласковый взгляд серых глаз; цветы, преподнесённые им, встречи на мосту влюблённых, новенький замочек, замкнутый на перилах. Неужели это он? Серые глаза смотрят с такой ненавистью... Прут поднимается и опускается с равномерностью паровой машины. Марк понимает, что следующий удар будет последним. Руки уже не слушаются. Голова остается незащищенной. Он задает ей мысленный вопрос и с ужасом осознаёт, что это она задала вопрос окровавленными губами: "За что?" В следующий миг прут врезается ей в висок. Адская боль, хруст и темнота.
Марк очнулся лежащим на полу. Над ним склонились лица "детей". В глазах любопытство и ни капли испуга.
Несколько минут ему потребовалось на то, чтобы выровнять дыхание, унять дрожь в руках и очистить от тягучей чёрной патоки разум, который всего мгновение назад бился в агонии. Кто-то из присутствующих поднял адвоката под руки с пола и усадил в мягкое кресло. Смотрящая услужливо преподнесла ему стакан с прозрачной жидкостью. Терпкий вкус рома, надо отметить дрянного качества, обжег желудок, подарив истощенному перенесённой нервной встряской телу недостающее тепло и вытравив последние остатки паники.
Марк ощутил на себе взгляды несколько пар любопытствующих глаз. Спутники сгорали от нетерпения, желая узнать подробности обрушившегося на него слияния. Сейчас, находясь в роли Избранного или, как они называли, целованного смертью, он как никогда ранее осознал схожесть "детей" с падальщиками, пирующими на костях покойных, шакалами, что радостно крутят хвостами и заливаются мерзким визгом при виде истекающего кровью раненого животного. Они ждали, ждали своей порции ужасающих картин смерти несчастной женщины, боли её разбитого сердца. В эту минуту Марк почувствовал тошноту, подступающую к горлу, и чувство омерзения к членам клуба, да и к себе самому, такому же шакалу.
Действовать нужно было осторожно. Если бы Смотрящая узнала о том, что он задумал, она бы нашла способ его остановить. Марк небрежным движением поставил бокал на стол и подергал воротник рубашки, ослабляя петлю тугого галстука.
— Она сказала...
Восхищённый вздох последовал после его слов. Действительно, членам клуба было отчего придти в восторг. Призраки крайне редко давали информацию о местонахождении других сущностей, умерших мученической смертью. Как правило, Cмотрящая призывала ограниченное их число. Никто не знал, сколько астральных имён есть у неё в закромах. Марку было известно о шести призраках, одним из которых и была та несчастная, забитая своим любовником. На его памяти ни разу призраки во время “поцелуя смерти” не называли имён, хотя Cмотрящая каждый раз предупреждала о такой возможности.
Глаза хозяйки клуба загорелись алчным огнём. Она вплотную приблизила своё лицо к лицу Марка и взглянула ему в глаза, пытаясь угадать в его взгляде хоть малейшие признаки фальши.
"Держись! — думал он с отчаянием. — Она не должна догадаться!"
Только долгие годы адвокатской практики позволили ему выдержать этот взгляд.
С умением военного тактика на поле боя, он подбирал слова. Мысли ворохом проносились в разгоряченном разуме, но он отчетливо осознавал, что любое неверное слово сулит гибель. Теневые инвесторы клуба были не последними людьми в этом мире, что можно было понять по хорошему оснащению особняка и той скрытности, что удавалось сохранять хозяйке. Как-то раз Марк проявил интерес к истинным владельцам клуба, попытавшись через лучших экономистов отследить перемещение внесенных им в фонд "Детей смерти" средств. Его ждало фиаско: специалисты лишь разводили руками и сообщали об очень хитроумной схеме потока денег. А через несколько дней после этих событий он получил недвусмысленно предупреждение, что не стоит чрезмерно любопытствовать. На порог дома ему подбросили мертвого чёрного кота. Кошки считались проводниками в потусторонний мир, ключиками к спиритизму, и он прекрасно понял, на что ему намекает этот «подарочек». Он осознавал, что никогда не сможет покинуть клуб навсегда по собственному желанию. Иного выхода у него не было. Глубоко вздохнув и напустив на себя взволнованный вид, он начал свой спектакль:
— Она назвала мне имя, — ропот и перешептывания спутников, — будущей жертвы, что погибнет нынче ночью.
— Потрясающе, — подхватила хозяйка, всем своим видом выказывая азарт охотника. — Едва отлетевшая душа подарит нам массу ощущений. Она станет новым связующим звеном с миром усопших. Мы познаем больше тайн. О мои дорогие друзья, будущая ночь будет незабываемый!
" Это точно", — с отвращением подумал Марк.
После сеанса взбудораженные члены клуба разошлись по комнатам, гостеприимно предложенным хозяйкой особняка. Впереди их ждало увлекательное приключение, ради которого стоило набраться сил и отдохнуть.
Марк поднялся на второй этаж, где располагались спальни и кабинет хозяйки. Он уверенно вошёл в заставленную книгами комнату.
— Смотрящая, мне необходимо переговорить с вами, — начал он.
— Вы произвели сегодня фурор, мой друг, — мурлыкнула она. — Вам стоит отдохнуть, вы бледны. Я могу что-то для вас сделать?
— Да. Я хочу покинуть клуб.
— Вы знаете правила, дорогой гость. Наш клуб — это не развлекательный салон, куда можно ходить, когда наскучит серость будней, и уходить, когда взбредет в голову.
— Я понимаю все последствия своего заявления. Я могу предложить достаточные отступные за своё исключение из членства.
— Нас не интересуют деньги, — фыркнула женщина.
— Я говорю не о материальном выкупе, — произнёс Марк, — а о сущности. Призрак — достаточная цена?
— Вы говорите о том имени, не так ли?
— Вы правы, — скрепя сердце сказал адвокат, — имя в обмен на свободу.
Смотрящая смолкла на минуту, оценивающим взглядом смерив мужчину. Затем вскинула голову, из-за чего её волосы роскошной волной рассыпались по плечам, и с нескрываемой улыбкой ответила:
— По рукам! Ночью вы назовете имя, я призову сущность, и после сеанса вы покинете клуб навсегда. Надеюсь, вам не стоит напоминать о неразглашении любой информации, связанной с "Детьми смерти".
Марк кивнул и поспешил скрыться в темноте коридора.
Пожилой мужчина устало опустился на кровать, жалобно скрипнувшую под его весом. Он положил руку на лицо, прикрывая глаза от лунного света, льющегося из окна. Перед глазами, как в калейдоскопе, стали мелькать образы. Вот он стоит у парадного входа красивого здания в викторианском стиле, улыбается и сжимает в руках огромный букет белых лилий. Эти цветы с пьянящим запахом безумно любила его дочь. Беатриса немного неуклюже, сказалось кесарево, положив руки на живот, спускается к нему. Рядом идёт нянечка в белоснежном накрахмаленном халате. Не зря он оплатил пребывание дочери в лучшем частном роддоме страны — здесь весь персонал выхоленный. Она протягивает ему сверток, где в ореоле из голубого кружева сопит крохотный человечек — его внук.
А вот он сидит в гостиной загородного дома, который они с ныне покойной супругой приобрели ещё на десятую годовщину свадьбы, и пьёт кофе. Марк наблюдает, как шофер заполняет холл коробками из автомобиля, Беатриса сетует на него за расточительность, всплескивает руками, говоря, что это пригодится ребенку еще через лет пять минимум. Да, тогда он скупил, наверное, пол детского магазина в подарок на первое день рождения Криса.
Вот они с пухленьким мальчонкой идут по зоопарку. Был жаркий день, Марк буквально вскипал в своём элитном костюме, а малыш с неподдельным любопытством крутил по сторонам головой, обрамленной мягким пушком волос, и восклицал "бу", глядя на медведя. А с каким восторгом пятилетний Крис гонял по воздуху радиоуправляемый вертолёт, что он подарил. Тогда Марк чувствовал себя супергероем.
Вот он и Крис серьёзные, в строгих костюмах, переступают впервые порог частной школы. Да, он был счастливым дедушкой до лета прошлого года.
Марк никогда не питал ложных иллюзий относительно своей работы. Он действительно был первоклассным юристом и, занявшись ведением грязных дел связанных с отмыванием денег, обзавелся влиятельными партнёрами. Быстро сколотив приличное состояние, он получил в придачу немалое количество врагов. Покойная супруга часто предупреждала его, что он ходит по лезвию ножа. Но Марк был убеждён в простых и незыблемых истинах: деньги не пахнут, и есть средства — есть власть.
Очередной громкий судебный процесс по делу главы итальянского синдиката закончился для него покушением. Трупы негодяев, обстрелявших его «Бентли», были упакованы в пакеты и закопаны в одном из лесных массивов. У Марка были влиятельные клиенты. Увы, это не могло изменить последствий. В тот злополучный день в машине вместе с ним был внук. По злому року судьбы Марк, который уже прожил достаточно длинную по его меркам жизнь, получил нетяжелые травмы, а его девятилетний Крис месяц провёл в реанимации.
Марк истратил сотни долларов на лечение, выписывал из-за границы лучших врачей, но все было без толку. Внук был в коме, опутанный аппаратами для искусственного поддержания жизни. Надежда угасала с каждым месяцем. Беатриса прокляла Марка и его грязные деньги, даже пыталась запретить ему видеться с Крисом. Честно говоря, он и сам больше не мог видеть бездушное тело ребёнка. С отсутствием звонкого смеха внука жизнь для Марка потеряла смысл. Он работал, ходил в бары, ездил на встречи, как заводная кукла, а пустота внутри только разрасталась. И вот этот чертов Том Редвиф, со своей дурацкой идеей расшевелить его, дал визитку клуба "Детей смерти". И понеслась... Марка затянуло в эту пучину порока, он так же как и все «дети», словно вампир, питался ощущениями от слияний, пока сам не стал Избранным. Только сегодня он осознал всю мерзость этого хобби. И что теперь?! Он продал душу собственного внука, чтобы спасти свою гнилую шкуру. Кажется, пасть ниже уже некуда.
Весь день он проматывал в памяти эпизоды жизни Криса и глупо улыбался. Когда же солнце село, он собрался на сеанс. Около лестницы его встретила Смотрящая, как всегда, бодра, свежа и элегантна. Она взяла его под руку, и они спокойно спускались по лестнице в гостиную.
— Итак, вы готовы назвать мне имя? — ласково прошелестел её голос.
— Кристофер Барлоу, — выдохнул Марк.

