Site Logo

Полки книжного червя

 
Текущее время: Пн ноя 20, 2017 0:21

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 58 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Конкурс "Просто фэнтезь"
СообщениеДобавлено: Сб июл 16, 2011 5:46 
В сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17269
Откуда: Хайфа
Тени прошлого
(продолжение)


Сколько он просидел в промозглом погребе, Таррон не знал. По субъективным ощущениям, полдня, но все сильно смазывалось болью и холодом. Естественно, его побили. Не сильно, скорее, для формы, но ребра все равно ощутимо болели, а из разбитой губы сочилась кровь. Хорошо хоть, не связали, однако ходить по темнице желания не было никакого. Какой смысл? Во-первых, больно, а во-вторых - надеяться совершить побег просто глупо.
Можно было, конечно, осмотреться, но даже осматривать здесь совершенно нечего. Темница как темница. Грязная, сырая и вонючая. Да еще и темная. На полу - судя по ощущениям - гнилая солома; а в углу, судя по запахам, дырка нужника. Видел одну такую темницу - считай, что видел их все.
Наконец, дверь распахнулась. Два солдата внесли четыре факела, установили их по углам каземата, а затем принялись ловко связывать узника по рукам и ногам. Когда в помещение внесли табурет и железную треногую жаровню, Таррон почувствовал, как у него сжимаются внутренности. Сжимаются от страха, потому что он знал, что будет дальше. Его будут пытать. Но за что? Что происходит? Почему так? Да, случалось, его били, бывало, сажали в темную, но какой смысл пытать нищего продавца снадобий?
В темницу вошел человек, и прищурившийся Таррон с изумлением узнал своего утреннего покупателя. Но теперь на нем были солдатские рубаха и штаны, хорошая кольчуга и начищенные капитанские наплечники. На поясе висел приличных размеров меч.
- Всем выйти. Я позову, – говорил капитан негромко, но уверенно.
Солдаты поспешно вышли. Неужто капитан будет пытать его лично? Это еще что за дела?
Капитан сел на табурет и молча уставился на Таррона. Тот тоже молчал: было совершенно непонятно, как себя вести.
- Ну, начнем, – прервал затянувшуюся тишину капитан. – Меня зовут Берон Гесилкар, и я командую здешним гарнизоном. Тебе понятно?
- Да господин, но что я сделал? Я просто продавал микстуры. Я не желал никому зла...
- Прекрати, - Берон Гесилкар поморщился. – Я не желаю это слушать.
Таррон замолчал.
- Знаешь, – капитан встал и задумчиво прошелся по темнице. – Когда сегодня утром я увидел тебя на пороге своего дома, я не поверил. Этого просто не могло быть. Это как если ты долго молишься, прося богов послать тебе что-то конкретное, а проснувшись одним прекрасным утром, видишь перед собой то, что так долго просил. Ты понимаешь?
- Нет.
- Я поясню. Я десять лет молил богов послать мне тебя. Живого. И сегодня утром ты стучишься в мои двери. Ну как тут не уверовать?
- Вы просили богов послать меня? Но зачем? Я всего лишь...
- Бедный торговец снадобьями. Да-да-да. Это я уже слышал. Все мы теперь не те, кем были когда-то. Помнишь, кем ты был? Когда-то.
Таррон неподвижно смотрел на капитана.
- Если ты подзабыл, я напомню. Напомню, кем был Отравитель из Гроссхара.
- Я не понимаю вас, – голос Таррона звучал совершенно ровно.
- Не понимаешь?! – Капитан неожиданно ударил его ногой по ребрам. – Не понимаешь?!
Таррон ждал еще одного удара; но, тяжело дыша, капитан сел на табурет.
- Про штурм Митриды ты тоже не помнишь?
- Я не понимаю вас.
- Ну, раз так, я поясню. Был такой торговый город, Лазурная Митрида. Хороший город, светлый. Улицы там были чистыми, воздух свежим, и пах сиренью. Помнишь, как пахла сирень?
Таррон молчал.
- В городском гарнизоне служил молодой десятник. У десятника была жена и годовалый сын, и каждое утро десятник уходил из дома, зная, что вечером его возвращения будут ждать. Где-то шла война, но Лазурная Митрида была слишком укреплена, и до поры до времени ее никто не трогал. А потом в город пришли странные люди. Якобы торговцы мукой. Мука была нужна - во время войны мука всегда нужна - и их, естественно, пропустили. Возглавлял торговцев высокий худой человек, постоянно улыбавшийся и отпускавший шуточки. Да, он постоянно улыбался, шутил, и молодому десятнику, который был тогда на дежурстве, незнакомец сразу понравился. Ведь он выглядел действительно хорошим человеком. А через три дня Лазурную Митриду осадили. Поначалу никто не беспокоился: штурмовать такую цитадель было полным безумием; но на следующий день в разных концах города появились странные костры, из которых валил желтовато-белый дым. Очень непонятный дым. Дым, словно живой, полз по улицам, и люди умирали. Я расшевелил твою память?
Таррон молчал.
- Один из костров горел в том самом квартале, где жили солдатские семьи. Когда я прибежал, то даже подойти к своему дому не смог, а улица уже была завалена трупами. Но я пытался. Я очень пытался.
Капитан стащил перчатку с левой руки, и Таррон увидел, что кожа на руке сморщена, словно кожура засохшего яблока.
- У меня половина тела такая. Я только немного вдохнул. А жена и годовалый сын того десятника остались там, на улице, затянутой странным дымом. А потом, когда молодой десятник лежал на мостовой и выблевывал свои внутренности, он увидел вышедших из дыма людей, на лицах которых были странные маски. Один из них, высокий и худой, снял маску, и десятник узнал того самого веселого торговца мукой, который так ему понравился. Высокий произнес: «Заканчивайте, здесь больше нечего делать». И все. Всего несколько слов, но молодой десятник запомнил эти слова навсегда. Все еще не вспомнил?
- Вы меня с кем-то перепутали. Клянусь, что перепутали.
- Не клянись. Не нужно. Лучше послушай, что дальше было. Лазурную Митриду взяли штурмом, потому что от дыма умерла большая часть гарнизона и более половины населения. Молодой десятник попал в плен и через многое прошел, но он не жалел. Потому что он выяснил, кем был тот высокий человек. Выяснил, кто такой Отравитель из Гроссхара. Что скажешь? Интересная история?
Таррон вздохнул и пожал плечами:
- Если тебе станет легче, я больше не улыбаюсь.

***
На другом конце города, в ничем не примечательном дома маляра, царили покой и уют. Жили здесь небогато, но и не бедно. Жена маляра, Шиель, готовила капусту со шпиком - это блюдо у нее удавалось особенно хорошо. Ее муж, Коларн, должен был вернуться с минуты на минуту, поэтому она торопилась. Шиель была хорошей женой.
Внезапно она замерла на месте, словно к чему-то прислушиваясь. В доме стояла тишина - только лук тихо шипел в лужице растопленного сала. Шиель рассеянно посмотрела в сторону сковороды: затея с обедом вдруг показалась ей самым нелепым занятием со времен... Она улыбнулась. Да, пожалуй, она не делала ничего более глупого с тех пор, как вышла замуж за Коларна. Именно в тот день ее жизнь была безнадежно загублена.
Шиель не была красавицей, и, откровенно говоря, проблема выбора женихов перед ней не стояла. Но она думала не об этом. С удивлением она осмотрелась вокруг. Тесная кухня, опостылевший очаг с измазанным сажей дымоходом... пять лет у этого очага. На этой кухне. В то время, как Коларн где-то шлялся. Развлекался в таверне, целыми днями. У него, разумеется, есть другая женщина. Даже несколько.
Она глубоко вздохнула, голова закружилась от невероятной легкости и ясности мыслей. Пожалуй, подумала Шиель, это и есть озарение. Озарение свыше, от богов, прямо как говорил жрец Ненин... жирный, уродливый человечек с черными, свиными глазками. Она ненавидела его лживые слова, его храм и его богов.
Неожиданно ее охватил приступ ярости такой силы, что в глазах потемнело. Шиель закричала и изо всех сил швырнула в стену подвернувшуюся под руку кружку. Глиняные черепки разлетелись по всей кухне, и ей стало легче. Улыбнувшись, она взяла в руки нож и несколько раз ударила кухонный стол. Лезвие оставляло на буковой столешнице отчетливые следы. Каждый удар доставлял Шиель удовольствие, сравнимое с ласками ее мужа... впрочем нет, пожалуй, еще приятнее. И острее.
От ударов ее ладонь сползла к лезвию. На стол упала первая капля крови, затем вторая. Шиель не чувствовала боли - ее сознание окутала багровая пелена. Ясность мыслей исчезла вместе с самими мыслями, в голове женщины не осталось ничего, кроме тупого желания кромсать ненавистный стол. Точнее, она уже не помнила ни названия, ни назначения этого предмета - осталась только ненависть. Ненависть невероятной силы. Зрачки Шиель расширились, зубы свела болезненная судорога.
Из глубокого пореза на ладони по лезвию ножа стекал тонкий темно-красный ручеек. Лук на сковороде почернел и начал сильно чадить. Кухня наполнялась угаром. Она услышала, как хлопнула входная дверь, и сквозь ее стиснутые зубы вырвалось то ли шипение, то ли низкий свист. Не в силах ждать ни минуты дольше, Шиель бросилась на звук ненавистного голоса. Он звучал знакомо, хоть женщина и не знала, кому он принадлежит. Правда, это не имело значения. Важно было только одно - этот голос должен замолчать. Немедленно. Навсегда.

***
Как ни странно, но спал он крепко, даже не смотря на боль и холод. И сны ему не снились, а это много значило. Таррон всегда радовался ночам, когда ему не снились сны. Сколько он уже здесь находится? Один раз угрюмый солдат принес кружку воды и черствый кусок хлеба, больше посетителей у Тарона не было. День, возможно, два. Или больше? Больше всего раздражало то, что в темнице не было даже маленького окошка. Единственным источником света была полоска, пробивающаяся из под двери.
Берон Гесилкар не стал его пытать. Таррон не знал, почему, но Берон его даже не бил больше. Таррона просто оставили в этом сыром погребе - и все. Он даже заподозрил, что капитан задумал повесить его публично, перед всем городом. Если так, то Берон Гесилкар - прямо-таки образец порядка. Вот ведь какой попался.
Он всегда знал, что наступит в жизни такой момент, когда на пути встретится один из тех, у кого к Таррону есть старый счет. Ведь этих счетов было так много. Он давно смирился с этим. Слишком много таких, как Гесилкар, осталось после войны, и каждому было о чем поговорить с Отравителем из Гроссхара. Лазурная Митрида... Если бы у Таррона не болели ребра, он бы расхохотался. Это для Гесилкара Митрида была неким переломным моментом в жизни, для Таррона это лишь эпизод. Один из многих. Сколько их таких было...
Да, он это делал. И даже иногда наслаждался результатом, как художник наслаждается удавшейся картиной. Даже если на этой картине изображены страдания людей.
А еще он гордился собой. Тогда гордился. Своим разумом, своим талантом. По праву он считал себя лучшим, хотя остальные из Двенадцати могли с этим не соглашаться. Но он был уверен - ведь даже Роммар не мог того, что удавалось Таррону. Он один мог повернуть исход даже самого безнадежного сражения в нужную сторону. Не какой-то там магией или силой богов, а лишь своим разумом он внушал ужас целым городам.
И у него были идеалы. Это Гесилкар может считать его бездушным маньяком. Гесилкар слеп. Он не знает. У них у всех были идеалы. Двенадцать талантливейших алхимиков Тамирского Университета, молодых и жаждущих перевернуть мир. С каждым шагом они все более ощущали себя богами, ведь эти двенадцать могли такое, что оказались не способны повторить даже маги со всеми их отсталыми предрассудками. Да, у них были идеалы. Никто не мог тогда даже подумать, чем все обернется.
Интересно, если Гесилкару сказать, что перед ним один из тех, из-за кого и началась Бойня Магов, он сильно удивится? Таррон ухмыльнулся. Тогда ведь никто ничего не понял, для простонародья их работа мало отличалось от колдовства, и гнев за все обрушился именно на незадачливых чародеев. Причем в основном на тех, кто в жизни не сотворил ничего страшнее дурацкого огненного шара.
Таррон вдруг осознал, что уже некоторое время из-за двери доносится странный шум. Кто-то кричал, но разобрать слова было невозможно. Еще один узник доказывает, что ни в чем не виноват? Ну что же, у каждого своя проблема. Таррон больше не прислушивался и снова попытался задремать. Он почти уснул, когда дверь с грохотом распахнулась, и в темницу ворвался человек с факелом. Прищурившись от яркого света, Таррон замер в своем углу.
- Это ты сделал?! – Человек рванул его за шиворот, и по голосу Таррон понял, что это Берон Гесилкар. – Это ты?! Ты, сволочь, это сделал?!
- Что я сделал? – боль и усталость достигли того предела, когда ему стало уже наплевать на последствия своих слов. – Что еще я тебе сделал?
Гесилкар уставился на него дикими глазами:
- Кто тебя послал?! Отвечай, ублюдок!!! – капитан ударил Таррона по лицу, и подсохшая было губа снова лопнула.
- Великий Король Немытых Задниц. Он приказал мне напоить некоего капитана микстурой от кашля, дабы того пробрал жестокий понос. Теперь ты знаешь все.
Гесилкар снова замахнулся, но сдержался и просто отшвырнул Таррона к стене.
- Шутишь, значит? Весело тебе.
Таррон молча пожал плечами и попытался принять положение, при котором ребра меньше болят.
- Ну так слушай, шутник. В городе творится что-то непонятное. А может, и наоборот, понятное – это с какой стороны посмотреть. Люди сходят с ума. Ведут себя, словно их кто-то опоил. Или они заболели... Понимаешь, к чему я веду?
- Нет.
- Лжешь. Все ты понимаешь. За этими стенами сейчас стоит насмерть перепуганная толпа, жаждущая заполучить того, кого они считают виновным. Думаю, они хотят его сжечь. Колдунов ведь иногда сжигали, а люди на улице считают тебя именно колдуном. И они уже убили шестерых моих солдат. Из тех, кто еще не сбежал.
- И что дальше? - Таррон напряженно смотрел на капитана.
- Пойдешь со мной.
- Что?
- Ты пойдешь со мной. И, клянусь всеми богами, только попробуй сбежать.
- Зачем?
- Что зачем?
- Зачем я тебе нужен?
Некоторое время Гесилкар молча смотрел на него, потом произнес:
- Моя жена заболела.
Таррон понимал: если он сейчас рассмеется, Гесилкар его убьет. Но как же трудно было сдержаться.

