Site Logo

Полки книжного червя

 
Текущее время: Сб ноя 18, 2017 20:41

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 50 ]  На страницу 1, 2, 3  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Конкурс "Сочинение по картинке"
СообщениеДобавлено: Ср мар 02, 2011 23:55 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17230
Откуда: Хайфа
Тема: написать рассказ по одной из приложенных далее картинок. Можно трактовать картинку как угодно, вплоть до "выворачивания наизнанку" того, что видится в ней с первого взгляда.
При отсылке рассказа просьба указывать номер картинки, по которой вы писали.

1.Срок подачи - ДО 2 АПРЕЛЯ. Разрешается присылать по 2 рассказа от автора.
2. Размер - максимальный объем 30 тыс. знаков (с пробелами). Минимальный - обратите внимание! - 10 тыс. знаков.
3. Произведения на конкурс посылаются на адрес irinapev@gmail.com и публикуются анонимно. (Просьба, однако, при отсылке указывать свой ник, чтобы ведущий знал, от кого поступил рассказ).
Просьба также послать ведущему в личку подтверждение: "Я прислал(а) рассказ такой-то".
4. Ведущий (то есть я) оставляет за собой право на грамматическую правку. Текстовых изменений без согласования с автором обязуюсь не вносить.
5. После окончания срока подачи начинается голосование. Срок голосования - две недели, после чего подводятся итоги и объявляются победители.

Предлагаемые картинки:

1. [url=/go?http://radikal.ru/F/i028.radikal.ru/1103/1b/b737f9b50b4f.jpg.html]Изображение[/url] 2. [url=/go?http://radikal.ru/F/s009.radikal.ru/i310/1103/47/6d6359c47796.jpg.html]Изображение[/url] 3. [url=/go?http://radikal.ru/F/s49.radikal.ru/i124/1103/04/3471e5861666.jpg.html]Изображение[/url] 4. [url=/go?http://radikal.ru/F/i030.radikal.ru/1103/f6/71955b058d02.jpg.html]Изображение[/url] 5. [url=/go?http://radikal.ru/F/s002.radikal.ru/i200/1103/79/79830763dd55.jpg.html]Изображение[/url] 6. [url=/go?http://radikal.ru/F/s014.radikal.ru/i329/1103/be/a337142b7d7b.jpg.html]Изображение[/url]
7. [url=/go?http://radikal.ru/F/i051.radikal.ru/1103/56/714b4863ff27.jpg.html]Изображение[/url] 8. [url=/go?http://radikal.ru/F/s011.radikal.ru/i316/1103/d9/1fc2bde22690.jpg.html]Изображение[/url] 9. [url=/go?http://radikal.ru/F/i051.radikal.ru/1103/e3/52940959b110.jpg.html]Изображение[/url] 10. [url=/go?http://radikal.ru/F/s014.radikal.ru/i327/1103/d2/3cbf2eee978b.jpg.html]Изображение[/url]

Если у кого проблемы с Радикалфото, можно смотреть на этой странице: http://bookworms.ru/forum/27-1193-7#76841

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс "Сочинение по картинке"
СообщениеДобавлено: Пт мар 04, 2011 4:18 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17230
Откуда: Хайфа
Доп. картинки:

11. [url=/go?http://img846.imageshack.us/i/dedd1caed10b.jpg/]Изображение[/url]

Uploaded with [url=/go?http://imageshack.us]ImageShack.us[/url] 12. [url=/go?http://img84.imageshack.us/i/45d0c736473f.jpg/]Изображение[/url]

Uploaded with [url=/go?http://imageshack.us]ImageShack.us[/url] 13. [url=/go?http://img813.imageshack.us/i/containmentbreachsublev.jpg/]Изображение[/url]

Uploaded with [url=/go?http://imageshack.us]ImageShack.us[/url] 14. [url=/go?http://img855.imageshack.us/i/abandonedny1900byrayben.jpg/]Изображение[/url]

Uploaded with [url=/go?http://imageshack.us]ImageShack.us[/url] 15. [url=/go?http://img42.imageshack.us/i/jackandthebeanstalkbygr.jpg/]Изображение[/url]

Uploaded with [url=/go?http://imageshack.us]ImageShack.us[/url] 16.[url=/go?http://img23.imageshack.us/i/horror2x.jpg/]Изображение[/url]

Uploaded with [url=/go?http://imageshack.us]ImageShack.us[/url] 17. [url=/go?http://img263.imageshack.us/i/horror5.jpg/]Изображение[/url]

Uploaded with [url=/go?http://imageshack.us]ImageShack.us[/url] 18. [url=/go?http://img37.imageshack.us/i/postap6.jpg/]Изображение[/url]

Uploaded with [url=/go?http://imageshack.us]ImageShack.us[/url] 19. [url=/go?http://img195.imageshack.us/i/postapocalyptic2.jpg/]Изображение[/url]

Uploaded with [url=/go?http://imageshack.us]ImageShack.us[/url] 20. [url=/go?http://img64.imageshack.us/i/postap7.jpg/]Изображение[/url]

Uploaded with [url=/go?http://imageshack.us]ImageShack.us[/url] 21. [url=/go?http://img215.imageshack.us/i/postap5.jpg/]Изображение[/url]

Uploaded with [url=/go?http://imageshack.us]ImageShack.us[/url]

Примечание:
Возможно, некоторые из предложенных картинок - из какой-нибудь игры или фильма. Но лучше, с моей точки зрения, об этом забыть и сочинять с нуля, а не писать фанфик на игру.

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс "Сочинение по картинке"
СообщениеДобавлено: Вт мар 08, 2011 2:54 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17230
Откуда: Хайфа
По картинке № 4
[url=/go?http://radikal.ru/F/i030.radikal.ru/1103/f6/71955b058d02.jpg.html]Изображение[/url]

Дурной вкус (вне конкурса)

В зале ожидания было шумно. Кто-то смеялся, некоторые травили анекдоты, в углу ожесточенно резались в карты – иными словами, все использовали оставшееся время по максимуму. JF104 не видел в этих тренировках никакого смысла – и надеялся, что эта небольшая нелогичность мышления увеличит его шансы на успех.
Кто-то толкнул его в спину.
- Как тебе последний денек? Готов на свалку? – TERATS012 неприятно ухмыльнулся.
- Я пройду.
- Поэтический тест? Ты? - TERATS012 картинно закатил глаза. – Мой дорогой, не с твоим дурным вкусом.
По залу разнесся гудок, на табло красными буквами загорелся очередной серийный номер.
- О, мне пора. Оревуар, мон шер ами...
JF104 отвернулся к окну. В конце концов, случиться могло всякое – возможно, утекали его последние минуты. Он повернулся к окну. Три месяца назад он обнаружил, что ему нравится смотреть на облака. Просто смотреть, ничего не анализируя и ни о чем не задумываясь.
Из оцепенения его вывел очередной гудок. Вся решительность куда-то подевалась, в какой-то момент он пожалел о своем выборе – но тут же мотнул головой, отгоняя нелепые мысли. Решил так решил, чему быть – того не миновать.
Короткий белый коридор вывел его в небольшое помещение; стены были отделаны керамикой. Кое-где виднелись следы сажи, на полу валялись искореженные детали вперемешку с оплавленным пластиком. Его внимание привлекла какая-то знакомая деталь в углу; приглядевшись, он узнал в наполовину растекшемся по полу предмете голову TERATS012.
- Итак, давайте взглянем, что тут у нас, – голос из динамика принадлежал одному из троих людей, сидящих в отделенном прозрачным стеклом помещении. – Тест Тьюринга на отлично, эмуляция аудиовизуального поведения на отлично, так, так...
Человек пробежал глазами по листку бумаги.
- Неудивительно, что вы решили рискнуть. Вы круглый отличник... правда, здесь все такие, – он зевнул. – Ладно. Вы готовы?
- Я готов, - JF104 сжал кулаки.
- Окей, значит, начали. Да расслабьтесь, тест, право же, несложный. Хоть и необходимый.
Человек отложил лист в сторону. Его коллеги, казалось, не проявляли к происходящему ни малейшего интереса. Впрочем, кто знает – возможно, они экзаменируют кандидатов по очереди.
- Зачем нужны сети из перьев?
- Чтобы ловить веревочных птиц.
- Логично, - заметил экзаменатор. Это прозвучало как приговор, и JF104 бросил взгляд на термотурель. Ее черные дула равнодушно смотрели на него; JF104 поймал себя на том, что отсчитывает миллисекунды.
- Вижу, вас заинтересовала эта пушка? Будьте добры, экспромтом несколько строк о ней.
- Багаж мой беден – только пыль дороги и след мечты, что привела меня. Ужель ты оборвешь мои тревоги, расплавив их в безумии огня? – он запнулся на третьем слоге и пожалел о том, что отключил журналирование речи полгода назад. Заметил ли человек неловкую паузу?
Экзаменатор поморщился.
- Ладно. Откровенно говоря, по графику вы у меня последний; так что, думаю, вы меня поймете: я не хочу тратить на вас положенные полчаса. Предлагаю вам закончить одно стихотворение, по результатам и решим вашу судьбу.
- Я согласен, – голос прозвучал глухо, обреченно. Только сейчас JF104 понял, что замахнулся на недоступное.
- Итак. «А вдалеке, как вечные ступени, с земли на небо, в край моих видений, зубчатою тянулись полосой, таинственней, синей одна другой...» - мужчина закашлялся и пригубил из фарфоровой чашки. – Короче говоря, текст вы знаете. Нужно всего-то навсего завершить стихотворение.
В комнате повисла тишина.
- Вы знаете, в мире есть занятия поинтереснее, чем разглядывание молчащего андроида с большими претензиями. Напоминаю, это последний тест человекоподобия, вы сами выразили желание стать одним из нас. Без поэтических способностей это невозможно. Так я услышу ваш вариант концовки?..
JF104 глубоко вздохнул. Биопластиковые тела обеспечивали полное ощущение человеческой физиологии; правда, выдавали их лишь на время финальных экзаменов.
- Я не могу.
- Это, простите, как понимать?
- Мне кажется... я думаю... что это неправильно. Человек, что писал это стихотворение... только он мог его закончить. Не я. И даже не вы.
- Это финальный экзамен. Вы понимаете, что означает ваш отказ?
- Да. Я понимаю, - JF104 снова посмотрел на турель. Вряд ли она управлялась искусственным интеллектом, разве что самым примитивным. Возможно, во время простоя интеллект пушки эволюционирует, как это случилось с ним самим. Возможно, ей дадут биопластиковое тело девушки.
«Сейчас твое лицо станет таким ярким, что я увижу его с закрытыми глазами». Черт... не стихи. Ни ритма, ни формы.
- Вряд ли вы на самом деле понимаете, Джефри. В любом случае, добро пожаловать в человеческое общество. Кстати, если вам не нравится это имя – то через пять лет вы получите право его сменить. Но не раньше: все-таки люди не выбирают себе имени при рождении.
В противоположной стене открылся дверной проем, человек за стеклом сделал пригласительный жест.
- Ну же, не стойте.
- Но... почему?
- Видите ли, юноша. Быть человеком – это несколько больше, чем уметь со вкусом рифмовать слова. Впрочем, я готов обсудить это детальнее за чашкой кофе – если у вас нет других планов на вечер.
Голова TERATS012 проводила удаляющегося Джефри невидящим взглядом.

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс "Сочинение по картинке"
СообщениеДобавлено: Вс мар 27, 2011 2:03 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17230
Откуда: Хайфа
№ 1

по картинке № 1

[url=/go?http://radikal.ru/F/i028.radikal.ru/1103/1b/b737f9b50b4f.jpg.html]Изображение[/url]

Инзубу

Отец притащил его из дальней экспедиции, предпринятой с целью освоения Южных берегов. Он рассказал нам, что обнаружил этот экземплярчик где-то посередь бескрайних пустошей, на территориях диких племён. Встреченный им раб исполнял роль сторожевого пса. Сидел на цепи, охраняя какие-то вещи. Местный царёк не хотел расставаться со своей собственностью, но отец предложил хорошую цену, и тот согласился. Вернувшись домой, отец, находясь под впечатлением от увиденного, достал мольберт, холст и палитру. Я ещё раз убедился, что в отце дремлет великий художник, когда он в течение двух-трёх недель нарисовал яркую, запоминающуюся картину.
Я видел эту работу всего лишь несколько раз. Абориген, с ошейником на шее, восседает на каменном троне. Вид у него, ничего не скажешь, - печальный и удручённый. По всей видимости, он просиживал там уже давно, причём на куче каких-то костей, драгоценностей и черепов! Хотя это, может быть, уловка художника, в попытке как-то приукрасить семейный портрет. Чем-чем, а в этом подобным картинам не откажешь: охотники рисуют себя на гигантских шкурах, рыболовы сгибаются под тяжестью морских гадов, а вот отец мой - пожелал поместить найденного аборигена в сказочную обстановку, изобразив себя на месте прежнего хозяина.
Отец уже много лет занимался антропологическими изысканиями на Южных берегах. Впервые ему удалось обнаружить раба, исполняющего роль цепного пса. Отец освободил его, после чего привёз домой. Из предыдущих экспедиций он привозил редких зверей, птиц, а некоторые из них ужасали своими размерами и повадками, как, например, двухголовая человекообразная обезьяна. Но в этот раз он привёз человека! Никому и в голову прийти не могло держать его в доме, но отец настоял на своём. Объяснил это тем, что синий парень будет темой его научной работы, отчёт по которой ожидает от него учёное сообщество не позднее осени этого года. Все примолкли, хотя никто не решался назвать этого монстра - "синим парнем"! Это был гигант ростом около двух метров, массивный и мясистый, он чурался лишней одежды, предпочитая юбку, которую небрежно набрасывал на мускулистые бедра. Его отвисшие груди смущали домашних, и нередко женщины визжали, завидя, как "сисястый синий парень" бредёт по коридору, уставившись в одну точку тяжёлым и пустым взглядом. Он был лыс, и, несмотря на то, что типичные признаки старения на его лице отсутствовали, что-то выдавало в нём очень старого человека.
Отец с пеной у рта бился за то, чтобы «парня» называли и считали человеком, но это оказалось не так-то просто. Матушка согласилась, что среди дикарей Южных берегов полно слабоумных и тупоголовых "верзил", а синяя кожа есть реакция на естественный радиационный фон, присутствующий в тех местах. На том и порешили; но ощущение чужеродности вилось вокруг него, как едва уловимый, но въедливый запах. Это не было вонью или ароматом, ничего приятного или отталкивающего, но нервишки начинали пошаливать, а в голову лезла всякая дребедень.
Да-а... К этому было трудно привыкнуть.
Я был самым младшим ребёнком в семье. То, что в нашем доме поселился монстр, - почти не запомнилось: я был слишком мал, чтобы запомнить нездоровую атмосферу, окружающую этого лиловокожего человека с плешивой, бугристой головой, мутным и тяжелым взглядом. Его не любили, да и как можно было полюбить это существо, вызывающее жуткий и едкий страх, особенно тогда, когда бродил он по ночам, снедаемый бессонницей, подолгу сиживал в одной позе, сложив руки на груди, или стоял на газоне, подняв голову к звездному небу.
Отец назвал его Инзубу.
Я видел его с малых лет. Иногда в кабинете отца, изредка в саду, там он тихо раскачивался на качелях; бывало, он обнаруживал своё грузное лиловое тело на кухне - сидел, сгорбившись, прихлебывал чай из своей керамической чаши. Но всегда вокруг него сохранялся радиус неприкосновенности, какой-то пустоты, которая выдавливала всех домашних за черту невидимого круга. Что говорить, не единожды моя матушка выволакивала меня за ухо из комнаты, в которую вваливался Инзубу. Я не понимал - в чём причина отчуждения и запрета? - Инзубу был большим и добрым, тем более странно - почему взрослые не замечают этого? Только отец понимал меня, и когда я, роняя крупные солёные слезы, брёл по коридору, теребя красное горячее ухо, - он неожиданно выходил из своего кабинета и отечески похлопывал меня по плечу, приговаривая: "Люди боятся неизвестного, но только оно раскрывает их лучшие стороны..."
Теперь, я понимаю, чем было присутствие Инзубу среди обычных членов семьи - угрозой. Он был опасен тем, что провоцировал их, вынуждая гнушаться его общества, стесняться и сторониться; вынуждая бояться, впускать прилипчивый страх в ожидании от него чего-то непоправимого и страшного. Чем же ещё можно было объяснить ту взвинченную напряженность, что сжималась в доме подобно пружине, вот-вот готовой сорваться, распрямиться, ударить. Но теперь-то я понимаю - они сами довели себя до такого состояния! Не могли примириться с необычным поведением Инзубу, а его внешний вид никак не укладывался в рамки традиционных представлений. Не потому ли он будоражил и беспокоил их души, пробуждая там нечто, поднимая на поверхность пугающие их мысли и ощущения?
Однажды отец мой пропал, сгинул без вести в одной из экспедиций. Может быть, там, где-то у Южных берегов. Мы ждали его, как и ждём до сих пор. Сколько горя, сколько боли принесла нам судьба в те годы. Но ещё худшим было наследие в лице Инзубу. Никто не знал, что делать. Матушка отправляла запросы в зоопарки, учёные сообщества, но за неимением желающих купить его или забрать даром - вскоре она одумалась и пошла на попятную: вдруг отец вернётся - и что тогда скажет? Инзубу был для него другом, а не домашним животным, и как отреагирует отец, если узнает, что его любимца сбагрили мясоторговцам! Нет... Матушка не решилась. Кто знает, что было бы лучше для Инзубу - зоопарк или цирк? Вместо этого на семейном совете было решено переселить Инзубу на нижний, цокольный этаж. Так постепенно его убирали подальше, задвигали в тёмный угол, как ненужную и ветхую мебель, которую хранят в дань памяти тому, кто любил её, кто сиживал в этом кресле-качалке... или говорил с этим синекожим человеком...
В один из дней матушка добилась-таки своего. Инзубу был заперт. Ему регулярно подавали пищу, изредка его выводили гулять, но от раза к разу - реже и реже. Да и он оставался существом унылым, угрюмым. Казалось, нет никакой разницы, где ему быть. Никто не знал, что он любит, все эти годы он был непробиваемым молчуном, и только отец мог понимать его желания и настроения. По мнению моей матушки, Инзубу - это "овощ", сохранивший способность к передвижению и поглощению пищи. Так какая разница, где ему жить? Да и запирали его от греха подальше. Мало ли что.
Случись вернуться отцу - Инзубу жив и здоров, терпеливо ожидает продолжения научных изысканий. Пока же все успокоились и даже стали более оживлённо разговаривать за чашкой чая, нет-нет из открытых окон веранды доносился смех. В доме стали бывать гости. Кое-кто отрывочно спросил о «том голубом уроде», но матушка весело отмахнулась - отдали в хорошие руки!
В один из дней я набрался духу и сговорился с кухаркой - после звонкой монеты и пары ласковых шепотков, она согласилась позволить мне самолично отнести обед Инзубу. Ключ я выудил из кармана халата, который матушка оставила в прихожей. Тихо спустился вниз, поскрипывая ступенями. Вот и цоколь. Я подошёл к тяжелой дубовой двери, потемневшей от времени. Там, за этой дверью, жил Инзубу. Уже так давно. Даже не верилось. Я постучал. Окликнул его: "Инзубу! Инзубу, это я. Ты помнишь меня?"
Из-за двери донеслось что-то, похожее на тихое сопение. Я прислушался. Потом поставил поднос, приоткрыл глазок и осторожно заглянул в него. Инзубу сидел на тяжелом табурете, сколоченном из толстого соснового бруса. Всё так же сгорбившись, опустив руки, он смотрел - да и смотрел ли? - куда-то вверх, туда, где маленькое окошко позволяло увидеть улицу, ноги прохожих, листву, взбиваемую осенним ветерком. Что-то в его фигуре, какая-то покорная расслабленность, подсказали мне, что опасаться нечего.
Я извлёк ключ, вставил его в замочную скважину. Открыл дверь. Взяв поднос, вошёл внутрь. Инзубу даже не повернулся. Я стоял у него за спиной, оглянулся по сторонам - куда поставить поднос. Наконец, отыскал подходящее место на старом письменном столе, притиснутом к стене.
Молчание.
Вспомнилась картина в кабинете отца. Я отшатнулся - Инзубу сидел в похожей позе! Да, на его шее не было ошейника и цепей, но на самом деле всё осталось по-прежнему: Инзубу был заключённым. Он привык. Что если он родился на цепи и от рождения знал только такую реальность? Что изменилось, когда отец освободил его?
- Инзубу! - вновь окликнул я его.
Он пошевелился.
- Я принёс тебе поесть.
Неподвижность большого тела, словно изваянного из голубого мрамора; интересно, как он выглядит в лунном свете, когда тот проникает сюда через то маленькое верхнее окошко?
- Я не знаю, понимаешь ли ты меня. Но мне жаль. Мне жаль, что так вышло.
Наверху послышались крики. По всей видимости, матушка прознала о моём хождении в обитель зверя. Надо было уходить.
- Мне пора, - бросил я в каменную спину. - Я что-нибудь придумаю.
Дверь закрылась. Повернулся ключ. Поскрипывая ступенями, я уходил всё выше.
Ночью ко мне подкралось необычное сновидение. Я лежал, разметавшись в измятых простынях, слушал пение сверчков и другие звуки мира, как вдруг чей-то шепот прокрался на цыпочках в мою комнату. Кто-то стоял за дверью и складывал звуки в слова.
Я не испугался, потому что знал - это Инзубу. Ещё не было мыслей, что сон играет со мной очередную шутку, в легкой полудрёме я плыл, ничего не боясь, всему внимая. Он что-то рассказывал, говорил о своей родине, о тоске, вязкой печали, и ещё много о чём, но вдруг замолчал. Мы сидели за обеденным столом - он пил чай, а я посасывал коктейль из трубочки. В солнечном луче кружились пылинки. Пахло мамиными пирожными. Он замолчал - и чем-то напомнил мне того, кого я видел вчера в подвале - окаменевшего, неподвижного и непроницаемого. И тогда, чтобы рассеять это неприятное наваждение - я позвал его:
- Инзубу!
- Да, Я слышу тебя, - ответил он, и теперь его голос прозвучал внятно и отчетливо.
- Я хочу поговорить с тобой.
- Говори.
Я помолчал, собираясь с мыслями. Не хотелось лезть к нему с расспросами. К тому же я был повинен в его заключении; и теперь порывался начать действовать, попытаться освободить его...
- Не стоит, - он словно прочитал мои намерения, - теперь уже поздно что-либо делать...
- Но почему? - я чуть не сорвался на крик.
- За эти годы, проведённые взаперти, я узнал многое о себе. Почему я не такой, как все. Цепь - хорошо.
- Но как же так? Это невозможно... Я понимаю, что ты отвык; может быть, ты просто боишься? Боишься свободы?
Мне показалось, что Инзубу тихо, почти беззвучно смеется.
- Свобода? Для вас, простых людей, - свобода в том, чтобы двигать руками и ногами, говорить с подобными себе, передвигаться. Не правда ли, ограниченный спектр проявлений так называемой тобою свободы?
- Но как же так! Ты сейчас сидишь в подвале, глубоко под землей. В холоде и сырости, вот уже много лет. Злые люди вырвали тебя из нормальной человеческой жизни и бросили туда только потому, что боялись. Очень сильно боялись... И ты не хочешь освободиться? Я не верю...
- Может быть, лучше тебе узнать, кто я?
- Хорошо, - я согласился, но в душе притаилось холодное опасение.
Послышался глубокий и трудный вздох, потом Инзубу заговорил, чуть шепелявя, будто бы "отсыревшим" и "влажным" голосом.
- Цепь на моей шее сейчас - ничто в сравнении с той цепью, которой является жизнь в этом теле. Вот в чём подлинное моё заключение и проклятие.
- Почему?
- Я вспомнил своё прошлое. И меня это не обрадовало.
- Что же случилось?
- Были видения. Вначале там, на каменном троне, близ Южных берегов. Опутанный цепями, я бился, как муха в паутине, взывая и проклиная всё и всех. В минуты забвения я слышал голоса, ко мне приходили неведомые существа, о, да! - они были добры ко мне, а их речи исцеляли моё израненное и озлобленное сердце. Порою я готов был убивать, крушить тех, кто оказался повинен в том, что я брошен стеречь цветные безделушки, попирая черепа несчастных искателей приключений. Но потом я вспомнил - причина моих несчастий крылась в глубоком, запредельном прошлом. Там в другой жизни, исход которой был преддверием для путешествия в этот мир. Когда твой отец снял тот ошейник - что-то изменилось. Я вновь забыл о том, что почти вспомнилось мне. Но твоя семья помогла мне - заперев меня в подвале, они, сами того не ведая, помогли мне восстановить одиночество, тишину, безысходность. И постепенно, медленно, по крупицам - я вытащил на поверхность затерянное прошлое.
- Что же ты вспомнил? Другую жизнь, но что там было?
- Битва. Жесточайшая, смертельная битва. Враги, а их было неисчислимое множество, пытались унизить меня и поколебать мою власть. От ударов, казалось, разламывались небеса и оттуда изливался нестерпимый свет, режущий мои глаза. Мы парили среди густых туч, крылья поднимали меня всё выше, а требующее простора могущество заставляло моих врагов трепетать и в бессильной злобе бросаться на монолит моей несокрушимости. О-о! В ослепляющих ветвях молний, мы кружились, падали вниз - и вновь взмывали вверх. Помню, как с моих когтей срывались огненные брызги, искры, протуберанцы. Эти потоки превращались в сметающее всё на своем пути цунами; страшный смерч закручивал реальность и уносил нас прочь. Это была вершина на пути моего обладания силой. Не было никого, кто мог бы сравниться со мной. И тогда, в то мгновение, когда я поверил в свою неуязвимость, когда уверовал в то, что навсегда быть мне таким, - раздался зубодробительный грохот. Все, кто был вокруг, - эта назойливая мошкара, пытающаяся драться со мной, схватить и пленить меня, - все они бросились наутёк, врассыпную. Небесная твердь ещё содрогалась, но вокруг меня не было никого. Я остался один. Взмахнув несколько раз крыльями, я вознамерился было лететь вниз, туда, к покинутой планете, но мне не позволили это сделать.
Мощь, о всесилии которой и помыслить не мог, обрушилась на меня. Это был ветер, воплощённый в потоке силы такой плотности, что моя плоть не могла более удерживаться округ костей! Меня растворяло, из тысяч микроскопических ран брызнула кровь, а ветер словно подталкивал меня в иное, непредсказуемое бытие. Я пытался бороться, сопротивляться, но уже тогда понял - в мою игру вмешались другие силы, и теперь мне было начертано покинуть вселенную, оставить тело, которое я считал своим, подчиниться.
О-о! Это было самое страшное! Подчиниться... Мне?! Несокрушимому властителю и повелителю тридцати трёх миров Эубанги, тому, кто был блуждающей Звездой, страннику между мирами, соединяющему и укрепляющему Мосты над Бездной? Нет. Невозможно и немыслимо. Этот разъедающий меня ветер не оставлял никаких шансов на сопротивление, сомнение или надежду. Ничего. Меня выбрасывали, как нашкодившего щенка - спокойно и строго. Я ещё пытался барахтаться, но когда от моего скелета осталось несколько трухлявых костей - сущность покинула этот погибший корабль.
Я прошёл через все уровни осознания и познал глубину своей целостности. Конечно, гибельный путь демона был тупиковой ветвью эволюции, и я, оказавшийся раковой клеткой в организме вселенной, просто-напросто не имел права продолжать свой путь в том же духе.
Меня поставили перед выбором: заключение, искупление и новая надежда - или финальный прыжок в бездну? Я выбрал шанс. Теперь мне предстояло познать настоящую щедрость, когда влачишь свои дни в нищете. Легко быть сильным, когда твоя сила на кончиках пальцев, и отсюда проистекает всё твоё благополучие. Мне предложили другой урок - заключение в теле двуногого, хрупкого существа, чья память коротка, а два глаза едва ли способны вместить в себя свет. Слабое и тщедушное создание должно было стать тюрьмой для моей бессмертной сущности, и пусть срок жизни червяка был краток - цепь была ещё более коротка. Мне предстояло стать им, практически полностью забыть себя. Родиться рабом, среди рабов, с малых лет привыкать к этому смирению нищеты: бессилие перед чудовищными силами, перед насилием, жестокой властью других существ. Но так и только так можно было проверить, что ещё осталось настоящего во мне. Как будет воспринят этот урок, не сойду ли с ума, перегрызу ли себе вены или попытаюсь убивать, уничтожать всех непокорных моей воле? Что воскреснет в новой жизни из бытия мною демоном? Но я решился. У меня не было выбора. И меня бросило в этот мир. Остальное ты знаешь сам.
Я молчал. Да и что было сказать мне? Инзубу тоже затих, будто ожидая моей реакции. Наконец у меня хватило духу сосредоточиться и вымолвить:
- Но даже если это правда... Почему ты смирился?
- Пройди в кабинет твоего отца. Внимательно посмотри на картину. Убери оттуда всё лишнее - украшения, человека с посохом, зверюшку на поводке. Убери всё - оставь только мой взгляд. Посмотри мне в глаза - что ты видишь? Готовность ждать. Отбывать свой срок. Прощать и терпеть. Когда-то, возможно, - любить. Какая разница - где? Я уже сказал - жизнь в этом теле коротка, и сегодня ты открыл ключом дверь моей камеры, чтобы внести туда поднос, а завтра это будет смерть, у неё будет другой ключ. Ключ к моей свободе. Ключ к моему возвращению домой.
Он закрыл глаза, а я открыл их.
Было утро. Солнечный свет пробивался через ставни. Я приподнялся в кровати, вспоминая удивительный сон. Натянул штаны, сунул ноги в мягкие тапочки. Прошлёпал в кабинет отца. Остановился перед картиной. И, правда, что-то в ней изменилось. Теперь я видел демона, заточенного, скованного, но имеющего возможность подумать над своим поведением, вспомнить и простить.
Стараясь не шуметь, я прикрыл дверь и вышел в коридор. Будет время подумать, как сделать дубликат ключа от двери в комнату Инзубу. Хочу вывести его ночью в сад. Пусть посмотрит на звёзды.