Сеанс начался в восьмом часу вечера. Снова тёмная комната, снова шум ветра и шорохи за окнами. Марк сидел полуприкрыв глаза. За прошедшие сутки он взял себя в руки, и теперь ни один мускул на его лице не указывал на то, что он чем-то взволнован. Хозяйка забормотала чуть слышно слова призыва. Почти сразу стало ясно, что события стали развиваться не по обычному сценарию. Темнота резко озарилась, будто за спинами "детей" зажгли прожектор. Никто не рисковал оглянуться. Те, кто сидели лицом к призраку, привычно опускали глаза. Холодом от сущности не веяло — наоборот, в спину Марку дунуло опаляющим жаром. Он весь сжался, ожидая прикосновения, но призрак проследовал дальше. У дальнего края стола он остановился, словно в задумчивости, и... двинулся в сторону хозяйки. Этого не ожидал никто. Десятки взглядов устремились в его сторону, благо в этом положении призрак находился спиной к присутствующим.
Смотрящая задрожала всем телом и тонко заверещала. Странно было наблюдать эту "Снежную королеву" в таком виде. Маленькая детская фигурка шаг за шагом приближалась к своей жертве, а та, опрокинув кресло, уже прижалась к стене. По лицу её катились слёзы, рот был перекошен, и вся она дрожала, как лист на осеннем ветру. Призрак коснулся её, и в тот же миг произошли сразу два события. Во-первых, хозяйка застыла, превратившись в статую, во-вторых, фигурка исчезла.
Словно сомнамбула Cмотрящая прошагала до окна, подняла жалюзи, распахнула тяжёлые створки и, перегнувшись через подоконник, втащила в комнату ребёнка. С ужасом Марк обнаружил, что это тело его внука. Да, да, именно тело. Души в этом куске мяса не было ни на йоту. Ребёнок шевелил руками и ногами, игла капельницы и кусочек шланга всё ещё свешивались с предплечья. Но не было жизни в белых, без зрачков, глазницах. Изо рта этого монстра в детском обличье стекала на роскошное платье хозяйки струйка слюны. Все присутствующие повскакали со своих мест и бросились к двери. Лишь один Марк стоял в шоке и смотрел на малыша Криса, который давил детским пальчиком на глазницу Cмотрящей. Та не отстранялась, и, когда лопнуло глазное яблоко, и по детским пальчикам потекла кровь и слизь, зомбированная хозяйка захохотала страшным, хриплым смехом. То, что когда-то было Крисом, захохотало в ответ. Тонко и заливисто, как когда-то смеялся внук. Но ничего, кроме ужаса, этот смех у Марка не вызвал. Он нёсся вон от здания клуба, а ему вслед, заставляя вжимать голову в плечи, несся и подгонял этот страшный, шизофренический смех.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Конкурс рассказа "Пляшем от печки"
СообщениеДобавлено: Вт мар 08, 2016 16:43 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17294
Откуда: Хайфа
№4

Будни спецслужб



В самом темном углу, где отблески пламени не разгоняли мглы, он сидел и слушал чужие истории. Молодая хозяйка заняла противоположный угол; она также оставалась в тени; и между ними протянулась линия нетерпеливых, испуганных лиц с широко раскрытыми глазами. Сзади разинула свой зев пустота, которая, казалось, стирала границы между огромной комнатой и беззвездной ночью.
Кто-то прошелся на цыпочках и приподнял жалюзи со скрежетом, и повсюду раздались звуки: через окно, открытое наверху, донесся шелест листьев тополя, которые шумели так, словно по ним шагал ветер.
- Странный человек идет среди кустарников, - прошептала взволнованная девушка, - я видела, как он присел и спрятался. Я видела его глаза!
- Ерунда! - раздался резкий голос одного из мужчин. - Здесь слишком темно, чтобы что-то разглядеть. Вы слышали вой ветра.
Туман поднялся над рекой и протянулся по лужайке, прижимаясь к самым окнам старого дома подобно мягкой серой руке, и сквозь его завесу движение листьев было едва различимо... Тогда, пока кто-то требовал огня, другие вспомнили, что сборщики хмеля все еще вертятся поблизости и что бродяги этой осенью становятся все более дерзкими и грубыми. Возможно, все они втайне мечтали о солнце. Только пожилой человек в углу сидел тихо и не двигался с места, не делясь ничем с окружающими. Он не рассказал никакой внушающей страх истории. Он уклонился, хотя совершил немало удивительных открытий; ведь всем было прекрасно известно, что интерес пожилого мужчины к психическим аномалиям частично объяснял его присутствие на вечеринке в этот уик-энд. "Я никогда не ставлю опытов - таких опытов, - коротко ответил он, когда кто-то попросил его заполнить рассказом образовавшуюся паузу. - У меня нет никаких сверхъестественных способностей." В его тоне скрывался, возможно, оттенок презрения, но хозяйка из затененного угла быстро и тактично прикрыла отступление гостя. И он удивился. Ведь было совершенно очевидно, зачем его пригласили. Комната с привидениями, как он давно догадывался, была специально предназначена для него.


- Может, вы желаете перекусить? - спросила хозяйка, стирая тряпкой пыль со стойки. - Сборщики придут - все слопают, подчистую.
- Нет, пожалуй, не стоит, - Марк поднялся, - поздно уже. Спокойной ночи, дамы и господа!
- Бе-бе-бе! - девушка показала язык вслед ушедшему. - Сыч надутый!
Длинным наманикюренным ногтем она постучала по кромке стакана. Бармен тотчас же снова плеснул туда вина.
- Сережа, Тонечке больше не наливайте! - предупредила хозяйка бармена.- Вы, Тоня, пьете, а не закусываете, - с укоризной сказала женщина, - это нехорошо. Может, все-таки чего-нибудь скушаете?
Тонечка глянула так, что, если бы взглядом действительно можно было бы испепелять, от бедной хозяйки не осталось бы даже пыли.
- Ну что вы?! Поправиться вам совершенно не грозит! Вы к этому не склонны. А сборщики хмеля где-то тут рядом крутятся. Вы можете потерять фиарл.
- Ах, - томно вздохнула девушка, залпом осушив стакан до дна, - сборщики! Каакие мужчины!
И снова налила сама себе. На этот раз - водки.
- Странный человек пристально смотрит на окно нашего гостя, - таинственным шепотом повторила она. - Там горит свет.
- В глазах? - снова ответил резкий мужской голос. - Это ж, наверное, вампир. Или оборотень.
- Оборотней не бывает, лер Листопадов, - ответила хозяйка, - а вот вампиры...
Листопадов снисходительно рассмеялся.
- Танечка, Татьяна Васильевна, - сказал он, - вы просто слишком много читаете фэнтези.
И тут на втором этаже раздался жуткий протяжный вой.
- Господи, пронеси и помилуй, - трижды, поспешно крестясь, прошептала Татьяна.
- Слабонервные! - резюмировал Листопадов.
Татьяна сказала:
- Нехорошо это, то, что мы делаем. Давайте прекратим, пока не поздно.
Листопадов презрительно скривился.
- Малограмотные.
- Саш, - Татьяна просительно сложила руки на груди, - ну, пожалуйста, давай переведем его в другой номер!
- Не ссы, Танюха, - Листопадов покровительственно потрепал даму по крутому бедру, - дочке твоей на операцию надо? Надо. А этим своим курятником ты на нее и за десять лет не заработаешь, даже если все продашь, с собой в придачу. Да не дрейфь, говорю, старый граф еще никого не убил.
Он немного помолчал и добавил:
- А, все ж таки интересно - скоро этот старый жид выскочит оттуда в обоссаных от страха штанах?
- Не такой он уж и старый...
- Лишь бы заплатил, когда проиграет. Они все жадины и очень хитрые, но было много свидетелей. Так что не отвертится.
- А если он выиграет?
Листопадов помотал головой.
- Исключено. Они ж там все трусы.

***

Утро началось с того, что солнце чуть пробило густой туман, сияя в нем, словно матовая лампочка. Убедившись, что постояльцы еще спят, хозяйка и ее верный помощник обменивались давешними наблюдениями. Со стороны, впрочем, ничего такого заметно не было. Ну, молодая фигуристая тетка гладит кота, ну и что с того? Часовой, большой жирный гусь, караулил возле двери, прислушиваясь к происходящему в коридоре.
- Га-гак! - предупредил он, прячась под стол. Кот выпустил из лап шариковую ручку и прикинулся бессловесным животным. И вовремя, ибо миг спустя на кухню заглянул невыспавшийся человек с крупным носом.
- Отбой, - шепнула Татьяна, - свои.
- Доброе утро, - прикрывая ладонью зевок, поздоровался вошедший.
- Доброе утро, Марк, - хозяйка окинула гостя быстрым взглядом. - А вы и не ложились, да?
- Нет, - Марк улыбнулся. - Знаете что, Танечка, сделайте-ка мне чайку покрепче!
- Может, кофе? Покрепче?
- Кофе - это хорошо, - сказал Марк, щурясь, как тот самый сытый кот, - кофе - это зерна! А нам надобно сеять разумное, доброе, вечное. Вы согласны?
- Разумеется. Давайте так: я заварю вам кофе, а вы мне расскажете о прошедшей ночи.
- Без сахара? - спросил Марк.
- Конечно, без. Ведь лесть - это яд.