***
Насвистывая мелодию из "Веселой вдовушки", Торвальд вышел из трактира с черного входа. Дело было сделано, оставалось только обойти оставшиеся приличные дома. Возможно, нанести визит городскому голове. Чем черт не шутит, когда удача в кармане.
Перспективы у барда открывались внушительные. Амулет работает, а значит, пора выбираться из провинции. Погруженный в приятные размышления, он весело шагал по узкой улочке - по его расчетам, она должна была вывести к ратуше окольным путем. Прохожих здесь было мало, дома имели неказистый вид - закрытые ставнями окна, хлипкие на вид двери. Из одной такой двери и появился небольшой, лет двенадцати, паренек с веснушчатым носом и кудрявыми рыжими волосами. Торвальд так увлекся составлением наиболее доходного маршрута до столицы, что не обратил внимания на одну странную деталь. Эта невнимательность едва не стоила ему жизни.
В руках мальчишка держал здоровенный, явно слишком тяжелый для него топор. Это обстоятельство и спасло барда - уловив резкое движение сбоку, Торвальд успел шарахнуться в сторону. Лезвие топора с характерным свистом разрезало воздух у его виска; несмотря на промах, паренек удержал равновесие и с глухим шипением бросился вперед.
- Постой, парень...
Тело реагировало быстрее, чем рассудок, поэтому договорил бард уже в прыжке. Приняв удар о землю на плечо, он перекатился по грязи и вскочил, готовясь к следующему удару. На другой стороне улицы паренек изо всех сил пытался выдернуть топор из бочки, наполненной дождевой водой. Топорище засело крепко - мальчишка не жалел сил.
- Ненормальный... на помощь, люди! - Торвальд огляделся в поисках свидетелей. Чаще всего драка в чужом городе ничем хорошим для чужака не кончается. Судя по всему, так было и в этот раз: какой-то тощий мужчина в поношенной кожаной куртке шел прямо на барда, не отрывая от него глаз.
- Послушай, эмм, уважаемый, - Торвальд развел руками, демонстрируя, что он не вооружен. - Я этого парня и знать не знаю. Он сам на меня...
Не сбавляя хода и не говоря ни слова, прохожий прыгнул вперед. На этот раз увернуться не вышло, и бард рухнул в грязь. Лютня жалобно зазвенела. Они покатились по земле; незнакомец утробно рычал, норовя вцепиться зубами в горло Торвальда. Тот изо всех сил молотил его кулаками - но то ли замахнуться как следует не получалось, то ли тощий был крепче, чем выглядел, - толку от ударов не было никакого. За голенищем сапога у барда был припрятан кинжал, но с тем же успехом он мог оставить его на постоялом дворе.
Неожиданно тощий хрюкнул и как-то странно дернулся. Его темные глаза уставились на Торвальда, из уголка рта потекла тягучая струйка слюны вперемешку с кровью. Воспользовавшись моментом, бард изо всех сил оттолкнул противника и вскочил на ноги. Над тощим стоял рыжий парень - его топор снова застрял. Только на этот раз - в боку распростертого на земле тела.
Торвальд совершенно не понимал, что происходит. Но, как человек практичный, делал он это на бегу. Костюм был безжалостно измазан глинистой грязью, лютня нуждалась, как минимум, в тщательном осмотре - но он был жив. И, судя по доносящимся со всех сторон крикам, это свидетельствовало о большой удаче.
Бард несся мимо незнакомых домов, шарахаясь от каждой тени. Он бежал, не разбирая дороги и не глядя по сторонам. Драки Торвальд хоть и не любил, но по роду занятий иногда приходилось, так что новичком в этом деле он не был. Причиной охватившего его ужаса был не топор и не вывихнутое от падения плечо. А простое непонимание желания противников. Тощий мужик хотел перегрызть ему горло, а мальчишка хотел кого-то зарубить. Причем неважно, кого именно. От этих людей, одетых в обычную одежду, вышедших из обычных домов, несло безумием такой силы, какой Торвальду не доводилось видеть даже в портовых кабаках на границе с Швадской империей, где люди вдыхают дым от синих кристаллов через стеклянные трубки.
Легкие горели огнем, сердце бешено колотилось, в боку кололо от слишком быстрого бега. Торвальд огляделся по сторонам: улицы показались ему смутно знакомыми. Вероятно, во время бегства он несколько раз свернул направо - и в результате почти добрался до рынка, на котором побывал утром. Возвращаться к трактиру было опасно; по крайней мере, не тем же путем. В городе творилась какая-то чертовщина – возможно, из-под замка сбежало несколько сумасшедших. Или что-то в этом роде... Торвальд стиснул зубы, пытаясь бороться с охватившей его паникой. Нужно думать трезво, спокойно, логично. Кого он знает в этом городе? По сути, никого, хотя, например, трактирщик точно не сумасшедший. И те, с которыми он говорил этим утром, тоже не выглядели...
Немного успокоившись, он улыбнулся. Разумеется, нужно было просто немного подумать головой. За три квартала отсюда жил тот купец, что обещал заплатить пятьдесят медных динаров за, как он выразился, "приобщение к высокому" его дочери. Девушка, невысокая застенчивая шатенка с наивными голубыми глазами, относилась к тому типу дам, которых Торвальд приобщал к высокому совершенно бесплатно... впрочем, это сейчас не имело значения. Важным было то, что ни купец, ни его дочь сумасшедшими не были.
А значит, дело за малым. Преодолеть эти три квартала - и остаться в живых.

(продолжение следует)

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс "Просто фэнтезь"
СообщениеДобавлено: Сб июл 16, 2011 5:48 
В сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17269
Откуда: Хайфа
Тени прошлого
(продолжение)


Капитан вывел его по маленькой лесенке, спрятанной за фальшивой стеной каморки для метел. Лестница вела на задний двор, заваленный потемневшими кучами снега вперемешку с грязью; и первый труп они обнаружили именно в такой куче снега. Солдат лежал, неестественно изогнувшись, и голова его была буквально вырвана из тела вместе с частью позвоночника.
- Норейн, – Гесилкар беспокойно огляделся. – Я его со вчерашнего дня не видел.
- Я не понимаю, – Таррон удивленно смотрел на труп. – Ты же говорил, будто это болезнь.
- И что?
- Я не знаю такой болезни, от которой голова отрывается.
- Откуда мне знать, что это? Люди словно озверели. По дороге сюда я убил четверых, и один из них был мальчишкой двенадцати лет, который пытался перегрызть мне горло. Такую болезнь ты знаешь?
- Да ну? – Таррон заинтересованно посмотрел на тело. - Это действительно необычно.
На мгновение капитан увидел словно другого человека. Изменилась даже не внешность, только взгляд, Таррон смотрел на растерзанные останки так, как смотрят на муху с оторванными крыльями. С каким-то насмешливым интересом. Но в это продолжалось всего лишь миг, и перед капитаном снова стоял долговязый тощий старик с потухшим взглядом и разбитыми губами.
- А твоя, эмм... жена, она тоже головы отрывает?
- Нет, – если бы взглядом можно было убить, Таррона бы сейчас разорвало на множество мелких частей. – Пошли.
- Куда?
- Ко мне домой. Попытаешься сбежать - убью.
- Ты это уже говорил, – со вздохом Таррон поплелся за капитаном.
На улице было безлюдно, но едва они сделали несколько шагов, как в ближайшем окне кто-то истошно завизжал. Таррон с беспокойством завертел головой, но Берон Гесилкар уверенно шагал к одному из домов. Снова припустил дождь, и по глубоким грязным лужам запрыгали пузыри. Дождь скрадывал звуки, обволакивал своим шумом, и Таррон напряженно вглядывался в каждую тень - но чем больше он вглядывался, тем чаще ему казалось, что за соседним углом кто-то прячется.
Еще три страшно изувеченных трупа лежали в грязи прямо посреди улицы, и даже на первый взгляд выглядело все скверно. К удивлению капитана, Таррон присел перед одним из трупов и начал осматривать то руку мертвеца, то голову. Потом попытался перевернуть тело.
- Ты что там ищешь?
- Уже нашел.
- Что?
- Следы зубов. Их не только били различными предметами, но еще и рвали зубами.
- И что?
- Ничего. Тебе знакомо слово «симптом»? Так вот я пытаюсь эти самые симптомы понять. Люди ведь не грызут друг друга без причины, правда?
Гесилкар молча отвернулся и шагнул к одной из дверей.
- Это мы куда?
- Здесь живет один мой знакомый купец. С его чердака часть пути можно пройти по крышам.
Таррон сильно сомневался, что сможет прыгать по крышам - особенно в нынешнем своем состоянии, - но промолчал. В холле большого купеческого дома было сумрачно и неуютно. А еще здесь пахло кровью. Очень отчетливо пахло.
Крик, раздавшийся откуда-то сбоку, заставил Таррона вздрогнуть, а в следующее мгновение небольшие двери, ведущие куда-то вглубь дома, с грохотом распахнулись, и в холл вывалился клубок из двух тел.
Какой-то измазанный грязью и кровью мужчина держал за руки молодую длинноволосую девушку, которая с рычанием пыталась ударить его большим тесаком для мяса. На голове девушки была широкая рана, кровь из которой хлестала прямо на лицо незнакомца, но казалось, что девушка этого не замечала. Извернувшись, она попыталась укусить мужчину за нос, но тот сильно ударил ее лбом в лицо. Несмотря на разбитый нос, девушка не обратила на это ни малейшего внимания - и снова попыталась укусить.
На ходу выхватывая меч, Гесилкар рванулся к дерущимся, но откуда-то из-под лестницы на него бросился упитанный невысокий мужчина с лысой головой. Капитан попытался полоснуть его мечом по шее, но зацепился лезвием за шкаф, и оба рухнули рядом с первой парой дерущихся.
Таррон опасливо отступил от рычащих тел и с сомнением посмотрел на выход. Сбежать, пока Гесилкар катается по полу, представлялось логичным решением - но он вспомнил растерзанные трупы в грязи, и желание бродить по улицам в одиночку сразу исчезло. Но вот кому помогать? С одной стороны, капитан сам должен справиться, а с другой - незнакомый мужик был, собственно говоря, незнакомым мужиком. А зачем спасать незнакомого мужика?
Наконец решившись, Таррон ухватил за ножки стоявший неподалеку тяжелый табурет и, широко замахнувшись, опустил его на затылок девицы с тесаком. Та сразу обмякла, а мужчина, оттолкнув ее от себя, пополз куда-то к стене.
- Не подходи! Убью!
- А ну тихо! – с дощатого пола поднимался Гесилкар.
Под глазом у капитана расплывался большой синяк, но лысый толстяк больше не нападал, а в груди у него торчал кинжал.
- Вы кто... – у незнакомца сорвался голос.
- Капитан гарнизона. А ты кто?
- Я Торвальд. Музыкант... И... И поэт... Что здесь происходит?! Кто эти люди?! Я думал...
- Не знаю. Но еще вчера это был купец и его дочь. И еще день назад мы спокойно пили с ним вино.
Из-под тела бывшего купца расплывалась темная лужа. Запах крови, и без того стоявший в доме, резко усилился. С улицы донесся чей-то протяжный вой, и было совершенно непонятно, кому он принадлежал - очередному сбесившемуся или тому, кого он разрывал на куски.

***
- Вот так, - Гесилкар удовлетворенно осмотрелся. Последнее окно надежно закрыл массивный шкаф из мореного дуба. Конечно, его дом не подходил для длительной осады - но на какое-то время они забаррикадировались. По крайней мере, до тех пор, пока в дом не полезут сразу несколько буйных.
- Свет лучше погасить. Оставить одну лампу, а лучше просто пару свечей, - заметил Таррон.
- Это еще зачем? - нахмурился капитан. Торвальд только развел руками – мол, и без того весело, только в темноте сидеть не хватало.
- Больные... они нападают, если привлечь их внимание. Сейчас темнеет, - Таррон кивнул на входную дверь, запертую на засов и укрепленную подставленным комодом. - Если хоть где-то, в ставнях или дверях, есть малейшая щель, то скоро она превратится для них в полоску света. И сдается мне, эта полоска будет единственным огнем во всем квартале.
Бард тут же двинулся по направлению к ближайшей масляной лампе, но Гесилкар ухватил его за плечо. Берон и без того не любил лицедеев и им подобную публику, а уж этот... Весь в пятнах подсохшей грязи и запекшейся крови, бледный худощавый мужчина с черными всколоченными волосами внушал капитану чувство легкой брезгливости. Выглядывающий из-под плаща камзол, может быть, когда-то и смотрелся элегантно, но сейчас мало чем отличался от фартука мясника. Пока вокруг все спокойно, такие, как он, самодовольно расхаживают по улицам, глазея на чужих жен, - и вот полюбуйтесь на него теперь...
Берон сделал глубокий вдох. Норейн мертв. Еще шестеро - как минимум, шестеро - ребят, его людей, не вернутся домой. По городу ходит какая-то зараза. У него самого выдался не лучший день, да и выглядит он наверняка не лучше музыканта. И главное - именно он здесь представитель порядка и закона. И вести себя будет соответственно.
- Сначала осмотри Нору. Внимательно, и при нормальном освещении, - он перевел взгляд с Таррона на барда, - а потом мы потушим все лампы, кроме одной. Я понятно выразился?
Снаружи раздались приглушенные крики - какая-то женщина звала на помощь. Рука Гесилкара машинально легла на рукоять меча, но с места он не сдвинулся. Он любил этот город, но ничего важнее семьи для Берона не существовало. Крики постепенно затихали, и он успокоил себя тем, что женщина просто убежала дальше в поисках тех, кто мог ее защитить.
- Что дальше? Мы здесь долго не просидим. Нужно выбираться из города... - Торвальд встретился с капитаном взглядом и быстро поправился - ну то есть, конечно, сначала поставим вашу жену на ноги. Но потом...
- Потом видно будет, - отмахнулся Гесилкар.
На войне - а именно войну ему напоминало происходящее снаружи - бесполезно планировать дальше, чем на шаг вперед. Строить планы хорошо в командирской палатке, за полдня ходу от поля боя, а на самом поле ситуация за полчаса может поменяться трижды, превратив любой рассудительный и мудрый план в совершенно идиотскую инструкцию для самоубийц.
Оставив недовольного барда наедине со своими мыслями, капитан повернулся к Таррону. Эта дурацкая шутка судьбы бесила его больше всего. Долговязый аптекарь был последним, кого бы Гесилкар подпустил к своей жене... и в то же время единственным, кто мог хоть как-то помочь в такой ситуации. Вместе с тем, Таррон не злоупотреблял своим положением. Присев на край кровати, он осторожно и аккуратно осмотрел руки лежащей на постели женщины, слушая пульс, взглянул на зрачки. Нора как будто спала; ее длинные соломенные волосы рассыпались по подушке, дыхание было ровным и глубоким. Только вот разбудить ее он не смог. Да и аптекарь пока что не слишком преуспел...
- Где ты ее нашел? - Таррон разогнул спину и медленно встал. Ноющие ребра давали о себе знать.
- Здесь и нашел. Она лежала... ну, как сейчас. Я ее не переносил. Когда понял, что это не просто сон, то пошел за тобой, - Гесилкар подошел к постели. - Ну, что с ней?
- На руках нет следов уколов или порезов. Выдох чистый, без посторонних запахов... ну, как бывает при некоторых отравлениях, - Таррон помолчал, глядя в пол перед собой.
- Значит, я гашу лампы.
Гесилкар не обратил на реплику Торвальда никакого внимания.
- Я спросил, что с ней.
- Не знаю. Возможно, это связано с тем, что творится в городе. А может, и нет. По крайней мере, непохоже. Есть вещества, вызывающие психические отклонения... Я даже их иногда, гм, использовал... но со здешними ненормальными что-то другое. Совсем другие свойства. Пускать слюни и мычать - это одно, а вот жажда убивать... Скажи, ты еще видел в городе людей в таком же состоянии, как твоя жена?
- Нет.
- Вот именно, вокруг либо буйные, либо нет. А почему она одна вдруг спать улеглась, когда остальные заболевшие спать явно не хотят?
Гесилкар молчал. Таррон вздохнул, и решился.
- Я могу узнать больше. Может быть, даже найти лекарство. Но... мне нужны мои инструменты. И реагенты. Которые остались в моей повозке.
На некоторое время в комнате воцарилась тишина.
- Его повозка - она ведь снаружи? Я правильно понимаю? - Торвальд как раз затушил предпоследнюю лампу, и комната погрузилась в таинственный полумрак. - Вы пойдете за какой-то телегой, оставив меня одного?
- Конечно, нет. Как ты мог такое подумать, - голос Гесилкара звучал мягко, даже слишком мягко. - Конечно, мы тебя не оставим.
Массивная фигура капитана угрожающе двинулась в темноте, и бард на всякий случай попятился. Всем известно, что у солдатни и в мирное время с головой не все в порядке, а уж когда пахнет жареным - от них стоит держаться подальше. Особенно людям искусства.
- Ты с нами пойдешь. Или не с нами, но здесь не останешься. Ведь нет гарантии, что ты не станешь таким же, как купец и его дочь. А в таком виде тебе рядом с Норой быть нельзя. Никак нельзя.
Обреченно вздохнув, Торвальд поплелся к подпирающему дверь комоду.