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс "Сочинение по картинке"
СообщениеДобавлено: Вс мар 27, 2011 2:39 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17230
Откуда: Хайфа
№ 2

По ВСЕМ картинкам
(минус штуки три).

Сила теории…

- Нет, нет и нет! Я категорически протестую против такой постановки вопроса! – профессор Парвус рубанул ладонью воздух. – Это антинаучно!
- Но позвольте…
- Не позволю!
- Но так же нельзя! – доцент Миркс в отчаянии воздел руки к потолку. – Нельзя подстраивать факты под теорию только ради того, чтобы сохранить свой авторитет!
- Попрошу без обвинений, молодой человек. А то молоко ещё на губах не…
- Коллеги, коллеги, давайте оставаться в рамках приличий, – профессор Мумро, самый старый и уважаемый член Исторического Совета, решительно встал. – Если желаете оскорблять друг друга, делайте это в другом месте.
Повисла напряжённая тишина. Исторический Совет Государственной Академии Наук собирался по данной теме уже в четвёртый раз, и снова они так и не могли прийти к единому мнению. И всё потому, что этот упрямый Миркс не желает слушать голос разума. Гонится за сенсациями. Ну да, Миркс молод и талантлив, но разве так должен вести себя признанный учёный? Даже молодость не даёт право плевать на мнения гораздо более авторитетных коллег.
- Никто не спорит, что обнаружение Комплекса является настоящим открытием, – Мумро произнёс это твёрдо, но с каким-то намёком. – Но не будем превращать археологическую находку такого уровня в предмет спекуляций и склок. Наша цель - это истина, и не стоит забывать об этом, господа учёные.
- Но ведь так много нелогичного…
- Да, уважаемый Миркс, нелогичного действительно хватает. Но я уверен: это оттого, что мы пока просто не видим логики, вот и всё. А не оттого, что логики там нет. Логика есть во всём, и разве не это - главное правило любого учёного?
- Естественно, логика есть, – Парвус раздражённо дёрнулся. – Но приплетать сюда всяки домыслы шарлатанов - это…
- Однако теория академиков Носенко и Фисовского всё более популярна, – заметил тощий и костистый профессор Грим.
- Среди дилетантов.
- Это да. Здесь я с вами согласен, уважаемый коллега.
- Однако столько нелогичного… - снова повторил Миркс.
- Да хватит вам, коллега! Давайте лучше снова всё обсудим. Спокойно и взвешенно, как и подобает учёным. Возможно, мы просто не видим истину, ведь она, как известно, рождается в спорах.
Объект, известный как Комплекс, обнаружили местные крестьяне пять лет назад, в местах, где, по преданиям, никогда никто не жил. Почти два года заняли раскопки, и проводились они так тщательно, как никогда ранее. Шутка ли - огромное здание, с колоннами, четырьмя большими залами и множеством странных фресок, покрывавших стены, сохранилось почти нетронутым. Даже грабители могил сюда не добрались. Весь мир следил за этой сенсацией.
Однако именно так хорошо сохранившиеся фрески и стали камнем преткновения среди самых знаменитых историков планеты. Сам Комплекс единодушно признали культовым сооружением, и, исходя из этого, фрески, по мнению большинства учёных, изображали религиозные верования строителей храма. И всё выглядело вполне логично, учитывая, что в основном на фресках были странные существа, люди в непонятных одеждах, странные конструкции.
Вышли сотни научных исследований, где именитые историки и культурологи пытались понять смысл каждого изображения, исследовали каждую деталь, пытаясь найти глубинный смысл каждой закорючки. Теории росли как на дрожжах, и всё было хорошо, но только до тех пор, пока некоторые отщепенцы не стали заявлять, что изображения на фресках изображают не мифы, а некие очень даже реальные события.
Поначалу это воспринималось не иначе как очередные поиски инопланетян, но «отщепенцы» не успокоились. Их не пугал ни бойкот большинства учёных, ни лишение научных званий - их не пугало ничего. Теперь они в открытую заявляли, что всё, что изображено на фресках, - это реально происходившие в истории события.
И самое неприятное, что массам такие объяснения были гораздо интереснее, чем скучные рассказы о «культовых обрядах и верованиях». Массам ведь всегда интересней, когда необычно, и скучно, когда обыденно.
- Ну как всё это может быть правдой? Подумайте, – Парвус покачал головой. – Вот, например, посмотрите на фреску номер тринадцать. Некое ужасающего вида существо явно угрожает двум людям в странных одеждах. Я уверен, что здесь изображен ритуал, символизирующий победу над неким демоном, а люди в непонятных одеждах - это жрецы. Ведь на головах у них странные корзины, не несущие никакой полезной нагрузки.
- Только символизирующий?
- А вы, коллега Миркс, считаете, что существо, изображённое на фреске, существовало в реальности? – Парвус насмешливо посмотрел на молодого учёного. – Да любой биолог разнесёт ваши доводы в пух и прах. Где окаменелости, скелеты? Биологический вид не может существовать в единственном экземпляре.
- Если он не выведен искусственно.
- Я не желаю обсуждать чушь дилетантов, вроде этого жулика Скрылова, заявляющего о возможности существования в древности высокоразвитой цивилизации, превосходящей даже нас.
- Но как же насчёт фрески номер десять? Или девятнадцать? Разве не видно, что там изображены некие механизмы?
- Это рыбы, коллега. Просто рыбы. На фреске номер десять - стилизованное изображение рыб. Это доказывает поза изображенного рядом человека с гарпуном. Это же поза пловца. Перед нами сцена банальной рыбалки, дорогой мой фантазёр, а не какие-то там чудесные механизмы.
- А девятнадцатая? Как древние люди, с помощью своих примитивных технологий, могли построить такой огромный мост?
- Во-первых, мы так и не нашли развалины, которые соответствовали бы этому мосту. Куда же он, по-вашему, делся? Улетел на другую планету? – Парвус издевательски усмехнулся. - Хотя не удивлюсь, если и это для вас приемлемое объяснение…
- Держимся в рамках, коллеги, держимся в рамках, – вмешался Мумро.
- Вот именно. А во-вторых, художник явно преувеличил размеры моста. Даже нам, со всеми нашими достижениями науки, непросто построить сооружение таких масштабов. В реальности это был просто деревянный мост через некую речушку, который давно сгнил. Возможно даже, что этот мост имел какое-то важное значение, ну, например, оборонное, раз уж его нарисовали.
- Я согласен с коллегой Мирксом, – бочкообразный академик Джоули потёр свою блестящую лысину. - Изображения действительно необычны. Но, возможно, такой стиль имеет некий культовый смысл? Вот, скажем, меня всегда удивляли фрески пятнадцать и двадцать. Там явно изображены некие боевые действия, и с этим глупо спорить. Возможно, это некий произошедший между племенами конфликт. Но зачем художник придал воинам такие странные черты?
- Странные? - Миркс отчаянно вскочил и прошёлся по комнате. - Да на двадцатой фреске люди явно одеты в костюмы наподобие современных армейских экзоскелетов. И они стреляют. СТРЕЛЯЮТ, разве вы не понимаете?! Из очень необычного оружия.
- Но, коллега, в кого они стреляют? Почему на обеих фресках врагами выступают не такие же люди, а некие фантастические существа?
- Возможно, это традиция - изображать врагов чудовищами…
- То есть вымысел? Так почему же вы не верите, что и «древние экзоскелеты» не такой же вымысел?
- А оружие?
- Упоминания о чудесном «оружии богов» не раз встречалось в расшифровках древних текстов. Я думаю, что художник таким образом показал некую богоизбранность своего племени. Сделал акцент, что именно им боги дали своё оружие, дабы победить соседей-«монстров». Это просто метафора.
- Тем более, – добавил профессор Грим, – что на фресках одиннадцать и двенадцать мы видим гротескных существ, которые вообще не могут существовать с точки зрения науки.
- А с точки зрения генетики?
- Чушь! – фыркнул Парвус.
- Послушайте, коллега Миркс, – произнёс профессор Мумро. - А как же фреска номер девять? Разве не изображены там люди, одетые в явно примитивную одежду и вооружённые мечами? И фреска номер семь - хотя на заднем плане и есть некие, как я считаю, религиозные мотивы, но снова мечи, элементы доспехов и примитивная одежда. По-вашему, эта высокоразвитая цивилизация существовала параллельно с подобными примитивными племенами? Это же невозможно.
- Я не знаю, – Миркс опустил голову. – Это действительно необъяснимо. Но, может, это какие-то эпизоды из очень древней истории?
- Ещё более древней? Чтобы цивилизации развиться до уровня генной инженерии и технологий, на которых настаиваете вы, нужно не менее пяти-шести тысяч лет. А вы утверждаете, что это ещё более древние времена? Знаете, сомнительно. Даже при всей моей симпатии к вашей увлечённости - сомнительно.
- Коллеги! – академик Джоули повысил голос. – А ведь мы упускаем из виду ещё один фактор. Сам Комплекс. Для чего древние построили такое большое здание? Ведь, с точки зрения жилья, оно нерационально. Да и эти огромные залы. Как их, в конце концов, отапливать зимой?
- Поэтому я и согласен с версией, что это был храм, – Парвус победно воздел палец. - Возможно даже, храм для целой ветви племён, одному племени не под силу построить такое.
- Мы каждое непонятное здание называем храмом! – Миркс гневно уставился на коллег. – Что бы мы ни нашли, этому сразу приклеивается ярлык культового сооружения! И никто не думает, зачем нашим предкам было нужно такое количество храмов? Даже не пытаемся это понять. У них что, была религиозная истерия?
- А что же это ещё может быть?
Миркс вздохнул. Назначение Комплекса действительно было загадкой. Но были теории… Поэтому Миркс и произнёс:
- Но всё же, как насчёт исследований Скрылова?
- Я не желаю слушать про этого шарлатана! – взвился Парвус.
- Нет уж, коллега Парвус, инженер Скрылов привёл массу убедительных доказательств, что камень для постройки Комплекса был обработан механически. На колонах обнаружены следы, сходные со следами алмазных пил. Пол покрыт камнем удивительной гладкости. Полированным камнем. Чем, по-вашему, это было сделано? Железными кирками? Поблизости нет ни одной каменоломни. Как всё это доставлялось к месту строительства? На телегах? Или, может, волоком? У вас нет ответа ни на один из этих вопросов. Вы просто отвергаете неудобные вопросы, ибо не в состоянии логично всё это объяснить.
- «Убедительные доводы» Скрылова - просто куча домыслов и фантазий, и я повторяю, обсуждать антинаучные бредни этого жулика я здесь не буду. Это научный совет, а не общество фантазёров.
- Вернёмся к фрескам, коллеги, – решительно произнёс профессор Мумро.
- С радостью, – Парвус кивнул. – Вот, скажем, фрески один, два, четыре, шесть и восемнадцать. Разве не изображены на них некие божества, что доказывает именно религиозное назначение Комплекса? Я уверен, что восемнадцатая фреска изображает божество огня, самый распространённый в примитивных культурах образ. А четыре больших зала, где и проводились обряды, могли быть предназначены для четырёх главных божеств.
- Или вот фреска восемь, – профессор Грим указал на фотографию. - На ней изображено мифологическое существо и пара людей. Я вплотную занимался этим вопросом и уверен, что здесь мы видим стилизованное изображение брачного обряда. Видимо, получеловек-полуконь даёт некое благословение невесте.
- А на фреске номер семнадцать мы видим божество, скорее всего, символизирующее смерть и загробное существование, – добавил Мумро. – Это заметно настолько явно, что и доказательств не требует. Вся картина словно говорит об этом.
- Но как же фреска номер четырнадцать? – уже в отчаянии произнёс Миркс. – Ведь там же изображён город. Настоящий город, наподобие современного. И некие механизмы, видимо, транспортные средства.
- Четырнадцатая фреска давно уже признана мистификацией, – резко оборвал его Парвус. – И это подтвердило множество экспертов. Если у вас есть доказательства их неправоты, то пожалуйста. Но подозреваю, что у вас снова одни домыслы и фантазии. Тем более, что фреска номер четырнадцать настолько выбивается из остальных изображений, что любой учёный должен сразу заподозрить подделку.
Миркс несколько секунд молчал. Потом тихо произнёс:
- Ну хорошо, а что вы скажете про фреску, не внесённую в каталог? Это ведь единственное изображение с текстом.
- Но на ней нет людей. Не станете же вы утверждать, что изображённые на ней существа синего цвета реально существовали?
- Эта фреска была самой большой. И надписи. На ней и вокруг…
- Надписи до сих пор не расшифрованы, коллега, – Мумро покачал головой. – И это дело не близкое. Именно поэтому фреска и не внесена в каталог. Говорить об этом ещё рано. Вот когда лингвисты решат эту задачу, тогда можно будет спорить и о том, что же там изображено, а пока…

* * *

По окончании совета Миркс вернулся в свой кабинет. Болела голова, но ещё больше болела душа. Ну почему они все такие закостеневшие? Понятно, конечно, что огромную роль играют уже вышедшие работы и монографии. На них многие построили свои карьеры - но ведь должна же в них сохраниться хоть капля от прежних учёных. От тех, кто не подгоняет факты под теорию, кто искренне радуется новому и даже революционному.
Нет. Видимо, нет. Снова всё решит «сила авторитета». Комплекс признают храмом и впишут это во все учебники, а такие, как Миркс, так и останутся просто чудаками, верящими в бредни.
А ведь он уверен, что никакой это не храм. Что это нечто гораздо более важное. Возможно, лаборатория. Или научный комплекс, где выращивали тех самых монстров. Или некая военная база, где жили солдаты в странных костюмах. Не храм это. Не могли наши предки быть настолько идиотами, чтобы строить исключительно храмы и усыпальницы. Не могли тратить столько сил и энергии ради простого «удовлетворения своих религиозных потребностей». Это же, в конце концов, глупо. Почему же никто, кроме кучки фанатиков, этого не понимает?
Миркс печально посмотрел на большую фотографию, лежащую на столе. Последняя фреска. Странные синекожие создания с широкими носами. Двое. Как живые, мастерству художника можно только позавидовать. И целый блок надписей. Так и не расшифрованных надписей. Если бы только он смог понять, что там написано. Возможно, это пролило бы свет на то, чем в действительности являлся Комплекс. Пояснило бы тайну всех этих странных фресок. Дало бы ответы на вопрос, чем занимались эти странные и такие непонятные древние люди. Неужели же только молились?
Но уже поздно. Пора уходить, тем более, что он и так сегодня задержался, и жена снова будет ворчать. Нет смысла коротать ночь в кабинете. Завтра будет новый день и новые споры. Он привык.
Доцент Миркс выключил свет и отправился домой. Со стола в темноту печально смотрели Нави и надпись:
«От создателя «Титаника».
Фильм Джеймса Камерона.
АВАТАР.
В 3D.
В главных ролях: Сэм Вортингтон, Сигурни Уивер, Мишель Родригес.
Одновременная мировая премьера в четырёх имакс-залах лучшего кинотеатра Горден-Синема»

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс "Сочинение по картинке"
СообщениеДобавлено: Вс мар 27, 2011 7:16 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17230
Откуда: Хайфа
№ 3

Ишшо один по ВСЕМ картинкам
(широкие натуры у нас).

Рассказ по картинке

Вот пристали, рассказ им по картинке, вынь да положь. Может, сразу повесть, или там, роман… Чего мелочиться? А вдруг я дальтоник? Вдруг мне светофор - это три серых цвета, а телик до сих пор «Рекорд-312», потому что цветной покупать – только тратиться?
Ладно, раз хорошие люди просили, придется смотреть, чего там накорябать можно.

1 Живут же люди. Бомжик. Ботинки пропил, шапку какую-то драную нашел на помойке, сам стоит, а вокруг куча мусора. Одно слово: свалка. А ведь улыбается. Чего улыбается? Может, покушал хорошо или просто на солнышке пригрелся, оно и в радость. Ну, пусть ему в радость, тут и писать не о чем. Пошли дальше.

2 Ага, бомж был, теперь про олигархов? Рублевское шоссе, не иначе. На что только люди не пойдут, лишь бы соседа переплюнуть, такую халупу отгрохать ради престижа. Экая хоромина, а балкон остеклить забыл, ну ладно. Я, вот не знал, что ворон на Рублевке не отстреливают. Выходит олигарх на балкон, устриц натрескавшись, просто от нефиг, на любимый «Майбах» поглядеть - и тут… Ворона гадит на машину стоимостью 5 000 000 евро, да так, что не отмоешь.
Написать, что ли, инструкцию по отстрелу ворон? Но это не рассказ. Тут не литература, а инструкция.

3 Это! Это вообще что!? Таким надо еще в младенчестве пожизненный срок давать. Или лоботомию, чтоб не размножались. Слов нет. Кошака раскормили, ему даже с печки слезть лень, а девочка… От голода опухла, стоит, бедняжка у норки мышиной, ждет. А чего ждет? Не иначе, мышь поймать и тут же съесть. Готова живую мышь съесть, лишь бы не умереть от голода. Тьфу. О таком и писать противно. Чикатилы недорезаные.

4 Стопудово фотка, кого-то она мне напоминает. Девица… Ага, она, точно. Это же эта, как ее… Ну, фотомодель, от анорексии недавно померла. Ну, в анорексии я не спец, опять, короче, мимо. Папарацци, блин. Человек помер, а его в интернете печатают. Тьфу!

5 Гы-гы. Такси вызывали?
А если серьезно, то тут и 100 000 пробелов не хватит, не считая знаков. Вон как мельтешат. Только толку-то писать, если художник даже не удосужился прочитать брошюрку «Техника безопасности при ведении ближнего боя. Для магов первого уровня и магистров» Плоннера. Всего-то 40 страниц.
Маг уже файрволл приготовил, а помощнички суются со своим колюще-режущим, остроконечным. Так можно вместо дракона и стену уронить, или весь замок. Короче, нарисовал, а дальше трава не расти. Или «расти трава», вон, дракон какой зеленый.

6 Это чё-та из Африки, что ли? Люблю африканские мотивы, вон какие у девицы серьги, не иначе, в них много чего спрятано. Помнится, там всякие пигмеи, раз карманов нет, любую фигню в ушах таскают: трубки, кошельки, мелочь разную в мешочках. Не, по Африке я не спец, пусть другие пишут. Хотя, вот интересно, там какая-то зверюга с крыльями и рогами. Ей рога летать не мешают?

Не, что-то или у меня настроения нету, или вообще не пойму. Может, бросить этот рассказ? Ну, ладно, еще гляну, авось что и получится.

7 О, кутюр! Да еще топлесс. Идет она, вся такая, по подиуму (а я иду такая вся в дольче-габбана… ля-ля-ля), бедрышками водит, топлесс вперед выставила, папарацци слюни глотают. И тут из зала Сережа Зверев: «А что у нее так торчит? Может, лучше убрать?». На него шикают: «Это женщина, у нее там топлесс торчит». А Сережа в ответ: «Настоящие мужчины такой срам не носят, уйду я лучше отсюда».
В общем всякие показы мод, это не мое. Проехали.

8 Вот и до зоофилов докатились. Алкоголики - это наш профиль (с). А зоофилы - нет. Вот и получается, что по левой полкартинке написать что-то можно, а по правой противно. А прикольно было бы: «Рассказ по полкартинке». А если спросят, куда вторая половина делась, скажу, что радикал так открыл. Гы.

9 Ой, блиин. Сейчас ему рукояткой меча по яй… в пах достанется. Ух, феминистки, нет бы по-хорошему, парень, вроде, не напрягает ее. Не люблю я такие зверства, аж самому местами неуютно стало. И стоило ему ехать на горный курорт, чтоб вот так, рукояткой. Нешто нормальных девчонок дома мало?

10 Чёта туплю, что куда летит. Это как шаттл американский взорвался? Только непонятно, что за ракурс. Впечатление, что художник смотрит откуда-то сверху. Эх, вот бы и правда где-нибудь у зеленых человечков ролик такой достать, посмотреть. Они ведь всё, что мы творим, фиксируют, не иначе. Может, и правда написать рассказик, как «челнок» бабахнул, а астронавты все спаслись и попали куда-нибудь в параллельный мир. В принципе, идея не новая, но зато сюжет можно повернуть как угодно. Пока лучшая зацепка. Зацепка-зацепкой, а надо бы дальше поглянуть, авось что поинтереснее попадется.

11 Вот и снова наши люди. Ну и морда у папаши, с бодуна опухшая. Наверное, про это и напишу. Нет, блин. Во-первых, сколько можно про алкашей, а во-вторых, чтоб в образ вжиться, это надо столько же выпить. Неа, не смогу, сердце не выдержит. Да еще, судя по всему, он и дочке подливает. За такое спаивание надо не по опухшей головке гладить, а сразу лет пять с лишением родительских прав (чуть не написал «водительских»).

12 Все-таки жалко этих манекенщиц. Понимаю, что денег гребут очень некисло, но за эти баблы можно и не такую напряжную работу найти, чесслово. Это сколько времени на такую причесочку уйти должно? Суток двое, наверное. Короче, «с нашим шампунем ваши волосы еще долго будут стоять дыбом». Да еще на макияжик такой гламурный сутки, не меньше. А потом на шпильках еще попой крутить…
Короче, шли бы Вы, девушка, к нам дворником работать. Работа на свежем воздухе, график не напряжный, наличие белоснежных зубов не требуется.

13 Вот, у меня друган тоже винду новую поставил. Zver-эдишен. И тут понеслось... Каспер матерится, проги конфликтуют, какие-то руткиты со всех щелей лезут. Комп по 10 раз на дню ребутить приходится. В аське вечно оффлайн, потому что связь обрубается. Говорю: «Снеси ты этого Зверя и поставь чистый сервиспак». «Нет, - говорит, - там обои прикольные, мне нравятся». И кто тут «тупые»? Они давно на макинтоши перешли, а мы тут с обоями валандаемся.
Может, правда, про глюки Зверя написать? А что про них писать, и так каждый детсадовец в курсе. Не зря эта картинка под номером 13, ох, не зря.

14 Помнится, другой друган в такую же аварию вляпался. Машину купил, «японца» какого-то подержанного, они тогда только у нас появляться стали. И обмыл по полной программе. Ну и дообмывался. Утром решил покататься, а руль правый, еще глаза заплывшие. Не заметил трамвай (ну да, такую мелочь заметить трудновато, когда коньяк в руке). Его этим трамваем в бочину и садануло, он же железный. Хорошо, один ехал, на заднем сиденье пусто. Багажник вообще чуть ли не в гармошку весь. А тут мамаша с колясочкой, ни свет ни заря ребенка выгуливает. Машину, короче, протаскивает мимо коляски, мамаша, нет бы отъехать, с перепугу ребенка вытащила и бежать. Тут машина капотом задевает столб, ее крутит и об угол дома. Народ подбежал, а этот крендель коньяк допивает. Он аварию даже не заметил, думал, движок заглох.

15 Суровые будни лесоруба? Пошел лес рубить и на медведя нарвался? Только парень какой-то мутный. Если охотник, чего с пистолетом? Кабана или медведя такой пукалкой только разозлишь. Им «Ба-бах!» из ружья нужен, чтоб тормознуть. А если он лес валить пришел, то как в анекдоте про чукчу: «А вы бензопилу включать пробовали?». Короче, фиг поймешь, что за тип.

16 О, паззлики. Ну это даже не стрёмно. Вырос я из них, не помню уже, когда. Склероз, блин. Сыну, что ли, отдать? Пусть побалуется. Неа, не отдам, там у подруги вроде как три глаза, чего ребенка всякими мутантами травмировать. Обойдется чем попроще. Гы. Припомнился «Вспомнить все» со Шварцнеггером. Там на Марсе у одной девицы легкого поведения тоже было три… но не глаза.

17 Вот, блин, родной завод. Я же там когда-то работал, хорошее было время, а по молодости все время хорошее. Но чтоб так воровали, не припомню. Надо же, проходную сперли. Во, прикол. Небось сам вахтер и своровал, вон какой разожравшийся стоит. А теперь ждет, когда машина подъедет, чтобы и ворота сбагрить. А потом: «Вахту сдал, происшествий не было, случаев воровства не замечено». И с чистой совестью домой, к своей Клавке, щи трескать. Короче, грустно это все, очень грустно.

18 Это чья же постановка? Не припомню. Хе-хе. Вот это у солистки фэйс, не зря вся массовка разбежалась. Интересно, а зрителей к сиденьям приклеивали, чтобы тоже не смылись? Или нет: «Вход бесплатный, выход до конца представления – 1000 баксов». Тогда точно все до конца балета досидят. А потом скорая на выходе… У кого сердечный приступ – налево. У кого крыша поехала – направо. А солистка прямо, остальной город мордочкой терроризировать.