***

Ранним утром на кухне отеля "Астролябия" сидели четверо. Двое были на двух ногах, один на четырех и еще один, тоже на двух, был с крыльями. Но он вылетел в раскрытое окно. Обо всем произошедшем он был осведомлен едва ли не лучше всех остальных.
- Уффф, - удовлетворенно пропыхтел Марк, отдуваясь от горячего напитка, - совсем другое дело! - он немного помолчал. - Да, в общем-то, ничего интересного. Привидение, конечно, повыло, продемонстрировало мне несколько неаппетитных сцен. В конце концов, даже пыталось меня убедить, что, якобы, моя душа принадлежит ему. Но... - Марк вынул из кармана маленький флакончик, вроде из-под парфюмерии.
- Что это?
- Старый граф. Вот он теперь, в этом пузырьке.
- Так вы выиграли?
Марк кивнул.
- И, знаете что, Танечка, в этом строении есть много чего интересного. Я, пожалуй, у вас его куплю. Точнее - не я, а Академия Магических Наук.
- Это вы надо мной, толстой дурой, так смеетесь?
Марк помотал головой.
- А говорили, нет способностей...
- У меня, действительно, нет. Я же только снабженец. Будет настоящий маг с презренным металлом связываться!
С этми словами Марк выгреб из кармана пиджака горсть золотых монет, высыпал на стойку.
- Это... - Татьяна едва подобрала челюсть, - столько за эту развалину?
Марк улыбнулся.
- Это лишь маленький задаток. Поверьте, ваша гостиница - это такая находка для магической науки! Тут такие редкостные привидения!.. Я уже предвижу кучу открытий.
- А Листопадов говорил, все вы - трусы и жадины.
- Мы, гномы, жадины, да, есть такой грех, - Марк виновато улыбнулся в густую бороду, - но не трусы. Но, - добавил он, воздев кверху палец, - ради красивой женщины... Да не комплексуйте! Вовсе вы не толстая, очень даже изящная дама. У Листопадова у самого брюхо, как арбуз! Тоже мне, Аполлон Бельведерский!
Эти слова были для молодой эльфийки, аки бальзам на душу. Она не толстая! Она не толстая! Не толстая!!! А самое главное, они все теперь выкупятся из рабства, доберутся до порта и вернутся домой, и Айте будет здорова! Времени прошло немало, а магия сейчас развивается так быстро...

***

Все-таки телепортационная машина завелась, и Листопадов едва удержался на ногах при торможении. Здесь приятно пахло сернистым ангидридом и немножечко аммиаком. Наконец-то Листопадов смог дышать свободно. Он поспешно сорвал человеческую маску, отвинтил крышку на брюхе, аккуратно вытащил несколько пробитых конденсаторов, сгоревший транзистор и потекшую батарею.
- Здесь все, босс, - сказал он, постучав себя по чуть приоткрытой черепной крышке, - они засветились, они теперь не отвертятся! Теперь мы знаем точно, почему четыре группы вампиров-призраков потерпели неудачу. На Земле действует тщательно замаскированная эльфийская контрразведка. Вот, - он щелкнул чем-то у себя в голове. Заиграла музыка. - Слышите, босс?
Босс кивнул.
- Каковы будут дальнейшие распоряжения, босс?
Старый лич снял с позвоночника голову, поискал в мешке другую, которой лучше думать.
- Лупистадан, а кто из них - совершенно точно человек?
- Не знаю, - честно ответил гомункул, - они там... Они становятся все больше похожими на тех, среди кого живут. Пройдет совсем немного времени, и даже Каменный глаз и Железное ухо не смогут различить их.
- Ну что ж, - лич улыбнулся улыбкой гламурного красавчика, - игра продолжается! Будем готовить вторжение.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Конкурс рассказа "Пляшем от печки"
СообщениеДобавлено: Ср мар 09, 2016 8:30 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17294
Откуда: Хайфа
№5

Посвященный


В самом темном углу, где отблески пламени не разгоняли мглы, он сидел и слушал чужие истории. Молодая хозяйка заняла противоположный угол; она также оставалась в тени; и между ними протянулась линия нетерпеливых, испуганных лиц с широко раскрытыми глазами. Сзади разинула свой зев пустота, которая, казалось, стирала границы между огромной комнатой и беззвездной ночью.
Кто-то прошелся на цыпочках и приподнял жалюзи со скрежетом, и повсюду раздались звуки: через окно, открытое наверху, донесся шелест листьев тополя, которые шумели так, словно по ним шагал ветер.
- Странный человек идет среди кустарников, - прошептала взволнованная девушка, - я видела, как он присел и спрятался. Я видела его глаза!
- Ерунда! - раздался резкий голос одного из мужчин. - Здесь слишком темно, чтобы что-то разглядеть. Вы слышали вой ветра.
Туман поднялся над рекой и протянулся по лужайке, прижимаясь к самым окнам старого дома подобно мягкой серой руке, и сквозь его завесу движение листьев было едва различимо... Тогда, пока кто-то требовал огня, другие вспомнили, что сборщики хмеля все еще вертятся поблизости и что бродяги этой осенью становятся все более дерзкими и грубыми. Возможно, все они втайне мечтали о солнце. Только пожилой человек в углу сидел тихо и не двигался с места, не делясь ничем с окружающими. Он не рассказал никакой внушающей страх истории. Он уклонился, хотя совершил немало удивительных открытий; ведь всем было прекрасно известно, что интерес пожилого мужчины к психическим аномалиям частично объяснял его присутствие на вечеринке в этот уик-энд. "Я никогда не ставлю опытов - таких опытов, - коротко ответил он, когда кто-то попросил его заполнить рассказом образовавшуюся паузу. - У меня нет никаких сверхъестественных способностей." В его тоне скрывался, возможно, оттенок презрения, но хозяйка из затененного угла быстро и тактично прикрыла отступление гостя. И он удивился. Ведь было совершенно очевидно, зачем его пригласили. Комната с привидениями, как он давно догадывался, была специально предназначена для него.

Впрочем, "предназначена" – не совсем точное определение. Но предполагалось, что он проведет там ночь и изгонит потусторонних духов. Он ведь признанный специалист в этой области, не так ли? Конечно, репутация "гостиницы с привидениями" привлекает постояльцев определенного сорта – вот таких, как эти, любителей ужасного и необъяснимого. Однако других подобная сомнительная слава отпугивает. Видимо, хозяйка предпочитает респектабельность, и это понятно: женщине очень непросто одной вести дела - а если вдобавок кому-то взбредет в голову обвинить ее в связях с нечистой силой? Люди злы и завистливы...
Мужчина недовольно поморщился: зачем он вдруг отвлекся на эти мелочи? Какое ему дело до хозяйкиных резонов? Нужно сосредоточиться перед тем, что ему предстоит. Это будет совсем, совсем не то, что думают невежды, но в результате "нечистая сила" из комнаты исчезнет, и, следовательно, он честно выполнит свои обязательства.
И все-таки странно, почему Врата всегда и везде связывают с привидениями. Вероятно, люди интуитивно чувствуют присутствие в этих местах чего-то чуждого, словно сквозняк из неплотно прикрытой двери. Ему же подобные суеверия были только на руку: ни чересчур старательная служанка, ни чересчур общительный постоялец не зайдут некстати и не помешают ритуалу. Жаль только, что Врата так нестойки: чаще всего после одной-двух попыток перехода они закрывались навсегда. "Духи" исчезали, к радости хозяев, но ему приходилось снова начинать поиски.
Но сегодня – сегодня, возможно, всё решится.
Тепло камина и сытный ужин располагали к размышлениям. Он не отказался бы и от глинтвейна, но нельзя: голова должна быть абсолютно ясной. Однако спешить было некуда, и он решил, что можно покуда предаться воспоминаниям, выражаясь высоким слогом. Подвести итоги перед, как он надеялся, финалом. Хотя этот финал, в случае успеха, будет началом – началом нового пути.
Когда отец послал его учиться в семинарию - нет, тогда он еще не чувствовал ничего особенного, просто такова была семейная традиция: кто-то из сыновей обязательно становился священником. Но однажды ему попалась книга... Ветхая, без переплета, без заглавия, и он перелистнул страницы, удивленный именно тем, что она в таком бедственном состоянии. Перелистнул – и уже не мог оторваться, хотя почти сразу понял, что имеет дело с ересью. Как, каким чудом такая книга оказалась в семинарской библиотеке? Может, кто-то когда-то намеренно оторвал обложку, чтобы скрыть, что хранит запретный текст?
Книгу он унес и спрятал у себя, хотя это и было рискованно. Ересь? Нет, речь шла о тайном знании, о Знании, что давало посвященному невероятные возможности. И чем дальше он читал, тем сильнее уверялся: она досталась ему не случайно, это знак Судьбы, именно так, с большой буквы. Не корысти и не славы ради жаждал он Знания. Ему предназначено свыше стать новым пророком, тем, кто изменит мир, кто создаст на земле Царство Божие!
Впрочем, он всё-таки закончил семинарию, и стал священником, и приобрел известность как блестящий проповедник и теолог, и еще... но не это было главное. Тайно, с превеликой осторожностью собирал он книги, которые Святая Римская церковь называла в лучшем случае – с презрением – оккультными, а чаще – с негодованием – колдовскими. Каббалисты, герметики, енохиане, розенкрейцеры... Он прекрасно осознавал, какой опасности себя подвергает, но свернуть с избранного пути не мог. К сожалению, в каждой из книг зерно истины было скрыто среди иносказаний, шифров и прямых заблуждений. Иные и вовсе разочаровывали, хотя поначалу казались многообещающими. Подобно золотоискателю, трудился он, очищая от песка и грязи драгоценные крупицы. Была и еще одна сложность: как выяснилось, посвященному, для полного раскрытия дарованных ему сил, необходим некий артефакт, но что именно этим артефактом является, он должен понять сам. Размышления над этим вопросом заняли не один год, пока однажды на него не снизошло озарение. Что было дано тому, кто первый принес людям Слово Божие? Скрижали Завета. Вот то, что ему необходимо. Заповеди? Да, разумеется, толпе внушают, что там было написано, как себя вести, чтобы быть хорошими детками. Но он не такой простак, чтобы верить во всякую чушь. Творец собственноручно выводил всю эту чепуху насчет жены ближнего, и вола его, и осла его? Не смешно ли? О нет, не ради этого Он старался, не это необходимо было прятать в Ковчеге и хранить в Храме. Но некоторые авторы писали, что на Скрижалях были записаны некие Божественные откровения. Возможно, мощные заклинания. Очень вероятно, Имя Творца – ибо оно, по преданиям, было известно иудейским первосвященникам, а они были единственными, кто мог приближаться к Ковчегу. Одним словом, высшая мудрость и источник невероятной силы.
Но как найти утерянный Ковчег?
Версий было множество, и он проверял каждую, включая самые невероятные. Кроме Иерусалима и Аксума, побывал в дюжине мест в Ирландии, Нормандии, Англии, куда якобы увезли святыню крестоносцы. И всё на поверку либо оказывалось ложью, либо – либо это место охранялось так, что просто не было возможности проверить. Годы шли, и он терял надежду, и был уже близок к отчаянию, когда попался ему ветхий манускрипт, повествующий о Вратах, с помощью которых можно было перемещаться в пространстве – и во времени.