***
Телегу они нашли у наполовину сгоревшего трактира. Естественно, без лошади. Повезло, что трактир был, по сути, единственным каменным домом в Туине, и огонь с крыши не перекинулся на соседние здания. Повезло, что усилившийся дождь не дал искрам разлететься вокруг. Повезло, что внутри все сгорело раньше, чем снаружи, и стропила быстро обрушились, не давая огню разрастись. Произойди это летом, и от деревянного Туина остались бы одни головешки - город уже горел шесть лет назад, и последствия были ужасными.
А вот трактирщику Хиврону не повезло. Он лежал на груде камней, у наполовину обвалившейся стены, и узнать его можно было только по знакомому всему городу фартуку. Вокруг было еще несколько трупов; в одном из них Торвальд узнал знакомого белобрысого паренька, который не верил его байкам, а теперь плавал в глубокой грязной луже с лицом, рассеченным страшным ударом. А ведь еще утром перед ним была вся жизнь.
- Бери, что нужно, и побыстрее, – Гесилкар нервно вертел головой. – Нельзя здесь задерживаться.
Таррон порылся к каком-то хламе и, наконец, извлек из недр телеги заплечный мешок.
- Все.
- Здесь свернем направо и пойдем вдоль городской стены. Там мало кто бывает, кроме... - Гесилкар осекся.
Бард приглушенно застонал. Перегородив улицу, к ним двигались человек тридцать. То, что они нормальные, капитан понял сразу; но то, что в толпе он увидел несколько солдат, ему очень не понравилось. Похоже, подчиняться своему командиру они больше не станут.
- Берон! – Бородатый мужчина с дубинкой в руке сделал знак, и люди остановились.
Ага, вот и лидер, Гесилкар напряженно ждал, что будет дальше. Хотя чего там... знал он, что будет дальше. Прекрасно знал.
- Берон, нам нужен этот колдун. Мы пришли в тюрьму, но его там не было.
- И поэтому вы убили моих людей. Так, Морлан?
- Они не понимали. Вели себя, как дураки.
- А вы, значит, ведете себя, как умные, - криво усмехнулся капитан.
- Что ты знаешь?! – из толпы выскочил низенький человек с искаженным лицом. Гесилкар узнал портного, Гилвина Корунса, у которого шили наряды все купеческие жены Туина. Всегда спокойного и улыбающегося Гилвина.
- Что ты понимаешь, сволочь?! Я Мартина убил! Собственными руками убил, понимаешь?! А Селина сейчас где-то там, по улицам... - он издал что-то среднее между стоном и всхлипом. - И это уже не моя жена!
- Гилвин, нам нужно действовать вместе...
- Все началось после того, как он явился в город. Явился со своими зельями! Он всех отравил!!!
- Гилвин...
Толпа угрожающе двинулась вперед.
- Гилвин, Морлан... если вы его убьете, это не поможет!!! – Гесилкар кричал, буквально срывая голос, но, похоже, это разозлило людей еще больше.
- С чего это ты его так защищаешь? – бородатый Морлан подозрительно нахмурился. – Или... Нора. Нора ведь тоже больна, правда, Берон? Я угадал? И ты хочешь, чтобы колдун вылечил ее в награду за свое спасение?
- Не говори ерунды...
- Лжешь! А как же мы? Как же наши семьи?!
- Мы всех вылечим. Этот человек придумает, как...
- Значит, это все-таки он!!!
- Ну всё, – бледный, как мел, Торвальд медленно отступал назад. – Они нас убьют. Убьют. Я не хочу...
В руке бард сжимал кинжал, но лезвие ощутимо тряслось. Одно дело - драться за свою жизнь, но драться ради того, чтобы перед смертью забрать врага с собой... это другое.
Гесилкар обнажил меч.
- Первый, кто подойдет, умрет. Ты меня знаешь, Морлан.
Толпа растягивалась полукольцом, прижимая троицу к закопченной стене трактира. Таррон напряженно наблюдал. Гесилкар выбирал место поудобнее. Бард то ли молился, то ли кого-то проклинал, его бормотание было не разобрать. А толпа надвигалась. Как и положено толпе. Пока медленно, но очень скоро у кого-то не выдержат нервы, и на них набросятся все разом.
Таррон сунул руку в мешок и вытащил короткую, толстую трубку. Закрыв рукавом лицо и молясь всем богам, чтобы ветер не поменялся, он ударил концом трубки по стене и направил ее на толпу. С шипением и бульканьем вырвавшаяся из трубки струя молочно-белого пара ударила по людям.
Не обращая внимания на вопли и надсадный кашель, Таррон медленно провел шипящей струей полукруг, чтобы захватить всех нападающих, затем швырнул шипящую трубку прямо в середину толпы и, подхватив кашляющего капитана под руку, потащил его в ближайший переулок. Бард бежал следом и блевать начал уже после того, как они проскочили между какими-то домами.
- Куда дальше?! – Таррон потряс Гесилкара, не без удовольствия глядя на его выпученные глаза и перекошенный рот. – Куда идти?!
- Туда... - капитан махнул рукой и снова согнулся в жестоком приступе кашля. – Что... Что это было?
- Превосходство науки над безграмотным быдлом. Пошли, – Таррон повернулся к держащемуся за стену Торвальду. – Можешь идти?
Бард кивнул, и его снова вырвало.
- Не бойся. От этого не умрешь, – Таррон похлопал музыканта по плечу. – Заодно и желудок прочистишь. Это даже полезно.
- Вот гад, – Гесилкар со злостью посмотрел на тощего аптекаря.
- Я вам жизнь спас, так что будь благодарен. Пошли уже. Эти не смогут за нами гоняться, я думаю, минимум полдня, но они тут не одни. А я не мастер махать железом.

(продолжение следует)

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс "Просто фэнтезь"
СообщениеДобавлено: Сб июл 16, 2011 5:51 
В сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17269
Откуда: Хайфа
Тени прошлого
(продолжение)


У дома Берона было тихо. Вообще, этой части города как будто досталось меньше других. Отплевываясь на бегу от мерзкого привкуса, стоящего во рту, Торвальд заметил, что перед жилищем Гесилкара на улице нет ни одного трупа. Только намокший шерстяной платок валялся в грязи, да и тот, скорее всего, обронила женщина, что пробегала мимо, пока они сидели внутри. Впрочем, на улице уже стемнело, поэтому бард уже не мог рассчитывать на свое зрение.
- Сюда. Внутрь, шевелитесь, - Гесилкар оглянулся вокруг. Мало ли что там говорит Таррон; вдруг дым на кого-то не подействовал... впрочем, это вряд ли. Но, тем не менее, нужно было соблюдать осторожность. И торопиться.
- Если я не ослышался, - ввалившись внутрь, Торвальд уселся прямо на пол. Опустив тяжелый засов, Берон подтолкнул комод к двери. - Если я все верно разобрал, он сказал, что нас не будут преследовать еще шесть часов.
- Минимум, - буркнул Таррон, рыская в своей сумке под тусклым светом последней лампы. Его сутулая фигура заслонила собой огонь, и в комнату накрыла темнота, в которой поблескивали глаза барда. Гесилкара вообще не было видно - он припал к едва заметной щели в одной из ставень. Снаружи было тихо... пока.
- А это значит, что через шесть часов, минимум, - передразнил Торвальд, - у нас здесь будут гости. Они ведь знают, где ты живешь. Верно, капитан?
- Верно.
- И что тогда?
- Я тебе скажу, что. Они придут. С факелами, всей своей толпой. Может быть, выломают двери. А может, просто подожгут дом.
- Это если у местных любителей самосуда не появятся другие заботы, – Таррон достал какой-то пузырек и теперь рассматривал его на свет. – Например, их озверевшие соседи. Или если они сами не озвереют. Тут много всяких «если».
Гесилкар покосился на аптекаря и резко произнес:
- В любом случае, нас тут уже не будет. Потому что сейчас мы поднимем Нору на ноги, быстро соберемся и пойдем к северным воротам. Там есть конюшня для караульных патрулей. Четыре крепкие кобылы. К утру будем на тракте. Живые.
- А если не поднимем?
- Что?
- Ну, – Торвальд беспокойно завозился на месте. – Если наш мастер пускать вонючие дымы не сможет излечить твою жену? Мы тоже уйдем?
Ответа не было, и в темноте бард не видел лица капитана.
- Берон, - алхимик обернулся к говорящим. Распухшие губы и неверный свет масляной лампы превратили его лицо в маску какого-то зловещего клоуна. - Подойди-ка. Есть вопрос.
- В чем дело?
- Как ты познакомился со своей женой?
Гесилкар неприязненно покосился на Таррона.
- Как и большинство местных. Война кончилась, а мы остались. Тебе какое дело?
- Ладно, задам вопрос иначе. Кем она была до войны?
- Девчонкой, - хмыкнул Берон. - Я взял ее в жены, когда ей было семнадцать. Она сирота... родителей убили. Может, отравил кто.
Пропустив укол мимо ушей, Таррон извлек из сумки деревянную шкатулку, наполненную каким-то темным порошком - в таком освещении цвета было не разобрать.
- Смотри, - быстрым движением алхимик бросил щепоть порошка на лоб женщины. - Видишь?
Гесилкар подался вперед, чтобы разглядеть получше.
- Что это... такое?..
Вместо того, чтобы пылью рассыпаться по лицу женщины, порошок собрался в стройные линии, образовавшие какую-то странную фигуру. Или, скорее, знак.
- Это железный порошок. Обычная стружка, какую можно достать в любой кузнице, просто измельченная, - Таррон хмыкнул. - Если я насыплю ее себе - или тебе - на макушку, то ничего не будет. Мы просто измажемся.
- А почему у нее на лбу... это?
- Вот это уже вопрос поинтереснее. Это говорит о том, что у твоей жены есть магические способности. Не знаю, насколько сильные, - этого нашими методами определить нельзя; но они есть. И что еще интереснее... это не просто линии. Они упорядочены.
Гесилкар непонимающе смотрел на алхимика.
- Это значит, что она не только имеет способности. Она была инициирована. По науке, магом, как минимум, среднего уровня. Иными словами, твою жену кто-то учил.
- Это имеет отношение к ее теперешнему состоянию? - тихо спросил Берон.
- Не знаю. - Таррон пожал плечами. - Вообще, думаю, что смогу ее разбудить. Потому что я уже почти уверен - твоя жена ничем не больна.
- Она проснуться не может!
- Очень похоже на какую-то разновидность транса. Знакомая штука. Когда-то… Ну, в общем, был у меня случай. До войны еще. Маг переоценил свои силы и вот так же отключился. Эти болваны ничего не могли сделать и обратились к нам. Видел бы ты их рожи. Мда. Простая углеаммониевая соль, плюс капля...
Он снова загремел склянками в своем мешке.
- К кому это «к нам»?
- Что? Да нет, это я так. Сейчас она выйдет из транса. Может быть, будет некоторое время слегка не в себе, но потом пройдет. Знаешь, я ведь хороший врач. Что бы ты там про меня ни думал. А вот знал я одного типа, так он всем своим пациенткам, особенно молодым, первым делом говорил «раздевайтесь». Даже если лечить приходилось насморк. Но негодяй умел видеть положительные моменты в своей профессии.
- Слушай, ты…
- Ага. Готово. Сейчас… - Таррон сунул девушке под нос узкую пробирку.
Глаза Норы широко раскрылись.

***
Некоторое время женщина лежала неподвижно, словно оценивая ситуацию. А затем взгляд ее уперся в барда, и Торвальд заорал, ухватившись за шею. Таррон тут же сделал шаг назад, а Гесилкар растерянно переводил взгляд с орущего барда на жену. В темноте было хорошо видно, как из одежды Торвальда пробивается зеленоватый свет.
Наконец, бард вытащил из под камзола нечто светящееся и отшвырнул от себя.
- Ты идиот! – Нора с яростью уставилась на музыканта. – Его нельзя было сюда приносить!
- Что происходит? – Берон Гасилкар уставился на жену, но та не обратила на него никакого внимания. – Что это такое?
- Да, Торвальд, - Таррон сделал еще один шажок назад. – Что это такое?
- Это на удачу... На удачу... Мне сказали...
- Кто сказал?
- Я не знаю его имени. Но оно работало...
- Ты принес в город магическую побрякушку, сделанную неизвестно кем? На ней хоть клеймо было? Ты знаешь, как выглядят знаки Пяти Гильдий?
- Н-н-нет. Но там был какой-то знак, – Торвальд оживился. – Точно. Мне сказали к нему не прикасаться.
- Что происходит!? – терпение Гесилкара, похоже, лопнуло.
Он повернулся к Таррону:
- Какие знаки? Что ты несешь? Кто ты вообще такой?
Таррон рассмеялся и снова отступил назад, уперевшись спиной в стену.
- Просто, понимаешь ли, это не болезнь. Это проклятие.
- И что?
- А то, что я догадываюсь, кто это проклятие наложил.
Ответить Гесилкар не успел. Капитана словно смело чем-то черным, чернее окружающей их темноты, сформировавшимся прямо в воздухе перед ними. Он рухнул на пол, чудом не перевернув лампу.
- Ты слишком уж догадлив, – Нора встала с кровати и потянулась. – Хотя это и неважно.
- Нора, – капитан Гесилкар с трудом попытался встать. – Нора, что происходит?
- Так это не амулет бардовской удачи?.. – наконец подал голос Торвальд.
Нора рассмеялась.
- И это из-за меня все эти люди... Но почему? Зачем?
- Люди? - Нора со злостью посмотрела на музыканта. - А, ну да, люди. Этот негодяй угадал, я училась магии. У человека. Очень хорошего человека. Его звали Индрек Морвай. Слышал про такого?
Привалившийся к массивному буковому шкафу Гесилкар продолжал непонимающе смотреть на жену - и не обратил внимания на презрительно фыркнувшего Таррона.
- Он был прекрасным магом. Умным, понимающим, знающим. Он не причинил людям даже намека на вред... просто жил себе и занимался наукой. И учил двух двенадцатилетних девчонок. А неподалеку жили люди. Те самые. Которым Индрек всегда помогал. Люди эти жили плохо, ведь была война, но именно к живущему неподалеку магу они бежали за помощью. Именно эти люди одним утром собрались перед домом Индрека. Они кричали и ругались. Обвиняли мага, что он живет в достатке, а их дети умирают от голода. Кричали, что из-за него гибнут посевы и из-за него дохнет скот. И вообще именно он виноват во всех бедах, навалившихся на этих перепуганных людей. И громче всех кричали те, кому он когда-то помогал. Криком они заглушали свою совесть. Но даже тогда он не причинил им вреда. Даже когда его выволакивали из дому. Даже когда начали бить. Он был слишком добр.
- Скорее, слишком глуп, – пожал плечами Таррон - и заработал полный ненависти взгляд.
- А две его ученицы лежали на чердаке, куда старый маг их спрятал, и в маленькое окошко они смотрели, как забивают насмерть их учителя. Ногами забивают. Потом, когда Индрек уже не кричал, они принялись грабить его дом. О да, пришедшие с такими гневными речами люди вели себя, как обычные бандиты. Они не нашли двух девочек на чердаке, простейшее заклинание иллюзии скрыло их, но перед уходом они повесили изувеченное тело мага на воротах. Просто так. Без всякой на то причины. Вот такие они, твои люди. Рассказать тебе, как потом две девочки выжили? Чем зарабатывали на хлеб? Ты ведь никогда не спрашивал о моем прошлом.
- Маг позволил себя забить? – Торвальд удивленно смотрел на Нору. Услышанное не укладывалось в то, что он слышал о магах.
- Есть способы их заблокировать, – Таррон вновь пожал плечами. – Видимо, кто-то помог. Кто-то, более сильный, чем тот сельский дурак. Очень сомневаюсь в том, что маг дал бы себя убить добровольно. Эта компания любит и ценит свою жизнь.
- Но при чем тут Туин? Это не те люди, – Гесилкар с отчаянием смотрел на жену.
- А это и неважно, – Нора засмеялась, и Таррон понял, что разума в этом смехе становится все меньше и меньше. – Это и неважно. Люди - всегда люди. Они все одинаковы.
- Откуда амулет? – Таррон задал вопрос спокойно, но Нора вздрогнула всем телом. – Ты не могла сделать такое. Ты ведь недоучка. Да и учитель твой был слабаком.
- Замолчи, слышишь! Я и до них доберусь! Пока они мне нужны... Пока. Я до всех вас доберусь!
- До них?
Но Нора больше не отвечала. Мягко ступая, женщина подошла к капитану.
- Берон, мой дорогой Берон. Ты был добр ко мне, очень добр. И потому ты должен меня извинить. Так было нужно. Мне нужно. Ты ведь поймешь, правда?
- Нора, ты... - Гесилкар неожиданно захрипел, и из глаз у него потекли тоненькие, черные в свете единственной лампы струйки крови.
Бард с ужасом смотрел, как капитан Туинского гарнизона выгнулся, и все услышали хруст костей. Тело Гесилкара упало на пол, как изломанная кукла.
- А теперь займемся вами, – Нора деловито потыкала босой ногой труп мужа. – Тем более, что вы мне очень надоели.
Бард успел заметить, как Таррон бросает в лампу какой-то пакетик и выскакивает в другую комнату. Ни о чем не раздумывая, он бросился за ним. Ввалившись в комнату - вроде бы кухню, хотя в темноте точно не разберешь, - Торвальд рухнул на пол, а за спиной холл заволакивала туча чего-то черного. И жутко воняющего.
- Порошок от вшей, – Таррон довольно посмотрел на скривившегося барда. - Если нагреть, получается страшно вонючий дым. Мы так в университете лекции срывали. Подсыпаешь, бывало, в светильник... Нужно уходить. Гесилкар говорил про лошадей. Нам...
Закончить он не успел. Знакомая черная тень сформировалась перед Тарроном и сильно ударила его в живот. Аптекарь рухнул на пол.
- Я вас не отпускала, – из вонючих клубов дыма вышла Нора.
Подойдя к алхимику, она схватила его своей маленькой ладонью за горло, и Таррон заорал. Завоняло паленой кожей. Не осознавая, что делает, Торвальд бросился на женщину со спины, но проклятая тень возникла рядом и саданула барда в скулу. В глазах поплыло, и бард понял, что лежит на куче какой-то кухонной утвари, которую, видимо, сбил собственным телом, а совсем рядом валяется тонкий кухонный нож. Таррон уже не орал, а хрипел, а запах паленой кожи становился все сильнее.
Руки Торвальда словно сами знали, что делать. Ухватили нож, правильно ухватили, как он когда-то умел, и бросили. Нож вошел Норе в шею, чуть пониже уха. Несколько мгновений колдунья словно раздумывала, а затем, глухо булькнув, осела на пол. Торвальд даже не смотрел на дергающееся тело; он почему-то точно знал, куда попал, и не менее точно знал, что перебил именно ту часть шеи, какую нужно.
Бард подполз к хрипящему алхимику.
- Мешок... - Таррон закашлялся. – Мешок...
Выскочив в наполненную вонючим дымом комнату, Торвальд на ощупь нашарил мешок аптекаря и бросился обратно. По пути его едва не вырвало, и бард поблагодарил богов за то, что выблевал все съеденное еще в той подворотне у таверны.
Получив свой мешок, Таррон тут же вытащил из него синюю баночку и принялся смазывать шею какой-то белесой массой.
- Обезболивающее. И от ожогов. Эта сучка мне чуть гортань не сожгла.
- Почему все твои лекарства так воняют?
- Потому что это лекарства, – Таррон посмотрел на тело Норы. – А ты хорошо метаешь ножи. Мало кто смог бы так точно перерезать сонную артерию с первого раза – ты, случаем, не замаскированный ассасин?
- Еще чего, – Торвальд сел на пол и привалился к ножке стола.
Он только теперь понял, насколько устал.
- Просто я вырос в портовом районе.