19 Ностальгия. Новый год - это шампанское взрослым, апельсины нам и «С легким паром» всей семьей. Вот ведь нестареющий фильм. «Я забыл там ценный веник». «А у Вас ботиночки на тонкой подошве». «Третья улица Строителей, дом пять, квартира двенадцать». «Подогрели, обобрали». «Я же никогда не пьянею»… Спасибо за кадрик, много чего припомнилось.

20 Вот и до сантехников добрались. Ну, у них баек просто не перечесть, хоть отдельным десятитомником издавай. «Труба-то большая, да два человека всего мужиков-то - напарник да я». Один вот похожий случай рассказывал. Идут вдоль трубы под землей, канал такой узкий, еле протиснуться. Обследуют с напарником на предмет капремонта. И тут сбоку дверка железная, а на плане в этом месте кирпичная кладка. Интересно же. Отковырнули дверцу ломиком, а оттуда вот такая же харя высовывается, небритая, лохматая, в каком-то рванье невероятном, еще и воняет хуже канализации. «Закурить не будет?» – спрашивает. Напарник с перепуга, вместо закурить, чуть по этой морде газовым ключом не проехался.
Или вот еще. Случай, как он на плоту по подвалу плавал… Да ладно, Степаныч мужик хороший, но его не переслушаешь.

21 Не пойму. Что-то жутко знакомое… Ба! Да это же деревушка, где я каждое лето еще дошкольником жил. Если чуть дальше пройти, там направо метров 100 - и деревенский прудик будет. Пацанами по жаре вообще весь день в нем сидели. А за прудиком лес. Тогда казался огромным, только на опушку и совались, смородины нарвать. А сейчас вот думаю, что леса того гектаров 200 всего, невозможно заблудиться. А чуть назад если пройти, то направо переулочек, там я и жил, у дальних родственников. Надо же, думал, той деревни на карте нет уже, а оказывается, даже электричество протянули. Мы, тогда при керосинке ужинали, а за батарейками для «транзистора» в райцентр приходилось ездить. Дядя Слава набирал целый список и на своем «Урале» в коляске все привозил.

Может, спаковать рюкзак и в эту деревню смотаться? Дружков старых повидать, самогонкой побаловаться. Гостинцев каких городских им привезу. Снег уже сошел, сейчас самая вскопка, может, кому огород помогу вскопать за просто так, стариков там, небось, больше, чем молодежи. А пара рук в деревне никогда лишней не бывает. Всё! Ну, его, этот рассказ по картинке. Поехал я землю копать, конкурс и без меня проживет. Куда рюкзак засунул, вспомнить бы…

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс "Сочинение по картинке"
СообщениеДобавлено: Чт мар 31, 2011 2:33 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17230
Откуда: Хайфа
№ 4

По картинкам № 13 и № 19

[url=/go?http://img813.imageshack.us/i/containmentbreachsublev.jpg/]Изображение[/url]

Uploaded with [url=/go?http://imageshack.us]ImageShack.us[/url] [url=/go?http://img195.imageshack.us/i/postapocalyptic2.jpg/]Изображение[/url]

Uploaded with [url=/go?http://imageshack.us]ImageShack.us[/url]

Внутреннее пространство

Утро началось с резкой головной боли - сказывалось напряжение последних дней. На носу квартальный выпуск альманаха, в такую пору кажется, будто живешь на работе. Виктор Морено неторопливо позавтракал в столовой, ощущая в себе растущее желание приступить к делам.
В редакции творился обычный бардак; не обращая внимания на суетящихся вокруг людей, он проследовал к своему столу. Девственно чистому - текстовый процессор до сих пор не привезли. Виктор понятия не имел, о чем думает отдел снабжения, но выпуск никто не отменял.
- Руфь, - он поднял руку, щелкнул пальцами. Ассистентка тут же оказалась рядом - одна из немногих добросовестных сотрудников в этом офисе.
- Господин Морено?
- Такое чувство, будто кто-то специально мешает нашей работе, Руфь. Но, тем не менее, мы ее сделаем. Верно?
- Д..да, наверное, - неуверенно кивнула девушка.
- Тогда не станем терять время. Несите бумагу, карандаш... - Виктор задумался. Голова все еще саднила, это могло негативно сказаться на процессе - писать и без того приходилось в суете. - Пожалуй, понадобится несколько рисунков. Любого содержания, на ваш вкус. Только поторопитесь, пожалуйста.
Коротко кивнув, ассистентка скрылась в направлении канцелярского отдела. Виктор размял пальцы: ведущего автора раздела научной фантастики не остановят мелочи вроде мигрени. Его творческий метод заключался в постепенном разогреве на рисунках - полтора часа такого баловства постепенно погружали его в состояние, подходящее для серьезной работы.
Руфь вернулась с письменными принадлежностями и пачкой свежеотпечатанных рисунков. Он едва заметно поморщился - на самом деле хватило бы трех-четырех, но упрекать девушку за чрезмерное усердие не хотелось. В конце концов, она здесь едва ли не единственный человек, выполняющий свои обязанности.
Неважно. Пора начинать.
#
(Это все идиотизм. Абсолютный, чистой воды.)
Виктор улыбнулся - метод служил ему верой и правдой уже семь лет, но, несмотря на это, каждый раз возникали подобные мысли.
(Какого черта я должен придумывать истории к этим рисункам? Ну почему, зачем я этим вообще занимаюсь?)
Он не был графоманом, а если начистоту - не был он и писателем. Стать - хотел, быть - не был. Не тот склад. В то время, как собратья по перу упивались вдохновением, ему приходилось труднее. Писать он, конечно, мог (в редакции дармоедов не держали), но не из-за таланта. Несколько сотен прочитанных книг - и писать сможет каждый, в этом не было особого волшебства.
В висках заломило, заслезились глаза. Когда-то казалось, что эта глупая реакция пройдет со временем, но годы шли, а она не исчезала. Каждый раз, приступая к работе, он ощущал на себе синдром воскресного вечера - когда ты все еще можешь смотреть футбол, но извлечь из себя хотя бы несколько абзацев.. Это уже труднее.
Виктор вздохнул. Главное - начать, а там пойдет. Рисунки рассыпались по столу разноцветным ковром, их было много. Слишком много.
(Заткнись. Просто заткнись. Их не много. Их - в самый раз. Если тебя что-то не устраивает - просто заткнись и выбери любой.)
Делать было нечего. Он прикрыл глаза (какое наслаждение..) - и хлопнул ладонью по столу. На рисунке, выполненном в темно-красных тонах, остался мутный отпечаток. Двое мужчин, в белых костюмах бактериологической защиты, застыли в вынужденных позах. Лицо правого - назовем его Джеймс, вероятно, его срисовали с одного из сыгравших Бонда актеров - искривлено в немом крике. Перед мужчинами стояла коренастая фигура какого-то мутанта со щупальцами вместо носа и губ. Откуда-то снизу поднимались белые клубы какой-то взвеси. Второй мужчина зачем-то наклонился, демонстрируя бесформенный зад защитного костюма и баллон со сжатым воздухом между лопаток. Пусть будет Стивом. Судя по всему, Стив как раз травил какой-то сальный анекдот, тут в ближней перспективе нарисовался мистер Губонос, и Стив решил дать заднюю.
Процесс не шел. Виктор не чувствовал даже намека на сюжет. Можно было просто сменить рисунок, но он понимал, что это путь в никуда - дело не в рисунке, а в нем самом. В его творческой импотенции. Конечно, у него оставались уловки - такие, как разговор с персонажами, но в такие моменты он неизменно чувствовал себя полным идиотом.
С унынием Виктор еще раз окинул взглядом рисунок. Ну-ну, Джеймс, чего ты так разорался? Что ты ожидал увидеть в уставленном колбами подвале, освещаемом аварийной сигнализацией? Это же закономерно. Большая зарплата, веселая работа. Ты ведь не станешь мне говорить, что мистер Губонос вырос из зародыша морской свинки? Не нужно парить мне мозги, Джейми, сукин сын. Ты проводил эксперименты на людях, это гребаная запретная часть генетики.
- Я пожарник. В лаборатории случился пожар, - щека Джеймса дергалась в нервном тике. - Нам никто не говорил. Нам ничего не сказали. Понимаешь, просто отправили сюда.
Где-то на улице залаяла собака. Крупная, возможно овчарка. Может, у нее есть хозяин - но скорее всего, она из той стаи, что вечно бегает возле свалки. Он ничего не имел против собак, но кое-что имел против диких животных в городской черте. Пусть не диких изначально, но хорошенько одичавших с того времени, когда их выбросили на улицу за ненадобностью, точно так же, как выбрасывают все остальные ставшие ненужными вещи.
(Прекрати отвлекаться.)
Он зевнул. Джеймса можно понять, монстр находился в двух шагах от него. Только ведь это не повод врать. Джеймс, понимаешь - не повод. Чем ты собрался тушить свой пожар? Ты же не думаешь, что загорелись три газеты в мусоропроводе. Ты же не думаешь, что я идиот. На тебе должна быть эмблема и каска. А в таких лабораториях должна быть система пожаротушения, чтобы пожарники туда не совались вообще. Потому что у любого нормального пожарника возникнет очень много вопросов, когда он увидит содержимое ваших баков.
- А еще в таких лабораториях должна быть, мать ее, вооруженная охрана! Очень хорошо вооруженная охрана, ты понимаешь? Явно не два парня в резиновых перчатках.. - Джеймс закашлялся. Наверное, сорвал горло.
Да, пожалуй, охрана должна быть. И она, пожалуй, есть. А еще есть два хитрожопых ублюдка, которым не повезло оказаться в этой лаборатории, когда что-то пошло не так. Поэтому не надо так сильно переживать - скоро сюда прибудет отряд резких и хорошо экипированных парней. Не из тех, кого ты видишь в надземной, офисной части вашей конторы. А из тех, кто быстро и надежно решает проблемы.
- Послушай. Давай начистоту. Ты прав. Мы не пожарные. Но мы - ученые. Причем, я тебе в этом клянусь, мы из другого проекта. - У Стива был мягкий баритон, в котором пробивались с трудом сдерживаемые истерические нотки. - Я не стану тебе заливать, будто не знал про эти опыты. Я тоже занимаюсь человеческим клонированием.
- Стив..
- Заткнись. Он знает, кто мы. Только вот он не знает, что идиотский запрет на эксперименты с человеческой генетикой означает сотни смертей ежедневно. Это голая статистика, которая существует лишь потому, что горстка козлов объявила наши опыты негуманными. И опасными. Зато разработка биологического оружия не запрещена, - Стив сделал глубокий вдох. - Помоги нам выбраться отсюда. У меня жена, у Джеймса две дочери.
Две дочери. Он хмыкнул - ну да, естественно. Круглый стол в кухне-студии, белая скатерть с фруктовым орнаментом по краям. Его жена, Лив, только что отправила в духовку курицу, обильно смазанную майонезом с красным перцем, - Стив должен вернуться ближе к семи, а пока она сможет посмотреть вчерашнюю запись шоу Опры. Она делала это украдкой от Стива, хотя он ей и слова не сказал за семь лет совместной жизни. Просто Лив знала, что он не любит телевизор, - а если так, то зачем лишний раз делать это при нем?
(А главное, главное - у нее нет машины. У нее даже прав нет, она не водит. Потому что она - хорошая жена, а хорошие жены никогда не садятся за руль.)
Виктор встряхнул головой - мысль была явно дурацкая, к делу отношения не имела. И вообще.. Что-то подсказывало Виктору, что тему с автомобилем не стоит развивать. Лучше сконцентрироваться на героях.
- О Боже, он же сожрет нас! - взвизгнул Джеймс. Монстр издал сипящий звук, будто старый астматик унюхал аромат свежевыкрашенного забора.
Не факт, по большому счету. Взгляни на его рыло, эти глаза цвета светлой мочи. Бельма на зрачках. Скорее всего, он вас не видит. А вот орать действительно не стоит, хотя, судя по ушам – точнее, их отсутствию - не скажешь, будто он хорошо слышит. Но, тем не менее, я бы такую возможность не исключал.
(Все это очень хорошо. Только вот в печать такое не пойдет. Даже если ты придумаешь, как вписать свои реплики одному из персонажей, для рассказа будет маловато. Нужен внятный сюжет. Рассказ не может начинаться со встречи двух парней и монстра.)
Тем временем время в лаборатории потекло в своем обычном темпе. Джеймс кинулся наутек, Стив попятился назад - и упал, зацепившись за валявшийся на полу кабель. Это спасло ему жизнь: с нехарактерным для его габаритов проворством, мутант взмахнул левой лапой, выбив из цементной колонны облако пыли. По облупленной краске потекла темная кровь. Судя по всему, у чудовища были проблемы с координацией - ничего странного, он ведь только что из канистры с этим... физраствором, наверное. Нэш Гордон, молчаливый парень, которого Виктор поначалу не заметил, выронил камеру из рук. Раздался звонок сирены - охрана заметила, что у ребят внизу возникли проблемы.
Джеймс скорчился у пульта управления лабораторным шлюзом. В его голове страх разросся настолько, что места для больших, сложных мыслей больше не оставалось. "Открыть дверь" - и "Не оглядываться". Вторая мысль была выполнена в виде жирной красной надписи на плакате по технике безопасности. Естественно, тут же всё просто - не оглядывайся, и все будет ок. Но вот если ты оглянешься - о да, Джеймс, если ты немного повернешь голову - так, чтобы увидеть сквозь стекло шлема то, что находится у тебя за спиной.. В этом случае никаких гарантий, тебя предупредили.
Джеймс успел набрать код пять раз. Наверное, в глубине души он тоже понимал, что коды перестали быть действительными с момента включения сирены. Если бы в его голове хватило места, если бы влезла хоть пара правильных идей, все могло кончится иначе.
Сирена смолкла. Тело Джеймса напоминало сломанную куклу, которую грубо бросили на пол. Виктор пожал плечами: что бы там ни говорили, но от героев в рассказе всегда что-то зависит. Если бы не этот страх, не дурацкая паника - Джеймса можно было бы вытащить. Или хотя бы попробовать. Он просто не должен был бежать в коридор шлюза, не должен был трогать эти кнопки, издающие при нажатии электронный писк.
Стив отползал назад, пока не уперся спиной в стену. Белая взвесь медленно заполняла пространство лаборатории стелющимися клубами. Стараясь не выпускать Губоноса из поля зрения, Стив осторожно двинулся вдоль стены к проему. Звуки его собственного дыхания, отражающиеся от стенок шлема, казались очень громкими.

#
Виктор отметил, что ему стало немного легче. Головная боль никуда не исчезла, но ощущение немного притупилось. Чистые листы больше не пугали, а скорее, манили. Именно это ощущение он называл рабочим, и именно его предстояло закрепить, прежде чем браться за дело. Уверенным движением он извлек из стопки композицию, изображавшую тонущую машину на фоне полуразрушенного моста. Еще пятнадцать минут назад рисунок не вызывал никаких эмоций - теперь же Виктор в мельчайших подробностях знал, что произошло у замерзшей реки.
#
Где-то около четырех пополудни мост затрещал. Визг гнущегося металла прокатился по льду и быстро достиг берега. Там-то его и услышал Тимми.
- Ого! Мост падает!
- Не нужно так кричать, Тимми, − осадил его старый Аткинсон. - Это всего лишь старый мост.
Я посмотрел на реку. С "Золотыми воротами" действительно что-то происходило. Это не было похоже на его обычные скрипы. Несколько канатов лопнули, словно струны скрипки.
- Странно, - заметил Джейкоб. - Я думал, это будет по-другому.
- А как вы думали, мистер Джейкоб? - спросил Тимми, продолжая глазеть на мост. На лед упали первые камни - недостаточно тяжелые, чтобы проломить его.
- Ну... я думал, вода размоет одну из опор. А вышло, что канаты прогнили раньше.
Аткинсон хмыкнул, но промолчал. Я подумал, что оно и к лучшему. Его брюзжание у меня уже в печенках сидит, несмотря на то, что я теперь уже совсем не тот горячий парень, что раньше.
Тяжелые тучи лениво перекатывали свои клубы. Принято говорить "свинцовые", но эти напоминали мне скорее уголь. Белесые вспышки зарниц освещали их изнутри, проливая немного света на окружающий нас пейзаж. Сан-Франциско, угрюмый и молчаливый, смотрел на нас с той стороны реки. Я помнил те времена, когда он выглядел куда получше, чем сейчас. Как-то раз мы заговорили о том, каким он был раньше - но выяснилось, что Джейкоб здесь проездом, а старый Аткинсон не помнит ничего, кроме своих дурацких историй из молодости. О Тимми и говорить нечего, мальчишке всего пять лет.
Вообще, с памятью тут творится черт знает что. К примеру, я не могу вспомнить, как зовут Аткинсона. Помню, что он дед Тимми, а вот имя... Роджер? Рой? Реджинальд?
От размышлений меня отвлек донесшийся со стороны реки шум. Канаты стали лопаться один за другим.
- Я бы назвал это смертью струнного квартета, - пробормотал Джейкоб. Сообразив, что сболтнул это вслух, он смутился. - Извините.
Приличная секция моста, вместе с дорожным полотном, пошла трещинами. Несколько блоков упало в реку - на этот раз массы хватило на то, чтобы пробить лед. Ну, хоть какое-то разнообразие.
- Мистер Пэйтон, как вы думаете - на мосту кто-то был? Ну, на той части, что упала?
Я взглянул в сторону провала. Расстояние было слишком велико - ничего не разобрать.
- Может, и был, Тимми. Я не знаю.
- А если были, мистер Пэйтон?
- Тогда они умерли, Тимми.
- Совсем умерли? И попали на небо?
- Тимми, сколько раз тебе повторять... - начал Аткинсон, но никто не обратил на него внимания.
- Да, Тимми. Совсем умерли.
На счет неба я не был так уверен. Но не говорить же пятилетнему парню то, что я на самом деле думаю.
Тимми ненадолго задумался.
- Класс, - подытожил он.
Я мысленно согласился с мальчишкой. При нынешних раскладах, ребятам с моста крупно повезло. Если, конечно, для них что-то изменилось.
Мы с Джейкобом поначалу много рассуждали на эту тему. Наибольший вопрос заключался в том, есть ли вообще разница, как умереть - от инфаркта в собственной постели или от нейтронной бомбардировки. Мы сошлись на том, что все дело в нейтронах, или что там вырвалось из бомбы. Ну, если, конечно, это была бомба - по сути, информации было очень мало. Нам пришлось строить свои гипотезы на догадках.
Старый Аткинсон, помню, настаивал на том, что нас убил какой-то вирус или газ, но Джейкоб не оставил на его теории камня на камне. "У вируса, - сказал Джейкоб, - должен быть инкубационный период. Или что-то в этом роде. А газ не мог распространяться быстрее, чем несущий его ветер". Я согласился с Джейкобом - это был явно не газ. Мы все умерли одновременно, и я видел, как парой секунд спустя свалился на асфальт инженер электрокомпании, за полтора квартала отсюда.
Джейкоб объяснил этот феномен нейтронным ударом. Он читал в какой-то газетенке, будто нейтронный взрыв убивает только людей. Имущество при этом не страдает, и нет никакого загрязнения. Хорошее оружие, экологичное. Но, вероятно, дорогое - потому, что спустя два дня небо затянули эти тяжелые тучи, которые висят над нами до сих пор. Кто-то воспользовался старым добрым атомным арсеналом. "Русские", - хмыкнул Аткинсон, но я подумал, что все обстоит ровным счетом наоборот. Тучи пришли из-за океана.
Впрочем, все эти размышления о бомбах не давали ответа на единственный оставшийся вопрос. Несмотря на то, что от наших трупов уже давно остались одни кости, наше сознание никуда не делось. Не разверзлись небеса, маня нас в рай. С геенной огненной тоже не срослось. Только бесконечно тянущееся время - с тех пор, как пришли тучи, день и ночь смешались в однообразный, освещаемый зарницами полумрак.
Со стороны реки раздался скрип ломающегося льда.
- Ого! Трещина!
- Не нужно так кричать... - пробурчал старый Аткинсон.
Я посмотрел в сторону моста. В провале, там, где блоки продавили лед, поблескивала черная вода. От него через всю реку протянулась зизгагообразная трещина. С сухим треском она приближалась к нам. Точнее - к ржавому "Доджу" Джейкоба. Еще мгновение - и она охватила его, будто бы кто-то обвел торчащий из воды остов пикапа черным карандашом. Треск прекратился, над рекой снова повисла мертвая тишина.
- Что за чертовщина... Джейкоб, ты в порядке?
Нелепо спрашивать такие вещи у мертвеца, но с другой стороны - мы были какими-то на редкость нелепыми мертвецами. По крайней мере, в методистской церкви загробную жизнь нам рисовали совсем не так.
- Да, - отозвался Джейкоб. - Хотя... я чувствую себя как-то странно. Как будто...
Он замолчал. Некоторое время мы все ждали, даже Тимми. Как ни странно, первым не выдержал Аткинсон.
- Джейкоб, что там?
Джейкоб не отвечал. Некоторое время мы звали его, но без толку. Угольные тучи все так же плыли над нами, в полной тишине.
Я не знаю, сколько времени прошло с тех пор. Наверное, немного, потому что мост все еще стоит - хоть и с провалом посередине. Иногда мне становится чертовски интересно, что же на самом деле случилось с Джейкобом? Неужто он действительно попал на свои небеса... или что там вместо них; он, кажется, был мусульманином. Или просто замолчал, чтобы дать нам немного надежды? Он был неплохим малым, пожалуй, такой поступок вполне в его духе.
Но, даже если и так, то у него получилось. Я не могу точно сказать, куда смотрят Тимми и его дед. Но, думаю, они смотрят на старый мост.
Может быть, когда вода размоет опору. Или несколько канатов проржавеют достаточно для того, чтобы на лед упал приличный кусок бетона.
Может быть, в следующий раз трещина дойдет до берега.
#
Виктор с удовлетворением отложил исписанные листы в сторону. Игры закончились, следующий рассказ (возможно, повесть) можно будет ставить в номер.
И для этого уже не понадобятся никакие рисунки. Только время... возможно, много времени.
- Руфь, на минутку.
Девушку не пришлось звать дважды; ее сильной стороной была исключительная исполнительность, что Виктор уже давно отметил про себя.
- О, вы уже... можно почитать?
- Разумеется. Это можно забирать, - он кивнул, вынимая из стопки чистый лист. - Я буду также признателен, если вы принесете мне стакан воды. И, пожалуй, позвоните моей жене, передайте, что я задержусь... примерно на три часа.
- Но... господин Морено...
- Не беспокойтесь, она понимает, что у нас горячая пора, - улыбнулся Виктор. - Все в порядке, Руфь.
- Нет, господин Морено. Не все в порядке, - разговор был ей явно неприятен, но Руфь продолжила. - Доктор Салливан сказал, чтобы я больше не подыгрывала вам.
- Когда это наш главред успел получить докторскую? Впрочем неважно, - он пожал плечами. - Я вас все равно не понимаю. Как это относится к звонку?
- Ваша жена... она погибла. Разбилась на своей машине, три месяца назад. Я ведь вам уже говорила, вы не в редакции... это...
Виктор пристально смотрел на ассистентку; не выдержав, та отвела глаза.
- Извините...
- Извинения принимаются, но я не хотел бы впредь выступать объектом столь глупых шуток, Руфь. Тем более, сейчас. Я не хочу, чтобы ваши выдумки отвлекали меня от работы, - он выдавил из себя натянутую улыбку.
Тем не менее, странное напряжение не спешило покидать его даже после того, как девушка скрылась в коридоре. Поразмыслив, он решил, что, пожалуй, это нормальная реакция на дурацкие розыгрыши. Уж от кого не ожидал, так это от собственной ассистентки...
Однако выпуск никто не отменял. Виктор Морено глубоко вздохнул. Предстоял тяжелый день, Руфь выбила его из рабочего ритма - а это значит, все сначала. К вечеру будет готова максимум половина повести. Или средних размеров рассказ.
Возможно, он снова заночует прямо в редакции. Лив поймет, ведь на носу квартальный выпуск.

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс "Сочинение по картинке"
СообщениеДобавлено: Чт мар 31, 2011 2:46 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17230
Откуда: Хайфа
№ 5

По картинке №12.

[url=/go?http://img84.imageshack.us/i/45d0c736473f.jpg/]Изображение[/url]

Uploaded with [url=/go?http://imageshack.us]ImageShack.us[/url]

Суккуб.