- Желаете чего-нибудь еще?
Хозяйке пришлось повторить вопрос, прежде чем мужчина понял, что к нему обращаются, и поднял на нее глаза.
- Может быть, пива? – терпеливо повторила она, видя его недоумение. – У нас очень хорошее пиво, из местной пивоварни.
Он отрицательно покачал головой, и хозяйка со вздохом удалилась. Зачем она подходила к нему сама, а не послала служанку? Что вообще означают эти улыбки в течение всего вечера? Уж не пришло ли глупой женщине в голову с ним кокетничать? Пусть она, кажется, лютеранка, но должна же понимать, что он католический священник.
Народу в зале осталось немного, однако некоторые любители мистических историй медлили расходиться по своим комнатам, несмотря на поздний час. Что ж, позднее время для подобных развлечений – самое лучшее. Бывало, из услышанных рассказов удавалось даже узнать нечто любопытное. Впрочем, теперь это всё уже не имело для него значения.
Он тоже медлил. Собирался с духом? Оттягивал момент торжества – или опасался провала? Он и сам бы не мог сказать. Может быть, просто хотелось в мыслях еще раз пройти весь путь до сегодняшнего дня.
Мужчина вздохнул и прикрыл глаза.

Тот манускрипт... В нем говорилось, что существуют места, откуда, проведя определенный ритуал, можно отправиться в прошлое, а затем вернуться обратно. Увы, сам ритуал был описан столь туманно, что пришлось вновь браться за тщательно изученные, казалось бы, книги, выискивая в них ответ – или хотя бы намек на ответ - на теперь уже определенный вопрос. Но вот, после упорных трудов, крохотные частицы головоломки стали складываться воедино. Как он был счастлив, когда, наконец, точно понял, что и как надо делать! Но это было только начало. Предстояло еще отыскивать эти места. К тому же скоро выяснилось, что удержаться в "чужом" времени непросто, поначалу его попросту выбрасывало оттуда, словно сжималась растянутая пружина. Требовались дополнительные формулы и обряды, чтобы оставаться там хоть сколько-нибудь долго. Это открытие было вдвойне неприятным, поскольку чаще всего после каждой попытки приходилось искать новое "нечистое место". Ему пришлось выдавать себя за специалиста по изгнанию привидений, чтобы оправдать интерес к подобным местам, и изучить данную область, чтобы не попасть впросак, так что он и впрямь стал знатоком. Впрочем, эти знания тоже не были лишними, так как иногда он и впрямь сталкивался с духами. Отличать места их обитания было несложно: в настоящих "комнатах с привидениями" всегда было холодно и неуловимо пахло плесенью, тогда как в области Врат, где бы она ни находилась, запах был странный, какой бывает после сильной грозы.
Когда же он наконец освоил, если можно так сказать, механику перехода – оказалось, что всё не так просто. Попытки отыскать Ковчег в кровавой каше взятия крестоносцами Иерусалима ни к чему не привели, если не считать результатом несколько полученных в далеком прошлом ран, к счастью, легких. Решив, что умереть за несколько столетий до рождения будет глупо, он попробовал перемещаться еще дальше, во времена Первого Храма – но приблизиться к Святая Святых (не говоря уже – проникнуть внутрь) было еще сложнее, чем войти в Купол Скалы. То есть практически невозможно.
И вот тогда-то, когда казалось, что и этот путь кончается тупиком, он вдруг понял: глупец! Ему ведь нужен не этот громоздкий ящик, а сами Скрижали! И был в истории момент, когда их держал один старик, а остальные были далеко. Забрать их будет несложно. А Моисей попросит – и ему напишут еще раз, как и сказано в Писании.

Камин догорал. Все разошлись, и служанка косилась на него с неодобрением: видно, он мешал ей убирать или что там еще она должна была делать. Хозяйки, благодарение Господу, видно не было. Никто, никто из них не догадывался, с кем они провели этот вечер – возможно, последний вечер старого мира.
Сегодня. Сегодня, с Божьей помощью...
Он встал и направился в "комнату с привидениями." Пора.

Подготовка заняла больше часа. Тщательнее обычного вычерчивал он необходимые символы, проговаривал формулы. Слишком многое зависело от этой попытки. И вот грозовой запах усилился, послышался едва уловимый ухом гул, подобный жужжанию шмелей. Он осенил себя крестом и глубоко вздохнул. Сейчас...
Скрип двери.
- Простите, если помешала, но я подумала...
Боже правый, хозяйка! Стояла в дверях и совершенно недвусмысленно строила ему глазки!
- Выйдите вон! – рявкнул он в бешенстве. Но она шагнула в комнату - и именно в этот момент Врата открылись.
Гул стал громче, воздух наполнился искрами, очертания окружающих предметов поплыли – и он только и сумел, что зажать завизжавшей дуре рот. Двигаться и разговаривать в момент перехода запрещалось, так было написано в манускрипте, и он даже знать не хотел, что будет, если этот запрет нарушить. Какой бес ее принес в самый неподходящий момент? Что теперь с нею делать? И главное – смогут ли Врата перенести двоих?
Он не знал, как долго длится переход. Да и можно ли говорить о времени там, где время течет совсем иначе? И есть ли там, за Вратами, время и пространство в привычном понимании? Возможно, проходило всего мгновение, но ему всегда казалось бесконечно долгим это падение словно в бездонный колодец, где из тьмы появлялись картинами волшебного фонаря и тут же исчезали видения иных времен и мест. Когда-то он вглядывался в них из любопытства, пытаясь понять, что это, где и когда; потом привык. Но сегодня сосредоточился на рассматривании, чтобы не думать о женщине, которую приходилось крепко прижимать к себе, чтобы не дергалась.
Солдаты в бронзовых панцирях и шлемах топают по пыльной дороге; нестройно, но воодушевленно орут хриплыми голосами какой-то марш. Смуглые люди в набедренных повязках кланяются, словно идолам, статуям кошек. Человек распростерт на каменном алтаре, и другой, видимо, жрец – мерзкий язычник – занес над ним нож; солнце блестит на темном лезвии. На заснеженной равнине люди в шкурах – опять мерзкие язычники! – пляшут под бубен вокруг обнаженной женщины. Небритый, разбойничьего вида мужчина играет на лютне в компании каких-то полулюдей, полубесов. Идет по ночному городу девочка с голубыми волосами и глазами убийцы – он содрогнулся, случайно поймав ее взгляд...
Калейдоскоп картин остановился.
Одного беглого взгляда хватило, чтобы понять: это не то место и не то время. Европейское средневековье. Где и когда – какая разница? Проклятая дура! И надо же, чтобы именно в этот раз...
- Что... что это было? – выдохнула женщина, когда он отстранился от нее. – Это козни духов, да? Но... но я и предположить не могла, что вы такой страстный!
Он уставился на нее, как на говорящую козу:
- Во имя всего святого, что вы себе вообразили? Я священник! Зачем вы вообще вошли ко мне в комнату, я ведь ясно просил...
- Ах, ну разумеется, - она неумело изобразила смущение. Как быстро, однако, оправилась от потрясения. – Я не хотела мешать, но вы весь вечер так на меня смотрели, и я подумала...
-Что?!
Его трясло от бешенства. Он на нее смотрел, подумать только! Шлюха, мерзкая шлюха, придушил бы голыми руками. Впрочем... кажется, есть другой способ избавиться от нее.
Навстречу им по улице шли монахи в черных рясах. Как кстати! Схватив женщину за руку, он направился к ним. Быть священником весьма удобно: сутана и латынь – и ты свой во множестве мест и во многих веках.
- Мир вам, братья. Сам Господь направил вас ко мне, ибо я нуждаюсь в помощи. Эта женщина не дает мне покоя, она или безумна, или знается с дьяволом.
- С дьяволом? Ты хорошо сделал, что обратился к нам, брат. Сейчас мы выясним, что с нею. Добрая женщина, не скажешь ли для нас: " Pater noster, qui es in caelis..."
Ну конечно! Предложить добропорядочной лютеранке молиться на латыни! Скривилась, словно увидев таракана, и плюнула монаху под ноги. Тот переменился в лице и ухватил ее за локоть. Женщина попыталась вырваться, но тщедушный на вид доминиканец держал словно клещами.
Он выслушал заверения, что о душе бедной грешницы всенепременно позаботятся, поблагодарил в ответ и поспешил прочь, стараясь не слушать вопли и проклятия, несшиеся ему вслед. Теперь, когда он несколько остыл, дуру было жаль, конечно, - но непристойное поведение должно быть наказано. В конце концов, вряд ли дело дойдет до аутодафе – без него она не продержится в этом времени долго. Но впредь будет ей урок.
Что ж, ему тоже надо было возвращаться.