***
Как же это так... как же оно так вышло? - снова вздохнул Торвальд, но аптекарь оборвал его резким взмахом руки. Привлекать к себе внимание явно не стоило: судя по всему, действие заклинания прервалось еще тогда, когда Нора открыла глаза, но полной уверенности у Таррона не было. К тому же, сумасшедшие уже не были главной проблемой. Когда над Туином взойдет солнце, уцелевшие жители вернутся к своим домам. Посмотрят на них. А потом пойдут искать тех, кто во всем этом виноват.
Причем не Нору и не ее таинственных союзников.
Вместо обычной практичности, Торвальдом овладела безнадежная тоска. Гесилкар сказал, что все они будут живы и к утру выедут на тракт... и что в результате? Почему он лежит в своем опустевшем доме? Почему пришлось убить Нору, ради которой они рисковали жизнью у трактира? Ведь миловидная была женщина, даром что с магами связалась.
Они перебегали от дома к дому - темнота служила отличной защитой. Несколько раз встречали людей. По большей части это были одиночки, бредущие куда-то в темноту, - судя по всему, несколько часов назад они выли и убивали все, что попадалось им на глаза. Один раз мимо них прошла собранная группа людей с факелами, но им удалось вовремя скрыться за кучей грязного снега, сваленной в каком-то переулке. Видели они и других - тоже передвигающихся украдкой, с увесистыми мешками за спиной. Для воров настало золотое время. Тех, кто выжил, конечно.
Погрустив еще немного, бард решил, что посвятит Берону героическую балладу. Или любовно-трагическую. Это уж как получится. К этому времени они почти добрались до места, о котором говорил Гесилкар, - караульная конюшня у северных ворот города.
- Ну что за... - Таррон со злости сплюнул на землю. Небо на востоке едва начало теплиться, но и в предрассветном сумраке были отчетливо видны разрубленные туши лошадей. Вероятно, бедные животные привлекли своим ржанием ненужное внимание.
- Да, это некстати, - согласился Торвальд, нервно озираясь. - Придется на своих двоих...
- Догонят. Поймут, что мы ушли, и поедут следом. Далеко, конечно, заезжать не станут... но на пеших беглецов их злости хватит, - аптекарь вздохнул. - Придется через лес.
- Лес Гоблинов? - Бард невесело рассмеялся. - А может, проще здесь подождать?
- Может. Ты попробуй, - посоветовал Таррон и поплелся к воротам. К счастью, стражников тут не было.
Ребра неприятно ныли. Губа, конечно, тоже саднила, но плевать - вот ребра, те действительно мешали идти.
Торвальд догнал его уже через несколько шагов.
- Слушай, а что ты думаешь, ну... Нора говорила...
- Что мы покойники?
- Да, что-то в этом духе, - поморщился музыкант. - Врала ведь, как пить дать.
- Нора была больна. Давно и неизлечимо. Если даже помешанный на семье Гесилкар не смог ее изменить… Так что поменьше об этом думай.
- Я, конечно, слышал все эти байки про магов, но честно тебе скажу - добрую половину сам выдумал...
- А оставшаяся часть этих баек, - хмыкнул алхимик, - ну, ты знаешь, та, что похуже. Из серии, что приличные люди даже после кружки самогона слушать не станут... Так вот, те байки как раз правдивы. Это дерьмовая компания, и не советую тебе с ними дружить.
- У тебя к ним прямо-таки нелюбовь.
- Угу. Точно.
Они добрались до караульной будки. Примитивный механизм подъема ворот шел туго - но хотя бы работал.
- И что дальше? Раз уж не врут байки, то выходит... - Торвальд налег на рычаг. Веревка с негромким скрипом шла по деревянному желобу. - Получается, что они нас действительно видели. Что мы покойники.
- Ну, во-первых, кто «они»? Что видели – ну, может, и видели. Что покойники... посмотрим. Пока что меня больше занимают наши гостеприимные горожане, - защелка заблокировала шестерню, и Таррон наклонился за своей сумкой. - Кстати, та штука, что тебе продали... где, говоришь?
- Во Флоне.
- Она все еще с тобой?
- Конечно, нет. Она меня чуть насквозь не прожгла, тогда, в доме. Зато порошок остался, которым мне сказали кристалл посыпать... чтоб удача шла. Думаю продать, как только выберемся из этой дыры. Если он к тому времени не перестанет светиться в темноте... - бард полез за пазуху и вытащил замотанный в тряпицу пузырек.
- ... Или не прирастет к твоему лбу, пока ты будешь спать, - ухмыльнулся Таррон. - Знавал я одного такого, ему даже шло. И за мага все принимали. Оттого и...
Грязно выругавшись, Торвальд швырнул баночку в темный переулок, откуда, к удивлению мужчин, раздалось испуганное ржание. Переступая копытами, из темноты вышла лошадь гнедой - насколько можно было разглядеть в предрассветных сумерках - масти.
- Ничего себе. Видно, одна лошадь сбежала. Сейчас я... - бард решительно зашагал к животному, но конь шарахнулся от него, как от бешеной собаки. Торвальд сплюнул.
- А, будь ты неладен... ладно, сейчас найду веревку, в конюшне должна быть.
- Погоди-ка. Ребис, мальчик? - Таррон громко чмокнул губами, осторожно подкрадываясь к коню. - Это ведь ты? Ну иди, иди сюда.
Конь всхрапнул и принялся прясти ушами. На шее у животного болталась обгоревшая на конце веревка.
- Молодец, хороший. Ну вот и все... все, успокойся, - аптекарь погладил коня по шее. От конюшни уже спешил Торвальд с седлом в руках.

***
- Какое дурацкое имя для коня.
- Много ты понимаешь, - огрызнулся алхимик. - Не нравится конь - иди пешком.
- С другой стороны, имя как имя. Просто ударение дурацкое. Рифмовать мешает. Впрочем, сейчас подумаем... рис, ирис, карниз...
- Может, заткнешься?
- Я работаю.
- Работай молча.
- Не годится. Все рифмы нужно проговаривать вслух. Неудивительно, что ты этого не знаешь, - сказывается отсутствие образования.
- Отсутствие образования? У меня?..
- Я говорю о настоящем образовании. Для души. А грибы сушить каждый может, для этого лекции не нужны.
- То-то твое настоящее образование возле таверны помогло.
- Я, по меньшей мере, своих дымом не травил...

Первые лучи утреннего солнца коснулись тракта. Земля покрылась ночной изморозью, но, по крайней мере, небо было ясным, и, судя по всему, дождя сегодня не предвиделось. Позади, за деревьями, оставался Туин - напуганный, озлобленный, но не вымерший и не разрушенный. Пройдет год, и он полностью оправится. Пустой дом займет новый капитан гарнизона, трактир отстроят заново, а стены покрасит новый маляр. Так всегда бывает - кто-то уходит, кто-то новый появляется. Может быть, и грустно, но никуда от этого не уйти. Это жизнь.
Гнедой Ребис устало тащил на себе двух усталых, перепачканных кровью и грязью путников. Они оставили позади высокую, когда-то давно опаленную ударом молнии ель, и черноглазая птица спикировала с ее ветки, перелетев некоторое расстояние вдоль тракта.
Не слишком большое - чтобы не упускать всадников из виду.

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс "Просто фэнтезь"
СообщениеДобавлено: Сб июл 16, 2011 21:14 
В сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17269
Откуда: Хайфа
№ 9

На круги своя


- ...Ну и вот, значит, заходит он... а я гляжу – это ж сапожник, что через три улицы от нас живет; и еще думаю – зачем ему топор-то, сапожнику-то? А батя говорит, мол, вам светлого, как всегда? И тут он на батю ка-ак...
Белобрысый мальчуган выпучил глаза, оскалил зубы, вскинул руки с растопыренными пальцами и подался вперед, изображая недавнее страшилище, погубившее его отца. Не то чтобы он батю своего не любил. Любил, конечно, и до сих пор вспоминал, но не плакать же все время? Вон, мамка уже тоже почти не плачет. А малышня, что смотрит сейчас на него, вот-вот завизжит от страха… то-то весело будет!
И тут вдруг вмешался Ток и все испортил.
- Да ладно, Тель, - лениво сказал он, демонстративно зевая, - слышали мы уж про твоего папашу. Ты, главное, сам жив остался, и то хорошо. Со мной почище было дело! За мной вон собственный батя тогда с топором гонялся, еле я удрал, прикинь?
И светлые головенки малышей тут же повернулись в сторону Тока, будто цветочки к солнцу! А Ток и доволен:
- Сижу я, это, слышь, в переулке, прячусь, а передо мной на улице тетка какая-то лежит, тоже, видно, заели ее, а рядом с ней девчонка, малая совсем, и вроде как тормошит ее. Я думаю: наверно, это мамка ее, а девчонка, значит, плачет там. Подойду, думаю, домой отведу, вроде как правильно это. Только к ней шагнул – и тут она ко мне поворачивается, а у нее – мать честна! - вся рожа в крови, и чуть ли не клыки растут! «Во попал!» - думаю, а она оскалилась – и подымается, чтобы, значит, ко мне идти. Маленькая такая, кудряшки беленькие, платьишко... и вся рожа в кровище. Ей-богу, бати с топором так не испугался, как этой соплюхи. Как и драпал от нее – не помню...
- Телли! Телли, бездельник! Ты сюда пришел лясы точить или работать?!
Мальчишка нехотя поднялся, хлопнул приятеля по плечу и отправился на кухню. Всё верно... тем более, что рассказами о всяких ужасах туинцев теперь не очень-то удивишь – все навидались в ту страшную ночь, в редкой семье не было жертв. А он к тому же не умел складывать истории так здорово, как рыжий долговязый Ток: может, и соврал про девчонку, а мурашки по коже. После Тока и рассказывать-то стыдно. Ну и – да, конечно, не лясы точить пришел, а матери в трактире помогать. Улеглась паника, похоронили погибших, горожане мало-помалу перестали шарахаться друг от друга, убедившись, что колдовская зараза рассеялась и больше никто из соседей не норовит их загрызть... Теперь надо пошатнувшееся душевное здоровье поправлять. И, опять же, обсудить хоть и страшное, но все же выдающееся событие в скучной захолустной жизни. А где, спрашивается? Правильно, в трактире. Так что вдова трактирщика Хиврона, проявив неожиданную деловую хватку, наскоро прибрала полусгоревшее помещение и, пользуясь наконец-то установившейся солнечной погодой, открыла трактир, хоть и без крыши. Благо, припасы (а главное, бочки с вином и пивом) уцелели. Теперь она гоняла слуг и самого Телли почище покойного трактирщика. А прежде казалась такой тихой и незаметной...
Трактир был полон – грех не воспользоваться погожим вечером, да и душу отвести всем хочется. Пивко потягивали в основном местные, но за угловым столиком обосновалась компания гномов, проходом через Туин по своим гномьим делам. Вообще-то чужаков в Туине теперь жаловали еще меньше, чем раньше: всем было ясно, что заразу занес пришлый «аптекарь», а если призадуматься, то никакой и не аптекарь, а недобитый чернокнижник, точно! Да еще, может, и бард ему помогал. А может, и не помогал, но все равно от чужаков добра не жди. Однако гномы – другое дело. Гномы здесь уже бывали, не эти, так другие; гномы магией никогда не баловались, предпочитая секиру. Ну, бывает, подерутся в трактире. Так какой же нормальный мужик в трактире не подерется? Опять же – не пускать куда-то гномов... себе дороже. Пусть сидят.
Да еще сидел в дальнем углу какой-то чахлый старикашка с облезлой бороденкой, цедил вино и глядел в стол. На расспросы хозяйки старикашка не отвечал, но выглядел вроде безобидным. Ну, не выгонять же старого человека ни за что. Вряд ли колдун, уж слишком неказист. Авось посидит да уберется восвояси.
Дверь трактира решительно скрипнула и отворилась. Вошли двое: рыжий детина с кривым носом и без передних зубов, и второй – тоже здоровяк, с пегой бородой и крепкими плечами. Это была известная всему Туину парочка неразлучных приятелей – кузнец Тум и мельник Лай. Были они ребята крепкие, за словом в карман не лезли, друг за дружку горой стояли - и потому особо в выражениях не стеснялись; а еще любили рубить сплеча правду-матку.
- А что, вдова Хиврон, пиво у тебя, небось, кислое? – забасил Тум, подмигивая вдовушке.
- Как можно, - всплеснула руками та, - обижаешь, Тум! Отменное пиво!
- А может, у тебя тут всякий сброд ошивается, а, хозяйка? – подхватил Лай и тоже подмигнул трактирщице. Они оба положили глаз на хозяйку еще тогда, когда был жив ее муж; ну а тут, раз уж так вышло, сам бог велел…
- Сплошь самая распочтеннейшая публика, - кокетливо хихикнула трактирщица, правильно поняв неуклюжую игру. - Сами можете видеть: господа гномы по торговым делам, да почтенные путники, да наши ребята – вы же их всех знаете.
- А кто тебя знает - может, у тебя тут маг недобитый затаился, а? – Тум скорчил зверскую рожу, но не выдержал и гулко расхохотался.
- Сидит тут, понимаешь, пиво пьет, чтобы честным людям меньше досталось, - подхватил Лай.
- Козни строит! – ввернул Тум.
- Ворожбу свою поганую всем на погибель тут творит! Ух! – Лай хватил по стойке кулаком так, что подпрыгнули кружки. – Ух, попадись мне в руки этот сморчок!
- Оклевыш! – прорычал Тум, сжимая кулаки и скаля зубы.
- Недомерок чернокнижный!
- Подтирка магицкая!
- Мы его!!!
- Да мы ему!!!
И дальше последовали описания, чего эти бравые парни с магом сделают, чего ему куда засунут и в каком виде его потом по реке спустят. Трактир ржал – куда там давешнему барду! Посмеяться над тем, чего боишься до колик в животе, – что может быть лучше? Вот так вот, зараза чернокнижная, знай наших! Ясное дело, ни один магишка и носа не покажет в Туин, где живут такие бравые парни!
Плюгавый старикашка, молча попиваший кисленькое винцо в углу, встал, незаметно вышел наружу, вздохнул, глянул на небо – там явно намечался дождь - и угрюмо побрел в конюшню…