Шарган задумчиво прислонился к своей видавшей виды алхимической стойке и, глядя куда-то перед собой, сомкнул руки на затылке. Сейчас он раздумывал, как безупречно соединить компоненты, которые энергично бурлили в ретортах и колбах, нагретых с помощью крохотных электрических дуг. Если всё получится, то этот экстракт подарит ему надежду, что Гильдия Алхимиков снова примет его в свои ряды. Это, в свою очередь, откроет широкие возможности для любопытных и более сложных экспериментов. Конечно, Высшая Алхимия таила в себе и высшую опасность, но Дух Познания магнитом влёк Шаргана всё дальше. Однако память навсегда сохранила подробности катастрофы, произошедшей в седьмой лаборатории. Непростительная ошибка для алхимика, имеющего за плечами опыт работы в пару десятков лет. Отсутствие должного внимания при расчетах и возникшая внутри формулы ошибка привели к тому, что часть второго подземного яруса, принадлежащего Гильдии, из-за опасности массового поражения пришлось спешно блокировать магической пломбой, а потом еще целый месяц три Высших Алхимика кропотливо выпаривали из стен, пола и потолка сильнейший яд, въевшийся глубоко в камень. Всё бы ничего, но в инциденте трагически погиб младший лаборант Фео, причисленный к Шаргану. Его тело нашли в виде бесформенной желеобразной массы, пузырящейся на полу лаборатории. Окислившийся жетон Фео, необходимый для пропуска на ярус, Шарган сохранил у себя как напоминание, что высшая алхимия не прощает легкомыслия тем, кто возомнил себя достойным её щедрот.
Раздалась трель дверного колокольчика. Шарган вздрогнул от неожиданности и, беззвучно выцеживая ругательства, стал быстро подниматься по витой лестнице, ведущей из подвала, где располагалась домашняя лаборатория.
- Ну и для кого я повесил табличку «не беспокоить!»?.. - он осекся, потому что в распахнутую им дверь вошла Патайя, со смехом раскрывая руки для объятий.
- Рогоносец меня подери, Патайя! – лицо Шаргана вытянулось от неожиданности момента. Его внучка Патайя два года назад отбыла из города в составе второй экспедиции в Тонкий мир. Последнее сообщение через информационный кристалл он получил от неё, когда экспедиция находилась на границе миров. И вот теперь его пропавшая внучка крепко обнимала его, прижавшись щекой к его груди, где так радостно заколотилось сердце.
- Дед... как же приятно видеть тебя! Как приятно вернуться живой и не безумной ...
Шарган погладил её голову, подстриженную под мальчишку, с улыбкой осмотрел, взяв за плечи. Он всегда запрещал себе думать, что Патайя вернётся исковерканным инвалидом или бесследно сгинет в Тонком мире.
-В голове не укладывается, дед! - Она провела рукой по волосам. – Неужели я вернулась?! Это было достойное приключение - Святые Полубоги, вы свидетели! Дед, смотри! - она повернула свою головку немного в сторону, открывая белый локон в своих черных как смоль волосах. - Поседела! Это мне на долгую память! - она вся раскраснелась от волнения и переполнявших её чувств.
-Ты не представляешь, как же мне надоела вся эта экипировка, – она легко отстегнула с бёдер пояс, «начинённый» защитными кристаллами, не раз спасавшими её тело и душу в различных конфликтах и дуэлях. Такие пояса носили все ловцы магических существ, и Шарган успел заметить, что многие экземпляры кристаллов в поясе Патайи были редкими, а значит, и потенциал защитных свойств у них был впечатляющим. Такие артефакты необходимо было ещё заслужить.
Патайя скользнула к скрытому в стене за картиной шкафчику, о котором практически с юности знала. В нём Шарган хранил особо качественные алкогольные напитки, предназначенные отнюдь не для каждого смертного. Вынув бутылочку темно-красного вина, красиво оплетённую ивовыми веточками, и откупорив с тихим хлопком пробку, она жадно присосалась к горлышку. Совершив несколько больших глотков, девушка рухнула с блаженным стоном в старое скрипучее кресло, которое Шарган всё подумывал выкинуть, но до дела так и не довёл.
Скоро породистый алкоголь умиротворяющей волной проник в сознание Патайи, и она, чмокнув от удовольствия губами, заговорила:
- Дед, первое время мы шли по ориентирам, оставленными предыдущей экспедицией, но через несколько недель после входа в Тонкий мир пришлось идти уже вслепую. - Патайя снова глотнула из бутылки, изящно вытерла капельку, скользнувшую по подбородку, и, вставив пробку обратно, поставила бутыль на пол рядом с креслом.
- Какие бури там бывают, ты бы знал… И долгое время со стороны местной фауны не происходило никаких нападений! Это весьма удивительно, если учитывать горький опыт наших первопроходцев. Хотя мы часто наблюдали с безопасного расстояния то морских Левиафанов, то гигантских Деструкторов. Мы их обходили, конечно, стороной. Сам понимаешь, дуэль с такими существами - это не игра с котёнком и даже не игра с леопардом. Позже я смогу принести тебе кристалл с подробным отчётом экспедиции. Я думаю, тебе будет интересно узнать, в какую задницу нас занесло, - Патайя смотрела в потолок и таинственно улыбалась.
- Дед, мы вернулись, как истинные охотники – с ценной добычей. Это демоноид из отряда суккубов. Он отмечен в наших каталогах, но, как мне известно, подробного описания пока не имеет.
Шагран внимательно слушавший внучку, выключил электрические дуги, продолжавшие подогревать уже непригодные к использованию растворы, и придвинул к креслу Патайи еще одно, поставив рядом круглый матовый столик, на котором оказалась вторая «драгоценная» бутыль из тёмного стекла и пара тонких, изумрудного цвета, бокалов.
Когда бокалы наполнились, Патайя продолжила: – Ну вот… Мы поймали его или её… В общем, поймали! - Она задумчиво улыбнулась, рассматривая бокал в руке. - Пришлось, конечно, повозиться. И хотя двоих техников эта сволочь чуть не захомутала, но обошлось без потерь, слава Богам! Отходили ребята долго, но благо обошлось без непоправимых психических нарушений и летального исхода. И всё-таки мы эту тварь одолели – удалось вморозить её в глыбу льда.
Патайя поставила бокал на столик и, прищурившись с блаженной улыбкой, потянулась, разминая мышцы спины.
- Дед, тебе, наверное, было бы интересно в перерывах между своей любимой алхимией изучить повадки и свойства такого существа? Я помню, ты рассказывал, что в молодости увлекался психологией нелюдей? И вообще, ты будешь первый научный муж, который обследует этот вид демоноидов и выступит перед научным сообществом с интереснейшим докладом. А, каково!? – Патайя довольно наблюдала, как её дедуля на глазах расцветает и с волнением опрокидывает в себя остатки вина из бокала.
М-да... - Шарган посмотрел на внучку с нескрываемым удивлением и восхищением. Ну, девчонка даёт! Охота за существами... Женщин-специалистов в этом нелёгком ремесле немного. Если быть точным, то их всего шесть, вместе с Патайей. Приятно удивлял и тот факт, что экспедиция вернулась в полном составе. Помнится, первая экспедиция, а там тоже были не отнюдь не выпускники начальной школы, сгинула почти вся. Вернулись лишь двое, да и то в таком виде, что смотреть было больно. И ещё долгое время после трагических событий с первой экспедицией Совет города не давал разрешение на новые изыскания в Тонком мире.
Внучка и дед проговорили всю ночь напролёт, досуха опорожнив ещё несколько экземпляров старого коллекционного вина. Ради такой встречи Шарган не жалел своих «сокровищ», утаённых от случайного глаза и рта. Под утро старый алхимик уже не мог усидеть на месте, изнывая от желания увидеть пойманного в экспедиции демоноида. Патайя тоже не выглядела усталой - лёгкую абстиненцию от выпитого спиртного она умела успокаивать внутренним самоконтролем и дыхательными упражнениями.
***
Новым, пасмурно-меланхоличным утром, захватившим небо и город в свою монохромную власть, старый алхимик и его внучка направились в сторону Академии. Это было огромное многоярусное здание с множеством разнообразных пристроек, узеньких островерхих башенок для астрономических изысканий, несколькими массивными куполами из сверхпрочного стекла и многочисленными переходами между ярусами, повисшими в виде закрытых мостиков на разной высоте. Это был главный оплот магов, алхимиков, техников и всевозможных ученых мужей. Несколько тысяч человек здесь проводили опыты, эксперименты и расчёты, постигая и разгадывая тайны окружающего Мироздания. Под территорией Академии прятались еще четыре подземных яруса, в которых проводились самые опасные эксперименты по Высшим Наукам и находились биологические отсеки, камеры и вольеры для различных существ, обладающих любопытными для науки свойствами. Именно туда и стремились сейчас Шарган и Патайя.
Две химеры-привратника у ворот Академии лишь лениво шевельнули упругими обсидиановыми хвостами, когда девушка и старик вошли в сумрачную аллею, находившуюся на территории внутреннего двора. Вне зависимости от времени суток, десятки курьеров, адептов и научных сотрудников различных категорий сновали туда-сюда, на ходу что-то рассказывали в ретрансляционные кристаллы, переносили различные инструменты и снаряжение и о чём-то громко спорили, собравшись группами на ступенях. Движение в Академии не замирало уже на протяжении нескольких сотен лет. Круглые сутки здесь творилась Великая Наука для рождения Великого Знания.
На том ярусе, где изучались биологические виды, привычной для надземных этажей суеты и беготни не было. «Анималистов» - а именно так в Академии называли научных сотрудников и обслуживающий персонал данного яруса - можно было наблюдать шепчущимися маленькими группками по углам либо «угнездившимися» по парам в наблюдательных ячейках.
-Так, наш отсек номер... двести пять, - Патайя с вежливой улыбкой кивнула худому как жердь лаборанту в роговых очках, нёсшему охапку бумажных рулонов, и быстро набрала шифр на двери, ведущей в ячейку наблюдения. Шарган шагнул за ней в маленькое помещение, стены которого были увешаны полками со всевозможными приборами. Широкое смотровое стекло было сейчас мутным - простейшее магическое заклятие делало его таковым, скрывая внутреннее пространство отсека. Патайя взяла с одной из нижних полок странный прибор на ремешке и протянула Шаргану.
- Дед, возьми этот визор. Как ты понимаешь, необходим специально для мужчин, чтобы иметь возможность контактировать с суккубом. Наши техники в экспедиции усовершенствовали самую первую модель. Кое-что, конечно, почерпнули из скудных архивных данных. Ведь контроль над нервной системой мужчины суккуб получает через зрение. С помощью этой штуки ты сможешь работать с суккубом около двух часов. Затем придется заменить батарею. Визор начнет попискивать, когда заряда станет хватать на двадцать минут.
Патайя помогла деду надеть визор и затянула ремешок на затылке.
- Ну как изображение?
- Порядок, вроде бы всё видно, - Шарган повертел головой, осматривая комнатку. – Даже лучше видеть стал! – пошутил он, засмеявшись.
Патайя еще раз проверила огонёк индикатора заряда визора.
- Ну, тогда я делаю двустороннюю прозрачность стекла. Хотелось бы, чтобы и она... нас видела. Хотя, конечно, правильнее было бы сказать – оно, - Патайя хмыкнула и прошептала формулу.
У дальней стены камеры, спиной к стеклу, на полу среди цепей сидело человекоподобное существо. Если быть еще более точным - почти что женщина. Существо было полностью обнажённым, через густые русые волосы, ниспадавшие до середины спины, проступали довольно крупные, загнутые вниз то ли роговые наросты, то ли костяные шипы, которые по мере снисхождения по позвоночнику к копчику становились мельче. В зоне крестца шевелился хвост, толстый, ороговелый, словно крысиный, кончик которого нервно подрагивал. Под ребрами имелись странные складки, напоминавшие рыбьи жабры. Ягодицы, бедра, икры имели женские очертания, мягкую кожу, розоватый оттенок и формы довольно соблазнительные для большинства мужчин. Шарган, задумавшись, смотрел через стекло, сложив руки на груди. Ступни существа были уже совершенно не человеческими - мощные пальцы, как у животного, звериные когти вместо ногтей. Плечи демоноида покрывали тёмно-коричневые пигментные пятна. От некоторых из них вниз по спине шли тёмные ветвящиеся нити, напоминающие проступившие под кожей кровеносные сосуды. На локтевом суставе левой руки у существа находился тонкий искривленный шип, по всей видимости, костяной. Голова была увенчана тремя то ли вычурно изогнутыми рогами, не то некими наростами. Наверняка что-то интересное таилось в них. Но Шарган пока даже не пытался представить, для чего необходимы эти образования чужеродному существу, потому что знаний о суккубе ему явно не хватало... пока.
Суккуб, видимо, почувствовал, что на него смотрят, и повернул голову в сторону стекла, за которым стояли двое. Оказалось, что пигментация продолжалась на шее, скулах, щеках и висках, но размер пятен уменьшался. Лицо было истинно женским, выразительным и чувственным, переливалось гаммой психологических нюансов, присущих женской натуре, знающей о силе своего обаяния и красоты. Так, во всяком случае, представил себе Шарган, наблюдая за существом, которое смотрело на него с той стороны стекла.
Патайя немного наклонила голову в сторону Шаргана, не отрывая взгляда от существа, позвякивающего надетыми на него цепями:
- Не надень ты сейчас визор...
- А почему она закована? Да притом так оригинально... - Шарган только сейчас заметил, что цепи заканчивались не кандалами, смыкавшимися на запястьях, а кольцами, которые были продеты между лучевыми костями на обеих руках. Еще одно кольцо смыкалось вокруг шеи.
- Это поглотители Силы, дед. Атакующую магию они заблокируют. Морок соблазна мы, конечно, не можем ими купировать, но любую другую волшбу для нападения они нейтрализуют. Да и вообще, цепи для того, чтобы нечисть не кинулась на входящих в камеру и жадно не выгрызла, к примеру, сердце, – Патайя покосилась на Шаргана и смущённо хмыкнула. – Чёрный юмор…
Шаргану стало весьма любопытно, почему всемогущие поглотители Силы не могут блокировать действие главного «оружия» суккуба. Но это ещё предстояло выяснить.
- А сейчас мы можем войти? – Шарган понимал, что это глупый вопрос, но любопытство старого авантюриста взяло верх.
- Нет, дед, вход в камеру пока заблокирован, по причине безопасности. Мы пока мало знаем о возможностях суккубов. Единственный живой экземпляр в Академии... Но через некоторое время тебе подберут исследовательскую команду, и вам дадут допуск внутрь. О! Смотри, она начинает «пленительный танец». Для тебя старается! Она так наших двух технарей в экспедиции чуть не обработала… помнишь, я рассказывала.
Шарган наблюдал, как существо за стеклом повернулось и, поджав под себя ноги, стало ладонями и кончиками пальцев поглаживать свое тело, как бы рисуя на нем некие узоры, и соблазнительно выгибаться, наклоняя голову, роняя море шёлковых волос с плеча на плечо, не отводя взгляда от глаз Шергана, защищённых визором. И пожилой алхимик с удивлением почувствовал, как уже много лет «тлеющая» животная энергия заворочалась тёплым маревом в глубине его мужского естества. Визор, конечно, справлялся со своей работой, но все-таки ощущалось некоторое необъяснимо-будоражащее влияние даже через его защиту. Прежде отталкивающие особенности демоноида, такие как пятна и наросты на теле, нелепый хвост и когтистые пальцы на ногах, сейчас выглядели иначе. Очарованное сознание начинало наделять их притягательными свойствами. Шарган поправил визор на лице. Интересно, что ощущает человек, находящийся под контролем этой… этого существа?
- Ты бы была прекрасна, если не была бы столь отвратительна... - прошептал алхимик. Патайя внимательно посмотрела на деда. Он засмеялся. – Тоже чёрный юмор! Но экземпляр любопытный! Всё-таки что-то я разволновался! – и они засмеялись вместе.
- Ладно, Патайя, на сегодня, думаю, достаточно.
Стекло снова заволоклось туманом, и Шарган, отстегнув пряжки, снял с головы прибор.
- Уф… - он помассировал пальцами кожу вокруг глаз. - Когда предположительно начнём исследования?
- Ну, думаю, недели через две-три. Необходимо подобрать хороших специалистов для тебя, обеспечить должную безопасность при изучении. Через восемь дней, вернётся из поездки Глава этих... "кукловодов", он подберёт для тебя нужных людей . - Шарган понял, что Патайя имела в виду специалистов по ченнелингу. Эта технология разрабатывалась специально для подчинения сознания и воли различных существ. Нечто похожее демонстрировал сегодня и суккуб.
- Хорошо, - Шарган пригладил бороду, и они вышли в главный коридор, где Патайя поцеловала деда и, договорившись с ним встретиться через несколько часов, примкнула к группе лаборантов, окруживших шумной толпой нескольких членов вернувшейся экспедиции. Тут же узнав её, «анималисты» расступились, и она бойко защебетала, обмениваясь приветственными жестами со знакомыми.
***
Через пять дней.
Патайя защелкнула на себе пояс с кристаллами. Надела на указательные пальцы рук по кольцу с дополнительными защитными функциями, посмотрела на себя в зеркало и убрала несколько прилипших волосков с виска. Вчера ей очень хотелось мужчину. За два года, проведённых в экспедиции, она ни разу не спала с мужчиной. Дисциплина, контроль энергетики - было не до мужчин. Но теперь она дома, и хотелось бы совратить какого-нибудь голубоглазого юнкера из гарнизона охраны. Но сегодня, как назло, дала о себе знать женская природа - наступили месячные. Придётся еще несколько дней просто глазеть и присматриваться к тем потенциальным «жертвам», единственного из которых она, после разогревающего кровь и воображение флирта, утянет к себе на ложе. А пока Патайя собиралась нелегально проникнуть в камеру с суккубом и снять показания из памяти трёх поглотителей, два из которых были на руках и один на шее существа. Ей хотелось понять,предпринимал ли суккуб попытки использовать атакующую магию, и если да, то было очень интересно, какими формами подобной магии он пользуется. Отличный авторитет среди фигур высшей администрации яруса подарил ей возможность узнать формулу для снятия магической пломбы в камеру. Для этого кое-кому пришлось простить несколько старых задолженностей. Она экипировалась полным экспедиционным комплектом - самые лучшие и эффективные артефакты в поясе, кольцо защиты и кольцо-поглотитель, и, конечно, всевозможные формулы и пассы. Всего-то и надо будет - притронуться считывающим артефактом к кольцам в руках и на шее суккуба. Потом она сможет самостоятельно изучать эффективность и возможности внутренней силы демоноида. Потому что «анималисты», конечно же, засекретят эксперименты, а выуживать из них по крупицам информацию – дело волокитное.
***
После произнесения формулы пломбы-заклятия растворились, и Патайя открыла дверь в отсек, где содержался демоноид. Суккуб лежал посреди комнаты в позе младенца, подтянув колени к животу и скрестив руки на груди. Глаза были закрыты, и сразу было не понять – спит ли существо или нет. Девушка шагнула внутрь, настороженно прислушиваясь к тому, как реагируют кристаллы на поясе. Сейчас они вырабатывали максимальный уровень магической защиты. Ибо, как говорится - от греха подальше.
Патайя встала в нескольких шагах от существа, ожидая реакции на её присутствие. Но суккуб не шевелился.
Хм… это как раз-таки было хорошо. Девушка вынула небольшой рубин для сбора информации и, сделав несколько шагов к лежащему на полу существу, присела на корточки, пытаясь коснуться кристаллом кольца, продетого через левую руку. Так, хорошо. Теперь правая. В тот момент, когда Патайя поднесла кристалл к железному ошейнику суккуба, демоноид внезапным движением схватил её за руку и резко дернул на себя, выставив навстречу локоть левой руки. Острый шип вошел под кожу у левого плеча, пропоров плащ и рубашку. Девушка отреагировала молниеносно. Прыжок в сторону с мощным ударом правой ноги по голове. Удар достиг цели, а точнее, нижней челюсти суккуба. Обнаженное тело демоноида от удара отбросило к стене. Существо прикрыло ладонью ушибленную скулу, а искривленный от боли рот издал протяжное змеиное шипение.
Отпрыгнувшая Патайя почувствовала, что тело странным образом не повинуется ей и всё больше цепенеет. Тронув пальцами кровоточащую ранку, она догадалась, что суккуб ввёл ей в тело какое-то вещество. Волна опустошающего сознание желания стала распространяться по всему телу. Она посмотрела на полулежащее у стены существо, и... О боги! Суккуб смотрел на неё уже спокойно и тепло, на глазах принимая наипрекраснейшие, соблазнительные очертания, подчиняя волю девушки, растопляя её, словно кусок масла. Всё еще внутренне сопротивляющаяся Патайя попыталась отступить к выходу, но тело больше не слушалось приказов заблокированного разума и только сильнее наливалось жаром всё затмевающей похоти. Как!? Как!?.. Этот вопрос все еще метался в мозгу, но она уже сомнамбулой ложилась на пол рядом с ослепительно желанным существом, которое нежно поглаживало свои упругие груди и улыбалось, сверкая зрачками, через нахлынувшую на лицо волну разметавшихся волос, вызывая тем самым в Патайе еще большее желание. Дрожащие руки сами сняли плащ, расстегнули и отшвырнули пояс, потянули вниз штаны. Глаза неотрывно, со сладкой мольбой в зрачках следили за волшебным танцем и извивами суккуба. Когда существо склонилось над ней и прикоснулось горячими пальцами к бедру, Патайя ощутила волну сильнейшего удовольствия и, закинув голову, застонала, рванула на себе рубашку, обнажая груди. Суккуб оказался между её покорно разведёнными ногами и томно смотрел, покачивая головой и проводя влажным кончиком языка по верхней губе. Патайя тяжело задышала, когда демоноид приблизил лицо к её животу, и, обхватив ладонями его «рога», стала их поглаживать и сжимать, чувствуя, что это эрогенная зона у её Повелителя. Да-да, именно Повелителя… Неразборчивые страстные слова стали горячим полушепотом изливаться из пересохшего рта, когда она увидела у суккуба орган, сильно напоминающий мужской «меч» любви. Как раз для её «ножен»… О, Повелитель!
***
Когда Администратор яруса, почуяв неладное и прихватив с собой магическую стражу, ворвался в двести пятый отсек, то они обнаружили закованный в цепи остывающий труп демоноида и кровавые следы маленьких босых ног, ведущие к выходу.
Вместо эпилога.
"Из отчета следственной комиссии по делу инцидента в биологическом отсеке №205".
Из неофициального доклада № 1
…Ввиду недостаточнго количества информации о существе succubus demonoid, комиссия приостанавливает расследование до того момента, когда будут проведены дополнительные научные исследования и собраны необходимые данные. Подозреваемые в нарушениях безопасности будут приглашены для допроса согласно параграфу №55 "О безопасности на ярусах с особым режимом".
Из неофициального доклада №2
...Спустя два года после возникновения инцидента в двести пятом био-отсеке, комиссия с уверенностью может утверждать, что ловец магических существ Патайя Хоуп, нарушившая правила безопасности, была инициирована суккубом посредством полового контакта с ним, подвергшись ментальному контролю со стороны данного существа. Глубокое изучение демоноидов данного вида показало, что суккубы обладают уникальной способностью проникать через магическую защиту высшей категории. Но данная способность может быть использована только при контакте с женщинами, использующими защитную магию строго в период менструального цикла. В связи с этой женской особенностью, возникает «энергетическая брешь», посредством которой суккуб способен влиять на сознание женщин, предварительно введя в организм жертвы фермент, позволяющий многократно ускорить контроль сознания. Как было указано выше, процесс инициации в суккуба происходит через половой акт, во время которого в организм женщины передаётся субстанция для дальнейшей трансформации в демоноида. Для совершения инициации суккуб способен на ускоренное видоизменение в инкуба - существо родственного вида. Через небольшое время суккуб-инициатор погибает, а жертва, посредством внутренних трансформаций (длящихся до нескольких часов), получает свойства суккуба. Исследования в данном направлении продолжаются.
Инициированная жертва суккуба, Патайя Хоуп, была ликвидирована в связи с большим риском для жизни персонала уровня. Тело сохранено в морге и доступно для изучения научным сотрудникам первой и второй категории.

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс "Сочинение по картинке"
СообщениеДобавлено: Пт апр 01, 2011 6:09 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17230
Откуда: Хайфа
№ 6

по картинке № 10

[url=/go?http://radikal.ru/F/s014.radikal.ru/i327/1103/d2/3cbf2eee978b.jpg.html]Изображение[/url]

Oмега Центавра

Самогону! Самогону!
Со вторым ударом гонга,
Лепестки твоих бегоний-
Неприличный анекдот.
Вот, по курсу, Чудо-Остров,
Жить на нем легко и просто:
Все жлобы стоят по росту,
Белка песенки поет.
Artemus


Это был особенный день. Настоящий праздник без причины: буханка черного хлеба в центре стола, плавленый сырок «Дружба», банка кабачковой икры да литровая бутылка, заполненная мутноватой жидкостью. Двое молодых людей искоса посматривали друг на друга и ждали последней команды типа: «Ну, давай». Или что-то похожее, но непременно начинающееся с «Ну». Главное - первое «Ну» произнести по правилам, не спеша, с придавленным дыханием, не сильно громко. Сильно громко - просто пОшло. Но и не сильно тихо, по-мужски уверенно.

Вполголоса трещал телевизор. Удивляло, что он вообще еще мог что-то показывать. Выглядел он, по крайней мере, изрядно изношенно, казалось, что он должен развалиться у всех на глазах. Трогательное обстоятельство выделяло его из других частей небогатого интерьера: на нем стояли граненые стаканы, на донышке которых еле просматривалась надпись - цена три коп., сделано в СССР. Когда-то давно попытка продать телевизор и похмелиться с треском провалилась. Деньги за такое старье люди давать отказывались.
Прогноз погоды закончился, и молодые люди, точно по команде, сосредоточили взгляд чуть повыше синего квадрата телевизора. Настало время поэксплуатировать стеклянные емкости по назначению. Осторожно стаканы были перенесены на стол, который человек посторонний назвал бы пустым ящиком из-под пива.
Самодельная пробка ловким движением была снята с насиженного места, и едкий запах быстро заполнил и без того не видевшую свежего воздуха комнату.

Первая пошла, и по стенкам пустых стаканов змейкой побежали капли, точно на окнах после дождя.

Минутой позже уже никто не слышал ни надоедливого жужжания мухи, крутившейся у них перед лицами, ни искаженного помехами голоса популярного исполнителя, именно в этот момент начавшего завывать популярную песню.

Как и положено: между первой и второй – перерывчик небольшой.

Огненный шар взрывался в желудке, заставляя быстрее бежать кровь, разнося чудесное тепло по телу. Грязные полосатые обои превращались в довольно стройную и логическую картину, смысл которой лежал прямо на поверхности, и только затертая маленькая деталь, потерявшаяся в жирных пятнах, не позволяла найти ключ к загадочному языку цвета и линий.

Третья раскрылась зонтиком в голове.

Звуковая каша, исходящая из телика, закладывала уши, напоминая старый бобинный магнитофон с поломанным роликом скорости и до упора докрученной ручкой звука. Мысли, как снежный ком, катились в непривычном направлении. Свет убегал куда-то далеко, превращаясь в маленькую звезду, совершенно затерянную среди таких же ярких точек в холодном, чужом пространстве. Все вокруг падало в темную бесконечность, наполненную непонятным смыслом другой реальности.