Снова оказавшись в гостиничной комнате, он вздохнул с облегчением: Врата не закрылись. Торопливо произнеся благодарственную молитву, он начал подготовку ко второй попытке.
На этот раз, благодарение Господу, всё прошло гладко. И вот он у цели. Поросшие чахлой колючкой холмы, знойное марево над ними. Шатры в долине между холмами. Темная туча, в которой сверкают молнии, лежит на вершине самого высокого холма – горы, можно сказать. Он стоит на склоне этой горы, чувствуя, как дрожит земля под ногами. И сверху, прямо из тучи, спускается по склону – старик? – нет, немолодой, но крепкий мужчина с военной выправкой. Обеими руками он прижимает к груди две плиты сияющего синего камня. Не над головой, на вытянутых руках, как обычно изображают; конечно, они же тяжелые. Отнять их будет сложнее, чем казалось. Но на его стороне - внезапность. В любом случае, отступать некуда.
Рванувшись вперед из-за груды скрывавших его камней, он толкнул ничего не подозревающего Моисея в спину. Тот покачнулся, взмахнул одной рукой, пытаясь сохранить равновесие, - и он ударил еще раз, выхватил Скрижали из Моисеевых рук и с усилием поднял-таки их над головой – почти так, как на картинах. Торжествующий крик вырвался из его груди. И эхом отозвался раскат грома из тучи на вершине горы. Ослепительная молния протянулась оттуда к нему, коснувшись легко, словно даже нежно. Земля содрогнулась, ушла из-под ног. Сапфировые плиты выпали из разом ослабевших рук, ударились о скальный выступ и разлетелись вдребезги. В грохоте грома, казалось, прозвучало: "...и истреблю его с лица земли!" И это было последним, что он слышал в жизни.
Моисей, кряхтя, поднялся на ноги, взглянул на обугленные останки неведомо откуда взявшегося похитителя и плюнул на них. Поднял кусок Скрижали, на котором можно было разобрать: "Не укради". Огорченно покачал головой и поднял голову к вершине горы, как бы спрашивая, что же теперь делать. Гром стал глуше, словно ворчливый старик упрекал неразумного внука. А потом осколки сапфира сами собой поползли друг к другу и сложились воедино. Моисей бережно положил кусок, что держал в руках, на его место, поднял восстановленные Скрижали - и продолжил путь вниз, к благоговейно притихшей толпе.

***

Наутро, когда кухарке понадобились ключи от кладовой, оказалось, что хозяйки нигде нет. Постояльцы пожимали плечами и ворчали, что завтрак задерживается. Слуги гадали, где ее можно искать. Кто-то вспомнил, что вроде бы видел, как она заходила в "нечистую" комнату, и все толпой направились туда. На стук никто не ответил, но дверь оказалась не заперта.
Комната была пуста. Несколько раскрытых книг на столе – явно старых, пергаментных. Непонятные рисунки и надписи мелом на полу и на стенах. И странный, непонятный, тревожащий запах.
Люди столпились в дверях, не решаясь войти.
- Да где же они? – пробормотала, крестясь, молоденькая служанка. – Неужто бесы унесли?
- Милочка, не надо быть такой суеверной, - возразил мужчина с резким голосом. – Мы живем в просвещенное время, знаете ли. Я уверен, этому есть вполне прозаичное объяснение.
- Да сбежала она с ним, с этим... католическим попом, - хмыкнул сторож. – Видел я, как она на него весь вечер поглядывала. А ему-то, может, и нельзя, но... знаем мы таких.
Ахнула девушка, что вечером видела, по ее словам, странного человека за окном. Фыркнула другая, постарше, к чьему окну и пробирался поздний гость. Поджал губы пожилой господин, всем своим видом выражая неодобрение нынешнему падению нравов. Поднял бровь мужчина с резким голосом, прикидывая, что, если в ближайшее время хозяйка не отыщется, возможно, он сумеет дешево купить эту гостиницу у ее родственников.
- А я тоже думаю, что духи их обоих утащили, - с самым авторитетным видом заявила кухарка. – Надо было сразу к преподобному Миллеру идти, а не этого звать.
- У него была очень хорошая репутация, - возразил кто-то из постояльцев; на что кухарка бросила только: "Католик!" – вложив в одно слово всё свое презрение к "этим-лживым-продажным-и-прочее".
Возразить ей никто не успел: воздух в комнате словно раскололся с треском рвущейся ткани, и – как после описывала соседям та же говорливая кухарка – из него вывалилась хозяйка. Но в каком виде! В разодранном платье, в синяках, в крови... Мешком осев на пол, она сжалась в комок, размазывая по лицу слезы и бормоча: "П-патер ностер... патер... ностер... п-предатель... дура я... а он... патер ностер... кви эс... дальше не помню... пожалуйста, пожалуйста... не ведьма я... какая дура... "
- Господи Иисусе, фрау Марта, что с вами? – бросилась к ней служанка. Но хозяйка истерически взвизгнула: "Не трогайте меня!" – и разрыдалась.
Кухарка перекрестилась.
- Ну, кто был прав? Я пошла за преподобным Миллером.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Конкурс рассказа "Пляшем от печки"
СообщениеДобавлено: Ср мар 09, 2016 9:02 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17294
Откуда: Хайфа
№6

Комната с привидениями


В самом темном углу, где отблески пламени не разгоняли мглы, он сидел и слушал чужие истории. Молодая хозяйка заняла противоположный угол; она также оставалась в тени; и между ними протянулась линия нетерпеливых, испуганных лиц с широко раскрытыми глазами. Сзади разинула свой зев пустота, которая, казалось, стирала границы между огромной комнатой и беззвездной ночью.
Кто-то прошелся на цыпочках и приподнял жалюзи со скрежетом, и повсюду раздались звуки: через окно, открытое наверху, донесся шелест листьев тополя, которые шумели так, словно по ним шагал ветер.
- Странный человек идет среди кустарников, - прошептала взволнованная девушка, - я видела, как он присел и спрятался. Я видела его глаза!
- Ерунда! - раздался резкий голос одного из мужчин. - Здесь слишком темно, чтобы что-то разглядеть. Вы слышали вой ветра.
Туман поднялся над рекой и протянулся по лужайке, прижимаясь к самым окнам старого дома подобно мягкой серой руке, и сквозь его завесу движение листьев было едва различимо... Тогда, пока кто-то требовал огня, другие вспомнили, что сборщики хмеля все еще вертятся поблизости и что бродяги этой осенью становятся все более дерзкими и грубыми. Возможно, все они втайне мечтали о солнце. Только пожилой человек в углу сидел тихо и не двигался с места, не делясь ничем с окружающими. Он не рассказал никакой внушающей страх истории. Он уклонился, хотя совершил немало удивительных открытий; ведь всем было прекрасно известно, что интерес пожилого мужчины к психическим аномалиям частично объяснял его присутствие на вечеринке в этот уик-энд. "Я никогда не ставлю опытов - таких опытов, - коротко ответил он, когда кто-то попросил его заполнить рассказом образовавшуюся паузу. - У меня нет никаких сверхъестественных способностей." В его тоне скрывался, возможно, оттенок презрения, но хозяйка из затененного угла быстро и тактично прикрыла отступление гостя. И он удивился. Ведь было совершенно очевидно, зачем его пригласили. Комната с привидениями, как он давно догадывался, была специально предназначена для него.

Этот вечер его разочаровал. Столько историй – и ни одной хоть сколько-нибудь оригинальной. Ни одна не годилась как основа для сюжета. Ну да, да, стыдно признаться, но у популярного автора триллеров пропало вдохновение. Что делать? Бывает. Приходится искать везде, где удается. Но сегодня ему не повезло: всё, что он слышал, было банально, глупо и даже не страшно. Непонятно, как эти люди находят удовольствие в выслушивании подобной чепухи.
Хотя чего можно ожидать от тех, кто на реплику: "Я видела что-то," – отвечает: "Нет, вы слышали вой ветра"?
Впрочем, надо будет еще раз спокойно прокрутить все эти байки в голове, благо, на память он пока не жаловался. Он всегда любил гостиничные "номера с привидениями". Нет, он не писал о них книги, подобно герою известного рассказа и еще более известного (как обычно бывает) фильма. С ним никогда ничего необычного и, тем более, ужасного в этих комнатах не случалось, и никаких привидений там, само собой, не было. Просто каким-то образом в таких местах удавалось легко настроиться на нужный лад. Что-то ощущалось там в атмосфере – какие-то флюиды, как сказали бы в девятнадцатом (или каком там) веке. Может, не случайно эти номера получали такую славу?
Но это неважно. А важно то, что вот сейчас он пойдет в этот самый номер, достанет из тамошнего минибара бутылочку чего-нибудь поприличнее, сядет в кресло и подумает, не найдется ли среди шлака хоть какая-нибудь зацепка.