***
- Боги, куда катится мир...
- Фрр…
- Не фыркай мне тут, скотина копытная! И хвост свой прибери – ишь, размахался! Да подвинься, стойло большое, всем места хватит. Э-хе-хе-хех… и это я, великий Изимбар, правая рука будущего короля, - я вынужден торчать в этой дыре, в этом вонючем трактире, как последний бродяга! И слушать, как эти грязные свиньи издеваются над магами – а значит, надо мной! Слушать – и молчать... Что трясешь головой, животное? Согласен, да? А я вот не согласен! Если разобраться, я пострадал невинно, и нечего ржать, морда лошадиная! Ведь это всё они - недоучки, недоумки, бездари, эти, с позволения сказать, «ученые», это они травили и жгли целые города, а свалили всё на нас, магов! Ну да, я тоже не ангел... на войне как на войне, что поделать? Но разве можно сравнить благородную магию с этим... с этим грязным шарлатанством, которое они именуют «алхимией»?! Потом еще и натравили на нас этих тупых невежественных скотов… да не кусайся, это не про тебя, это про людей… натравили самым что ни на есть хамским образом, и теперь порядочному магу вообще нельзя на людях показаться! Но самое смешное…
Сморщенный, как сморчок, старикашка вскочил, глаза его заблестели почти молодым светом, он обнял коня за шею и зашептал тому прямо в морду:
- Самое смешное, что они даже не сумели воспользоваться плодами своей победы, упустили власть из рук. Шляпы! Разини! Ничтожества! Эх…
Старичок опять сел, обиженно забормотал:
- Где же, где я ошибся? Когда упустил момент? Ведь всё было так возможно, так близко – казалось, уже вот-вот... только руку протяни! Ну да, король во время коронации был как-то несколько холоден со мной. Ну и что? Вполне нормально, что монарх волновался, и было ему не до придворного мага. Хотя – ведь это именно я посадил его на престол! Без меня он так бы и прозябал на задворках до сих пор - затюканный девятый сын в монаршем семействе, - а то и отправился бы гнить в каком-нибудь монастыре! И сколько же я с ним поначалу намучался! Ты бы видел, какое это было ничтожество! Кто бы мог подумать... Удивительно – неужели он так ловко притворялся?
Конь фыркнул, старикашка закашлялся и перевел дух. Да... Он так долго решал, кому из принцев предложить сотрудничество. Взвешивал, оценивал... остановился на этом, решив, что этим легче всего будет управлять. Пугливый, безвольный, бестолковый - именно такой король ему и был нужен. Быть кукловодом, дергающим за ниточки, Изимбара более чем устраивало. Кроме того, всегда оставался шанс... разве ему самому не пошла бы корона? Корона всем идет...
А сколько пришлось уговаривать, соблазнять и запугивать принца, пока он решился вступить в борьбу... Мальчишка не привык никому доверять – некому было; не привык ловить шанс – шансов не подворачивалось; не привык надеяться на удачу - она никогда ему не улыбалась. Кроме того, он боялся пауков и... магов, а сторонников у него было до смешного мало, не говоря о собственном войске. Да... Кто бы мог подумать...
- Да, да, да! – старый маг стукнул себя по тощей коленке. – Когда я начал действовать - признаюсь тебе, морда, я не жалел сил и не стеснялся в средствах. Цель оправдывает средства – слышал о таком? Ничего ты не слышал, скотина необразованная. А я мог немало. Это теперь, когда у меня всё отняли эти мерзавцы... а тогда... Города сдавались при одном упоминании моего имени! И что ты думаешь? Принц как-то весьма быстро оклемался, расправил плечики, задрал нос - и начал выдергивать бразды правления из моих рук. Я-то, дурак, сначала обрадовался! Удивился – и обрадовался. Мудрый советник при сильном короле – это даже лучше, говорил я себе. Корона при таком раскладе мне уже не светит – ну что ж, пока так, а там видно будет. Но потом я забеспокоился. Этот цыпленок отрастил себе когти и научился больно клевать неугодных в темечко! Да-да, почти как ты копытом, только больнее. А потом, друг мой, - тут старикашка опять обнял коня, - потом я испугался всерьез. Попытался было его урезонить, но – оказалось, что я опоздал! Отступать же мне было поздно... и некуда. Впрочем, даже тогда я не думал, что всё так далеко зашло. Мне казалось, что уж мое-то положение достаточно прочно. Я даже начал было подумывать, как мы вместе создадим могущественную империю…
Старик закрыл глаза, покачал головой. Вспоминать о собственном крахе было больно – а забыть невозможно. Но даже коню он не решался рассказать о том, что преследовало его почти каждую ночь в кошмарах. О полном, окончательном провале. Тогда, после коронации, уже собираясь возвращаться к себе, он решил зайти к новоиспеченному королю с каким-то мелким вопросом. За дверью королевских покоев слышались голоса: король беседовал с кем-то. Изимбар прислушался – и узнал второй голос, с характерным пришепетыванием: неприметный серенький человечишка, с недавних пор он отирался во дворце, то ли писарь, то ли... придворный маг не удостаивал подобных людей своим вниманием. И, однако, он говорит с монархом наедине? И маг замер перед дверью, знаком остановив охранника, готового доложить о его прибытии. Он слушал... и не верил своим ушам.
- Мой маг стал опасен и неуправляем, - это король. Надо же - «мой маг»! Щенок... – Он слишком много о себе возомнил, его надо убрать.
- Да, Ваше величество, - шуршит человечишка. - Вы совершенно правы. Осмелюсь напомнить, я давно советовал...
- Нет, до коронации трогать мага не следовало - во избежание неожиданностей. Он еще мог оказаться мне нужен. Но теперь... маг сделал свое дело - маг может уйти. Если же в будущем мне понадобится нечто подобное, всегда можно найти другого мага. Кстати, следует позаботиться о том, чтобы кто-то из... обладающих определенными полезными умениями...
- ...чудом избежал народного гнева, Ваше величество? Я позабочусь об этом.
- «Народного гнева»? – усмешка в голосе короля. – Хорошо формулируешь, молодец. Да-да, именно так. И не теряй их из виду. Думается, эти «избежавшие» окажутся послушнее моего драгоценного Изимбара. Он сам виноват: разумеется, для борьбы с моими милыми братцами любые средства были хороши... почти любые... но та мерзость, которую он выпускал, эти армии мертвецов и... Мерзость. Что удивительного, что теперь маг у трона может не лучшим образом отразиться на королевской репутации? Изимбар сам учил меня, что во имя цели нужно быть готовым на жертвы. Я хороший ученик.
- Разумеется, Вашему величеству видней, когда начинать действовать. Ваше величество удивительно мудры и прозорливы... лучше всего отречься от мага, объявить его еретиком и богохульником, обманувшим королевское доверие...
- Вот-вот, что-то в этом роде. Сочини что-нибудь этакое... чтобы звучало повнушительнее. Я знаю, ты мастер на такие дела.
- Непременно, Ваше величество. Вы очень добры к моей скромной особе. Осмелюсь также... Возможно... я не уверен, но если церковь будет настаивать... – голос понижается до шепота, Изимбар напрягает слух.
- Что?!
- Может случиться, что Вашему величеству понадобится пройти какой-нибудь обряд... э-э... покаяния там, очищения...
- Покаяния? Мне?! Ты в своем уме? – рычит монарх.
- Народу это понравится, Ваше величество, - человечишка торопится, боится. Или притворяется, что боится? - Только в крайнем случае, если церковь... ну как бы – представление, так сказать. Простите за дерзость, Ваше...
- Гм... конечно, не хотелось бы начинать со ссоры с епископом...Что ж, если старик будет упрям... Покаюсь, так и быть... в разумных пределах, само собой, – величество смеется. – Однако сейчас главное – Изимбар. Нельзя, чтобы он что-то заподозрил: кто знает, какие у него могут быть фокусы в рукаве. Его артефакты...
- Спешу успокоить Ваше величество: предвидя такое развитие событий, я на всякий случай уже велел оцепить богомерзкое жилище, и солдаты только ждут сигнала, чтобы уничтожить его. Могу я дать им сигнал?
Первым порывом Изимбара было распахнуть дверь и придушить это ничтожество – а следом и эту змею, согретую на груди. Однако он сдержался: неплохо зная своего монарха (хотя и хуже, чем следовало, как только что выяснилось), он мог ожидать, что в потайных помещениях, окружающих королевский кабинет, прячется дюжина стрелков с отравленными стрелами. А у него, как на грех, не было при себе ничего действительно полезного на этот случай – на коронацию захватил только то, что могло отразить магическую атаку, остальное предоставив обычной охране. И он бросился домой.
И... опоздал. Дома не было – только дымящиеся руины. И оцепление вокруг. Его книги, артефакты, бесценные магические артефакты... всё погибло. Изимбар был так ошарашен, что, забыв обо всем, рванулся к пепелищу и начал что-то требовать у солдат, крича, что он придворный маг и что именем короля... Но тут чьи-то крепкие руки схватили его за локти, и он услышал, что именем короля богомерзкий еретик Изимбар, отродье сатаны и прочее, объявлен вне закона и отлучен от святой церкви, и что всякий, кто доставит его к королю живым или мертвым, получит от короны... Человечишка действовал на удивление быстро. Похоже, королю он говорил далеко не всё. В последний момент маг все-таки вывернулся, сумел навести морок, ушел. Таился, заметал следы, как загнанный зверь. Видел, как по всей стране охотились на магов – его бывших врагов и... нет, не друзей, друзей у него не было никогда, но тех, с кем он был в приличных отношениях. Как бы то ни было – на его коллег, собратьев по цеху, по знанию. Видел, как уничтожали это знание, собранное столетиями. Видел – и ничего не мог сделать.
Была ли в случившемся и его вина?
Нет, конечно, нет. Да, к концу войны население было настроено против магов, но с приходом нового короля к власти всё должно было измениться. Он ведь всё продумал: стоило королю сказать слово, издать указ... Предатель, неблагодарная тварь, ничтожество!

Конь мотнул головой, фыркнул опять.
- Что? Ржешь? Все правильно. Непростительная беспечность с моей стороны... Без моих артефактов… да, вот теперь имеешь полное право кусаться - без них я мало на что способен. Да-да, мой четвероногий друг. Ты видишь, как я низко пал? Я, Изимбар Великий, прячусь в конюшне и жалуюсь на жизнь какой-то хвостатой скотине. Однако, скажу я тебе, хваленые стихийники - где они сейчас? Да-да, те, что смотрели на меня свысока, - где они? Вот то-то. Я, по крайней мере, жив. Если бы еще у меня был хоть какой-нибудь приличный артефакт... хоть один… хоть небольшой… еще неизвестно, кто бы смеялся последним!
Но пока что последним засмеялся конь. Вернее даже, заржал. Видимо, рассказ мага-горемыки его здорово позабавил.

(продолжение следует)


Вложения:
na_krygy_svoya.pdf [106.83 KiB]
Скачиваний: 60

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов
Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс "Просто фэнтезь"
СообщениеДобавлено: Сб июл 16, 2011 21:15 
В сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17269
Откуда: Хайфа
На круги своя
(продолжение)


- Я вам не карлик! И уж тем более - не какой-нибудь полукровка! Я чистокровный хоббит!!!
Шумели внутри, в трактире, да так громко, что маг очнулся от своих мрачных мыслей и прислушался. Потом прокрался к окошку и заглянул внутрь.
Вопил коротышка, действительно, не очень похожий на гнома – безбородый, круглощекий, с брюшком. Конечно, карлик. Всем известно, что хоббиты – всего лишь легенда, сказка старых времен.
- Ну чего орешь? Всем известно, что хоббиты – всего лишь легенда, - прогудел, словно подслушав мысли мага, рыжебородый гном. – Не было никогда никаких хоббитов.
- Легенда... – помрачнел коротышка. – Это теперь нас почти не осталось – люди, чтоб их... – Слово «люди» он выплюнул с невыразимым презрением. – Вот, говорят, на юге еще есть поселения – туда и иду. Дожили... порядочному хоббиту податься некуда, приходится, стыдно сказать, человеком притворяться. Куда мир катится? Мне, Фальгриму Туку, потомку самого Перегрина Тука, того, который шел в отряде кольценосцев под командой Фродо Светлого, вместе с Мэром Сэмиусом и Мериадоком Великолепным...
- Ну здрассте! – рыжебородый не столько возмутился, сколько удивился. – Так ведь отряд кольценосцев вел Гимли Храбрый! Вот его, между прочим, - он ткнул пальцем в соседа, гнома с исключительно свирепой физиономией, - прямой предок. И он, между прочим, не орет об этом в каждом трактире, хотя это истинная правда.
Гномы согласно загудели. «Потомок» приосанился. Посетители трактира начали оглядываться.
Маг криво усмехнулся. Истинная правда в том, что отряд вел Гэндальф вместе с королем Арагорном. Ну и кто-то был еще в сопровождающих – люди, эльфы... никаких хоббитов, само собой, там не было и быть не могло. Интересно, кто пустил эту сказку? И зачем? Скорее всего, неудачники, вечно мечтающие о том, что самый слабый, если повезет, может прославиться...
С другой стороны, если повезет – например, если на него обратит внимание могущественный маг, – то может и прославиться. И король Гертвиг – прекрасный тому пример. А ему, Изимбару, урок: не надо связываться с неудачниками, даже если у них есть потенциал. Урок на будущее.
Если оно будет, это будущее.
Старый маразматик Гэндальф и этот выскочка-полукровка Элронд... И придурок Арагорн. Жалкие трусы! У них в руках была такая вещь – и они не нашли ничего лучше, чем уничтожить ее! Ну почему, почему он не родился тогда, почему Кольцо не попало в его руки? Уж он бы знал, что с ним делать...
Изимбар привалился к стене, закрыл глаза. Эх, будь у него тогда, после коронации, это пресловутое кольцо – все повернулось бы иначе! Коварство короля не застало бы его врасплох, сам он не попался бы как кур в ощип, и не пришлось бы своими глазами видеть, как горит его дом, а вместе с ним – бесценные артефакты. Да, впрочем, зачем другие артефакты, если есть Артефакт? Не пришлось бы ему скрываться, как таракан, боясь собственной тени, не смея даже пальцем шевельнуть, чтобы сотворить хоть простенькое заклинание. Эх, Кольцо Всевластья…

- Вот она, людская благодарность! – шум за гномьим столом не утихал. Напротив, которышка, взобравшись на скамью, орал теперь на весь трактир. – Мы спасли мир – а нам говорят: «Вас вообще не было»! Люди могли бы поучиться у хоббитов доблести! Но, конечно, если ты меньше ростом...
- Мы тоже не великаны, прямо сказать, - прищурился самый низенький из гномов, компенсировавший малый рост впечатляющим, даже для гнома, носом и ухоженной бородищей ниже колен. – Однако почему-то никому не приходит в голову сомневаться в нашем существовании. Почему бы, а?
- Конечно, будь у хоббитов столько же нахальства... – вякнул в запальчивости коротышка. И осекся, когда «потомок Гимли», нехорошо ухмыляясь, поднялся из-за стола.
- Та-ак... – протянул «потомок», поигрывая секирой. – Значит, гномы, по-твоему, нахалы?
Остальные гномы завозились, вставая и доставая оружие. Мгновенно протрезвевший коротышка соскочил со скамьи и прижался к стене, растерянно оглядываясь. Посетители трактира тоже пришли в движение – кто прячась за столы, кто пробираясь к выходу: гномья драка, конечно, впечатляющее зрелище, но лучше смотреть на нее издалека.
Неожиданно рыжебородый – очевидно, старший в компании – махнул рукой:
- Ладно, братья. Поглядите на него - нам ли с ним сражаться? У него и оружия-то нет. Честь народа казад не позволяет бить безоружных. Хватит. Иди себе, недом… хоббит. И на глаза нам больше не попадайся.
Вероятно, авторитет рыжебородого был велик: гномы, ворча, сели на свои места. Дольше всех рычал и хмурился «потомок Гимли», но, наконец, и он сунул свой топор за пояс и заорал, чтобы несли еще пива.
Коротышка достал из кармана платок, вытер лоб, молча положил на стол несколько монет и направился к выходу.