***

Он был одним из многих выпускников космической академии, капитаном корабля Земного Федерального Флота. Тех избранных, которым выпала честь…

Капитан корабля решительно встал с кресла, поправил галстук и внимательно осмотрел свой костюм. Все было в порядке, впрочем, как всегда. Его учили быть аккуратным во всем - даже мелкие упущения, маленькие погрешности могли привести к необратимым последствиям. Космос не прощал ошибок. Так его учили. Он был хорошим учеником и хорошим капитаном. Он еще раз придирчиво взглянул в зеркало: лицо, пожалуй, бледнее обычного. Капитан подмигнул своему отражению: мол, держись, старина, скоро всё закончится. По крайней мере, ты спас команду, отправив всех на спасательном шлюпе в район патрулирования земных кораблей. Капитан встал и подошел вплотную к обзорному экрану. Тысячи звезд сияли яркой гирляндой. Знаменитый NGC 5138, Омега Центавра, незабываемый вид, самый больший глобальный кластер в центре галактики, пятьдесят тысяч звезд, упакованные в тринадцать световых лет. Остатки древних маленьких галактик, проглоченные монстром Млечный Путь. Такой же участок - в тринадцать световых лет - в районе Земли вмещает только шесть звезд.
Капитан подошел к бортовому компьютеру. У него не было другого выбора. Он знал, чувствовал, что это была ловушка. Не прошло и суток, как он вернулся из длительного похода, - и тут же получил команду «Боевая тревога». Его корабль был ближе всех к зоне конфликта. Когда корабль вышел к исходной точке, то капитан понял, что его тревожные предчувствия более чем оправдались. Прямо по курсу находился корабль хронов. В обзорный экран отчетливо были видны желто-голубые бортовые знаки флагмана.
Еще недавно хроны входили в Лигу Федерации и считались братьями землян. Но и среди братьев случаются конфликты и ссоры. « Дожились», - разочарованно подумал капитан, глядя на флагман хронов, закрывший самый оживленный гипертуннель земных рудовозов. Знаменитая «Коса». Он никогда не видел легендарного капитана. Гм... женщина - капитан, наверно страшная, как смерть с косой, недаром же её так прозвали. Хотя, скорее всего, наоборот: хроны славились красивыми женщинами. Возможно, у него был бы маленький шанс, если бы… если бы за «Косой» не стояла эскадра амраканов. Под огнем эскадры защитного поля его небольшого эсминца-разведчика хватило бы на пару часов. Решение пришло сразу. Он должен спасти команду, помощники ему не нужны. Он справится. Самое трудное будет подойти поближе к эскадре, а потом он взорвет реактор. Взрыв реактора в сумме с боевым комплектом изрядно потреплет защитное поле кораблей; помирать - так с музыкой, а не ждать, пока тебя расстреляют в упор.
Капитан вспомнил свой единственный визит, по программе обмена студентов академии, на планету Амракан.
За пару недель проведенных на этой планете, он так и не понял и не принял тамошнюю философию. Амракане почти не отличались от землян, за исключением того, что были намного толще среднего жителя Земли, имели по двадцать пальцев на руках и огромные носы, из которых постоянно текла слизь. Главным занятием амраканов было поедание доландов. Доланды - большие круглые бутерброды с котлетой в середине - продавались на каждом углу. Целый день амракане ходили по улицам городов и ели доланды. Миллионы, миллиарды доландов. Потребление, потребление, потребление. Амракане жили для того, чтобы есть.
Нет, землянин никогда не поймет амраканина.
Свет из бокового коридора отвлек капитана от воспоминаний юности. Должно быть, неполадки в системе освещения. Нужно проверить, несколько минут он имел в запасе. Шаги болью резонировали в висках. Его корабль… он был для него всем: разочарованиями, победами и любовью. Если бы он смог… если бы он только смог спасти корабль.
Капитан перевел освещение в автоматический режим и открыл дверь в транспортный отсек.
От неожиданности он застыл на месте, отказываясь верить в реальность увиденного.
Их было двое. Пара человекообразных - других слов не нашлось. Какое-то подобие живых людей, одетых в немыслимые одежды. Когда-то давно, на первых курсах академии, курсантов водили в музей восковых фигур, стараясь разнообразить курс земной истории. Они были смешны и забавны - экспонаты из далекого прошлого. Но сейчас, на расстоянии тысяч световых лет от Земли, капитану было не смешно. И, несомненно, в отличие от восковых фигур из музея, эти экземпляры дышали, двигались и разговаривали, распространяя при этом какой-то неприятно-незнакомый запах.
Почти механически, не задумываясь, он громко произнес:
- Разрешите представиться, я капитан корабля... - в горле запершило, произнести имя он не смог. Бред какой-то. Минута молчания еще оставляла надежду, что этот кошмарный сон должен скоро закончиться. Но застывшие на секунду фигуры начали оживать, совершенно не разделяя удивления, присутствующего в голосе так бодро представившегося человека, одетого в синий мундир капитана Земного Федерального Флота.
- Ага! А вот и ка-пи-тан! - громко продекламировал один из непрошеных гостей. - Где ж вы были все это время, уважаемый? Этак пошли дурака за водкой, так он одну бутылку и принесет, да и то, слава богу, что не овсяное печенье. Так мало того что капитан, так еще и капитан корабля. Мдя… Последнее слово эхом повисло в воздухе, двое «человеков» затрусили слипшимися, давно немытыми шевелюрами.
Капитан удивленно смотрел на незваных пришельцев, пытаясь уловить смысл услышанного.
- Витёк, оставь капитана в покое, видишь, как он глаза вытаращил, видно, нехорошо ему, - заговорил один из экспонатов. Коренастый брюнет среднего роста, с бегающими поросячьими глазками, подошел к капитану и протянул руку для приветствия:
- Очень приятно познакомиться. Наполеон Бонапарт, можно просто Витя.
Они пожали друг другу руки.
Вторую восковую фигуру звали Димой. Он был высок и болезненно худ, c карими печально-умными глазами, какие бывают у дворовых собак. Дмитрий рассуждал вслух:
- Что дурдом - это понятно. Но как мы сюда попали¬? Загадка!
- А ты поинтересуйся, когда у них обед и какой номер палаты? – съязвил Витёк.
- Ха, ха, ха… очень смешно, просто «Клуб Веселых и Находчивых», - ответил Дима обиженным тоном.
- А ты как думал? Тут в соседней палате Александр Масляков отдыхает, скоро другие «капитаны» подтянутся, - огрызнулся Виктор и, почесав затылок, спросил:
- У Вас тут чего происходит? Маскарад? Или, в самом деле, каникулы в сумасшедшем доме? Да ладно, не обижайся. Выпили - это правда. Грешны, что и говорить. Да и кто сейчас не пьет? В теперешние времена и генералы пьют, как рядовые. Молчишь, капитан, значит, согласен. Сам-то употребляешь? - Витя замолчал и щелкнул пальцем по горлу.
- Употребляешь, - повторил капитан, то ли спрашивая, то ли соглашаясь, и, как бы поставив точку в предложении, щелкнул пальцем по горлу.
Гости заметно повеселели и одобрительно закивали.
- Наш человек, я своих вижу за версту,- сказал Дмитрий, расстегивая телогрейку. Из внутреннего кармана он вынул литровую бутылку, наполовину заполненную мутной жидкостью. Из другого кармана достал стакан. Заполнив его на треть, он вложил стакан в ладонь капитана.
- Пей, капитан, станет легче.
Капитан поднес стакан ко рту, в нос ударил резкий этиловый запах. «Легенды и мифы древних цивилизаций ». В древних сказках некоторые смельчаки пили «огненную воду», а потом сражались с драконами и чудовищными зелеными змеями. Впрочем, в его положении оставалось надеяться только на чудо.

Капитан выпил, первая пошла.

Глаза разъехались, больно обожгло горло. Капитану показалось, что он проглотил горячие камни. Что-то изменилось. Он по-иному взглянул на окружающий мир.
Дима понимающе улыбнулся:
- Ну, что, ещё?
Капитан кивнул, подставляя стакан.

Вторая пошла.

Он понял, он как-то неожиданно и сразу понял смысл. Смысл всего. Знание, которое искали многие поколения Землян. Тысячи световых лет в поисках истины. Всё оказалась просто, очень просто…

Третью капитан не допил.

Он попросил новых друзей занять пустующие кресла штурмана и второго пилота. Выключил защитное поле и взял в руки штурвал. Корабль Земного Федерального Флота шел курсом на сближение с эскадрой амраканов без защитного поля, на полном ходу. Капитан вышел в открытый эфир:
- Всем! Всем! Всем! Прошу не открывать огонь, намерения доброжелательны, на борту корабля Всемирное Знание. Разгадка рождения Вселенной. Всем! Всем! Всем! Прошу не открывать огонь!
Капитан представил, как к лучшему изменится жизнь без войн, без потерянных в боях товарищей. Всё теперь будет по-другому. Он объяснит, они сами убедятся - не стоит покорять Вселенную, намного важней найти истину в себе.

Джордж Уокер, адмирал амраканской эскадры, не поверил своим глазам. Черт возьми, что бы это могло значить? Капитан землян сошел с ума? Блеф или провокация? Хотя расстрелять корабль без защитного поля - не велика честь. Да еще, не дай бог, журналюги подымут вой во всех СМИ. Демократы сейчас у власти, и с этим приходится считаться. Нет уж, он посмотрит на Всемирное Знание. Землянин блефует - тем хуже для него.

Флагман хронов принимал «гостей». Прямая трансляция саммита шла по всем каналам связи. «Если земляне обманут, об их коварстве узнают во всех уголках Галактики», - шепнула капитан хронов адмиралу. Джордж довольно подмигнул:
- Вы это хорошо придумали. Пускай все увидят – ху из ху.
Капитана землян слегка покачивало. Двое «человеков», стоявшие за его спиной, глупо улыбались, осматриваясь по сторонам. Один из них поставил бутылку с мутной жидкостью на стол переговоров.
- А вы красивая, - сказал капитан землян, глядя в глаза капитана хронов.
- Все земляне такие элегантные кавалеры?
- Нет, только те, кто познал Всемирное Знание.
- И где же это чудо-знание?.. разрешите полюбопытствовать.
- Вот в этой бутылке.
- Земляне всё еще верят в древние сказки? Живая вода, значит? Жаль, я думала, будет что-то поинтересней – поцелуй заколдованной принцессы, например.
- Я не против, - землянин икнул, прикрывая рот ладонью.
- Не против чего?
- Не против поцелуя.
Капитан хронов натужно улыбнулась и кивнула старшему офицеру. Тот, не задавая лишних вопросов, козырнул и налил мутную жидкость в небольшую стеклянную емкость.
Камера взяла большим планом лицо капитана хронов. На всех планетах Галактики зрители затаили дыхание. Первая пошла… Ресницы запорхали, точно бабочки. В глазах появился странный блеск. Румянец заиграл на щеках. Она расстегнула верхние пуговицы капитанского кителя; неспешно распустила русую косу и взъерошила руками волосы, кокетливо взглянув на землянина:
- Меня Юля зовут. Так на чем мы остановились? Я, в самом деле, красивая?
- Ага, Юля, вы очень красивая, а фигура - просто отпад. А меня Володя зовут, а это наши скромные герои: Дмитрий и Виктор.
- Володя, угостите даму сигареткой, не курила со школьной скамьи.
У адмирала Джорджа Уокера от удивления задергалось веко. Он поправил золотое пенсне и закашлялся. Юля сняла китель и повесила его на спинку стула. Желто-голубые полоски тельняшки игриво выгибались на груди. Закинув ногу за ногу, Юля пускала кольца сигаретного дыма, и, судя по всему, это занятие ей очень нравилось. Взглянув на адмирала, она поманила его пальчиком:
- Джордж, не будьте занудой. Выпейте с нами. И распорядитесь доставить с ваших кораблей знаменитые доланды на закуску. Хотя, если честно, я их терпеть не могу.
После двух порций Всемирного Знания, адмирал, обнимаясь с участниками саммита, старался перекричать мило беседующих друзей:
- Ребята, приезжайте ко мне на ранчо. Я вас на лошадках покатую.
Когда разлили остатки волшебной жидкости, настало время для финального тоста.
- За демократию, - сказал Джордж.
- За братьев хронов, - сказал Володя.
- За братьев землян, - сказала Юля.
- Мир, дружба, жвачка, - сказал Виктор.
- Пусть всегда будет Солнце, - сказал Дмитрий.
И со всех кораблей дружно ударили салютные торпеды, распадаясь на тысячи цветных огней, затмивших равнодушное великолепие мерцающих звезд Омеги Центавра.

***

Человек в наброшенном поверх синего костюма белом медицинском халате мечтательно смотрел в больничное окно, заложив руки за спину. Негромкие стоны пациентов отвлекли его от созерцания цветных бумажных змеев, пытающихся спорить с порывами ветра. Дети, играющие на больничном дворе, радостно тыкали пальцами вверх: бумажные змеи уходили в пике, а через мгновение вздымались выше черепичной крыши.
- Ну вот, наши жмурики очухиваются, - сказал человек в медицинском халате, словно обращаясь к бумажным змеям за окном.
Больные приходили в себя и нехотя открывали глаза.
- Так это ж - капитан,- выдавил Витя пересохшими губами.
- Капитан?! Нет, я только врач. Впрочем, как вам будет угодно. И скажите спасибо не мне, а господу Богу. Еще чуть-чуть - и всё. От той гадости, что вы изволили напиться, не только лошадь копыта склеит - тараканы передохнут, которые, смею вас заверить, в давние времена мамонтов пережили. Пить меньше надо, молодые люди!
Врач развернулся, быстро зашагал и вышел из палаты. Было слышно, как он уже по-взрослому выругался за дверью.

Выживших «алконавтов» выписали поздно вечером. Гастрономы были уже закрыты. Оставался только ларек недалеко от больницы. Водка в ларьке - дорогая и паленая. Отражения бледных лиц двух поздних посетителей в стеклянной витрине могли напугать случайного прохожего. Продавец, казалось, дремал; очки с выпуклыми линзами, привязанные длинным шнурком за дужки, покачивались на животе. Дмитрий, собрав последние силы, постучал по стеклу:
- Ну, ты чего, мужик, заснул?
Продавец, замотав головой, сонным голосом забубнил:
- Рад приветствовать, уважаемые клиенты. Чего изволите? Рекомендую: немецкая водка «Кайзер», бутерброды с курино-свиным паштетом «одна курица плюс одна свинья», а также студень из лошадиных копыт и мозгов. Делайте свой выбор, спасибо, что остановились у нашего ларька.
Голос продавца был знакомым. Дмитрий потер кулаком глаза:
- Совсем клоны замучили.
- Мужик, а чё тебя капитаном зовут? - ковыряясь в носу, спросил Виктор.
- Так при Советской власти был капитаном Вооруженных сил. Вот попали бы ко мне, родимые, на срочную службу - я бы из вас людей сделал. А так, что с вас взять, дженерейшен «Пи-Пи». Ну, что, мои хорошие, «Кайзера» литровую?
- Да нет, нам домашней. Помнишь, вчера ты бутылку подогнал. Есть еще? – сказал Дмитрий, проглатывая слюну.
- Знал, что понравится, улётная вещица. Держу только для постоянных клиентов. Ну, тогда, непутевые мои, айда ко мне в конуру, а лучше я на воздух выйду, тут сзади скамейка имеется. Вечер-то, какой вечер! Небо чистое, звезды, как на ладони. Сам с вами пригублю. Посмотрите, мои необразованные, там в небе светящаяся линия, сегодня ее хорошо видать, Млечный Путь называется - центр нашей Галактики.
- Капитан, не заводись, мы это уже слышали: Омега Центавра, корабли бороздят просторы вселенной, – Витёк от нетерпения топтался на месте. - Может, нальешь сперва.
- Ладно, торопливые мои, налью, раз сказал.
Капитан с тоской посмотрел на звезды и разлил в стаканы густой туман:
- Ну, с Богом! Полетели!

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс "Сочинение по картинке"
СообщениеДобавлено: Пт апр 01, 2011 7:00 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17230
Откуда: Хайфа
№ 7

по картинке № 21

[url=/go?http://img215.imageshack.us/i/postap5.jpg/]Изображение[/url]

Uploaded with [url=/go?http://imageshack.us]ImageShack.us[/url]

Логово

Меня многие считают сумасшедшим. Хожу по лесам один, заглядываю в поселения только для пополнения запасов. Меня узнаЮт даже там, где я никогда не был. Слух о том, что пришёл Отмороженный, разлетается моментально.
Просто я не боюсь, а они дрожат от страха встретиться с перекинувшимися. Но любопытно же. Вот и расспрашивают. Любят люди страшилки, и я их не разочаровываю. Сказочник из меня хоть куда, иногда такого насочиняю, что самому страшно становится.
Когда нам, биологам, в ходе экспериментов «посчастливилось» научиться будить спящие гены, мы поначалу были счастливы. В эйфории от научного прорыва, мы не заметили, что ведём себя, как дети, играем генами, как мозаику собираем. Стимуляцию увеличения количества гормональных производных мы, конечно, компенсировали соответствующим повышением сиртуина, но ситуация всё-таки вышла из-под контроля, когда начали испытания на людях. С тех пор, как в геноме волонтёров был разбужен механизм мутации, людьми их называть перестали.
Они прославились как перекинувшиеся, в один прекрасный момент восстав и вырвавшись на свободу. Обладающие отменным физическим здоровьем, помутнённым разумом и нестабильностью генов, вследствие чего превратились в зверолюдей, они были опасны, но тогда мы еще не предполагали, насколько. Концентрация сверхактивных веществ в их крови была так высока, что даже капля их крови или слюны вызывала мутацию у здорового человека. Правильно оценить эту опасность мы смогли лишь тогда, когда цепная реакция приобрела глобальные масштабы.
А сейчас этих зверюг почти не осталось. Я за полтора года ни одного не встретил. Гены, дающие силу и уродующие тела, в то же время и убивали, мобилизуя резервы организма до последней капли. Те, кого не уничтожили военные и толпы добровольцев, умирали мучительной смертью. Мне попадалось много скорчившихся трупов. Мёртвых я сжигал, живых убивал - и в костёр. Должен ведь кто-то заниматься уборкой.
Последние три года я нигде не задерживаюсь. Меня тогда сильно поранил перекинувшийся. Я вышел из леса с верным псом на руках, в крови с головы до ног. Когда вспоминаю, весело становится. Люди шарахались, как от прокаженного, крестились. А я всё шёл по улице, мгновенно ставшей пустой. Но в тот день мне было совсем не смешно. Вконец обессилев, я упал. Потом узнал, что пролежал посередине дороги десять часов.
Один смелый нашёлся. Убедившись, что я не шевелюсь, подошёл и кровь на анализ взял. Вердикт: мутации нет. Меня спасли. Пират тоже выжил, моя кровь защитила его, одновременно крепко скрепив нас. Но доктора замучили вопросами, обследованиями. Я терпел до тех пор, пока мне необходима была медицинская помощь. Когда я сбежал, за мной организовали погоню, три дня от них оторваться не мог. Они нашли мою кровь интересной, и теперь я просто нарасхват. Но больше никаких сумасшедших учёных!
Я не в восторге от обострённого внимания к своей персоне, потому что знаю, что это такое. Сам учёный, я стал одним из первых добровольцев, на которых испытывали средства против мутации. Когда мы создавали лекарство от всех болезней, мы не знали, что потом будем долго и тщетно с ним бороться. Одна из вакцин всё же сработала. Чего-то мы недосмотрели, когда ставили «минусы» в графе «результаты экспериментов». И я - живое тому доказательство.
Все мои коллеги мертвы, не успели эвакуироваться. Тянули долго, хотели очередной эксперимент завершить - и были разорваны мутантами, волна которых ворвалась в город. У меня хватило ума сбежать из лаборатории на день раньше этого ужаса. Я нарушил договор, но это того стоило. Две недели я добирался до людей. Вокруг смерть. Рыщут перекинувшиеся. С неба артиллерийский и ракетный обстрел…

Не думал, что я вернусь в места, где сначала едва не погиб, а потом стал «трофейной дичью» для учёных умов. Тем не менее, я вышагиваю по знакомой улочке. Недавно до меня долетели слухи, что здесь зафиксировали появление мутантов. Это странно и плохо.
Я решил проверить. Чаще всего слухи оказываются байками, которых и я немало насочинял. И если бы они не касались этой местности, то я бы не обратил на них внимания.
Именно здесь я разгадал их секрет. После инфицирования я начал слышать зов. Перекинувшиеся сигнализировали друг другу на телепатическом уровне. Это не было общением, это не были членораздельные фразы, просто сигналы, которые предупреждали об опасности, указывали своё местоположение или направление движения. Или я просто не всё понимал, ведь я не стал одним из них, во мне был соблюдён баланс и положительные качества преобладали. Сила, выносливость, способность предвидеть, на несколько мгновений обгоняя время, и слышать зов помогали мне выслеживать и уничтожать жертв своей ошибки.

Отдохну денёк, потом прогуляюсь по окрестным лесам. Долго не мог решить, устроить моим старым знакомым допрос с пристрастием на тему того, как они распорядились выкачанной из меня кровушкой, сегодня же - или после того, как всё проверю. В одном случае я буду знать, к чему готовиться, в другом – уйду незамеченным, если эти рассказы липовые. И то, и другое заманчиво.
Потратив около часа на осмотр той части городка, которая меня интересовала, я вернулся на окраину, где приметил несколько заброшенных домиков. Пират позволил затащить себя на сеновал: лучшей гостиницы не найти.
Утром просыпаться совершенно не хотелось. Неугомонный пёс всю ночь охотился за мышами, которых на сеновале, видимо, развелось под миллион. В какой-то момент я не выдержал, надел на него ошейник и посадил на привязь, но его скулёж раздражал ещё сильней. Пришлось отпустить.
И вот теперь он мирно посапывает, свернувшись калачиком. Это даже к лучшему. Я не собирался брать его в город, вместе мы слишком приметны. Пират не заметил, что я ушёл. На всякий пожарный сеновал я запер.
На сегодня я назначил важную встречу. Правда, тот, кому я её назначил, об этом ещё не знает. Да и место встречи я представляю себе очень смутно.

Где-то здесь должен быть парк. Где-то, где-то на краю света…
Три часа я бродил по городу, прежде чем нашёл знакомую ограду. На воротах табличка: «…Городская больница №1».
- Рядников Виктор Алек… сандрович… Алексеевич…
Отчество забыть не страшно, главное – фамилия. А вот думать вслух – это нехорошо.
В приёмном покое на меня смотрели с подозрением, но указали, в каком направлении кабинет Рядникова. Когда я шёл по коридору, то чувствовал на своей спине их встревоженные взгляды. На их месте при виде небритого диковатого мужчины, с ног до головы в чёрном… И с сеном в сапоге… Н-да… Ещё бы каждый встреченный мной горожанин не счел за честь одарить меня косым взглядом.
Когда я вошёл в кабинет без стука, доктор так резко вскочил со стула, что я забеспокоился, как бы он не выскочил в открытое окно.
- Узнаёте?
- Да, - его голос дрожал.
- Заприте дверь.
- Зачем?
- Я так хочу. Я с миром. Но всё помню.
Я взял из дрожащих рук молодого доктора ключ и, несколько раз повернув его в замке, бросил в карман.
- А теперь поговорим. Давайте знакомиться. Как вас по отчеству?
- Алексеевич…
- Очень приятно познакомиться, Виктор Алексеевич! А кто я?
- Отмороженный…
Я улыбнулся:
- Доктор медицинских наук, профессор Андрей Николаевич Морозов.
Люблю шокировать людей. С пребольшим удовольствием я наблюдал, как расширяются глаза Рядникова. Если бы это был эпизод мультфильма, то его челюсть упала бы на стол. Он был мне почти ровесником, максимум год-два разницы. Я видел его в деле и очень надеюсь на его помощь. Он поможет. Никто не догадывается, сколько я знаю. Мне приходилось имитировать бессознательное состояние, чтобы избегать вопросов, а это обеспечивало не только покой, но и позволило мне много услышать того, что не предназначалось для моих ушей.
Высокий брюнет атлетичного сложения наверняка не раз подвергался атакам пациенток. По крайней мере, женская часть персонала их предпринимала. Однажды я чуть не поддался на соблазн открыть глаза, когда молоденькая медсестра с приятным голосом, никак не желая понять, что она ему неинтересна, долго не выпускала доктора из моей палаты.
Итак, он, кажется, отошёл…
- Я один из тех, кто участвовал в проекте, который подарил миру перекинувшихся…
Голос мой дрогнул, в нём прозвучала горечь. Надо собраться…
- Я знаю. Много слышал о вас.
Настала моя очередь удивиться.
Виктор продолжил, воспользовавшись моим замешательством:
- Друг моего отца был в проекте. Он много о вас рассказывал. Вы были первым, кто решился проводить испытания на себе. Но никогда бы не подумал, что Отмороженный… Я думал, вы старше.
- Но секретность?!
- Он звонил… Через интернет, по скайпу… Да вы садитесь.
- Не может быть… Это запрещено! Было запрещено…
Инструкции, правила. Я привык выполнять их беспрекословно. И вот я слушаю, как они нарушались. Нарушения были, мелкие, но в большом количестве. Многие участники проекта общались со своими родственниками, в этих разговорах упоминалась и секретная информация. В какой-то степени это было неплохо и в данный момент упрощало задачу.
- Достаточно, Виктор Алексеевич. Мне понятно… Я не хочу долго задерживаться в городе. Давайте перейдём ближе к делу. Что вы можете сказать, перекинувшиеся есть - или это слухи?
- Не знаю. В лесу пропало несколько человек за последний год. В основном молодые женщины. Пожилого мужчину недавно нашли мёртвым, лицо его было перекошено от ужаса. Вот и вспомнили об этом зверье. Но никто их не видел. Слухи рождают панику. Но не все боятся, некоторые и сейчас ходят в лес и возвращаются. Но возвращаться жить в лес люди не торопятся. Заброшенные деревни не торопятся заселять.
- Скорее всего, просто слухи. Но я должен проверить. Вы мне поможете?
- Я? Чем я могу помочь?...
- Вот список. Всё должно быть готово завтра утром. Сможете?
Рядников взял из моих рук мятый лист бумаги.
- Оружие, патроны… Я не смогу достать…
- Сможете.
- Но как?!
- А вы постарайтесь. Я в долгу не останусь.
Во взгляде молодого мужчины я не увидел желания искать способ меня вооружить. Последняя моя фраза не произвела на него никакого впечатления. Но он был единственным, кого я знал в этом городе. Если от него я получу отказ, мне придётся несколько дней ходить по барам и тирам, травить байки, заводить знакомства, наводить справки. Полгода назад я очень неудачно попался на глаза полиции, они конфисковали всё. Но удержать меня под замком не смогли, я не по зубам «простым смертным». В моей крови чего только нет… Мне даже самому интересно.
- Моя кровь. Вы тогда брали у меня кровь. Исследовали? Какие результаты? – в глазах доктора на миг вспыхнула искорка интереса, но он сдержался и ответил наигранно небрежно:
- Интересные результаты. Хотите ознакомиться?
- Не сегодня.
Я оглянулся на дверь. В коридоре давно уже было слышно движение, пора было заканчивать.
- Если вы мне поможете, я позволю взять анализы для продолжения ваших исследований. Вы же заинтересованы в этом?
Подействовало. Думает. Он согласится, я уверен. Но ждать его ответа я не могу, надо уходить.
- Не потеряйте список. Я приду утром. Успокойте людей, скажите, что к вам заходил друг.
В следующий момент я покинул кабинет Рядникова через окно. Это хорошо, что этаж второй. Если бы его кабинет был на первом, то здесь меня поджидали бы.
Вызвали полицию. Всего лишь полицию. Значит, не догадались, что я – Отмороженный.

Вой Пирата я услышал издалека, жуткий, безумный. Мне хотелось бежать, но нельзя было привлекать к себе лишнее внимание, и я прибавил шаг. Люди испуганно смотрели в сторону леса. Казалось, что вой доносится именно оттуда. Чтобы не вызывать подозрений, я сделал крюк и теперь приближался к «гостинице» с другой стороны. От очередного «У-у-у» мурашки побежали по коже. Пса на сеновале не было, вой доносился из леса.
Страх пронзил меня сотней иголок. Страх? Улыбка дрогнула на моих губах: «Я чувствую!» Но как не вовремя! По пустынной улице я что есть сил побежал к сеновалу. Внутренняя сторона дверцы была буквально вспахана острыми когтями зверопса. Если гены-мутанты всё-таки взяли верх… Кто победит, он или я?...
- Не-е-ет!
Мы столько с ним прошли! Потерять его?!
Когда я очнулся, то обнаружил, что сеновал стал похож на дуршлаг. Гнилые доски почти не создавали сопротивления моим ударам, и сейчас в прожекторах солнечного света, проникавших в отверстия, кружилась пыль, и в центре этого безумия стоял я…
Не отряхнувшись от сена и трухи, я схватил рюкзак и спрыгнул вниз, игнорируя лестницу.

Лес бежал мне навстречу с бешеной скоростью. Несколько раз я корректировал направление, ориентируясь на голос Пирата.
Зов я заметил не сразу, обратил на него внимание лишь тогда, когда он переполнил мой мозг. Перекинувшиеся звали меня в свою стаю. Это не слухи…
Я остановился. Рискую. Без оружия, без поддержки. Без Пирата?...
- Пират! – в ответ протяжное «Вау-у-у» совсем рядом.
- Иди ко мне, Пират!
Я торопливо шарил в рюкзаке. Метательный нож… Ещё один. Кинжал.
Серой тенью пёс бросился на меня, когда я укреплял ножи на ремне. Он сшиб меня с ног. Глаза пса горели безумием, зубы клацали в паре сантиметров от моего носа. Завязалась борьба, мне стоило немалых усилий держать рычащую пасть на расстоянии.
- Прости, - мои пальцы сомкнулись на шее друга.
Пират рванулся назад, вырвавшись из моих рук. Он нападал снова и снова, не позволяя подняться. Зов не давал сосредоточиться. Приближается… Борьба… Вырвался… Не отвечать на зов… Заходит справа. Вырывается… Не отвечать!
Краем глаза я увидел кинжал. Он отлетел достаточно далеко, но у меня есть шанс. Раз, два, три… Изо всех сил оттолкнув пса, я вскочил и в несколько прыжков… Одновременно я почувствовал рукоять кинжала в своей ладони и зубы Пирата, вонзившиеся в предплечье.
- Я свой, Пират! Я свой!
Пёс зло зарычал, не разжимая челюстей. Ни встать, ни перевернуться он мне не позволял. Я смотрел в его жёлтые глаза и не мог поверить, что так глупо загнал себя в угол. Столько лет я планомерно истреблял тех, в создании кого принимал участие, о ком знал всё. И вот так умереть?… Зов больше не мешал мыслить разумно. Сколько бы их ни было, они ушли. Если бы я нарвался на перекинувшихся, меня бы уже не было в живых.
Неожиданно пёс ослабил хватку, виновато скосился на меня, вильнул хвостом.
- Пират…
Он лёг рядом, тихонько заскулил, стал зализывать мою рану.
- Больше не пугай меня так, - я потрепал его по холке. - Хорошо?