В номере на кровати сидела девочка. Лет восьми, наверное - хотя в возрасте ребенка он мог легко ошибиться. Светловолосая, кудрявая. Босая. Сидела и болтала ногами.
- Милая, что ты здесь делаешь? – спросил он тоном строгого, но не злого дяди (как он надеялся). – Где твоя мама?
И только тут сообразил, что номер-то был закрыт. Гм. Как же она тут оказалась? Дочь кого-то из горничных? Ходила вместе с мамой, заигралась тут и отстала?
Девочка между тем смотрела на него совершенно спокойно, но отвечать явно не собиралась.
Он откашлялся и повторил:
- Где твоя мама, малышка? Пойдем поищем ее. Это, видишь ли, моя комната, и мне надо работать.
И шагнул к ней, протянув руку. Но девочка помотала головой:
- Нет, дядя, это моя комната. Я здесь давно живу. Вы уйдете завтра, а я останусь.
- Это еще что за фокусы? – "строгий дядя" нахмурился. – Не выдумывай, мне некогда. Идем.
- Но я не могу отсюда уйти! Мне нельзя!
Нет, это уже переходило все границы. Он решительно схватил упрямицу за руку и, не обращая внимания на ее слезы и вопли, потащил к двери. Сделал шаг из комнаты и...
И ощутил в руке пустоту. Девочка исчезла.
Он постоял в пустом коридоре дурак дураком и медленно повернулся к открытой двери. Девочка всё так же сидела на кровати. Только ногами больше не болтала, а шмыгала носом и терла глаза ладошками.
- Я же вам говорила, что не могу отсюда уходить, - сквозь слезы проговорила она и вытерла нос рукавом. – Я говорила, а вы мне не верили. И за руку меня схватили, у меня из-за вас синяк будет.
- Прости, - машинально пробормотал он, глядя на нее во все глаза. Девочка как девочка. Кудряшки, веснушки. Слезы, сопли, нос распух. Ну, босиком, и что с того? И рука ее была теплой. Хотя... платьишко странное, теперешние дети так не одеваются. Еще и с фартушком. По моде, наверное, столетней давности, если не больше – не больно-то он разбирался в детских модах.
В следующий момент он сообразил, что различает рисунок обоев за девочкиной спиной.
Вот, значит, оно как. Ничего себе...
- Погоди, так, значит, ты... – язык не поворачивался закончить фразу. – Ты...
- Вот видите, - девочка, кажется, несколько успокоилась, хотя все еще всхлипывала, - видите, что я правду говорила? Мне отсюда никак нельзя. Думаете, я бы не ушла, если бы можно было? Здесь иногда так скучно, даже поиграть не с кем. Тетя Лу и тетя Салли не считаются, они же взрослые.
- А ты еще и не одна здесь... живешь?
Раньше он думал, что выражение "подгибаются колени" – просто фигура речи. Оказалось, нет. Кое-как добрался до минибара, вытащил первую попавшуюся бутылку, сделал пару глотков прямо из горлышка. Стало легче. С бутылкой в руке он уселся в кресло и попытался сделать вид, что совершенно спокоен и что девочка-призрак в комнате – явление вполне нормальное.
- Здесь-то я одна. Но они приходят иногда - в гости. Почему-то у них получается ко мне приходить, а у меня нет. Может, потому что я еще маленькая? И еще дядя Тэд иногда приходит. Он веселый, он сказки мне рассказывает, а они всё воспитывают, - девочка расправила платье и сложила руки на коленях самым благовоспитанным образом. – Это хорошо, что вы меня видите. Другие не видят, а только слышат, и то не всегда. А когда слышат, пугаются. Но я же не виновата, я не хочу их пугать. Дядя Ричард иногда пугает, но просто в шутку, и дядя Генри тоже, а я и в шутку не хочу. Но вы ведь не боитесь теперь, дядя, правда? И да, меня Нэнси зовут. А вас?
Чинная беседа с хорошо воспитанным привидением. Хмм... Ну что ж.
- Меня зовут мистер Сэлливан. Если хочешь, Нэнси, можешь звать меня "дядя Билли".
- Очень приятно познакомиться, дядя Билли, - Нэнси спрыгнула с кровати и сделала книксен.
- Мне тоже, Нэнси, - он надеялся, что его улыбка выглядит более-менее естественно.
- Так вы правда не боитесь? Вот здорово! Дядя Билли, а может, вы знаете сказки? А то все, что дядя Тэд рассказывает, я уже наизусть помню.
- Сказки? Эээ... – и тут его осенило: - Послушай, Нэнси, давай лучше ты мне расскажешь о себе, хорошо? А потом и я расскажу тебе сказку.
- О себе? Нууу... не знаю, я не очень умею рассказывать... – погрустнела девочка.
- Да что она может рассказать, эта пигалица? – раздалось прямо над ухом, и Сэлливан невольно вздрогнул. – Что она смыслит? Ты бы лучше, парень, меня расспросил – вот у меня история так история!
За его креслом стоял мужчина средних лет и самой что ни на есть разбойничьей наружности.
- Ой, - обрадовалась Нэнси, - это дядя Тэд! Дядя Тэд, это дядя Билли, то есть мистер Сэлливан, и он не боится! Правда, здорово? Но только неправда, что я не смыслю, я очень даже...
- Сэр, кто вам позволил приставать к ребенку с расспросами? – из воздуха соткалась пожилая дама – воплощенный образ Настоящей Леди времен, наверное, королевы Виктории. Очевидно, одна из этих благовоспитанных тетушек. Лу или Салли? Наверное, Лу – Луиза, например. Придется вытащить на свет божий все запасы хороших манер, а то ведь выгонит.
Сэлливан встал и поклонился как можно галантнее.
- Добрый вечер, леди. Разрешите представиться: Уильям Сэлливан, писатель. Уверяю вас, у меня не было никаких дурных намерений. Просто мне предоставили этот номер на ночь, и мы с Нэнси очень мило беседовали. Она просила рассказать ей сказку, и я...
- Леди Мортимер, - дама решила сменить гнев на милость и протянула руку для поцелуя. Рука ее была сухой и теплой. – Сэлливан, говорите? Не припомню писателя с таким именем. Впрочем, я не в курсе последних веяний в литературе. ("За последние лет сто пятьдесят - двести," – мысленно уточнил он.) И о чем же вы пишете, мистер Сэлливан, позвольте поинтересоваться?
- О, видите ли... Дело в том, что я... я пишу романы о призраках.
- О призраках? – саркастически переспросила леди Мортимер. – Разумеется, ужасных и злобных?
- Ну почему же? Я уверен, что призраки, как и люди, бывают разные. Вот вы, леди, вовсе не кажетесь мне ужасной. И разве может такой очаровательный ребенок быть злобным?
("Еще как может. В триллерах вечно так: призрак поначалу выглядит милым ребенком, а потом... Будем надеяться, что это не мой случай. И будем надеяться, что они не умеют читать мысли.")
- Вот как? Что ж, я рада, что вы столь рассудительны. Большинство людей, к сожалению, слишком подвержено предрассудкам. Но правильно ли я понимаю, что, когда вы просили девочку рассказать о себе, вами двигал...
- Профессиональный интерес, леди, - покаянно признался Сэлливан. – Но и не только! Меня действительно взволновала ее судьба. Если бы я мог хоть чем-то помочь, я бы...
- А давайте ему расскажем! – встрял "дядя Тэд", явно обиженный тем, что разговор идет без него. – Мы расскажем, а он книжку напишет. Ей-богу, я бы не отказался, чтобы какой-нибудь умелец мою жизнь расписал в красках, а люди бы потом прочитали.
- Вы знаете, мне нравится эта мысль, - это уже новая гостья, рыжеволосая дама с высокой прической и в кринолине с розочками. Сэлливан, спохватившись, предложил кресла ей и леди Мортимер. Обе сели с величием королев. – Снять завесу забвения с наших судеб; рассказать правду о нашем теперешнем существовании... Право, это было бы прекрасно. Если бы мистер Сэлливан сумел справиться с подобной задачей...
- О, я приложу все усилия! – горячо заверил он. – Без ложной скромности – я считаюсь хорошим писателем, мои книги переиздаются по многу раз.
- Надеюсь, вы говорите правду. И если так, то...
- Позвольте-позвольте, а почему меня не позвали? Да моя жизнь и... и все остальное, гм-гм - тянут не на один роман, а на дюжину!
- Сэр Генри, вы несносный хвастун! Как будто, кроме вас, некому рассказать потрясающую историю! Если хотите знать, я...
- А я? Думаете, если я из врожденной скромности молчу, то мне и рассказать не о чем? В то время как у меня...
Они появлялись из ниоткуда один за другим, спорили, перекрикивая друг друга. Во фраках и мундирах; в панталонах и жабо; в кринолинах и фижмах; в сутанах, в потертых сюртуках, в почти современных костюмах... Ошарашенный Сэлливан только головой вертел. У них что, призрак-интернет действует? Как они все сразу узнали?
И как же им всем хотелось, чтобы о них вспомнили...
- Леди и джентльмены! – да, леди Мортимер действительно была настоящая леди. Ее голос, как будто и негромкий, перекрыл гомон, и все мгновенно замолчали, словно дети при окрике воспитательницы. – Ведите себя пристойно. Мистер Сэлливан выслушает вас всех – вы ведь сделаете это, мистер Сэлливан, не так ли? В конце концов, это и в ваших интересах тоже. – Он поспешно кивнул, и леди продолжила: - Установим очередность. Чтобы не было споров и обид, можно даже тянуть жребий. Или пусть мистер Уилсон – мистер Уилсон, вы здесь? – предложит что-нибудь, он ведь юрист и должен уметь улаживать споры. Однако первой, я считаю, должна быть Нэнси – прежде всего потому, что ей давно пора спать. Нэнси, иди сюда. Мистер Сэлливан, вы готовы?
- Да, сейчас... Одну минутку.
Он бросился к двери, нацепил табличку "Не беспокоить" и для пущей надежности повернул ключ в замке. Достал блокнот и карандаш – ну не доверял он черновики современной технике, такой предрассудок – и сел к столу.
Нэнси, розовая от смущения – с ума сойти, краснеющее привидение! – глубоко вздохнула и начала рассказ.