***
Выйдя из трактира, Фальгрим Тук дошел до мостика через речушку неподалеку, спустился к воде, стащил опостылевшие башмаки и опустил волосатые ступни в воду. Поболтал ногами, вздохнул. Кажется, надо осторожнее с пивом. Или пиво тут слишком крепкое? Надо же было додуматься – нарваться на ссору с гномами! Еще легко отделался. О Эру, что за времена...
Потянуло ветром, тучи разошлись, вышла луна. Фальгрим нагнулся к воде: ему показалось - или в самом деле в лунном свете на дне что-то блеснуло? Сунул руку в воду, пошарил. Пальцы наткнулись на что-то гладкое, явно металлическое. Фальгрим сжал кулак, вытащил руку, разжал ладонь – на ладони лежало колечко. Гладкое, без камешка, но, возможно, золотое – ночью не разберешь. Хоббит помялся, почесал затылок. Кольцо-то, небось, кто-то из посетителей потерял - расстроился, конечно... Вернуться в трактир? Ага, и спросить: господа хорошие, вы тут колечко золотое не теряли? Сколько «владельцев» тут же объявится? Опять же, вряд ли местные, идя в трактир, золотые кольца надевают. Скорее всего, кто-то из проезжих обронил, хоть тот же колдун, о котором толковали... А где ж его теперь искать? По всему выходит, что отдавать некому. Хоббит вытер находку о куртку, надел на палец, полюбовался. Кольцо пришлось по руке. Настроение у Фальгрима сразу несколько поднялось. Он повертел рукой, подставляя кольцо под лунный свет, чтобы разглядеть получше. Вроде и ничего особенного... но отдавать его кому бы то ни было расхотелось окончательно. «Даже хозяину, ежели найдется,» - мелькнула мыслишка. Фальгрим покраснел, спрятал руку с кольцом в карман и огляделся – нет ли кого поблизости. Нет, вроде пусто. Ну что ж... Правда, переночевать при трактире теперь, после ссоры с гномами, не удастся, а больше в этом городишке, кажется, негде... но ему не впервой ночевать под открытым небом, не страшно. Он решительно поднялся, закинул башмаки на плечо (благо, ночью никто его ноги не видит) и, насвистывая, пошел своей дорогой.

***
Вновь погрузившись в невеселые воспоминания, Изимбар рассеянно наблюдал, как коротышка вышел, как сидел возле ручья, как достал что-то из воды... и... исчез. До мага не сразу дошло, что именно случилось. Потом он хлопнул себя по лбу, вскочил, помчался к ручью, покрутился там, бормоча себе под нос заклинания. Ничего! Определенно магия – но совершенно не известная ему магия, которую невозможно было отследить. Что за невезение! Стоп – а это что? При свете луны маг увидел следы маленьких босых ног в дорожной пыли. Он захихикал, присел, осторожно погладил следы и прошептал: «Славный маленький хоббит…» Потом резво поднялся и затрусил по следам, часто припадая к земле и воровато оглядываясь по сторонам. Наконец-то! Неужели оно, то самое, легендарное... не может быть, все источники утверждали, что оно уничтожено. Но... но так похоже, и даже обстоятельства появления... забавно, конечно! Может быть, и сказки о хоббитах – тоже правда? Милые, хорошие хоббиты... Ладно, вот доберемся - и всё выясним...
Но за поворотом дороги Изимбар остановился, как вкопанный. Следы исчезли! Что такое, не взлетел же он? Маг нагнулся, пытаясь рассмотреть дорогу получше. Следы сворачивали к обочине. Мерзкий хоббит пошел напрямик по траве – куда? К ближайшей роще? Ночевать он там, что ли, собрался? Да нет, ерунда. И росы, как назло, нет, и ни одна травинка не примята – ну да, если верить сказкам, эти гнусные твари умеют не оставлять следов. Гнусные, мерзкие... Но! Главное – оно здесь! Неизвестно, как – но оно вернулось! Если это оно... но что же это может быть еще? И на этот раз Кольцо найдет настоящего, достойного хозяина – а он, Изимбар, на этот раз не упустит свой шанс!
Маг блаженно прикрыл глаза. Скоро, скоро все кончится. Не будет он больше скрываться от всех, как вор. Ему бы только заполучить это колечко. И тогда он покажет всем – и королишке, и его прихвостням, и тем, кто громил его дом, – что такое истинная магия и истинная сила! Он их в порошок сотрет, а те, кто останется, – будут лизать его сапоги. Да. Именно так! Он будет стоять на башне, весь в белом, с магическим посохом в руке, а эти черви будут ползать там, внизу, и молить его о пощаде, но он будет непреклонен, потому что лишь он будет владеть этим драгоценным, всемогущим, наконец-то обретенным артефактом – Кольцом Всевластия!
Которое… которое, однако, еще надо заполучить. Маг вздохнул. Как ни крути, а бегать ночью за погаными коротышками – неразумно и не по возрасту ему. Хоббит от него не уйдет. Он ведь не знает, какое сокровище попало ему в руки, и не станет прятаться. Да даже если и поймет... не ему тягаться с опытным магом. Надо спокойно продумать план поисков.
И Изимбар повернулся, чтобы идти назад в трактир. Сделал шаг, другой… с трудом – третий… потом замер с поднятой ногой - и вдруг упал в пыль дороги, ужом прокрался к полю и пополз по траве к чернеющему неподалеку лесу. Полз, маленький, веркий, сморщенный, полз, стараясь быть незаметным и поблескивая намечающейся лысиной, полз и приговаривал:
- Мерзкий, мерзкий хоббит… думаешь, обманул самого Изимбара? Не выйдет… ничего у тебя не выйдет… кольцо мое, мое, мое…. Мое сокровище, моя радость… моя... моя... прелесссть…

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс "Просто фэнтезь"
СообщениеДобавлено: Вс июл 17, 2011 3:33 
В сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17269
Откуда: Хайфа
№ 10

PDF-файл скачать здесь: [url=/go?http://files.mail.ru/IM9MOP]http://files.mail.ru/IM9MOP[/url]

Кровь земли

- Лесли, друг мой, напомни, как называется эта дыра? – говоривший поправил серые ленты на рукаве и снова неодобрительно воззрился на грязные городские ворота.
Ворота почему-то были закрыты, и, судя по шуму с той стороны, открыть их не очень-то получалось.
- Судя по карте, мой дорогой Гамборо, это… место зовется Туин. Тут написано, - Лесли обвиняющее ткнул в карту, - что это город. Лейтенант, по-вашему, это похоже на город?
- Увы, друг мой, нам придется в это поверить! – и названный лейтенантом поскреб ногтем ржавчину, щедро покрывавшую петли ворот. – Скажу тебе больше – данный... город - последний на нашем пути. Дальше – только леса, леса и море. Ты ведь ощущаешь запах свободы, Лесли? Мог ли ты когда-либо даже представить себе настолько дивный аромат?
- Нет, - брезгливо отозвался тот, - у нас, если помнишь, улицы чистят.
- Гм, мне кажется, улицы тут не при чем. Боюсь, канализацией они себя тоже не утруждают… Эй! Умерли вы там, что ли?
«И протухли», - добавил он под скрежет засова. Кажется, они искали плошку с маслом, чтобы смазать засов и петли – или чем там могут заниматься ленивые неумехи, лишенные и мозгов, и начальства?

Лесли Моракселл наконец-то въехал в славный город Туин. А въехав, снял дорожную шляпу, перекинул на руку плащ и оказался веселым молодым человеком с рыжими прямыми волосами и вполне ожидаемыми веснушками на загорелом лице. Он был одет в плотный шерстяной камзол, не обремененный никакими украшениями, штаны из оленьей кожи и высокие сапоги, однако выправка выдавала в нем военного. И хотя руки, державшие поводья, несколько выдавали его волнение, лицо Лесли выражало только усталое дружелюбие, с которым тот принялся осматривать улицу в поисках гостиницы.
Его спутник, напротив, приложил все силы, чтобы не выглядеть простым путешественником. Серые ленты почетной отставки тускло переливались на рукавах и перевязи, запыленные кремового цвета ботфорты были пошиты из лучшей вестхайлендской кожи, а белейший шейный платок был заколот булавкой с подозрительно красивым камнем. Обычно этого хватало, чтобы поразить воображение жителей несчастной Шеетены. Тем не менее, сейчас домину было плевать на производимый им эффект.
- Что я на самом деле хотел бы видеть, - с пугающей любезностью обратился он к ближайшему стражнику, - так это вашего сержанта. Думаю, такие подвиги, как этот, - кивок в сторону ворот, - невозможны без действительно мудрого руководства. Поразительно! Вам хватило одного часа, чтобы в полдень открыть то, что должно быть открыто каждый день до заката!
Старший стражник, открывший было рот, чтобы потребовать плату, постарался слиться со стеной.
- Я восхищен, - злобно резюмировал обладатель ботфорт и булавки, критически оглядывая обветшалые горизонты Туина. На стражников никто из прибывших внимания более не обращал.
Те переглянулись. Интересоваться целью приезда господ почему-то совсем не хотелось. Однако старший стражник все же решился:
- Ваша милость прибыли по торговым делам? Сейчас не сезон для пушнины, но в городе задержались мастер Талей и…
- И мне нет до этого дела.
Взгляды прибывших скрестились на вояке: оценивающий – Моракселла, изумленный – лейтенанта. «Ей-богу, так смотрели, будто с ними таракан какой заговорил!» - вечером жаловался в пивной стражник по прозвищу Маленький Кит. Он еще много чего тогда сказал, но все же признал, что господа явно важные и не нашим местным дворянчикам чета.
Рыжий Лесли, нахмурившись, перевел взгляд на попутчика.
- Гамборо, назови этим людям цель нашего приезда.
- Полагаешь, стоит?
- Безусловно. Это очень достойная цель, и нам нечего стыдиться. Ведь нечего?
- О да. Мы прибыли уладить семейное дело.
- Твое семейное дело, лейтенант, верно?
- Безусловно. Очень деликатный вопрос, знаешь ли, мой дорогой Моракселл.
- А я его сопровождаю. Ах да, слуги с багажом прибудут следом, так что на вашем месте я бы не трудился закрывать ворота.

[c]***[/c]

Сержант туинской стражи, которого все еще называли «новым сержантом» (хотя прошло уже три года с утверждения в должности), в этот час всегда ужинал у Скёркл в «Дохлом клопе».
Великолепные ужины – лучшая еда в городе, если вы ничего не имеете против бараньих потрохов по средам и пятницам и творожного пудинга в выходной. Скёркл, маленькая крикливая вдова, обосновалась в Туине не так давно, но решительно завоевывала сердца горожан темным пивом и копченым окороком. Да – еще она очень гордилась отсутствием клопом и прочих тварей в сдаваемых комнатах наверху. Настолько, что приказала нарисовать это на вывеске.
И вот, когда очередным душным вечером сержант с горечью осознавал, что видит дно второй (и последней, увы) кружки, все и началось.
Те двое, сильно похожие на богатых лентяев из Мезофы, днем не теряли времени даром, кажется. Теперь они зашли в «кофейню» Скёркл в сопровождении бургомистра, первого советника магистрата и секретаря ратуши. Против его опасений, разговор шел вовсе не про северные ворота – лучше бы, ей-богу, их совсем не закрывали!
Градоправитель нерешительно мялся, теребя в руках свою черную шапочку с острыми углами. Тучный и краснолицый, в прошлом глава цеха скорняков, он, казалось, просто не решался отвечать. Компания бесцеремонно села за один стол с сержантом, и стражник недовольно фыркнул в кружку. Того гляди, начнут советоваться.
Однако он ошибся. Очутившись в знакомой обстановке, градоправитель осмелел и довольно дерзким полушепотом сказал, что ничьих дорогих родственников не видел.
- Как, вы говорите, его зовут? – дергая ворот камзола, словно тот его душил, переспросил бургомистр.
- Шерами Гамборо, - заботливо напомнил младший из чужаков, лениво полируя платком камень в перстне. – Но мой дорогой родственник мог и как-нибудь иначе назваться, - беззаботно добавил он.
Сержант невольно поднял глаза от кружки.
- Что значит «по-другому»?! У вашего родича есть причины скрываться?
- Нет-нет! Но вы же понимаете – невозможно слышать, как простолюдины порой коверкают твое имя. О, поверьте, это иногда просто невыносимо.
Простолюдины за столом помрачнели.
- Так о чем вы хотели мне сказать? Мой драгоценный родич здесь побывал? А может быть, он только недавно прибыл сюда в гости или на отдых?
- Нет, – с неприятной усмешкой вмешался советник, подзывая разносчика с пивом. – То есть, прибыл господин Гамборо недавно и покинет нас скоро, но вы его не увидите. Ваш родственник схвачен на месте преступления и будет казнен послезавтра. Он колдун, а мы в Шеетене сыты по горло магами!

- Колдун?!
Бургомистр что-то покаянно забормотал, но советник поднял руку, и тот замолчал.
- В этом мало сомнений, господин мой. И скажу больше – давно я не встречал таких наглых, подлых… колдунов. Убить человека, который встретил тебя как гостя! Зачем?! Но мы не растерялись и сразу же схватили его. Завтра вечером казним, как полагается.
- О, - задумчиво протянул рыжий Лесли, - сцапали негодяя, да?
Чиновники приосанились, а градоправитель даже поправил мятую шапку с квадратными углами. Путешественники же переглянулись, и лейтенант кивнул.
- Но дело в том, - заметил он, - что мой эээ… уважаемый родич никак не может быть волшебником. Я имею в виду – это ведь проверяют еще в детстве!
- Колдуном, мой дорогой Гамборо, - судя по тону, Лесли был недоволен. – Прошу не путать.
- Вы правы, Моракселл. Именно. И то, что дя… что Шерами в магии не силен, установит любая проверка.
- Это Шеетена, мой господин. Мы достаточно насмотрелись на магов и их фокусы, чтобы заметить колдовство, когда следует. И мы не потерпим, чтобы убийца купца Мелитена уехал с вами, как ни в чем не бывало!
- Не берусь настаивать на этом, - любезно кивнул обладатель кремовых ботфорт, - больше того – я совсем не нуждаюсь в компании какого-то местного убийцы. О нет. Однако мне… - его спутник кашлянул, - то есть нам, крайне любопытно было бы узнать, что же случилось. Заметьте, добрые мастера, я отнюдь не оправдываю своего родича. Может, он сошел с ума ненароком и стал бегать с топором лунными ночами – почему нет? Ничего не имею против, у всех могут быть свои маленькие причуды. Я хочу сказать…
- Лейтенант!
- Поэтому, - как ни в чем не бывало продолжил темноволосый, - расскажите нам, что случилось. Кого он якобы извел? И еще: здесь точно самое подходящее место для беседы?

Привратницкая ратуши меньше всего походила на искомое, но там было достаточно места для всех, стояла медная жаровня для вина, а в старой лампе с поцарапанным боком оставалось достаточно масла. Низкий закопченный потолок с поперечинами балок и тяжелые ставни на окнах придавали помещению странный уют.
Шерами Гамборо, начал советник, приехал в Туин два дня назад и остановился у своего «старого друга» Мелитана в его летнем доме. Мелитан, известный даже за пределами страны торговец пушниной, не жил в этом городе постоянно. Конечно же. Но приезжал в разгар лета и оставался иногда до поздней осени. Зачем – никого не интересовало.
И вот чужак приехал, и тем же вечером Мелитан посылает к лекарю слугу. Он жалуется на колики и несварение и просит срочно прислать лучшей серебряной микстуры, какая есть у мэтра. Лекарь вроде бы еще тогда заподозрил неладное…
- Но скорее всего, врет, господин мой, - добавил бургомистр. – Его самого чуть не сожгли год назад, оправдался с трудом. Сказал, что опыты свои проводил не для магии, а затем, чтобы сварить золото из свинца и всякой дряни. Даровое золото - дело хорошее, и мы даже выдали ему два гифских флорина на покупку хорошего котла, тиглей и «крови земной». Полезная штука, кстати, если переешь жаркого или пирога. Так вот…

Путешественник утром вышел гулять в город, где произвел самое неприятное впечатление, прямо как в…
- Ну, то есть, люди у нас простые, чужеземцев мало кто видывал.
- Ближе к делу, прошу вас.
Бургомистр нахмурился.
От микстуры мэтра Вариоля торговцу к утру стало лучше, хотя он и пожаловался на бессонницу. Но следующей ночью все обитатели дома проснулись от страшных криков и шума. Они бросились к комнатам хозяина, а когда ворвались внутрь, глазам их предстала ужасная картина.
На этом месте секретарь, невольно вздрогнув, скрестил пальцы в жесте, отгоняющем порчу. Потом увидал снисходительный взгляд Моракселла и заметно смутился.
По словам домочадцев и слуг, Мелитана они нашли на полу у жаровни, в корчах изрыгающим рвоту пополам с ругательствами. А его гость пытался стулом выбить окно и сбежать, но мелкий свинцовый переплет оказался слишком крепким. На чародея указал сам покойный купец: когда злодея волокли мимо него из комнаты, Мелитан вдруг закричал и начал биться головой об пол.
После этого сомнений в виновности гостя не осталось. А нынешним утром торговец умер в сильных мучениях.