***
Очередная заброшенная деревня попалась на моём пути на рассвете. Сразу войти в неё не решился, нужно было отдохнуть после ночного перехода. Лёжку я обустроил под широколапой елью.
Рядников не подвёл, снарядил меня лучше, чем я ожидал. К моему списку он добавил аптечку и карту. От него я узнал, что мы с Пиратом нагнали ужаса на городок.
Сон не заставил себя ждать, и я моментально провалился в ставший привычным кошмар.
Деревенские ветхие домики, прогнившие скрипучие двери и тени, много теней. Они везде и движутся так быстро, что ни разглядеть, ни прицелиться. Впервые этот сон ворвался в мою голову год назад, я проснулся в холодном поту. Он снился мне всё чаще и чаще и постепенно стал частью меня. Эдакий сериальчик. То новая серия, то повтор…
Меня разбудил Пират около полудня. Чутью этого пса могли бы позавидовать даже перекинувшиеся. Но в этот раз обеспокоился он из-за белок. За три дня пути никаких происшествий, ни следов, ни зова, ни самих зверюг.
Позавтракали на опушке леса, в молодой поросли осинника, откуда открывался хороший вид на крайнюю улицу деревни. Обычная деревушка, никаких признаков жизни. Можно её обойти стороной, но не хочется за спиной оставлять неизвестно что. Надо проверить. На карте… А на карте-то её нет. Обязательно надо проверить.
Путь я держал к небольшому озеру, окруженному оврагами. Там можно и слона спрятать, и от людей эта часть леса максимально удалена со всех сторон.

Я закинул рюкзак на плечи.
- Пошли.
Но через пару шагов остановился. Тяжелый рюкзак давил на плечи, он мешал, сковывал движения. Смутное беспокойство всё больше разрасталось во мне. Обычная с виду деревня. Что же меня так настораживает?...
Дорога поросла травой. Домики обветшали, у некоторых ставни забиты досками, у многих вместо окон зияют чёрные дыры. Покосившиеся заборы, никакой домашней живности. Обычная заброшенная…
- Назад! – пёс наполовину высунулся из осинника, навострив уши в сторону деревни.
Линии электропередач! Ни одной поврежденной. Такого я ещё не встречал. В других деревнях не редкостью были порванные провода, упавшие опоры. В некоторых провода вообще были срезаны. А здесь всё целёхонько! Как будто под присмотром аккуратного хозяина.

Прежде чем приблизиться к деревне, я медленно обошёл её вокруг. И ничего! Меня это злило. Я чувствовал, что здесь что-то нечисто, но никаких подтверждений не было. А время шло.
Мы вошли в деревню по разбитому асфальту главной дороги. Тишина. Медленно двигаясь по улице, я пристально всматривался в каждый дом. Никаких признаков жизни, но внутри меня росло напряжение. Я привык себе верить.
- Ищи, Пират, - произнёс я тихо, но верный пёс понял меня.
Он перестал путаться под ногами, стал далеко забегать вперёд, скрывался с моих глаз во дворах. Нашёл!
Когда я подошёл, то увидел в траве около калитки складной ножик. Нож был в хорошем состоянии. Если бы он пролежал здесь несколько лет, ржавчина не обошла бы его стороной. Калитка вела к добротному дому с окнами, забитыми досками крест-накрест. Дверь, однако ж, не была забита, и замка на ней не было.
Я приближался к дому медленно, вслушиваясь в каждый шорох. Пират вёл себя беспокойно, краем глаза я следил за ним. Дружба дружбой, а загрызть себя я не позволю даже другу.
В доме скрипнула половица. Вперёд? Назад? Или спрятаться в сарае, от которого меня отделяет лишь пара-тройка метров? Да что это со мной?! От перекинувшихся нельзя спрятаться.
Через мгновенье я уже был на крыльце. В открытую дверь влетел Пират, следом в дом вошёл я, держа наготове автомат. Я быстро прошёл узкий коридор прихожей; из комнаты доносились звуки борьбы.
Увиденное меня удивило.
В комнате находилось пять женщин, две из них держали на руках детей. Женщины были почти нормальными, а вот дети - покрыты шерстью и зло рычали на скалившегося пса.
- Не убивайте нас, мы ни в чем не виноваты. Мы хотим жить! – одна из женщин была повалена Пиратом на пол, но с невероятной лёгкостью от него отбивалась.
Физиологических изменений почти не было, только лёгкий пушок шерсти на теле и зрачки выдавали её. Она уже несколько лет была инфицирована, но почему-то не мутировала полностью, суставы и зубы были в норме. В её движениях чувствовалась сила перекинувшихся. Женщины с детьми имели те же признаки и смотрели на меня с угрозой. Две девушки, забившиеся в угол, дрожали от страха.
Я отозвал Пирата.
- Уходи, - поднявшись, женщина сделала шаг в мою сторону.
- Кто вы?
- Уходи, если хочешь жить.
- Отвечайте. Не надейтесь, что я буду с вами церемониться. Чьи это детёныши?
- Не смей их так называть, - одна из матерей зло сверкнула глазами. - Это наши дети! И мы не дадим их в обиду. Уходи!
- Не держите меня за дурака. Просто так вы меня не отпустите. Я раскрыл ваше логово, и теперь либо я, либо вы, - я не спускал глаз с молодых девушек - они выглядели вполне здоровыми. - Если не убедите меня в том, что вы безопасны.
- Нам легче тебя убить, чем убедить, - говорящая это высокая брюнетка передала ребёнка второй женщине и вышла вперёд.
Вдруг Пират резко развернулся и зарычал на меня. Прежде чем пришло осознание, что за моей спиной кто-то есть, на мою голову опустился «тяжелый тупой предмет».

- Он приходит в себя.
Я был связан, это меня огорчило.
- Здравствуй, Отмороженный, - низкий рычаще-звериный голос пробрал до костей.
Передо мной был старый знакомый, тот перекинувшийся, который едва меня не убил. Его тело было расчерчено шрамами, оставленными моим кинжалом.
- Вы не умеете разговаривать…
Он рассмеялся, воинственная брюнетка за его спиной презрительно ухмыльнулась.
- Не умели. Ты нас научил. Я тогда едва не умер, но раны затянулись. С каждым днём я чувствовал себя всё лучше во всех отношениях.
Я молча слушал его историю.
По мере того, как к нему возвращался разум, его всё больше тянуло к людям. Жизнь в безумной стае мутантов не устраивала. Он пробовал делиться своей кровью с другими зверолюдьми, но на них это не действовало. Тогда он похитил первую девушку. Ухаживания в стиле «Красавица и Чудовище» в конце концов дали результаты. Она согласилась родить ему ребёнка, тем более, что назад дороги у неё уже не было, так как на коже появились признаки мутации. Когда ребёнок появился на свет, она сошла с ума и покончила жизнь самоубийством.
- Это старший из Первородных.
Ребёнок был мало похож на человека, признаки мутации, присущие перекинувшимся, были настолько сильны, что это пугало. Гибкое, звероподобное тельце было полностью покрыто шерстью, более длинной на голове и менее густой на лице и ладонях.
Одному с ребёнком было трудно справиться, и он вновь отправился на поиски спутницы. В этот раз он выбрал женщину средних лет, молодо выглядящую вдову. Именно она стала старшей. Его кровь влила в неё силы, она занялась воспитанием, но родить не смогла.
- Этих женщин привела Мать. Они были одиноки и больны. Моя кровь продлевает им жизнь.
- А эти? – я кивнул на девушек.
- Они собирали грибы, заблудились и наткнулись на нас. Их нельзя было отпускать.
- А старик?
- Мы столкнулись с ним в лесу. У него, наверно, было слабое сердце.
- Что меня ждёт?
- Я не могу тебя отпустить. Я и так слишком долго тебя ждал.
- Убьёшь?
- Не думаю. У тебя очень ценная кровь. Ты нужен мне живым.
- Зачем тебе стая? Возвращайтесь к людям. Я помогу вам. Поиски лекарства продолжаются, жизнь продолжается.
- Жизнь продолжается у вас, людей. А у нас она только начинается.

продолжение следует

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс "Сочинение по картинке"
СообщениеДобавлено: Пт апр 01, 2011 7:02 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17230
Откуда: Хайфа
Логово
(продолжение)

Быть подопытным в руках учёных - ничто по сравнению судьбой игрушки у мутантов. Я наивно полагал, что смогу легко справиться с женщинами, когда Первый уйдёт. Но выяснилось, что колония гораздо крупнее. Ко мне приставили стражников.
Я от досады кусал губы, когда думал о том, что попался, потому что наткнулся на деревню в «тихий час».
Многие дома были заселены, но заметно это было только по ночам. В подвале, подо мной, было несколько безумных перекинувшихся, я их чувствовал. Полуиздохшие, они бы не выжили без заботливого присмотра. А вот присутствия женщин я почти не ощущал. Не догадался я провести локацию, потерял бдительность. Да и ослабли мои способности, потому что перестал пользоваться ими, радуясь, что становлюсь нормальным. Теперь у меня много времени для тренировок.
В первый же день меня обескровили так, что о побеге и речи быть не могло. Я молча лежал на подстилке из сухой травы. Дети ползали по мне, но кусать меня нянька им не позволяла.
Пират вернулся через неделю. Из разговоров я узнал, что его сильно ранили. В деревне поднялся переполох. Через два дня он вернулся снова. А потом пропал надолго.
Мрачность старого дома с забитыми окнами давила. Я жадно вслушивался в звуки. Ветер, пенье птиц, дождь. В какой-то момент я потерял счет дням.

***
Свет. Ураган снёс крышу? Я долго не мог понять, где я.
Белый потолок, писк приборов, капельница…
Шаги. Рядников склонился надо мной, проверил пульс, посветил в глаза.
- Я в норме, - слова давались мне тяжело.
- Я вижу, - но в его глазах я увидел уверенность в обратном.
- С пробуждением вас, Бог…
- Где мой нимб?
- Чувство юмора - это хорошо. По крайней мере, рассудка вы не лишились.
- Почему я здесь? Хотя нет… Это понятно. Как я здесь оказался?
- Ваш милый пёсик поставил на уши весь город. В один прекрасный момент он наткнулся на меня. И привёл к вам.
- Вы не побоялись?
- Как бы вам сказать…
- Как есть.
Я собрал силы и начал локацию.
- Вы проверили на себе… А я вам доверился!
- Да, не сдержался. И не жалею. Началась новая эпидемия. Нам удалось вырвать вас из их лап, но их очень много.
- Вам?! – я дёрнулся, но обнаружил, что привязан к кровати.
- Это временно. Я не был уверен, что вы безопасны. Мне помогли военные. И нам очень нужна ваша помощь.
Я лежал молча, почти не слушая слов доктора. Я безопасен? Нет, я опасен, из-за меня всё начинается заново. Нельзя было нарушать договор. Правила существуют для того, чтобы их соблюдать, а не для того, чтобы плодить исключения.

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс "Сочинение по картинке"
СообщениеДобавлено: Сб апр 02, 2011 0:18 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17230
Откуда: Хайфа
№ 8

картинка № 3

[url=/go?http://radikal.ru/F/s49.radikal.ru/i124/1103/04/3471e5861666.jpg.html]Изображение[/url]

Утро

Рассвет народился спозаранку, высветлил небо, просиял сквозь дымку тумана - и умер, упав на землю каплями росы. Забормотал о чем-то голубь, засвистели в небе ласточки, где-то неподалеку тявкнул пару раз для порядку чернявый вислоухий Жучок, степенно замычала Милка, шествуя вдоль улицы и глухо брякая боталом. Мир задышал, задвигался, начал радоваться всему, что есть, и печалиться о том, что ушло.
И тогда же проснулась Марютка.
Она сначала не открывала глаз, слушая еще бродивший где-то внутри сон. Он был плохим, Марютка в нем ежилась и очень хотела проснуться. Только вот мамка не давала – все мешала ей, трясла, звала… но потом затихла, и Марютка наконец-то вздохнула и сбросила с себя остатки дремы. И открыла глаза.
Вокруг висела тишина, как бывает в избе рано утром, и было пусто. И светло. Марютка зевнула, потянулась, огляделась, размышляя: звать мамку или погодить? Потом вспомнила про ночной кошмар, и решила мамку не звать – ну как опять начнет в тот сон тащить? Она поерзала, перевернулась на живот и слезла с высокой лавки, на которую ее зачем-то уложили спать. И уже потом огляделась окончательно. Где все?
Ну, мамка – та сейчас, скорее всего, в хлеву. Дышит себе теплым запахом большого Милкиного тела, ровно двигает руками, и тугие струйки молока звонко стучат в донце чистого ведра. Это понятно. Тятька - тот со светлой рани в поле, это тоже ясно. Но Стешка, сестрена старшая и нянька марюткина, она куда подевалась? Ей полагается сейчас Марютку будить, одевать, плести марюткины коски и наделять младшенькую кружкой молока и краюхой хлеба. Однако было тихо и пусто, не кашляла на печи старая бабка Праскута, не шмыгала носом Стешка, и Марютка вдруг, как-то сразу, поняла: она не дома.
Но где?
Это надо было выяснить, и Марютка, вытерев нос и поправив на головенке сползающий плат, затопала вперед. Ноги сами принесли ее в сенцы, где была большая печь и несколько дверей во все стороны: одна – назад, в белую пустоту комнаты, где едко пахло и где виднелось что-то на лавке под белой рядниной; две других – в теплые жилые закутки, где стоял живой дух, виднелась кровать, покрытая белым покрывалом с широким подзором, полки по стенам, чисто вымытый деревянный пол, и – много, много яркого утреннего света.
А еще там, в сенцах, на большой и теплой печи, сидел толстый серый кот, полосатый и важный. Он лениво приоткрыл один глаз, лениво взглянул на Марютку и лениво зевнул.
- А я тебя знаю! - сообщила ему Марютка и заулыбалась. - Ты Спиридон. Дохтуров кот. Ты у его в лекарне мышей ловишь. Кис, кис-кис!
Кот неопределенно сощурился, дернул усом и опустил голову. Желтые глаза уставились на кроху.
- Совершенно верно, барышня, - сказал он Марютке, переступая лапами по клетчатому дохтурову одеялу, - я Спиридон. А вы кто такая будете?
- Я Марютка, - ответила кроха, - а коты не говорят по нашему, вообще-то.
- Да? – удивился усатый-полосатый. - А Спиридоны?
Марютка вспомнила деда Спиридона, что живет в конце улицы. Он, конечно, шамкает, и больше ругается, чем говорит, но все же…
- Спиридоны говорят, - неохотно признала девочка. – Но то ж люди.
- Да какая разница… - протянул кот, лениво потягиваясь, - главное, было бы что сказать. Но я не об этом. Барышня, миль пардон, конечно, но - что вы тут делать изволите?
- Я мамку ищу, - сказала Марютка, совсем заробев, - я ничего. Я сейчас уже уйду, дяденька. Не ругайтесь. Это дохтура дом, да? Вон как у него все кругом чисто. Можно я только немножко тут посмотрю, что, и как, а потом уйду? Можно, а? Раз уж я все равно тут. Можно, дяденька? Говорят, у дохтура змея в банке есть, дохлая. Я только на гада гляну, одним глазком, и уйду сразу.
- Ну, не знаю даже… - снова начал щуриться кот, - тут все же санитарное заведение, тут не положено, барышня, я уж и не знаю…
- Можно, милая, - раздалось откуда-то сбоку, со стороны печи. Марютка повернулась, Спиридон обиженно зашипел, но шорох и чихание слышались все равно. Потом снизу, из небольших отверстий для забора воздуха, показался крохотный лапоть. Следом – ноги в полосатых портках, спина в кожушке и головенка в нечесаных космах. Все это вместе повернулось к девочке, надело на макушку крохотный картуз с треснувшим лаковым козырьком и сказало:
- Отчего же не поглядеть на гада ползучего. Идем, я тебе покажу! Я тут наипервейший хозяин, все знаю, что и где.
- А дохтур не заругает? – заробела девчонка.
- Заругает, это уж обязательно, - язвительно сказал сверху кот, - потому что никак нельзя разводить ани.. анисарию, вот. Меня вон давеча и в горницу не пустил даже, выгнал. Сказал, что от меня одна «анисария»!
- Ты блох сначала выведи! - въедливо сказал коту старичок в картузе, вылезший из-под печки. Был он невелик, едва-едва Марютке по колено, пах сухой еловой хвоей и теплой печной пылью, а еще немного хлебушком. И совсем не страшный. Повезло дохтуру, что у него домовик добрый! Не осерчал на Марютку, а совсем наоборот – взял за руку и повел в чистую горницу.
- Ой! - у девчоночки даже дух захватило. – Книг-то! Батюшки-светы! И дохтур их все читал?
- Конечно, - домовик усмехнулся, - на то он и дохтур. Все …эмм… - он зашептал что-то про себя, загибая пальцы, - все восемь штук!
- Это ж какую уймищу времени надоть! – заохала Марютка, по-бабьи подперев кулачком щеку и качая головой. – Стешка вона как начнет по складам читать – так едва-едва страницу осилит, а тут…
- Дохтур быстро читает, - покровительственно сказал домовик, - а сюда – глянь-ко? Таку штуку видала?
- А что это? – девчушка восхищенно разглядывала что-то стоящее на столе. Красивое. Белое, а внизу – блестящее.
- Самовар? – несмело спросила она.
- Лампа! – торжественно изрек домовик. - На ентом… на кирасине. Там у ей, у нутри, кирасин, чтобы ночью светло было. Ну, там, почитать, или еще чего. Вот у тебя дома чего по вечерам светит?
- Ничего, - пожала плечами Марютка. - По вечерам я сплю. А мамка лучину жжет. Свечку только Стешке дают, когда она читает. А где змеюка?
- Тута она, - потянул ее домовик в другую сторону, но вдруг замер, прислушиваясь. Замерла и Марютка. Из соседней комнаты послышались шаги.
- Ой! - пискнул домовик. - Хозяйка! Чур меня! - крутнулся на пятке вокруг себя - и исчез.
- А я? – охнула Марютка и оглянулась на дверь. Шаги приближались, бежать было некуда. Она юркнула в угол и спряталась за спинку стула. И сидела там, крепко зажмурившись и ожидая сердитых слов.
А вместо этого услышала тяжелый мужской вздох. Потом женский голос:
- Устал? Я тебя с полночи жду.
Марютка выглянула из-за стула. Странно. Голоса есть, а людей нет! А разговор, однако, продолжается.
- Не ложилась? – густой бас звучит странно нежно.
- Придремала немного. А стало светать – проснулась. Вижу – нет тебя. Ну? Что?
- Умерла.
- Ах, ты ж Господи… царствие небесное... Саша, но как же так? ты же говорил, что есть надежда…
- Поздно. Наташа, друг мой, это же скарлатина. Если бы ее сразу привезли! Так нет же. Тянули до последнего. Черт возьми, все тупость наша, безграмотность, дурость сплошнейшая. Они ее не к доктору - к бабке снесли. Каково, а? Ты можешь себе представить?
- Саша, друг мой, полно. Ты сделал все, что мог.
- Да ничего подобного! Я бы многое мог! Я бы спас малышку, если бы родители вовремя спохватились!
Марютка ничего не видела, но сидела тихохонько, как мыша амбарная, и слушала все-все. А дохтур (это был он, Марютка узнала голос) продолжал:
- Наташа, я больше не могу. Это же полный мрак, болото, тьма египетская. Ты ведь сама им про санитарию и гигиену рассказывала. Да? И что? Каков результат?
- Саша…
- Нет, все, с меня хватит. Завтра же собираем вещи и уезжаем.
- Куда, Саша?
- Куда угодно! В Москву! В Питер! К черту на кулички! Наташка, я так больше не могу! Я же бьюсь тут как рыба, мордой об лед их невежества, и ничего, ничего не могу сделать! А они умирают!
- Саша, милый… - сдавленный звук, будто кто-то и хочет заплакать, и не может, - ну, что ты… ну полно, друг мой, иди сюда... дай-ка я тебя обниму, глядишь, и полегчает… ну, хочешь, я тебе чаю налью.
- Нет. Водки дай, Наташа.
- Сейчас, милый, - зашуршали миткалевые юбки, раздались шаги, тонкий звон стекла. Осмелевшая к тому времени Марютка выбралась из-за стула. Подошла поближе к тому месту, где слышался мужской голос, и сказала в пространство:
- Дяденька, а ты не убивайся так. Я ведь не умерла. Я тут. Просто ты меня не видишь.
- Что? – как-то ошалело спросил мужской голос. «Что? Что ты?» - тут же отозвался женский.
- Ничего. Почудилось, Наташа. А ты ничего не слышала?
- Нет, милый. Пойдем. Тебе надо отдохнуть.
Опять зашуршали юбки, заскрипел диван, раздались шаги.
Хлопнула дверь.
Стало тихо.
И стало Марютке как-то не по себе. Как-то странно жалко ей стало всех. И дохтура, который убивается – а с чего? С того, что не знает смерти и боится ее. И Наталью Ильиничну, жену дохтурову, за то, что в столицах тиятры да шпиктакли, а тут тьма египетская. И кота стало жалко, за то, что дохтур его в горницу не пускает, и домовика, за то, что хороший он, а прячется.
Мамку стало жалко. Она Марютку любила, и теперь, поди, плакать будет долго. До самого Покрова, наверное…
Девочка вздохнула и задумчиво сунула в нос палец. Поразмышляла - и спросила окружающие стены:
- Ну? И дальше что?
- Домой иди, - раздалось из-под стола. Марютка приподняла скатерку и заглянула. Конечно же, там сидел дохтуров домовик, в картузе.
- Домой иди, дева, - повторил он, - тебе еще три дня можно там быть. На мамку погляди, на тятьку, на сестрицу. Запомни их. Простись. Ну, а уж потом – потом разберешься…
- А ты, дяденька?
- А мне тутошнюю избу стеречь. Ступай, Марья свет… как твово батюшку кличут?
- Кузьма.
- Ступай, Марья Кузьминична. И ничего не бойся. Ничего плохого уже не будет…

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс "Сочинение по картинке"
СообщениеДобавлено: Сб апр 02, 2011 0:25 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17230
Откуда: Хайфа
№ 9

картинка № 7

[url=/go?http://radikal.ru/F/i051.radikal.ru/1103/56/714b4863ff27.jpg.html]Изображение[/url]