Подходил к концу третий день пребывания Уильяма Сэлливана в гостинице. За все это время он только один раз заказал в номер - не обед и не ужин, а десяток блокнотов и коробку карандашей. Посыльного, принесшего заказ, не впустил, только чуть-чуть приоткрыл дверь. Причем посыльный клялся, что писатель в номере был не один. "Ну разумеется, там же с ним привидения," – преспокойно ответила на это хозяйка.
Сэлливан же лихорадочно строчил, исписывая страницу за страницей. Глаза его покраснели и слезились, пальцы сводило судорогой; опустевшие бутылки и обертки шоколадок из минибара кучей валялись под столом. Ничего, всё неважно, всё – потом. Сейчас – не упустить ни одной подробности, пока вся эта компания здесь и в настроении рассказывать. Кто их, призраков, знает – расточатся при крике петуха, и пиши пропало. Хотя и петухов поблизости нет, и солнечных лучей эти привидения не боялись, но мало ли. Такая удача бывает раз в жизни. Вся правда о нелегкой судьбе привидений - о, это будет бестселлер! Нет - серия бестселлеров! Сэлливану грезилась мировая слава, миллионные тиражи, литературные премии – ну и гонорары, само собой.
И надо будет непременно купить для Нэнси кукол. Барби, весь выводок. И пусть только дуры-горничные попробуют что-нибудь унести при уборке.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Конкурс рассказа "Пляшем от печки"
СообщениеДобавлено: Ср мар 09, 2016 22:18 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17294
Откуда: Хайфа
И заключительным штрихом -
совсем (то есть, абсолютно) внеконкурсный :4:

№7

Ясновидение


В самом темном углу, где отблески пламени не разгоняли мглы, он сидел и слушал чужие истории. Молодая хозяйка заняла противоположный угол; она также оставалась в тени; и между ними протянулась линия нетерпеливых, испуганных лиц с широко раскрытыми глазами. Сзади разинула свой зев пустота, которая, казалось, стирала границы между огромной комнатой и беззвездной ночью.
Кто-то прошелся на цыпочках и приподнял жалюзи со скрежетом, и повсюду раздались звуки: через окно, открытое наверху, донесся шелест листьев тополя, которые шумели так, словно по ним шагал ветер.
- Странный человек идет среди кустарников, - прошептала взволнованная девушка, - я видела, как он присел и спрятался. Я видела его глаза!
- Ерунда! - раздался резкий голос одного из мужчин. - Здесь слишком темно, чтобы что-то разглядеть. Вы слышали вой ветра.
Туман поднялся над рекой и протянулся по лужайке, прижимаясь к самым окнам старого дома подобно мягкой серой руке, и сквозь его завесу движение листьев было едва различимо... Тогда, пока кто-то требовал огня, другие вспомнили, что сборщики хмеля все еще вертятся поблизости и что бродяги этой осенью становятся все более дерзкими и грубыми. Возможно, все они втайне мечтали о солнце. Только пожилой человек в углу сидел тихо и не двигался с места, не делясь ничем с окружающими. Он не рассказал никакой внушающей страх истории. Он уклонился, хотя совершил немало удивительных открытий; ведь всем было прекрасно известно, что интерес пожилого мужчины к психическим аномалиям частично объяснял его присутствие на вечеринке в этот уик-энд. "Я никогда не ставлю опытов - таких опытов, - коротко ответил он, когда кто-то попросил его заполнить рассказом образовавшуюся паузу. - У меня нет никаких сверхъестественных способностей." В его тоне скрывался, возможно, оттенок презрения, но хозяйка из затененного угла быстро и тактично прикрыла отступление гостя. И он удивился. Ведь было совершенно очевидно, зачем его пригласили. Комната с привидениями, как он давно догадывался, была специально предназначена для него.

И затем, в самый подходящий момент, дверь распахнулась, и вошел хозяин. Он пренебрег темнотой, сразу потребовал лампу, начал дымить своей большой изогнутой трубкой, и вообще, его вещественное присутствие вызвало у остальных членов группы какое-то дурацкое ощущение. Свет за его спиной струился из коридора. Его белые волосы сияли подобно серебру. И с ним возвратилась атмосфера здравого смысла, охоты, сельского хозяйства, двигателей и всего остального. Новый век вошел в эту дверь. И молодая хозяйка немедленно вскочила, чтобы приветствовать его, как будто к хозяйскому неодобрению этого вида развлечений следовало приноровиться всем присутствующим.
Это, возможно, свет — это волшебство полутьмы от соединения огня в очаге и лампы в коридоре — или, возможно, резкое вторжение Разума в хрупкий мир Фантазии очертило контуры драмы с такой безжалостной, суровой убедительностью. Во всяком случае, контраст был очевиден — но не для тех, которые, по мнению присутствующего ясновидца, так многословно сотрясали воздух! Он был остро драматичен, боль таилась здесь — боль, которую невозможно скрыть. Когда она на мгновение замерла возле супруга в лучах света, эта бездетная женщина, три года пробывшая в браке, живое воплощение молодости и красоты, на пороге той комнаты возникло ощущение подлинной истории о привидениях.
И самой чудесной была перемена, которая в ней совершилась — в чертах лица, в фигуре, в самой манере поведения. Выступившее из мрака тонкое, незаметное лицо озарилось внезапно страстью и страданием, и богатая зрелость, превосходившая любой нормальный возраст, осветила всю ее маленькую фигурку неким тайным великолепием. Морщины покрыли бледную кожу девичьего лица, морщины мольбы, жалости и любви, которых не показывал дневной свет, и с ними возник аромат волшебной нежности, который передал, хотя бы на одну секунду, всю полноту мягкой неги материнства, отвергнутого и все же загадочным образом дарующего наслаждение. Вокруг ее стройной фигуры разлилась вся полногрудая сладость материнства; из ниоткуда возникла потенциальная мать мира, и эта мать, хотя она не могла знать прекрасного завершения своей миссии, все же стремилась к тому, чтобы сжать в своих огромных объятиях все маленькие беспомощные создания, которые когда-либо обитали в подлунном мире.
Свет, подобно чувствам, может играть самые удивительные шутки. Перемены достигли той грани, за которой лежит откровение… Но когда мгновением позже в комнату внесли лампы, сомнительно, что кто-то другой, кроме молчаливого гостя, который не рассказывал изумительных историй, не признавал никакого психического опыта и отрекался от малейшей способности к ясновидению, заметил и запомнил эту яркую, выразительную картину. На секунду она вспыхнула там, беспощадно яркая, открытая видению всякого, кто не был слеп к малейшим спиритуальным чудесам, кто был чувствителен к боли. И это была не просто картина юности и зрелости, плохо подходящих друг другу, нет-то была картина молодости, которая томилась самой древней в мире жаждой, и старости, которая была выше этого и сочувственно созерцала эти страдания… Но вот все исчезло и все стало как прежде.
Муж рассмеялся приветливо и добродушно, ни на йоту не выказав раздражения.
- Они напугали тебя своими историями, дитя мое, - весело произнес он и обнял ее могучей рукой. - Теперь их нет? Скажи мне правду. Намного лучше, - добавил он, - вместо этого присоединиться ко мне за бильярдом или разложить пасьянс, а?
Она застенчиво глянула ему в лицо, и супруг поцеловал ее в лоб.
- Возможно, они были здесь — недолго, дорогой, - сказала она, - но теперь, когда ты пришел, я снова чувствую себя хорошо.
- Еще одна такая ночь, - добавил он более серьезным тоном, -и ты повторишь свою старую уловку с поселением гостей в комнату с призраками. Я был прав: в конце концов, видишь, это переходит всякие границы.
Он нежно, по-отечески взглянул на нее. Потом он приблизился и потушил огонь в камине. Кто-то заиграл вальс на фортепьяно, и пары пустились танцевать. Все следы нервозности исчезли, дворецкий принес поднос со спиртными напитками и бисквитами. И очень медленно их группа рассеялась. Зажгли свечи. Все спустились по коридору в огромный холл, рассуждая на пониженных тонах о планах на завтра. Смех замер, когда они поднимались по лестнице к спальням; молчаливый гость и юная леди задержались на мгновение у тлеющего очага.
- Вы не хотите, в конце концов, поселить меня в вашу комнату с привидениями? - спокойно спросил он. - Вы упоминали, помнится, в вашем письме…
- Признаюсь, - сразу ответила она, ее манеры были слишком хороши для ее возраста, но в звуках ее голоса звучало нечто совершенно противоположное, -это я хотела, чтобы Вы спали там — кто то, я имею в виду, кто действительно знает, а не просто испытывает любопытство. Но — простите мне эти слова — когда я увидела Вас… — она очень медленно рассмеялась, — и когда Вы не рассказали никакой изумительной истории, подобно другим, я так или иначе почувствовала…
- Но я никогда ничего не вижу… - поспешно ввернул он.
- И все-таки Вы чувствуете, - столь же поспешно прервала она, страстная нежность в ее голосе была наполовину подавлена. - Я могу сказать это по вашему…
- А другие, в таком случае, - прервал он резко, почти невежливо, - спали там… или, скорее, проводили ночь?
- Не в последнее время. Мой муж прекратил это, - она сделала секундную паузу, затем добавила: - Я жила в той комнате — в течение года — сначала, когда мы только поженились.
Мучительный взгляд собеседника опустился на ее маленькое округлое лицо подобно тени и обратился вдаль, в то время как в душе наблюдателя то, что открылось ему в этот миг, вызвало прилив внезапного и сильного изумления, ведущего почти что к поклонению. Он ничего не отвечал, пока не почувствовал, что сможет заговорить без дрожи в голосе.
- Я должна была уступить, - очень тихо закончила она.
- Это в самом деле было так ужасно? — рискнул он после паузы.
Она наклонила голову.
- Я должна была уступить, - мягко повторила она.
- И с тех пор — теперь — вы ничего не видели? — спросил он.
Ее ответ был прост.
- Потому что я не хочу, а не потому, что оно ушло…
Он в полной тишине последовал за хозяйкой к двери, и когда они миновали дверной проем, снова эта таинственная неизбывная боль пустоты, одиночества, тоски охватила его, будто боль океана, который никогда, никогда не сможет пересечь линию берега, чтобы коснуться цветов, в которые влюблен… «Спеши, дитя, или призрак поймает тебя», - выкрикнул ее муж, перегнувшись через перила, когда парочка медленно поднималась к нему по лестнице. Когда они встретились, на мгновение настала полная тишина.
Гость взял зажженную свечу и пошел по коридору. Все снова пожелали друг другу доброй ночи.
Они уходили, она к своему одиночеству, он к своей лишенной призраков комнате. И у самой двери он обернулся. В дальнем конце коридора, словно тени в искусственном освещении, он видел их — прекрасного старика с посеребренными временем волосами и тяжелыми плечами, и худенькую молодую женщину, источавшую удивительную ауру некой великой и обильной матери мира, которую годы все еще оставляли голодной и бесплодной.
Они свернули за угол, и он вошел и захлопнул дверь.
Сон одолел его очень быстро, и в то время как туман поднимался и скрывал деревню, что-то еще, скрытое одинаково от всех спящих в том доме, кроме двоих, приближалось к некой высшей точке…
Несколько часов спустя он проснулся; мир был погружен в молчание, и казалось, что весь дом прислушивается; поскольку в этом чистом видении, которое некоторые извлекают из вод сна, он вспомнил, что не получил никакого прямого опровержения, и внезапно осознал, что эта большая, мрачная палата, где он лежал, была в конце концов комнатой с привидениями. Для него, однако, весь мир, а не просто отдельные комнаты, был всегда населен призраками; и он знал, что его не коснется никакой страх перед жизнью, совершенно отличной от его собственной… Он поднялся и зажег свечу, подошел к окну, за которым светился серым туман, зная, что никакие барьеры стен, двери или потолка не могли удержать эту субстанцию, которая так плотно сжималась вокруг него. Это было подобно живой стене, с открытыми глазами, маленькими протянутыми вперед руками, тысячей барабанящих крошечных ног, и крошечными голосами, кричащими в едином хоре очень слабо и просительно… Комната с призраками! Не было ли это скорее преддверие храма, подготовленного и освященного печальными обрядами, которые немногие мужчины могли бы представить себе, для всех бездетных женщин мира? Как она могла узнать, что он поймет — эта женщина, которую он видел только дважды в жизни? И как могла доверить ему столь великую тайну, которая не принадлежала ей одной? Неужели она так легко разглядела в нем подобную тоску, от которой многие годы назад смерть не дала избавиться? Была ли она ясновидящей в истинном смысле слова, и неужели все лица, обращенные к нему, складывались в одну огромную карту всей горести мирской?…
И затем, с ужасной внезапностью, простые чувства вернулись, и случилось кое-что реальное. Ручка двери слабо стукнула. Он повернулся. Круглая медная кнопка медленно двигалась. И сначала, при виде этого, какое-то общее опасение охватило его, как если бы его сердце замерло, но на мгновение он услышал голос собственной матери, теперь издалека, откуда-то со звезд, голос, призывающий его идти осторожно и в то же время быстро. Он недолго наблюдал за слабыми попытками отворить дверь, и все же никогда впоследствии не мог поклясться, что видел настоящее движение, ибо что-то в нем самом, трагическое, как слепота, возвысилось над туманом слез и застило зрение окончательно…
Он подошел к двери. Он очень аккуратно взялся за ручку и так же тихо надавил на нее.
Там была тьма. Он видел пустой проход, край перил, большой зал внизу, и, очень смутно, контур альпийской фотографии и набитую оленью голову на стене. И затем он опустился на колени и раскрыл свои объятия чему то, что приближалось неуверенными, незримыми шажками. Все молодые ветры и цветы и росы рассвета шли с этим вместе… заполнили его до краев… скрыли его грудь, глаза и губы. Так цеплялись за него все маленькие начала жизни, которые не могли остаться в одиночестве… маленькие беспомощные руки и руки, которые лишены доверия… и когда богатство слез и любви, затоплявшее его сердце, казалось, разрушило все барьеры неким таинственным и невозможным финальным аккордом, он поднялся и пошел забавными маленькими шажками к окну, чтобы ощутить прохладный, туманный воздух этой иной, темной Пустоты, которая так терпеливо ждала, простершись надо всем миром. Он приподнял раму. Воздух казался мягким и чутким, как будто бы где-нибудь там тоже парили дети — дети звезд и цветов, туманов и крыльев и музыки, всего, что есть во вселенной нерожденного и крошечного… А когда он снова обернулся, дверь была закрыта. Комната была свободна от присутствия какой бы то ни было жизни, кроме той, которая покоится, чудесно благословенная, в самой себе. И эта жизнь, он чувствовал, удивительно увеличилась и умножилась…
Сон тогда возвратился к нему, и утром он оставил дом прежде, чем остальные проснулись, сославшись на некие неотложные обязанности. Ибо он в самом деле видел Призраков, хотя и не мог поговорить о них с другими гостями у открытого огня.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Конкурс рассказа "Пляшем от печки"
СообщениеДобавлено: Ср мар 09, 2016 22:22 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17294
Откуда: Хайфа
Засим открываю голосование.