Градоправитель перевел дух, рукавицей снял кубок с жаровни и выпил вино мелкими глотками, в промежутках вдыхая аромат пряностей. Лесли Моракселл исподтишка следил за ним, отсчитывая про себя время. Наконец кубок опустел.
- Скажите, мэтр, - обратился Лесли к советнику, - а если окажется, что нужный нам человек, этот гость Мелитана, невиновен – каковы будут действия магистрата?
- Мы не терпим колдунов, господин, поэтому он будет казнен. И если вы собираетесь сказать, что богатые купцы всегда так умирают…
- А, это!.. – Моракселл небрежно помахал ладонью в воздухе. – Я ничего не собираюсь сказать, мой добрый мастер, я понял, что произошло, и могу это показать. Нам только нужно дождаться утра и пригласить мэтра Вариоля, я правильно запомнил его имя? И еще, - он откинулся на подголовье кресла, проведя рукой над углями жаровни: - Готов прозакладывать ботфорты Эдди против старого флюгера - родичу Гамборо очень худо приходится сейчас.

[c]***[/c]

Утром рассудительный спутник первым делом приказал испуганным слугам купца выбить все стекла в комнатах покойного. А пока они ждали снаружи, Лесли Моракселл оглядел лекаря и его признал отсталым костоправом.
- Ты прав, - лирически вздохнул домин Гамборо, любуясь цветной мозаикой на стене зала. – Он, к тому же, никудышный алхимик. Подумать только – варит золото, ха! Сырая ртуть, я угадал?
Лесли одернул манжеты и попытался вернуть им приличную форму. Услышав приятеля, он укоризненно воззрился на него.
- Не порти мне представление, друг мой! Сам знаешь, как люблю я просвещать неиспорченный разум. Серебряная микстура, вы только подумайте! Да в той комнате, должно быть, достаточно ртути, чтобы сделать десяток зеркал.
- Надеюсь, мы после ее посещения не присоединимся к покойному? А, капитан?
- Не беспокойся, - холодно ответствовал Моракселл. – Я принял меры. Но наши добрые хозяева, разумеется, припишут все чистому уличному воздуху.

Наконец все собрались в гостиной комнате Мелитана. По настоянию Лесли были приглашены также вдова, молодые хозяева и старшие слуги.
Комната была уже убрана, заменены гобелены и свечи, но остальное стояло на своих местах. Моракселл попросил слугу подтвердить это.
- Да, я прислуживал здесь позавчера и расставил все так, как и тогда.
- Хорошо.
Лесли оглядел комнату. Ближе к очагу находился темный стол и два кресла, на столе - серебряный поднос грубой работы, гифский кувшин для питья, два кувшинчика с испорченными восковыми пробками. У края стола брошена шкатулка для пряностей, пустая. На решетку холодной жаровни были поставлены три кубка, два из которых составляли хорошую пару, а третий – тонкостенный и дешевый - сразу бросался в глаза.
- Вы видите?
- Хотите сказать, - сердито начал бургомистр, сдернув с головы шапочку, - что с ними был кто-то третий?? Не иначе, грабитель с большой дороги пришел подкрепиться!
Мэтр Вариоль тем временем побелел, потом посерел и без сил опустился прямо на пол.
- Не может быть… - простонал он. – Этого не может быть… не моя вина... Я предупреждал! Я, я… передавал со слугой.
- Вот видите, мэтр. Вы все же оказались нам полезны, - промурлыкал Гамборо, - а ведь не желали оторваться от своих эээ… изысканий.
- Я буду тебе признателен, Эдди, если ты помолчишь и дашь нам во всем разобраться, - тонко намекнул Моракселл. – Подними мэтра лекаря с пола, негоже в его возрасте так распускать себя. Если позволите, я расскажу этим господам и дамам, что произошло на самом деле. Думаю, мэтр меня поправит в случае необходимости.

По какой-то причине, увидав на пороге своего дома гостя, бедняга Мелитан сильно расстроился. Я бы предположил долговые расписки, но не буду настаивать… А расстроившись, почувствовал себя плохо и послал слугу за дорогим средством, вы его называете серебряной микстурой.
- Господин купец был когда-то ранен в живот, в молодости, - сказал лекарь. – Он тогда выжил, но время от времени, особенно после окорока и пирожков с потрохами, ему бывало нехорошо.
- А микстура, привезенная вами из столицы Шеетены, оказалась верным средством. Вы ведь вместе с котлом и прочим купили достаточно сырой ртути? Я знаю, ее добавляют, когда варят золото из свинца.
Несчастный лекарь диким взором уставился на вскрытые кувшинчики, стоявшие поодаль.
- И та же самая ртуть, - неумолимо продолжал Лесли, указывая на стол, - является единственным компонентом серебряной микстуры. Если выпить ее залпом и холодной, ничего дурного не случится.
- Я… я всегда требовал относить микстуру в ледник до самого употребления, - лекарь в отчаянии дернул себя за волосы и принялся раскачиваться в кресле, глядя на жаровню.
- Подозреваю, что вашим указаниям следовали не слишком твердо. Мелитан выпил ее вечером первого дня. Но он сделал это после радостной встречи старого друга, и неизвестно, сколько и в каком виде, – потому что уже утром покойный проявлял первые симптомы отравления. Бессонница.

У входа, где столпились слуги, раздался шепот, кто-то вышел на середину комнаты.
- Господин, - угрюмо сказал немолодой слуга, - пил ее с вином утром на кухне. Он пожаловался на боль в горле, сказал, что простудился из-за холодного лекарства. И кухарка подогрела ее, а потом господин сидел за общим столом и пил. Долго.
Лесли кивнул.
- К вечеру у него, наверное, болело почти все, а кишки выворачивало наизнанку. Но вместо того, чтобы остановиться, Мелитан решает лечиться дальше. Он приказывает принести жаровню, наливает в кубки вина и пряностей и ставит третий, медный кубок с микстурой на угли, а сам садится в кресло у жаровни.
- Но почему же, когда сюда вошли, родственник господина Гамборо пытался сбежать?! Вы не можете отрицать этого, все видели, как он выбивал стекло, – секретарь развел руками.
Но его возражения были отметены.
- Уважаемый мэтр, - Лесли был невозмутим, - когда гость пришел сюда, что же он увидел?
Моракселл прошел к креслам и наклонился, чтобы взять дорогой кубок. Вдруг он замер, уставившись на что-то, видимо, невероятное, взмахнул рукой, опрокидывая кубок на пол, схватил стоявший у стены стул и шагнул с ним к окну.
- Вот так все было.
Лесли поставил стул обратно, вытер руки платком и выпрямился.
- Наклонившись за предложенным кубком, он мог заметить две вещи – то, что в третьем сосуде налита кипящая ртуть, и то, как ужасно выглядит его друг. А выглядел тот наверняка плохо, ведь крики и шум из комнаты раздались уже вскоре.

Он сердито расправил платок и спрятал за пазуху.
- Колдовство! – процедил капитан Лесли «Язва» Моракселл, кривя губы. – Маги-убийцы! Они пьют всякую дрянь и закусывают какой-нибудь гнилой солониной, а потом жалуются на порчу!

[c]***[/c]

- Скажи мне, - задумчиво пробормотал первый советник, обращаясь к сержанту. – Я ведь правильно понял их объяснения? Этому юному хаму Гамборо нужен был его «дорогой родственник», потому что его же любимая тетя Миранда должна вот-вот стать вдовой?
- Точно.
- И заметь, этот Шерами выглядит заметно старше своего родича.
- Ага.
- И, кажется, он что-то еще упомянул про то, что обеспечит двоюродных братьев и сестер, потому что тетя Миранда не против?
Советник и стражник переглянулись.
- Нам в Туине неплохо живется, верно? – как бы мимоходом заметил сержант.
- Да, кажется, ты прав.

- И прикажи исправить ворота, сержант! Или я лично потребую урезать жалованье страже, ты меня слышал?!


Вложения:
_2.pdf [582.34 KiB]
Скачиваний: 70

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов
Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс "Просто фэнтезь"
СообщениеДобавлено: Вс июл 17, 2011 17:32 
В сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17269
Откуда: Хайфа
№ 11

Охотник на орков.


Эльф оглядел поляну. Посередке дымилось несколько ям и кучек листвы. Слева стоял длинный навес, под которым угадывалась груда чего-то черного. Справа шалаш.
- Эй! Есть кто-нибудь?
Тишина.
- Есть кто живой, спрашиваю!
Из самой дымной ямы выбрался чумазый человек.
- Есть, господин, как не быть. Я вот Сид, а это, значит, Билл. Эй, Билл, вылазь, чего застрял!
- А кто вы такие?
- Углежоги мы, уголек жжем. Чтобы, значит, в кузню продать. Денежки, они не лишние. Семья, то… се… Углежоги, значит.
- Я понял, понял, углежоги. А орки у вас тут водятся?
- Откуда тут орки? – Сид искренне изумился сквозь броню сажи на лице. - Люди мы мирные. Вот уголек для кузни жжем, а за лесом деревня наша, там все и живут, пашут. Отродясь никакого лихого, хоть человека, хоть кого другого не бывало! А вы, господин, кто сами будете?
- Я светлый эльф Энердил, охотник на орков. Пришел вон оттуда, - он махнул рукой в сторону гор.
- А! Господин светлый эльф, мы тут уголек жжем, для кузни, значит. Так что не беспокойтесь, люди тут мирны…
- Тсс! Что это?!
Из леса несся громогласный рык каких-то бандитов.
- А? – болтливый Сид приложил ладонь к уху. - Ого! Это же купец наш едет, уголек забрать. Заждались мы его, господин светлый эльф, ох заждались!
Эльф прислушался. И правда, никакой поножовщины. Просто чей-то немузыкальный голос орал на весь лес песню про то, что “девица Зигги Гризз краше всех эльфиек. Потому как глазки у нее быстрые, руки длинные, а зубы острые…”.
Через минуту на другом краю поляны показалась лошадь, запряженная в телегу. С передка соскочило существо в темно-коричневом кафтане. Лук сам прыгнул в руку, а тетива тонко зазвенела под пальцами. Орк! Возницей был самый настоящий приземистый, длиннорукий и зубастый орк. Но выстрелить не дали, болтун-Сид подскочил к вознице и полез обниматься.
- Агаз! Сколько ждать-то? Мы тут угля нажгли. А тебя нет и нет. Припасы, вот, кончаются.
- А ну уйди, образина грязная, сейчас всего испачкаешь, - басовито похохатывал орк.
Из-за плеча Сида выглядывала только мочка орочьего уха, стрелять было невозможно.
- А ну! Все тихо! Сид, ты сказал, что орков нет. А это кто?! Отойди от него, немедленно!
Сид обернулся и искренне удивился:
- Агаз? Да какой он орк? Купец он, вот кто. Мы уголек жжем, а купец его в кузню, значит, возит.
Агаз мгновенно понял все, но с места не сдвинулся.
- Образина ты чумазая. Орк я. Или дым последние мозги прокоптил? – говорил он мрачно Сиду. А сам смотрел прямо на наконечник эльфовой стрелы. - Агаз Гразд, купец низшей гильдии, господин эльф.
- Так у нас полдеревни таких, - чему-то обрадовался Сид.
Мир сузился до двух точек: наконечник стрелы и правый глаз орка. Эльфы не промахиваются. Этим врагом он завершит девятую дюжину уничтоженных тварей. Да!
Вдруг все заслонила чья-то борода.
- Хотите - стреляйте, господин светлый эльф. А только он коня загнал.
- Какого коня?! – Энердил ошарашенно смотрел на Билла, который до сих пор слова не проронил, а теперь так разболтался, еще и прицел закрыл.
- Такого, своего. У меня жена в прошлом году горячкой маялась. Уже и все похоронили ее, не жилец. А вот Агаз в город за лекарем помчался. Коня загнал, а лекаря привез. Так что я теперь ему по гроб жизни…
- Господин светлый эльф, может, сначала разгрузимся? Людям припасы нужны, - как ни странно, эта фраза орка разрядила обстановку; люди задвигались, а эльф озадаченно опустил лук.
- Мука, два мешка. Это горох, это рыбы вяленой три вязки, на пару недель хватит. Соль, - он торжественно вытащил из телеги малюсенький холщовый мешочек, - маслица чуть. В общем, как короли жить будете.
- А вот и сюрприз, - орк поднял на длинных ручищах бочонок, - Эль. Праздник у меня. Старшему восемь лет исполнилось на днях. Теперь от мамкиной сиськи помощником пойдет. Пора к делу приучать, в лавке стоять. Уже и скамейку заказал, чтобы мальца из-за прилавка видно было. Позавчера всю деревню поил, сегодня и вам перепадет.

В голове сонно плескался хмель, было отчего-то хорошо и спокойно. Первый раз за несколько лет. На бревно подсел Агаз, рука сама дернулась к луку. А, ладно, одинокого орка эльф всегда убить успеет.
- Ты, вот, господин светлый эльф, все убить меня хочешь? Понимаю, работа такая. Двое детишек останется, ничего, жена умница, пока старший подрастет, не пропадут. А вот Сид - у него трое, еще у Билла двое и жена слабая до сих пор. Кто у них уголь покупать будет? А на днях в город еду. У Стеббинса родня приехала, беженцы с юга. Ему надо делянку расчищать, а если я до пахоты инструмент не привезу, к зиме они ноги протянут с голода. Я не себя жалею, господин светлый эльф, мне соседей жалко. Ладно, разболтался, спать пора.
Орк, не дожидаясь ответа, ушел.
- Эй, Сид! Как там Гаг поживает? Не хотелось бы, чтоб кобылу ночью волки слопали.
- Летает где-то, что ему, зеленому, станется. Что ты, Агаз, никакой волк не подберется. Гаг! Эй, Гаг, лети сюда.
Сверху зашумело. Лук сам собой оказался в руке, в свете костра появилось существо с длиннющим клювом, всё в зеленой редкой шерсти и с огромными кожистыми крыльями.
- Что это?!
- Как? Это Гаг, ну, гремлин, короче, господин светлый эльф. От стаи отбился, мы его и выкормили. Он заместо собаки сторожевой. Спите, не бойтесь.
Гаг издал звук “гаг” и улетел. Засыпая, Энердил размышлял о странностях местных обычаев.
До деревни было всего полчаса езды. Зубастая жена и такие же зубастые детишки высыпали за ворота.
- Папка приехал!
- Знакомьтесь, у нас гость, господин светлый эльф, - Агаз не стал уточнять, какое ремесло у эльфа.
Орчиха засмущалась:
- Проходите-проходите. Очень рады. Сейчас и кушать будем.
Орочий дом состоял из огромной комнаты - спальни, столовой и кухни сразу, - и малюсенькой лавки, где продавалось все подряд. К вечеру крестьяне вернулись с поля и набились в дом почти всей деревней. Каждый спешил поклониться, представиться и зазвать гостя к себе. Ребятня, орочья и человеческая вперемежку, открыв рты, глазела на незнакомый наряд и длинный лук.
- Нет уж. Сегодня это мой гость. Нечего тут распоряжаться, - Агаз начал потихоньку всех выпроваживать.
- Господин светлый эльф, а не хотите денег заработать?
Предложение позабавило Энердила.
- И как же?
- Завтра в город обоз собираю, шесть подвод. А возниц не хватает, вся деревня уже в поле. Вот бы вы помогли. За плату, конечно.
- А эльфы в городе есть?
- Есть, как не быть. Светлых нет. Темные есть и серые.
- Что еще за серые? – Энердил первый раз о таких слышал.
- Ну, они сами себя так называют, а там кто знает. Только вот… не нравятся они мне.
- Ты же орк, почему тебе эльфы нравиться должны?
- Ну, вот вы мне нравитесь. Хоть и на руку скоры. Ничего, все по молодости бедовали, как без этого.
Энердил усмехнулся. За пять тысяч лет пока не прошло.
- Или темные. Сидят в кузне, зато какой товар дают! Сколько просят, плачу не чинясь. Газзаг за топор два воза зерна отвалил. Так он этот топор три года уже не точит, незачем. Опять же, ребята они хорошие, выпить-поболтать всегда можно. А серые... Ремесло непонятное, сидят на рынке, гадают на бирках. Или болячки какие мелкие лечат. Зато гонора! Через губу не переплюнут.
Эльфу очень захотелось повидать этих серых.
- Хорошо, будет тебе возница.
- Вот и славно. Утречком выедем, к закату доберемся в Туин.