Серая мышка

- Ден, за что ты так любишь баб?
- Они прекрасны и неповторимы.
- Все?
- Конечно, и притом каждая по-своему.
- А если они уродины?
- Значит, мы просто что-то в них не разглядели.
- Даже вот эта? — хмыкнул дядюшка Том, ткнув пальцем в угол корчмы, где маленькая, ссутулившаяся, закутанная с ног до головы в серые тряпки женщина убирала со стола.
- А эта в особенности. Жена хозяина весьма недурна, просто ей забыли это сказать.
- Да за этими платками даже не видно, молода она или старуха.
- Поверь наметанному глазу опытного бабника, она молода и хороша собой. Просто муж у нее дурак.
- Да ну тебя, Ден, всё ты придумал и пудришь нам мозги. Иди-ка ты лучше рассказывай сказки Ташке.
- Спорим, что она молода и красива.
- На что?
- Кто выиграет, тот и расплачивается завтра за ужин.
- Ден, готовься угощать. Я целый день есть не буду, чтобы за ужином больше поместилось.
В это время женщина проходила мимо нашего столика, я тихонько зацепил край платка и сдернул его с головы. Соломенные волосы, собранные в скромный пучок, большие испуганные глаза серого цвета. На первый взгляд ей было около сорока... но нет, такая нежная кожа и четкий овал лица - пожалуй, все-таки нет даже тридцати.
- Извините, хозяюшка, я нечаянно, - смиренно опускаю глаза в пол, изображая глубокое раскаяние.
Женщина выхватила платок, накинула на голову и скрылась в продымленной кухне.
- Все равно, Ден, тебе расплачиваться - пусть и молода, но уж как нехороша, мышь серая, моль бесцветная; так что готовь денежки.
- Ну да, огонька в ней не хватает, так спорили на завтрашний ужин, а утро вечера мудренее.
Допив пиво, наша компания отправилась спать в заранее снятые комнаты на втором этаже. Босая, растрепанная Ташка в одной нижней рубашке вылетела из комнатушки.
- Ден, ты мне сказку обещал на ночь рассказать...
- Обещал – значит, расскажу, но это еще не повод почти голышом по коридору расхаживать, а ну-ка марш в постель.
Ташка проворно заскочила в комнату и шмыгнула под одеяло. Вот так-то лучше будет. Я присел на краешек узкой кровати, погладив по голове внучку Тома. Ну, слушай, Ташка-букашка.
- Далеко-далеко, в царстве великого Гипноса, есть сад, где утром деревья зацветают, в полдень на их ветках появляются плоды, а к закату зрелые яблоки уже падают с веток. Когда над садом всходит луна, желтые листья осыпаются и покрывают ковром дорожки сада. На каждом листе записан сон, ветер подхватывает эти листья и разносит по всей земле. Залетают листья в окна и тают в воздухе, а сон приходит к спящему человеку.
- А яблоки куда девают?
- Из яблок делают вино, один глоток которого навсегда забирает с собой боль и страх, даруя вечный сон. Слуги Гипноса разносят это вино тяжелобольным людям, облегчая уход в другой мир.
- Это поэтому старики перед смертью всегда пить просят?
- Да, поэтому, а если ты не перестанешь меня перебивать, вообще ничего рассказывать не буду. Ну-ка, закрывай глаза, - я потихоньку продолжаю линию рассказа, аккуратно вплетая в него тонкие ниточки сна.
- Живет в том саду вещая птица Щур. Она всё про всех знает, кто когда замуж выйдет или умрет, только подойди и спроси, и она всё будущее тебе расскажет. Вот и повадились люди лазить в волшебный сад, чтобы узнать свою судьбу. Яблоки до срока сбивают, зрелые топчут, по сон-листьям ходят, а кому приятно сон смотреть, на котором отпечаток грязной ноги? Да и людям пользы от этого знания нет. Зачем жить, если ты и так уже всё знаешь. Не интересно. Вот тогда и поставил царь Гипнос волшебную решетку вокруг сада: кто к решетке подойдет, тот забывает, зачем сюда пришел; а на птицу Щур накинул сонную сеть, и теперь спит Щур и видит вещие сны про всех живущих на земле. Ночью, когда ветер забирает сон-листья, иногда захватывает и сон-предсказания птицы Щур. Увидит человек такой сон - и потеряет покой, будет бродить по свету, пока не найдет то место, что во сне видел.
- Ден, а ты видел сон птицы Щур?
- Люди говорят, что все странники видели такие сны и поэтому не могут найти себе покоя.
- Значит, я тоже видела...
- Ты не видела. Ты не сама странствуешь, тебя дед за собой таскает. А вообще-то ты спать собираешься или нет?
- Ден, а какой мне сегодня сон приснится?
- Какой ты хочешь?
- Хочу, чтобы я была принцессой, жила в розовом замке и каталась на белоснежном коне.
- Ну вот его и увидишь, спи давай,- я вплел последнюю нить в сон и завязал узелок.
Ташка ткнулась носом в подушку и засопела. Она уже была прекрасной принцессой на веселом балу. Ярмарочной плясунье никогда не стать принцессой, но если маленькие девочки не мечтают об этом, то из них и вырастают затюканные серые мышки.
Сказки - сказками, но пора и про спор вспомнить. Можно, конечно, просто внушить с утра Тому, что хозяйка - самая прекрасная женщина земли, но мы не ищем легких путей. Я прислушался к шорохам постоялого двора. Посетители уже разошлись, Хозяин закрыл двери и куда-то вышел через черный вход. Мыши шебуршат на чердаке. Кони сонно перетаптываются в конюшне. Хозяйка стучит посудой на кухне. Ну что же, пожалуй, пора. Старые ступеньки на лестнице тихо пели свою песню под моими шагами.
Женщина на кухне вытирала стол, с тоскою поглядывая в окно, поджидая своего непутевого супруга.
- Хозяюшка, а не найдется у вас кваску, пить очень хочется.
Она испуганно вздрогнула от моего голоса, привычно закуталась в платок и молча подала мне кружку кваса, налитого из старого, щербатого кувшина. Я не спеша пил, прислонясь к косяку, закрыв собой бОльшую часть дверного проема. Поняв, что выскользнуть в дверь мимо малознакомого постояльца не получится, хозяйка присела на краешек лавки у стола и стала смотреть в окно. Что мне и было нужно. Как только она отвернулась, я тихонько набросил на нее заранее сплетенную сеть сна. Она опустила голову на руки и уснула прямо за столом. Выждав пару минут, я присел рядом, сдернул с головы серую тряпку, гордо называемую платком, и положил руку ей на затылок. Ну что ж посмотрим, что тебя сделало серой мышкой.
Сначала в прошлое. Как легко с тобой работать, твой разум совсем не сопротивляется чужому влиянию. Все открыто, как на ладони. Да и история, как я и предполагал, проста и банальна. Сиротка, взятая из жалости на воспитание, выданная замуж за хозяйского сынка, дабы бесплатные рабочие руки не потерять.
Теперь в сон... Раз, два, три, четыре, пять... Узкая улочка спускается вниз, к шумной площади. Шесть, семь, восемь, девять, десять... Толпа паломников двигается неспешной процессией к площади. Четырнадцать пятнадцать, шестнадцать. Серая, пыльная улица. Серые невзрачные дома. Даже сны у тебя бесцветные и безликие. Восемнадцать, девятнадцать, двадцать...
Проповедник вещает с помоста у статуи великой богини-воительницы.
- Дети мои, мы пришли в этот мир для служения пресветлой богине. Ежечасно и еженощно заботится она о нас, чадах своих несовершенных, согревая свой добротой и красотой, защищая нас, неразумных, от дьявольских происков, охраняет от татей иноземных. Великая и лучезарная Ленда явила нам свой лик, дабы помнили мы о своем несовершенстве. Все тщеславные помыслы о нашем величии - от лукавого, никогда нам не сравниться с пресвятой воительницей. Так скроем же наши лица от чужих взоров и вознесем свои молитвы к истинной красоте.
Боже мой, какая чушь. Сейчас я расшевелю это болото. Где ты, серая мышка? Протиснулся в сером плаще паломника ближе к помосту, не вызвав никаких подозрений. Свой среди своих, серый среди серого. Вот и она - теплая волна в холодном море, укутанная в балахон, так что даже носа не видать. Ну что ж - аккуратно цепляю нитку от плаща и начинаю скручивать. Серая нить сновидения послушна в моих руках, пара минут - и плащ скручен в тугой клубок. Волосы, убранные в узел, платье, скрывающее тело, как саван, из рукавов едва выглядывают кончики пальцев, глаза закрыты в религиозном порыве. Она молится и даже не замечает, как лишилась одного защитного слоя. Цепляю нить платья и начинаю свою работу. Пара минут - и второй клубок исчезает у меня в рукаве. Вот так-то ты мне куда больше нравишься, в тонкой батистовой рубашке и нижней юбке.
Первым на такое преображение отреагировал проповедник: с минуту глупо пялился в глубокий вырез на груди богомолки, а потом завопивший петухом, сорвавшись на фальцет.
- Блудница, богохульница, да как ты посмела в таком виде явиться перед ликом святой богини! Толпа на минуту расступилась, а потом начала напирать на бедную ошеломленную женщину. Как бы не растерзали. Я придержал паломников, открывая ей только один путь отступления - к помосту. Наиболее рьяные все-таки успевали зацепить те или иные детали туалета, завершая начатый мной стриптиз. Тонкая батистовая рубашка разлетелась в клочья, шпильки из волос остались где-то в толпе, нижняя юбка разорвана до самого пояса. Вот в таком виде она и оказалась на возвышении - с распущенными волосами, обнаженной грудью и порванной нижней юбкой. На лице появился пурпурный румянец, в глазах блеск. Крик вырвался наружу.
- За что?
Внизу бесновалась еле сдерживаемая толпа. Женщина попыталась сжаться и прикрыть свое тело руками, но здесь снова вмешался я, прошептав в ухо змеем-соблазнителем:
- Посмотри на них. Что ты видишь в их глазах?
- Огонь... Они меня ненавидят.
- Это не ненависть, это зависть. Женщины завидуют твоей красоте, а мужчины мечтают тобой обладать. Смотри, как их пожирает огонь страсти и желания. Ты прекрасна. И они тебя разорвут на части, если не дашь отпор. Ты хочешь жить?
- Да...
- Тогда защищайся, — я сунул ей в руки посох паломника.
Зрелище было феерическое: почти обнаженная женщина отбивалась посохом от сотен протянутых к ней рук. Впервые в жизни море сильнейших и противоречивых эмоций бушевало в этой серой мышке, помогая родиться совершенно новой женщине. Долго она, конечно, не продержалась бы. А управлять своим сном ей даже не приходило в голову. Надо было что-то делать. Вот тут я, каюсь, немного схулиганил, заменив в её руках посох на меч и слегка изменив статую богини за ее спиной.
Солнце выглянуло из-за туч, добавив еще красок. В закатных лучах кожа приобрела золотистый оттенок, а волосы наполнились каштановым блеском. Толпа взвыла и замерла. Перед ними стояли две богини. Одна каменная и неприступная, а вторая - точная ее копия, но такая теплая, живая и желанная.
Первым очухался проповедник.
- Чудо! Богиня явило нам чудо! Ленда спустилась к нам, грешным, услышав наши молитвы!
Волна любви и восторга, исходящая от толпы, была просто осязаема. Минута - и паломники снова двинулись к помосту, теперь уже в желании прикоснуться с живой богине, грозя ее просто растоптать.
Выхватив женщину из толпы, я одним движением сдвинул реальность, перенеся нас на берег речки. Ссадины и синяки на ее теле ныли и болели, а прозрачная теплая вода так и манила к себе.
- Иди искупайся, и тебе полегчает.
- Отвернись, — и очаровательный румянец залил не только лицо, но и шею, затронув даже прелестные полушария.
Интересно, что я мог еще не рассмотреть? Вроде бы всё уже видел. Тихий плеск воды навел меня на еще одну шалость. Мгновение - и... я вода, всего лишь вода, омывающая твое тело. Капелькой пробежал по позвоночнику, легкой волной коснулся груди, водоворотом обернулся вокруг талии, плавно стекая по бедрам, едва касаясь ног и лаская каждый пальчик на твоих ступнях. Я вода, просто вода, и я ощущаю каждой своей клеткой сумасшедшее биение твоего сердца, а глаза у тебя не серые, а зеленые...
Всё, я выхожу из сна, Я мужчина и бабник. А не маньяк из ночных кошмаров. Женщин соблазняю только наяву и по их собственному желанию. Оставив на берегу стопкой сложенную одежду, выныриваю из твоего сна. Резкий приступ дурноты. Противнейшее состояние. Я стою у стола, а ты спишь, положив руки на старую столешницу. Маленькая серая мышка. Спи и помни: ты прекрасна и достойна почитания и уважения. Никому не позволяй себя обижать, ты сильная и способна дать отпор любому. В твоих венах течет горячая кровь. Ты способна любить и должна быть любима. А это сон, всего лишь сон, только сон. Спи и набирайся сил для новой борьбы, маленькая серая мышка.
Утром меня разбудили. Шум, крики и хохот.
- Ден, вставай, ты сейчас все самое интересное проспишь.
Хозяйка таскала за косу шалопутную служанку, застигнутую в неподходящий момент с хозяином в кладовке. Рыжее пламя волос, алые щеки и зелень глаз метались по кухне, снося всё на своем пути.
Незадачливый супруг потирал огромную шишку на лбу, и в его глазах явственно читались удивление и интерес: такой он свою жену еще точно не видел и не знал. По-моему, примирение за дверью супружеской спальни не заставит себя ждать, а там его ждет еще один сюрприз...

- Вот это баба – огонь!
- А ты говорил - серая мышка, моль бесцветная. Том, не забудь про ужин.

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс "Сочинение по картинке"
СообщениеДобавлено: Сб апр 02, 2011 3:01 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17230
Откуда: Хайфа
№ 10

картинка № 3

[url=/go?http://radikal.ru/F/s49.radikal.ru/i124/1103/04/3471e5861666.jpg.html]Изображение[/url]

Контакт

Впервые в жизни Лизка осталась дома одна. Взрослые ушли куда-то по своим таинственным взрослым делам, старшие братья убежали играть в непонятные старшие игры, а Алена, которая вообще-то была оставлена за Лизкой присматривать, покрутилась-покрутилась да и удрала, сказавши, что «на минуточку». Только минуточка всё не кончалась.
Дом без старших сразу стал большим, пустым и немножко чужим. Лизке было страшновато и даже играть расхотелось. Алена всё не возвращалась. Лизка побродила по дому и совсем уже собралась заплакать, как вдруг на печи послышалось какое-то шебуршание. Мыши, что ли? Лизка задрала голову – и увидела, что воздух над лежанкой как-то странно переливается, и оттуда, прямо из этого переливания, вылезает... большая полосатая кошка с белым пузом. Вот те раз! Следом за кошкой потянулось что-то черно-белое в клеточку, больше всего похожее на доску для взрослой игры с фигурками (игру эту Лизка видела в телевизоре, но название забыла). Однако это «что-то» оказалось не доской – вытянувшись из ниоткуда следом за кошкой, оно свесилось с печи, как одеяло. Кошка зашипела и затолкала «одеяло» лапами обратно, туда, откуда оно вылезло. Воздух переливаться перестал, кошка же уселась на печи, по-хозяйски оглядела комнату сверху и презрительно фыркнула.
Поначалу Лизка рассердилась – надо же, сидит на чужой печи, как у себя дома! Но с другой стороны, с кошкой можно поиграть, а там, может быть, ее разрешат оставить... Поэтому Лизка осторожно, чтобы не испугать гостью, подошла к печке, поднялась на цыпочки и позвала: «Кис-кис! Кисонька! Иди сюда, киска, я тебе молочка дам!»
Кошка покосилась на Лизку зеленым глазом, еще раз фыркнула - и улыбнулась. Улыбающихся кошек Лизка еще не видела! Тем не менее, она позвала еще раз: «Кисонька, иди ко мне! Я ничего не сделаю, только поглажу!»
Кошка мяукнула. Точнее, нет... на мяуканье это было не похоже, она как будто сказала что-то, только совершенно непонятное. Должно быть, на своем, кошачьем языке. Хотя разве кошачий язык – это не мяуканье? Пока Лизка обдумывала эту философскую проблему, таращась на кошку и сунув от усердия палец в нос, кошка снисходительно, с высоты печки, оглядывала обстановку и саму Лизку. После чего облизала лапу и... совершенно отчетливо произнесла:
- Прежде всего, юная леди, я не кошка, а кот. И, насколько я понимаю, это не Великобритания?
Лизка ойкнула и вытащила из носа палец. И опять задумалась. Несмотря на малый возраст, она твердо знала, что кошки – то есть, коты – разговаривают только в сказках. Значит, настоящий кот, сидящий у нее на печке, разговаривать не может. Ну конечно! Опять Санька, старший братец, дразнится!
Лизка оглянулась по сторонам. Никого.
- Санька! – позвала она. – Вылезай, я знаю, что это ты! Вот мамке расскажу, что ты ледью обзываешься...
Но Санька ниоткуда не вылез. А кошка, оказавшаяся котом, встала, потянулась - то есть, встал, потянулся – и повторил вопрос:
- Я спрашиваю – это Великобритания? Судя по всему, нет. И да будет тебе известно, дитя мое, что слово «леди» есть обращение к благородной особе, следовательно, оскорблением его назвать никак нельзя, напротив, это комплимент. Боюсь, незаслуженный.
Лизка ничегошеньки не поняла. Но на всякий случай сказала:
- Я не твое дитя. Я мамкино и папкино дитя. И вообще, ты кот, а я нет. И потом, коты не разговаривают, вот.
Кот страдальчески возвел глаза к потолку.
- А я-то считал себя специалистом по уклонению от ответов... – пробормотал он. – Нет, мне еще учиться и учиться... Попробуем еще раз, максимально упрощенно. Итак, - кот прошелся по печке туда-сюда, - ээ... девочка... дело в том, что не разговаривают обычные коты, я же – существо уникальное... то есть НЕ обычный кот, - торопливо добавил он, заметив, что в лизкиных глазах заблестели слезы. – Я - Чеширский кот. Допустим, сказочный – так понятнее?
- Сказочные коты только в сказках бывают, - пискнула Лизка. – А чеширский – это которого чешут?
- Ну за что мне это?! – взвыл кот. – Нет, юная... девочка, Чеширский – это от названия моей родины, графства Чешир, или же Честершир. Меня никто не чешет. И сам я не чешусь, если тебя это интересует.
Лизку интересовало. Но она вернулась к более важному вопросу:
- Но я же не в сказке?
- А как ты можешь с уверенностью это утверждать? – прищурился кот. – Поскольку в данный момент ты беседуешь со сказочным существом, то есть со мной, можно считать, что сейчас ты находишься в сказке, не так ли?
Лизка наморщила лоб, соображая.
- А ты... вы... правда сказочное это... существо? – осторожно спросила она наконец, на всякий случай переходя на «вы» (мало ли как полагается говорить со сказочными котами?).
Польщенный кот хмыкнул: - Смотри! – и медленно растаял в воздухе, через несколько секунд неожиданно появившись на полу прямо перед опешившей Лизкой. – Убедилась?
- Убедилась, убедилась! – Лизка запрыгала на месте, хлопая в ладоши. Обычный кот такого точно не может делать, и Санька тоже бы не смог. Значит, она попала в сказку! Главное только - вернуться из сказки, пока мамка не пришла...
- Ну слава богу, с этим разобрались, - вздохнул кот. – А теперь я все-таки в третий раз спрошу...
Но задать вопрос коту помешали.
- Эт-то еще что?! – ворчливо донеслось из-за печки. – Кто такие, что за безобразия? Почто к дитю пристаешь, морда усатая, ась?!
За печкой чихнуло, и оттуда вылез кто-то маленький, лохматый, бородатый, сердито поблескивая черными глазенками. Ростом он был в два раза меньше кота (правда, и кот был размером с добрую собаку), но, несмотря на это, грозно надвинулся на него, потрясая кулачками.
- Я бы попросил! – кот ошарашенно попятился. – Вы-то кто такой?
Я-то? – маленький остановил наступление и приосанился. – Домовые мы! Исконные местные домовые. Пантелеем меня кличут. Ивановичем. А вот ты-то, котяра, откудова взялся?!
- Так-так-так... – задумчиво забормотал кот, стараясь, однако, не сокращать дистанцию между собой и осерчавшим домовым. – Домовой, домовой... если память мне не изменяет, дальний родственник брауни?
- Троюродный, - при упоминании родственников домовой несколько оттаял. – А ты, котофей, знаком с кем из брауни, что ль?
- Доводилось, не без того, - уклончиво ответил кот.
- Тесен мир! - оживился Пантелей. - А... а ентот, сказочник из Лукоморья, на тебя рожей-то шибко похож – не родня ль?
- Не без того, - кот смущенно поморщился, хвост его недовольно заметался по сторонам. – Кузен мой... авантюрист, ветер в голове. Понесло на край света – зачем? Русалкам сказки рассказывать? Я, со своей стороны... Однако мы отвлеклись. Судя по некоторым признакам, я прихожу к заключению, что это Россия. Я прав?
- Ага! – ответила Лизка, радуясь возможности влезть в беседу (взрослые, даже если это коты и домовые, всегда норовят говорить только между собой, а ее, Лизку, и не слушают!). – Страна Россия. Село Великие Бортники.
Появление домового окончательно убедило ее: она нечаянно попала в сказку. А раз так, с говорящим котом можно спокойно общаться.
Кошачьи глаза внезапно загорелись зеленым огнем, а улыбка растянулась, кажется, шире его морды, обнажив невероятное количество острых зубов. Лизка открыла рот, а домовой Пантелей аж присел.
- Та-ак, - протянул кот. – Великие, значит, Бортники... А ты, девочка, естественно, не Алиса Лидделл (впрочем, ею ты никак не можешь быть, она старше) и даже не ее младшая сестра, не так ли?
- Лиза я, - дрожащим голосом ответила Лизка, пытаясь спрятаться за спиной Пантелея - безуспешно, поскольку ростом тот был ей едва до пояса. – Лиза Леднева.
- Та-ак... – повторил кот. Шерсть его встала дыбом, хвост – трубой, когтями он царапал пол... Лизка с Пантелеем, потихоньку пятясь, добрались до стеночки и прижались к ней, отчаянно стараясь притвориться предметами обстановки. Лизке совсем расхотелось быть в сказке – уж больно страшно стало.
Неожиданно кот успокоился. Перестал шипеть, втянул когти, сел и начал мыться с таким видом, словно важнее этого ничего на свете быть не могло.
- С-специалист! – прошипел, наконец, кот с невыразимым презрением. – Давить таких специалистов... Я еще могу как-то понять - перепутать имена Лиза и Алиса; но Великие Бортники вместо Великобритании!.. – глаза его опять сверкнули, и успокоившаяся было Лизка засопела, а по щеке ее скатилась первая слезинка - предвестник грядущего ливня.
Домовой покосился на девочку, почесал бороду, переступил с ноги на ногу – и осторожно осведомился: - Это... аль случилось чего? Заплутал, что ль?
- «Заплутал»! – обиженно фыркнул кот. – «Заплутать», как вы выразились, я не могу фи-зи-чески! Никто не ориентируется в мирах лучше меня. Но мне неверно дали координаты! – он покосился на Лизку с Пантелеем, скривился и поправился: - Неверно определили место... эээ... выхода в ваш мир. Ну я его... дайте только вернуться! Вы-то хоть понимаете, о чем я говорю? – обратился кот к домовому, видимо, окончательно махнув лапой на шмыгающую носом Лизку.
- Дык я-то понимаю... – протянул тот, почесав лапкой затылок. – А тебе, котофей, что в нашем мире надобно? Алиса эта самая?
Кот взглянул на маленького Пантелея снисходительно, как бы размышляя, стОит ли вообще что-то ему объяснять. Но все-таки решился.
– Алиса Лидделл из... неважно, из Великобритании, - вздохнул он, - которая некоторое время назад ухитрилась заметить этого идиота Кролика, которого по королевской прихоти послали с поручением вместо меня и который мало того, что ухитрился провалить дело, которое... о Господи! Общение с... некоторыми особами определенно пагубно для интеллекта... За такую фразу полагается смертная казнь – к счастью, Королева далеко и меня не слышит. Мда. Одним словом, этот Кролик попался на глаза девочке из вашего мира – Алисе, – чего допускать было ни в коем случае нельзя, особенно после достижения ребенком определенного возраста. Впрочем, вы, я полагаю, в курсе?
Домовой утвердительно кивнул.
- Итак, - продолжил кот, – эта девица не просто заметила Кролика, но погналась за ним и непонятным образом сумела пробраться к нам, что считалось невозможным в принципе и только по этой причине не было запрещено. И, естественно, создала множество проблем, а в конце концов оскорбила королевский суд, куда была вызвана в качестве свидетеля, и королевскую чету персонально, после чего сбежала. Королева в гневе – а она, поверьте, приходит в гнев по гораздо менее существенным поводам. В результате мне было поручено разыскать упомянутую Алису с тем, чтобы привести ее к их величествам на суд теперь уже в качестве подсудимой. Дело крайне щекотливое по многим причинам, но с властью не спорят, как вы можете понять. Хотя угроза Королевы отрубить голову мне, в случае невыполнения задания, довольно-таки абстрактна. Да и Алисе вряд ли угрожает что-то серьезное. Но дело не в этом. Дело в том, что для перемещения в конкретное место нужно произвести расчеты для открытия портала... эм... перехода. Для этой цели при дворе имеется специалист – который до недавнего времени неплохо справлялся со своим делом... пока не стал злоупотреблять элем, - кот скривился. – Эти двуногие... Когда я явился к нему за расчетами, на ногах он не держался – однако заявил, что на его мыслительные способности эль влияет разве что в положительном смысле и что он соображает лучше, чем когда бы то ни было. Выбора у меня в любом случае не было – этот так называемый специалист у нас один. Результат вы видите. Более того, я серьезно подозреваю, что, в нарушение всех законов природы, попал не в то время! Хотелось бы знать, как ему это удалось...
Кот мрачно замолчал и снова принялся яростно вылизываться. Пантелей копался в бороде и в задумчивости шевелил губами – соображал. Лизка тоже в меру сил обдумывала услышанное. Поняла она из всего сказанного вот что: сказочный Чеширский кот пришел из какого-то другого места – сказочного, надо понимать. Там есть настоящая сказочная королева – которая, правда, любит рубить головы. И там есть пьяница-«специалист» - ну, это понятно. И еще кролик, который, наверное, тоже умеет говорить, как и этот кот. А главное – какая-то девочка Алиса в эту сказочную страну однажды попала! Значит...
- Дяденька Чеширский кот, а можно я с вами в сказочную страну схожу? – спросила она как можно вежливее. – Я ничего не буду трогать, я буду слушаться, я только посмотрю немножко и...
Кот уставился на Лизку, как на привидение. От изумления он даже начал то исчезать, то появляться, как было у них с картинкой в телевизоре недавно; правда, Лизка сомневалась, что в данном случае телемастер поможет.
- Котофей, ты только это... – забеспокоился домовой. – Ты ж поглянь на нее, дитё она совсем...
- Ничего я не сделаю этому «дитю», - проворчал кот, переставая «мигать». – Дяденька – надо же... Видишь ли, юная ле... Лиза... ну как же тебе объяснить? Прежде всего, как я уже говорил, обычным людям строго запрещено появляться в нашем мире, ибо это нарушает законы нашего мироздания и приводит ко многим потрясениям... неприятностям, короче говоря. Но самое главное заключается в том, что, даже захоти я устроить тебе экскурсию... – кот замялся и, наконец, с неохотой выдавил: - К моему глубокому стыду, я и сам не знаю, как мне теперь туда вернуться!
- Почему? – захлопала глазами Лизка. – Ты же... вы же... ну как это... спи... списи... лист?
- Потому что портал возврата, координаты которого дал мне этот алкоголик, находится в Великобритании, а я - здесь! – рявкнул кот, опять опасно замигав. – Я специалист по прохождению порталов и выполнению миссий в иных мирах, но не по расчетам местонахождения этих порталов!
- Это-то мы поняли... – вздохнул Пантелей, не прекращая теребить бороду. Видно, это помогало его сложным мыслительным процессам.
Лизка опять сунула палец в нос – что помогало мыслить ей, - и тут ее осенила счастливая мысль.
- Дяденька Чеширский кот, - радостно возвестила она, - а давайте тогда вы у нас будете жить! Мамка разрешит, она добрая. Я вам буду молочка давать, и... – тут Лизка глянула на кота – и на этот раз поняла всё без слов. Она покраснела, замолчала и надулась. Вот так всегда: предложишь что хорошее – не хотят...
И в этот момент из-за печки высунулась странная мордочка – зеленоватая, с острым носиком и круглыми светящимися, как две маленькие полные луны, глазищами. Существо быстро огляделось и, заметив Пантелея, тоненько свистнуло.
- Ксюха, ты чего? – всполошился домовой. – Это Ксюша, свояченица моя, - начал он оправдываться перед остальными. - Кикимора она, в лесу живет, гостит у меня, значит. Вы это... она тихая, не мешает никому... стесняется она, видите. Ну чего тебе? – обернулся он к кикиморе.
Ксюша молча поманила Пантелея лапкой. Пожав плечами, он подошел к ней, и она начала что-то быстро шептать ему на ухо. Лизка и кот молча ждали окончания разговора: Лизка – исследуя нос, кот – улегшись на пол с видом полной покорности судьбе. От печки доносился невнятный шепот и бормотание, Ксюша размахивала лапками и даже подпрыгивала на месте, Пантелей чесал шевелюру, дергал себя за бороду, переступал с ноги на ногу и всячески демонстрировал сомнение. Наконец, после очередной его реплики, Ксюша обиженно фыркнула и демонстративно отвернулась. Домовой еще потоптался, запустил в шевелюру обе лапы – и повернулся к коту.
- Слышь, котофей, - нерешительно начал он. – Тута Ксюша говорит, что наша Яга в этих твоих, как их, порталах понимает.
Кот приоткрыл один глаз.
- В самом деле? – с сомнением в голосе осведомился он.
- Ды не знаю я, - Пантелей развел лапками. – Я-то с нею не знаком, с Ягой-то. Кощей, говорят, много чего может – да только неведомо, как к нему самому добраться. А Яга – она тут, Ксюша и отведет, ежели надо, они с Ягой чаи вместе гоняют, и кот ейный, Ягиный, Ксюшу жалует...
Кот приоткрыл второй глаз.
- А у нее есть кот?
- Кот есть, точно, - подтвердил домовой. – Какая ж Яга без кота?
- Хмм... Кот – это аргумент... – кот перевернулся на бок и задумался, снова занявшись мытьем лапы.
- А это что – Баба Яга? – влезла Лизка. – Так она же злая! Страшная! А вдруг она его съест?!
Кот только фыркнул: «Неизвестно еще, кто кого!» - а Пантелей пояснил: «Это для вас, людей, страшная. И то, ежели без ума сунуться. А мы – другое дело, мы свои.»
Лизка хотела еще спросить про Бабу Ягу, а может, и попросить, раз так, показать ей Ягу хоть издали – но тут кот решительно встал и потянулся.
- Ну что ж, - заявил он, - терять мне, так или иначе, нечего. А это шанс, хоть и достаточно призрачный. Мисс... эм... Ксюша, - обернулся он к выглядывающей из-за печки кикиморе, - вы будете столь добры проводить меня к старой леди?
Кикимора густо позеленела – что, видимо, означало у нее смущение – и кивнула.
- Надеюсь, в пределах этого мира мы можем перемещаться по порталам вместе? – уточнил кот. – Нежелательно было бы показываться на улицах.
Кикимора снова энергично закивала.
- Тогда, - кот еще раз потянулся, прогнув спину, - хоть мне и не хотелось бы прерывать ваш визит к родственникам, я вынужден просить вас отправиться безотлагательно, поскольку у меня срочная миссия. Это возможно?
Ксюша покосилась на Пантелея.
- Ну, раз такое дело... - вздохнул он. – Нешто ж мы не понимаем – служба... Ты, Ксюх, заходи ишшо, да Яге от меня кланяйся. А ты, котофей, не поминай лихом, ежели чего не так...
- Ну что вы, - мурлыкнул кот и широко улыбнулся. – Весьма приятно было познакомиться. Не ожидал, право, найти в такой, простите, глуши такую осведомленность и такую отзывчивость. Всенепременно передам от вас привет всем встреченным брауни. Прощай, девочка Лиза, - повернулся он к Лизке. – Расти большая.
Лизка открыла было рот, чтобы все-таки упросить взять ее с собой, хоть на чуточку, хоть на избушку на курьих ножках одним глазком глянуть, - но тут хлопнула входная дверь и послышались шаги.
- Ой, мамка пришла! – ахнула Лизка.
- Охти мне, хозяйка! – спохватился Пантелей. – Ну, ни пуха вам, ни пера!
Ксюша подскочила к домовому, обняла его – и в следующее мгновение исчезла вместе с котом в короткой вспышке. Ну просто взяли и растворились в воздухе. А Пантелей юркнул за печку.
Вошла мать, нагруженная тяжелыми сумками.
- Никак, дымом пахнет? – принюхалась она. – Пыхнуло что-то, али показалось мне? Лизка, ты спичек не трогала? Смотри у меня...
- Не, мамка, - заверила Лизка, глядя на мать честными глазами. Поначалу она хотела было рассказать про сказочного кота, который Чеширский совсем не потому, что чешется, а потому что живет в городе Чешир, и про домового Пантелея Ивановича, и про пьяницу-писилиста... или как его, который открыл проход не туда... но в последний момент почему-то передумала. – Ничего я не брала, показалось тебе. Только кот на окно вспрыгнул с улицы, большой такой. Услышал тебя и удрал.
- Какой кот? – насторожилась мать. – Сколько тебе говорила – нечего котов приваживать. Блохи у них, а то и чего похуже. А Алена где? Опять удрала, бесстыдница? Ох, я ее... Ладно. Небось, есть хочешь? Сейчас я что-нибудь...
Бормоча под нос угрозы в адрес Алены-гулёны, мать проволокла сумки на кухню и принялась там возиться.
Лизка вздохнула и тихонько подобралась к печке.
- Пантелей Иванович! – прошептала она. – Дяденька домовой!
- Ну чего тебе еще? – так же шепотом отозвался Пантелей из-за печи. – Нельзя вам, людям, с нами запросто разговаривать. Это я из-за кота вылез, по крайности: кто его знает, думаю, чего ему, коту иноземному, надобно, а я за избу в ответе. А так-то...
- Ну дяденька домовой, - заныла Лизка, - ну на немножечко... про Бабу Ягу рассказать и Кощея... А то я сказки страсть как люблю, а мамка занята, а Аленке лень, а я читать не умею еще...
За печкой завозились и закряхтели.
- А я вам варенья принесу, - поспешно добавила Лизка.
- Малинового? – уточнил Пантелей.
- Малинового нету, - смутилась Лизка. - Яблочное есть, яблоки в этом году уродились. Вкусное.
- Яблочное, говоришь? Ну... так и быть, и яблочное сойдет. Ты вот что – ты принеси игрушку какую и сядь возле печки, как будто играешь, а я тебе рассказывать буду. Поняла?
- Поняла! – Лизка подхватилась и помчалась за куклой. А сказка-то все-таки продолжалась!
Жаль только, что котик не согласился остаться... она бы его молочком кормила...