Выбираем ТРИ места.

Давать одно место двум рассказам НЕ РАЗРЕШАЕТСЯ.

Голосование продлится до 23 марта включительно.
Шлем мне в личку.

Ну и как обычно:

При оценке рекомендуется обращать внимание на:
- соответствие тематике конкурса;
- язык, стиль;
- сюжет;
- оригинальность, "полет фантазии";
- авторскую идею.
Весьма желательно дать более-менее развернутый отзыв с обоснованием своей оценки.

Приветствуется критика конструктивная и сколь угодно жесткая (в пределах правил цивилизованного общения вообще и форума в частности). Однако не приветствуется переход на личности и проявление неуважения к оппоненту. Желательно читать внимательно, стараться понять автора - и вначале искать достоинства, а потом уж недостатки.

Авторы должны участвовать в голосовании, но не могут голосовать за собственный рассказ. Голос, отданный за свой рассказ, не учитывается.
Авторы могут голосовать от своего имени, с авторского аккаунта или мне в личку, как им удобнее.

Участие авторов в обсуждении приветствуется.
Авторские аккаунты используются ТОЛЬКО в конкурсных темах и действительны на время обсуждения.
Ими можно пользоваться для ответов на критику собственного рассказа. При желании, под авторским аккаунтом можно обсуждать и все остальные рассказы.

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Конкурс рассказа "Пляшем от печки"
СообщениеДобавлено: Чт мар 24, 2016 22:03 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17294
Откуда: Хайфа
Итак.

1 место, 18 баллов - №5 "Посвященный" - это я. :7:
2 место, 14 баллов - №6 "Комната с привидениями" - это тоже я :7: :7:
8 баллов - №2 "В жизни так не бывает" - Хун, конечно.


3 балла - №3 "Полуночный зов" - Кристо и Анетта Гемини.
3 балла - №4 "Будни спецслужб" - Артемус.
1 балл - №1 "Сказка о мертвых царевнах..." - Гуасу. И этот рассказ получает обещанные три балла, итого 4 балла. )))

Спасибо всем за участие.)))

Ах, да. Автор "совершенно внеконкурсного" рассказа - Алжернон Блэквуд, у которого и было содрано это начало :46:

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Конкурс рассказа "Пляшем от печки"
СообщениеДобавлено: Чт мар 24, 2016 22:11 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17294
Откуда: Хайфа
И голоса:
artemus
1 место = №2 "В жизни так не бывает"
//за крутизну и динамику
2 место = №5 "Посвященный"
//за таки анекдот (в первоначальном смысле этого слова)
3 место = №6 "Комната с привидениями"
//за интригующую завязку

yanesik
Первое место - №6 Комната с привидениями
Второе место - №5 Посвященный
Третье место - №3 Полуночный зов

Кристо
1 место №6
2 место №5
3 место №2

Анетта
1 место отдам работе № 5
2 место - работа №6
3 место - работа №2

Kaсa
1 место - № 6
2 место - № 5
3 место - № 2.

Лошадка
1 место - ______ (прочерк, никого)
2 место - № 6 и № 5 вместе
3 место - № 2

Гуасу
1 место - нумер 4
2 место - нумер 5
3 место - нумер 2

Хун
1 место - №5 Посвященный
2 место - №3 Полуночный зов
3 место - №1 Сказка о мертвых царевнах и о Хун Жане богатыре
(только за умение стихоплётствоавать и не более)

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Конкурс рассказа "Пляшем от печки"
СообщениеДобавлено: Чт мар 24, 2016 22:14 
Не в сети
Книжный червь
Книжный червь

Зарегистрирован: Ср окт 07, 2009 18:12
Сообщений: 3706
Откуда: оттуда, оттуда
Irena, Хун,
мои поздравления!
Ну, и Лошадке заодно, что угадала - бочку варенья, корзину печенья (овсяного) :)

_________________
Фок-стаксели травить налево!


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Конкурс рассказа "Пляшем от печки"
СообщениеДобавлено: Пт мар 25, 2016 0:05 
Не в сети
Скромный гений
Скромный гений
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Сб ноя 07, 2015 8:45
Сообщений: 2340
Класс)) Так и знал, что автор двух понравившихся рассказов - Ирена)) И Хуна угадал))) Четвёртое место? Неплохо для рассказа, который мы написали за четыре часа! Спасибо, оргу и участникам!! ))

_________________
ИНКВИЗИТОР


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Конкурс рассказа "Пляшем от печки"
СообщениеДобавлено: Сб мар 26, 2016 2:57 
Не в сети
Ученый
Ученый
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Вт ноя 10, 2015 19:21
Сообщений: 508
Достойные рассказы заняли достойные места. Ирена, поздравляю!))) :28: :13:


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Конкурс рассказа "Пляшем от печки"
СообщениеДобавлено: Сб мар 26, 2016 4:19 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17294
Откуда: Хайфа
Спасибо))

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Конкурс рассказа "Пляшем от печки"
СообщениеДобавлено: Сб мар 26, 2016 10:47 
Не в сети
Книжный червь
Книжный червь
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн сен 21, 2009 22:25
Сообщений: 3872
Поздравляю победителей! Удачи вам и буйной творческой фантазии!
Ну, и конечно, цветы победителям! Ирине - Изображение и Хуну - Изображение

_________________
- Что может быть хуже пятницы тринадцатого?
- Понедельник!
- Тринадцатого?
- Любой!


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Конкурс рассказа "Пляшем от печки"
СообщениеДобавлено: Сб мар 26, 2016 12:03 
Не в сети
Покрывший всех
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Ср авг 12, 2015 10:24
Сообщений: 1426
Откуда: оттуда
Поздравляю победителя.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Конкурс рассказа "Пляшем от печки"
СообщениеДобавлено: Сб мар 26, 2016 19:26 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17294
Откуда: Хайфа
Ну да, трудная победа :7:

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Конкурс рассказа "Пляшем от печки"
СообщениеДобавлено: Сб мар 26, 2016 20:31 
Не в сети
Ученый
Ученый
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Вт ноя 10, 2015 19:21
Сообщений: 508
Самая трудная победа - победа над самим собой (мудрость).


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 20 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Литературный интернет-клуб Скифы

статистика

Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Template made by DEVPPL Flash Games - Русская поддержка phpBB