Утром эльф сказал, что никаких других возниц не надо, - он подошел к каждой лошади и что-то пошептал.
- Ну вот, теперь ни одна не заблудится и не отстанет.
- Ух ты! А мне такое волшебное слово скажите.
- Попробую научить. Только тут не слово. Просто надо слиться с лошадью, думать, чувствовать, как она. Это трудно понять.
Выехали засветло. Оба сидели на передке первой телеги и болтали.
- Слушай, Агаз, хватит меня господином светлым эльфом величать. Давай по имени и на ты.
- Давно бы так, Энердил! Вот за третьим поворотом будет прямая дорога к городу.
- А как ты купцом стал?
- А мы, орки, самые лучшие купцы. Потому, что все доверяют. Мы врать не приучены, вот в чем дело. Эльфам торговля не интересна. У гномов товар отменный, но дерут за него три шкуры. Люди обмануть горазды, то сломанное, то с гнильцой что-нибудь подсунут. А мы, конечно свою выгоду имеем, но лишнего никогда не берем.
Эльф все больше поражался разнообразию жизни его заклятых врагов. Он даже стал Агаза немножко уважать.
- Да, что я разболтался. Рассказал бы ты что-нибудь, много ведь повидал.
- Ну, что ж. Вон за теми холмами в неделе пути есть горы. Это страна каменных троллей. Они из настоящего камня, ничем не пробьешь, кроме гномьей секиры. Но их можно обмануть. Подаришь такому золотую цепочку - и пока он ее вертит, можно у тролля хоть на голове плясать…

К Туину подъехали уже перед закатом. В город въезжать не стали, кузницы все равно уже закрыты. А направились к орочьей слободе. Это был длиннющий дом метрах в двухстах от городской стены, окруженный довольно хлипким штакетником.
- У нас многие орочьи семьи так живут. Все сразу в одном доме. Поговаривают, что пошло еще со времен, когда по пещерам прятались.
Агаз спрыгнул с телеги и заорал во всю глотку:
- Эй, хозяева! Спите или померли? Гостей встречайте!
На крыльцо вышла толстая орчиха. Она степенно поклонилась:
- Агаз, старый ты дурень, - заулыбалась хозяйка всеми своими зубищами, - от твоих воплей мертвые давно проснулись.
- Я гостя привез: господин светлый эльф Энердил. Прошу любить и жаловать.
- Заходите господин светлый эльф, мы гостям всегда рады.
В доме и правда жило сразу около десятка семей. Пока со всеми здоровались, пока Агаз обнялся с каждым орком, Энердил заметил за печкой троих орчат. Он уже привык к зубастым детям и поманил их пальцем. Девчонкам он подарил по ленточке в косички, они тут же убежали за печку, примерять. А мальчишке - неизвестно как завалявшийся на дне мешка детский эльфийский кинжальчик. Тот тут же стал носиться по дому и кричать, что он великий защитник и теперь орков никто не обидит.
Пока накрывали на стол, мальчишка успел сбегать на улицу. Прилетел он оттуда быстрее стрелы:
- Там люди! Много!
Орки выскочили на крыльцо. Со стороны ворот к слободе шла толпа людей, человек пятьдесят, не меньше. Шли они, не издавая ни звука, но очень сосредоточенно. А потом стали разламывать штакетник. Мальчишка выскочил за калитку со своим кинжальчиком:
- А ну, пошли отсюда!
Несколько человек мгновенно провернулись к нему и схватили за руки.
Энердил, не раздумывая, в три прыжка проскочил двор, перемахнул штакетник и бросился в толпу. Одной рукой он выдернул мальчишку из цепких лап, а второй начал отбиваться. Люди уже тянулись к нему. И все это в жуткой тишине, только орчонок всхлипывал. Эльф проскочил в калитку, бросил ребенка на руки ближайшего орка, а потом снова вскочил на верх штакетника.
Так и есть, ему не показалось. Позади толпы шли четверо в серых плащах. Они походили на пастухов, гонящих стадо. Эльф легко пробежался по верху, на ходу доставая лук, и приземлился прямо перед этими четырьмя.
- Ого, светлый эльф! Каким ветром занесло? – сказала из под серого капюшона одна из фигур.
- А вы кто такие?
Один откинул капюшон. Эльф! Это был эльф, но в глазах его светилось что-то очень неприятное.
- Серые эльфы. А теперь отойди, светлый, нам нужны орки.
- Там дети.
- Это будущие орки! Отойди.
- Ваша работа? – Энердил кивнул на толпу. Пока шел разговор, люди остановились и не двигались вообще. А орки сгрудились на крыльце в напряженном ожидании.
- Нет, кто-то околдовал людей в городе, а этих мы просто взяли под свой контроль. Все! Уходи, светлый, не мешай!
- Нет, это вы уходите и забирайте людей.
Энердил сдернул лук - и тут на него упал дом. Оказалось, серых пятеро. Один незаметно подкрался сзади и попытался оглушить. Но убить светлого эльфа очень и очень непросто. Уже падая, полубессознательно он успел сделать подсечку одному и вывернуть запястье другого.
И тут они все накинулись на Энердила. Двое били ногами, а трое доставали кинжалы. Он отбивался, уже теряя сознание. А в голове пульсировала глупая мысль, что он, светлый эльф, бьется с эльфами насмерть, защищая орков.
Оркам нельзя иметь оржие. И они его не имели, как законопослушные граждане, но мясницкие ножи не запретишь. Полтора фута стали шириной четыре дюйма выдержит не всякий доспех.
Полдюжины орков с такими ножами в руках пронеслись по двору вдоль штакетника к месту драки. Прыгают орки плохо, поэтому они просто вынесли плечами кусок забора и кинулись на серых.
Энердил попытался открыть один глаз, второй заплыл совсем. Кажется, еще сломано несколько ребер, вывихнуто плечо, и в голове гудел колокол... В общем, жить можно. Над ним склонилась зубастая образина Агаза - тот улыбался.
- Как там, живы?
- Мы все живы. Серых двоих убили, остальных связали. Завтра к коменданту поведем.
- А люди?
- Как вы драться начали, все люди попадали, прямо где стояли. Сейчас спят вповалку. Мы их в сарай перетащили, а то ночи еще холодные.
- Молодцы.
Агаз отпихивал кого-то сзади. Раздавались всхлипывания и приглушенные “Пусти”.
- Что там?
- Да вот, мать мальчонки к тебе рвется.
- Рвусь! Уйди, Агаз, я сама господина светлого эльфа выхаживать буду. И сынишку моего спас, и нас всех спас. Отойди.
Агазу пришлось отступить. Уже прикладывая к подбитому глазу эльфа тряпку с какой-то мазью, орчиха, скромно потупив глазки, сказала:
- У меня маленький скоро будет. Если сын родится, можно, я его Энердилом назову?


Вложения:
9442364.pdf [81.7 KiB]
Скачиваний: 73

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов
Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс "Просто фэнтезь"
СообщениеДобавлено: Пн июл 18, 2011 1:18 
В сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17269
Откуда: Хайфа
Открываю голосование.

Выбираем ПЯТЬ рассказов.
1 место - №...
2 место - №...
3 место - №...
4 место - №...
5 место - №...

Давать одно место двум рассказам НЕ РАЗРЕШАЕТСЯ.

Голосование продлится до 31 июля включительно.

При оценке рекомендуется обращать внимание на:
- соответствие тематике конкурса;
- язык, стиль;
- сюжет;
- оригинальность, "полет фантазии";
- авторскую идею.
Весьма желательно дать более-менее развернутый отзыв с обоснованием своей оценки.

Желательно читать внимательно, стараться понять автора - и вначале искать достоинства, а потом уж недостатки. Критика необходима - но она должна быть конструктивной и "цивилизованной".

Авторы должны участвовать в голосовании, но не могут голосовать за собственный рассказ. Голос, отданный за свой рассказ, не учитывается.
Авторы могут голосовать от своего имени, с авторского аккаунта или мне в личку, как им удобнее.

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс "Просто фэнтезь"
СообщениеДобавлено: Пн июл 18, 2011 13:55 
Не в сети
Книжный червь
Книжный червь

Зарегистрирован: Ср окт 07, 2009 18:12
Сообщений: 3689
Откуда: оттуда, оттуда
Итак, начинаем.
I место: "Охотник на орков"
За то, что ГГ здесь, все-таки меняется. Сие в этом жанре, увы, не так часто.
II место: "Первый враг"
ГГ предстает живым. Неплохой слог. Да и идея. Если бы не скучное и ненужное объяснение в самом начале, дал бы ему первое место.
III место: "Кровь земли"
Не взирая на ляпы, в рассказе проявляются характеры героев и действуют они логично. Это в фэнтэзи тоже бывает реже, чем хотелось бы. Часто там все действуют глупо.
IV место: "Аттактист"
Из-за колдунов, колдующих цветами и музыкой. Очень сюрреальный образ. Вот "технология" исцеления с лучом из таза это ховайся в жито.
V место: "Не все дороги ведут в старый Туин"
Просто за то, что рассказ меня позабавил. О недостатках уже говорилось. Но здесь тот случай, когда нагромождение недостатков дает совершенно потрясающий эффект.

_________________
Фок-стаксели травить налево!


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс "Просто фэнтезь"
СообщениеДобавлено: Вт июл 26, 2011 23:06 
В сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17269
Откуда: Хайфа
Срок голосования продлен до 4-го включительно.

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс "Просто фэнтезь"
СообщениеДобавлено: Ср июл 27, 2011 20:09 
В сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17269
Откуда: Хайфа
Голосование от Гнома:
Цитата:
1 место - № 9 "На круги своя"
2 место - № 11 "Охотник на орков"
3 место - № 5 "Дикий хмель"
4 место - нету
5 место - № 7 "Аттактист"
5 место Исключительно за яркую идею. Если автор свои красивые идеи будет все так же бездарно воплощать в убогий текст - больше за его рассказы голосовать не буду.

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс "Просто фэнтезь"
СообщениеДобавлено: Ср июл 27, 2011 23:13 
Не в сети
Знаток
Знаток
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн янв 24, 2011 12:21
Сообщений: 251
Откуда: KMV
1 место - №5 "Дикий хмель" (что-то там есть хмельное)
2 место -№3 "Шаг в неизвестность" (отличное выполнение творческой задачи)
3 место - №10 "Кровь земли" (за "вензеля")
4 место- №11 "Охотник на орков" (за доброту)
5 место -№8 "Тени из прошлого" (беллетристика, выдумка, епть ей-её!)

_________________
---000---


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс "Просто фэнтезь"
СообщениеДобавлено: Чт июл 28, 2011 6:28 
Не в сети
Мастер
Мастер
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Сб дек 11, 2010 12:50
Сообщений: 1470
1- нету.
2- "№8 Тени прошлого". Написано хорошо, но, вот сразу по прочтении ничего в памяти. Только как он за мешком с лекарствами вернулся, отчего-то.
3- "№5 Дикий хмель". Дал бы первое, но не пойму какое это отношение к Шеетене имеет.
4- "№9 На круги своя". Даю только за первую часть, до хоббита.
5- "№ 2 Не все дороги ведут к Старому Туину". Все-таки думаю серьезно такие вещи писать нельзя. Автор слегка постебался над доброй половиной "самиздата".

_________________
Не заимевший совести скотино.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс "Просто фэнтезь"
СообщениеДобавлено: Пт июл 29, 2011 14:27 
Не в сети
Философ
Философ
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Ср янв 27, 2010 22:32
Сообщений: 927
Откуда: Донецк
1. № 5 «Дикий хмель»
2. № 11 «Охотник на орков»
3. № 4 «Первый враг»
4. № 6 «Сказать правду»
5. № 2 «Не все дороги ведут к Старому Туину»
Долго колебался, пока не заколебался, и вот так всё расставилось.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс "Просто фэнтезь"
СообщениеДобавлено: Вс июл 31, 2011 15:48 
Не в сети
Кружевница
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Сб сен 19, 2009 22:00
Сообщений: 3994
Откуда: Желтая гора
1 место 11 Охотник на орков.

2 место 9 На круги своя

3 место №1 Костер сломанных судеб

4 место № 6 Сказать правду

5 место 10 Кровь земли

Ну где то так pardon

_________________
Нужно носить в себе хаос, чтобы быть в состоянии родить танцующую звезду.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс "Просто фэнтезь"
СообщениеДобавлено: Вс июл 31, 2011 22:52 
В сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17269
Откуда: Хайфа
Голосование от verveine:
Цитата:
Мой топ выглядит так:
№ 8. Тени прошлого
№ 1. Костер сломанных судеб
№ 10. Кровь земли
№ 3. Шаг в неизвестность
№ 5. Дикий хмель
По правде говоря, по-настоящему хорош только рассказ Немышитя, остальные выбирала по принципу "меньшего зла".

Возможно, отзывы тоже будут, позже.

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс "Просто фэнтезь"
СообщениеДобавлено: Вт авг 02, 2011 13:55 
Не в сети
Книжный червь
Книжный червь
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн сен 21, 2009 22:25
Сообщений: 3862
Голосую
1 место - рассказ № 4, "Первый враг"
2 место - рассказ № 5, "дикий хмель".
3 место - рассказ № 11, "Охотник на орков".
4 место - рассказ № 3, "шаг в неизвестность".
5 место - рассказ № 10, "кровь земли"

_________________
- Что может быть хуже пятницы тринадцатого?
- Понедельник!
- Тринадцатого?
- Любой!


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс "Просто фэнтезь"
СообщениеДобавлено: Вт авг 02, 2011 15:44 
Не в сети
Книжный червь
Книжный червь

Зарегистрирован: Вс сен 20, 2009 21:48
Сообщений: 3905
Откуда: Донецк
1 место - № 5 Дикий хмель

2 место - № 4 Первый враг

3 место - № 2 Не все дороги ведут к Старому Туину (я не стебусь, просто автор при всех своих недостатках всё же вызвал немало положительных эмоций своим эпичным Бабуином Варваром, пускай это место будет ему наградой :) )

4 место - № 10 Кровь земли

5 место - № 11 Охотник на орков.

_________________
"Чтобы присоединить свою область к Российской Федерации, нужно взять у Российской Федерации как можно больше лапши, и живописно повесить её себе на уши" - рецепт присоединения любой области к Российской Федерации.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс "Просто фэнтезь"
СообщениеДобавлено: Вт авг 02, 2011 19:55 
Не в сети
Творец
Творец

Зарегистрирован: Пт ноя 13, 2009 18:38
Сообщений: 1958
Моё голосование:

первое место: рассказ № 8 "Тени прошлого" - потому что эталон и образец, и наиболее полно соответствует базе;

второе место: рассказ № 1 "Костер сломанных судеб" - объем вызывает уважение к терпению автора, ну и УрноеМао стоит отметить за храбрость отдельно;

третье место: рассказ № 3 "Шаг в неизвестность" - на будущее, точку в название не ставят. За оригинальных героев и за то, что рассказ не вызывает отвращения.

четвертое место: рассказ № 7 "Аттактист" - тоже с точкой. За оригинальных героев, несколько очень удачных фраз и привкус безумия.

пятое место: рассказ № 4 "Первый враг" - за "о, мой старый письменный стол!" и отсутствие чужих героев. И за то, что рассказ можно читать без каннабиса на закуску.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс "Просто фэнтезь"
СообщениеДобавлено: Вт авг 02, 2011 22:59 
Не в сети
Творец
Творец

Зарегистрирован: Пт ноя 13, 2009 18:38
Сообщений: 1958
Автор_рассказа_10 писал(а):
третье место: рассказ № 3 "Шаг в неизвестность" - на будущее, точку в название не ставят. За оригинальных героев и за то, что рассказ не вызывает отвращения.

четвертое место: рассказ № 3 "Аттактист" - тоже с точкой. За оригинальных героев, несколько очень удачных фраз и привкус безумия.


Извините за флуд. В смысле меня.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 58 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Литературный интернет-клуб Скифы

статистика

Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Template made by DEVPPL Flash Games - Русская поддержка phpBB