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс "Сочинение по картинке"
СообщениеДобавлено: Сб апр 02, 2011 20:46 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17230
Откуда: Хайфа
№ 11

картинка № 16

[url=/go?http://img23.imageshack.us/i/horror2x.jpg/]Изображение[/url]

Uploaded with [url=/go?http://imageshack.us]ImageShack.us[/url]

Последняя точка.

- Ты спятил?
- А я-то тут при чём?
- Ты дело смотрел?
- Конечно. Это же моя работа.
Я со злостью уставился на круглую рожу Уолли Стенсона, вернее, на экран телефона, где находилась эта самая рожа, но Уолли и бровью не повёл.
- Как, по-твоему, я буду это делать?
- Откуда мне знать, Крис? Это ты у нас специалист. Агент, вызывающий восторг и трепет. А я только диспетчер.
- Хрен ты, а не диспетчер!
- Это почему? Всё по правилам.
- Кроме одной малости.
- Ничего подобного. Клиентка наша, это без вопросов. Розалин Майерс задолжала десять миллионов долларов. Крис, по ней Зона Удовольствий прямо-таки плачет.
- Твою же мать, Уолли, Розалин Майерс восемьдесят шесть лет! Что она будет делать в Зоне? Сказки рассказывать? Или вязать кожаные носки для садомазохистов?
- А вот этого я не знаю, – Уолли наставительно поднял палец. – Кристиан Лайт, призываю вас к порядку.
- Иди в ж...
- Нетушки, – я хорошо видел, что Уолли просто героическими усилиями сдерживает хохот.
Не удивлюсь, если они там всей сменой по полу катаются. Как же, утёрли нос глупому агенту. Любимая забава диспетчеров. Я со злостью выключил телефон.
Получив задание, я поначалу даже не глянул на личные данные должника. Очередная дура продала себя в рабство, что тут интересного? А сукин сын Уолли ничего не сказал. Специально не сказал, я в этом уверен. Поэтому в пригород я ехал совершенно спокойный.
Домик был так себе. Просто двухэтажная коробка на четыре квартиры. Я вышел из машины и, прищурившись от бьющего в глаза солнца, ещё раз посмотрел на дом. Да, домик именно так себе. Обычно в пригороде селится средний класс, и дома тут довольно неплохие, но иногда попадаются и такие вот, «не очень». А обстановка вокруг ну просто благостная, дети играют, какой-то толстяк подстригает лужайку, мамаши с колясками. Благодать. Я обычно в таких местах не работаю, всё больше в каких-то вонючих притонах да ночлежках.
А потом я увидел миссис Майерс. Вернее, я сразу даже не осознал, что это она, поначалу решив, что это квартирная хозяйка либо мать должницы. Согбенная старушка, закутанная в шаль и опирающаяся на здоровенную трость.
- Могу я видеть Розалин Майерс?
- Вы её видите.
- Что?
- Вы её видите.
Меня охватили нехорошие подозрения.
- Я из Департамента.
Старуха кивнула. Спокойно так кивнула, с пониманием.
- Проходите.
Я вошёл в убого обставленную комнатку.
- Хотите ватрушку?
- Что?
- Я напекла ватрушек. С творогом. Хотите?
- Хочу.
Как ни странно, я действительно хотел ватрушку, и это согласие не было попыткой сделать старухе приятное. Ватрушка оказалась вкусной. Чёрт, да я сто лет уже не пробовал домашней выпечки, что я мог поделать. По идее, мне нельзя есть ничего из рук «клиента», в истории были случаи с попытками отравить агента, но здесь я почему-то не опасался.
- Миссис Майерс, у меня ордер на ваш арест.
- Понимаю.
- Вы желаете собрать вещи?
- У меня нет вещей. Всё это здесь уже было, когда я вселилась.
- Хотите что-нибудь, перед тем, как мы уйдём? Предупреждаю, сюда мы больше не вернёмся.
Она усмехнулась и произнесла:
- Мальчик мой, неужели ты видишь здесь что-либо, за чем можно скучать?

* * *

- И всё-таки я не понимаю, – я вел машину по федеральной трассе, и до ближайшего Распределителя нам было ехать около часа.
Тащить бабку до машины мне не пришлось. Розалин Майерс довольно бодро семенила, опираясь на свою палку, и я постоянно ловил себя на мысли, что весь её вид идеально подходит для кресла-качалки и пары спиц. В окружении любимых детей и внуков. Вот только своих детей и внуков Розалин Майерс уже приговорила, так что картина доброй старушки оказывалась несколько подпорченной. Ясно ведь, что сама она отработать долг не сможет, значит, всё ляжет на наследников. Хороший подарочек от любимой бабушки.
- Что именно ты не понимаешь?
- Зачем вам это? Я про десять миллионов.
- Я очень азартна.
- Что?
- Азартна, – старушка вздохнула. – Грех мой, но что поделаешь? Зато как весело было в том казино.
- Весело? – я с изумлением посмотрел на бабку. – Весело будет вашим родным отдавать эти деньги - хотя, уверяю вас, это будет совсем невесело. Вы ведь законы знаете.
- Ещё бы.
- И?
- Отдавать, – Розалин хитро усмехнулась, – не будет никто. У меня нет родных.
- У всех есть родные. Департамент найдёт их, даже если это дальние родственники.
- А у меня нет. Никого.
- Нет родн… Что?!!
- Точно. Никого. Даже внучатых племянников мужа сестры или чего-то в таком духе.
Твою мать! Я резко вырулил к обочине.
- Мне нужно позвонить.
Старушка кивнула, продолжая улыбаться.
- Что там ещё? - с экрана на меня уставился румяный Уолли.
- Что ещё? - я, ухмыляясь, смотрел на этого засранца. – Ничего особого. Обрадовать тебя хочу.
- Чем? – он подозрительно прищурился.
- Это тухлое вложение.
- Что?!
- Ага. Похоже, наш любимый Департамент поимели. И спросят за это отнюдь не с меня. Уловил?
Вообще-то Уолли страшные кары тоже не угрожали, но вот оштрафуют за невнимательность - это точно. Диспетчеры о таком должны сообщать сразу.
- Чёрт! – казалось, у него даже щёки опустились. – Плакало моё джакузи.
- Джакузи?
- Хотел купить в конце месяца.
- Попроси миссис Майерс, – я улыбался во весь рот. – Пускай она тебе одолжит.
- Да иди ты… - расстроенный Уолли отключился.
«Тухлым вложением» в Департаменте Удовольствий называли исключительные случаи, когда должника просто невозможно было привлечь. Такое случалось редко, нечасто ведь бывает, что у человека вообще нет никаких родственников, но всё-таки случалось - и было настоящим бичом для боссов Департамента.
Департамент просто не мог отказывать. «Пакет Тиммо Коуфилда» чётко акцентировал равенство всех и каждого в праве на удовольствия, и неважно, кто ты есть. Каждый имеет право продать себя в рабство, вот только что делать с теми, кому нечего терять?
Тухлое вложение получалось, если у должника не оказывалось родственников, а сам должник отработать не мог физически. Например, был смертельно болен, и жить ему оставалось несколько месяцев. Или вот как сейчас, когда из бабули уже труха сыплется, а переложить долг не на кого. Поправка Джарвиса просто не работала в такой ситуации.
Этим иногда пользовались отчаянные люди, желавшие «погулять напоследок» и твердо знающие, что хуже уже не будет. Такой себе последний плевок в лицо системы. И иногда это у них получалось.

* * *

- У вас есть семья?
- Нет.
- Почему же? – миссис Майерс удивилась. – Такой красавчик - и не нашёл себе хорошую жену?
- С каких это пор я красавчик?
- Ах, брось.
Старуха вела себя совершенно непринуждённо, и, чёрт возьми, судя по ответам, голова у неё варила получше, чем у меня.
- Скажите, миссис Майерс, вы ведь пошли на это сознательно?
Она усмехнулась:
- А что? Нет, конечно же, это всё слепой и неразумный случай. Есть такое старое русское выражение «бес попутал». Ты ведь мне веришь?
Я тоже улыбнулся. Ну да, как же. Случай. Меня всегда забавляли подобные «случаи». Особенно когда я представлял себе рожи этих говнюков из руководства, изучающих отчёты об убытках.
- К тому же, – Розалин Майерс хитро посмотрела на меня, – умирать я ещё не собираюсь, так почему бы не повеселиться напоследок?
- Повеселиться?
- Меня ведь не убивать везут. Найду себе там красивого мальчика. В молодости я была горячей штучкой.
- Мда.
- Не веришь?
- Нет.
- А ты подумай, куда меня могут направить в этой вашей Зоне?
- Даже думать не хочу.
- Вот и я о том же. Тут ещё вопрос, кто кому удовольствия доставлять будет.
- Гы.
И в такой вот «беседе» мы провели всю дорогу. Бабуля оказалась очень даже ничего и смотрела на жизнь под правильным углом. К тому же она обула Департамент на десять миллионов, а это что-то да значило.
Перед тем как войти в двери Распределителя, она даже помахала мне. Ну что же, в жизни порой случается всякое. Хотя ситуация действительно забавная, и офицеру-распределителю я сейчас не завидовал. Я позвонил Уолли, когда отъехал миль на сорок.
- Докладываю. Бабку сдал. Обязательно отметь, что та оказала жесточайшее сопротивление, и пришлось применить все мои навыки рукопашного боя и стрельбы. Может, за неимоверный риск и проявленную храбрость мне дадут премию.

* * *

На следующий день я устроил себе выходной и весь день решил провести на диване, смотря футбол. Иногда полезно послать весь мир в задницу и побездельничать. Однако не успел я выпить первую бутылку пива, как в дверь позвонили. На пороге стоял федерал. То, что это федерал, я понял сразу: только эти придурки способны носить чёрные костюмы в такую жару.
- Мистер Лайт?
- Агент Лайт.
- Конечно, – казалось, он немного смутился. - Прошу прощения. Я агент Доджерс. ФБР.
- Я вас слушаю.
- Мы будем говорить в коридоре?
- Смотря какой будет тема.
- Хм. Я, собственно, по поводу вашего последнего дела.
- Последнего?
Он кивнул.
- Это ведь вы забрали Розалин Майерс?
- Да. Проходите. Пиво будете?
- М-м-м, нет.
- Холодное.
- Я на службе.
- Ледяное.
- Э-э-э, ну разве что одну бутылочку.
Я ухмыльнулся.
- Так что там с Розалин Майерс?
- Она скончалась вчера. Прямо в пункте распределения.
Я вздохнул. Ну что же, старая перечница и тут поимела Департамент. Наверное, это даже и к лучшему. Всё-таки она была неплохой женщиной, и мне совсем не хотелось, чтобы она попала в Зону Удовольствий. Даже если бабка и собиралась там повеселиться напоследок.
- И что?
- Вы ведь последний с ней говорили.
- Нет. Последним, наверное, был офицер-распределитель.
- Да, но… Есть одно дело.
- Бабке было восемьдесят шесть, какое уж тут дело? Хорошо пожила.
- Да, но… Скажите, она была русской?
- Что?
- В разговоре она употребляла русские выражения? Или какие-то слова.
- Э-э-э. А ведь правда. Откуда вы знаете?
- Значит, употребляла.
- Что-то вроде «бес попутал» или типа того.
- Не могли бы вы вспомнить весь ваш разговор. Желательно поподробнее.
- Что происходит?
- Понимаете, деньги, которые она была должна… Мы не можем их найти.
- В смысле? Она их проиграла. В казино.
- Согласно проверке, её баланс в игре был ровным. Она проиграла сто тысяч и выиграла столько же.
- Она была должна десять миллионов.
- В том-то и дело. После смерти должника наши ревизоры обязаны свести баланс, но… Мы не можем. И возникли кое-какие подозрения.
Зажужжал телефон. С экрана на меня смотрел Уолли, и его пухлая рожа выражала только одно – ужас.
- Крис! Мы в полной заднице, Крис! У нас проблема!
- Какая проблема?
- Розалин Майерс.
- И ты туда же. У меня дома сейчас федерал по тому же вопросу. Тоже ищете десять миллионов?
- Какие нахрен десять миллионов?! Она никакая не Розалин Майерс.
Я переключил звук на внешний.
- Говори. Федерал тоже слушает.
- Это не Розалин Майерс. После вскрытия мы проверили ДНК и еще кое-что по мелочи. Это Роза Вершинина.
Агент Доджерс дернулся, и лицо его стало вытягиваться прямо на глазах.
- И что? Хотя, погоди. Роза… Что?!!
- Да. Это она. Лаборатория даёт девяносто восемь процентов. Они там чуть с ума не сошли.
- Не может быть. Если это она, значит, возраст…
- Ей было сто четырнадцать лет. Последние двадцать жила под личиной. Прикрытие было просто идеальное. Здесь все на ушах, Крис. Меня вызвали в пять утра. Собрали лучших сыскарей.
- И что?
- Отпечатки пальцев не совпадали. Лицо не совпадало. Биометрика почти вся изменена. Я даже представить не могу, какие спецы всё это делали. Полную проверку провели только после смерти. Но это не главное, Крис. Это не только у нас. Тридцать восемь зафиксированных случаев, и не факт, что это конец. Общая сумма на текущий момент почти два миллиарда, но, скорее всего, будет больше. Сейчас объявлена полная проверка по всем Зонам. По всему миру, Крис. Старики! Синхронно! Они получали кредиты, создавали видимость, что промотали деньги, сдавались Департаменту и умирали. Гарри Потловски, Давид Розенталь, Лиана Крисман. Там такие имена, Крис… И Роза Вершинина. Леди Удача.
Некоторое время я смотрел на перепуганную рожу сидящего рядом Доджерса, а потом начал хохотать. По-моему, он даже решил, что у меня истерика. Но как же элегантно. Просто и страшно. Такого удара Департамент не получал никогда. Эти люди были легендами. Аферистами высочайшего уровня. Интересно, сколько они готовили эту операцию? Леди Удача. Знал бы я вчера, с кем говорю, я бы, наверное, автограф попросил.
- Что смешного? – агент Доджерс, казалось, обиделся.
- А вы подумайте. Старики, бывшие некогда легендами преступного мира, проворачивают последнее дело и уделывают на огромную сумму сам Департамент. И снова остаются безнаказанными. Их не могли поймать всю их жизнь. И в конце такая пощёчина. Разве не забавно? Прямо сюжет для фильма.
- Как думаете, где деньги?
- Вот уж не знаю. Ищите, хотя сомневаюсь, что их возможно найти. Если они провернули настолько глобальную афёру, то и это продумали. Им ведь под сотню каждому. И всё равно, не подберёшься. Интересно, зачем им вообще всё это понадобилось? Только ради эффектной последней точки - или деньги действительно нужны были для чего-то?
- Вы, похоже, в восторге.
- Ещё бы.
- Это преступники. Преступники с таким послужным списком, что читать устанете.
- Ну да. Хотя… Знаете, выходит, что меня угощала ватрушками сама Леди Удача. И ведь не поверит никто. Всё-таки жалко, что я не попросил автограф...

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс "Сочинение по картинке"
СообщениеДобавлено: Вс апр 03, 2011 19:01 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17230
Откуда: Хайфа
№ 12

картинка № 11

[url=/go?http://img846.imageshack.us/i/dedd1caed10b.jpg/]Изображение[/url]

Uploaded with [url=/go?http://imageshack.us]ImageShack.us[/url]

Пегий и ребенок-поводырь.

На закате Пегий и Малыш подошли к сухой полянке у серебристого ручья. Туман здесь был реже. Неподвижно висел над водой белесыми прослойками. На берегу возвышался огромный замшелый валун, поставленный в незапамятные времена на три маленьких камня.
- Это сейд, - Пегий поднял клюв, будто принюхиваясь к тяжелому сырому воздуху. — Здесь заночуем.
Малыш устало сел, вытянул отяжелевшие ноги. Пегий повернулся к камням, долго стоял неподвижно, трогая иссохшими пальцами повязку на глазах.
- Очень-очень давно здесь хоронили таких же, как мы. Их называли шаманами. Поклонимся предку, - как всегда, не открывая рта, сказал он.
Но Малыш только перевел взгляд на камень. Встать уже не было сил.
Они вышли много дней назад, на рассвете. Сначала Малыш шел бодро. Пегий едва поспевал за ним, то и дело больно сжимая Малышу плечо. Справа и слева дымились бесчисленные гейзеры. Туман стлался по земле. Тёк, как река, скрывая Пегого по пояс и Малыша по самую шею. Тут и там из тумана вырастали причудливые силуэты сухих елей, скрюченных посередине ствола неведомой силой. Густая, как молоко, белесая вода в мелких котловинах испускала густой пар. И жаль было уходить с привычного места, но Пегий сказал, что где-то там, вдали, за чередой холмов, будет много чудных чудес: нет тумана, летают по небу разноцветные птицы и никто никогда не болеет. И там живут боги.
В полдень Пегий вдруг остановился, прижал Малыша к себе. Поводил клювом из стороны в сторону. Указал вперед. «Осторожно!» - понял мальчик. Впереди сквозь туман в зарослях папоротника вырос забор из острых черных прутьев. Они долго шли вдоль остро пахнущей ржавчиной изгороди, пока не нашли пролом. Вышли на болотистую равнину. Брели, утопая по щиколотку в грязи. Туман лип к ногам, скрывая ямы. Обиженно хлюпали под нажимом гуттаперчевые кочки. Пегий часто останавливался, вытягивал вперед руку и подталкивал Малыша туда, где безопасно.
«Наверное, Пегий видит руками. Жаль, что у него нет крыльев. Но все равно он знает небо. Подарил маленькую деревянную штучку — юлу. Раскручивал и клал руку мне на голову. И в голове возникали картинки про нашу круглую Землю, много-много других шариков — звезды, шарик-Луну, про повторяющиеся раз в 365 дней даты и земную ось, которая тоже делает круг. Пегий умный. Не зря он носит с собой божий символ — металлический резак. Он еще помнит рассказы о богах. А как интересно рассказывает... рассказывает молча... может, он и есть бог?» - думал Малыш, пока свинцовая дремота смыкала его веки.
Пегий согнул тощие птичьи ноги и сел. Он не был слеп, хотя глаза не служили ему больше. И он помнил все. Мог воссоздать в памяти любой день из сотен лет своей жизни. Эта часть эксперимента тоже удалась.
Когда лаборатория №3, затерявшаяся в таежных лесах биостанции, взорвалась, погибли почти все. Крыло с боксами экспериментальной и контрольной групп пострадало меньше, и часть объектов смогла спастись в бункере. А на месте биостанции в черном дыму что-то рвалось, исходило смрадом, рушилось и крошилось почти сутки. Теперь там огромная трещина в земле. По ночам из глубины доносится глухое клокотание, а утром вылетают с тихим чпоканьем облака зеленых спор. Неровные края трещины заросли мохнатой плесенью. На вкус она кисловатая и вызывает мучительную отрыжку, но без нее объекты не выжили бы в зараженном лесу.
«Пора завтракать, Пегий»... Это она прозвала его «Пегий». В документах он значился как «объект PG i-9/322». «Привет, Пегий. Просыпайся, птичка певчая.» Вопреки всем инструкциям, она не носила колпак и маску. Он помнил ее светлые волосы, собранные на темени в пушистый хвост. Ямочки на щеках. Звонкий заливистый смех. Обращалась к нему снисходительно — глупая лаборанточка. Как она его раздражала! Во время сеансов мешала сосредоточиться, думая неприличное о своих знакомых мужчинах. Ей и невдомек было, что все ее мысли он читает, словно книгу. Ее мысли... Сколько раз он думал то же самое о ней! Медитируя в темноте, подключаясь к больной энергетике мира, балансируя между абсолютной пустотой — смертью - и огромным облаком страстей, составляющих вселенскую душу... Борясь с искушением слиться с темнотой, не давая себе быть поглощенным бурлящим клубком, по одному вытягивая опасные для мира гнилые ниточки, как умелый врач во время сложной операции... Каждый день... Каждое утро... Он работал ради сохранения мира, ради нее, ради следующего рассвета, начинающегося словами: «Привет, Пегий!»... Она погибла вместе со всеми. Тоненькая девочка в коротком халатике. Смешливая лаборанточка с ямочками на щеках... Она смеялась... Да и как могла она принять всерьез его? Его - смесь модифицированных генов разных существ? Она и бога мудрости Тота всерьез не приняла бы. Птичка певчая... Не ее вина... Да, за много сотен лет своей жизни он ничего не забыл. В этой части эксперимент удался...
Выжившие объекты опытной группы — Мудрые, как их прозвали все, - оказались крепче. Их было трое. Они не болели. Чуяли опасность, нашли под землей чистую воду, распознавали съедобные коренья, лечили наложением рук и говорили без слов. Не могли только одного — иметь потомство.
Объекты контрольной группы страдали неизвестными хворями, обладали меньшей физической силой, жили недолго, но могли иметь детей. Из десяти новорожденных выживало трое, доживал до двадцати лет — один. Мудрые оберегали каждого младенца. Помогали, не жалея сил. Ибо для них, ведающих судьбу мира, не осталось смысла ни в чем, кроме жизни ради Жизни... Постепенно стало проще вырастить жизнеспособных детей. Объекты адаптировались. Часто отдавали малышей Мудрым на воспитание. До тех пор, пока после нескольких недель непрерывного ядовитого дождя не испортились источники — цедилась из-под земли темная горячая жидкость, пахнущая сукровицей. Смертных предупреждали, что нужно уходить дальше в леса. Но теперь их было много - они чувствовали свою силу, а Мудрых инстинктивно не любили и боялись из-за странного облика и наличия сверхспособностей. И не поверили, глупые смертные людишки... И обвинили во всем Мудрых... Пегий вспомнил, как уводил Малыша в тайгу, чуя спиной бешеную ярость дикарей, бывших когда-то добровольцами, приехавшими на биостанцию накануне войны ради благого дела — предотвратить войну. Вспомнил, как учил ребенка готовить лекарства из коры сосен, приучать тело к холоду, распознавать места силы. И однажды, вернувшись в Поселок, нашел только разъеденные багровыми язвами трупы. Они убили Мудрых и умерли сами, задыхаясь от бессмысленных проклятий кому-то, кто не имеет имени и лица. Теперь он и этот мальчик — последние.
Малыш спал, лежа навзничь на глинистой земле. Что-то бормотал во сне. Пегий устало сгорбился, низко опустил клюв.
Он не боялся смерти. Он устал жить и давно был готов к ней. Но мальчик не давал покоя его утомленной душе. Было что-то в маленькой ладошке, доверчиво вползающей в старую птичью лапу, отчего переворачивалось сердце. Малыш еще не знал, но Пегий чувствовал — мальчик заражен. Каждый день больные клетки стареют на годы. Единственный шанс выжить — найти людей. Таких же биологов, врачей, ученых, какие создали Пегого. У них будет средство... Обязательно будет... Только бы выйти к ним... Только бы успеть...

***
И снова потянулись изматывающие дни. Глинистые проплешины сменялись торфяными лужами. Каменистые плато — непроходимым буреломом. В туманной мгле цеплялись за ноги острые камни, жалили колючки кустистого подлеска, валили с ног болотные испарения... Рука Пегого все время лежала на плече Малыша. Направляла, предостерегала, ласкала и подгоняла вперед.
Утром тринадцатого дня пути Пегий остановил ребенка. Замер неподвижно. Изможденный мальчик сквозь пелену усталости вдруг различил странный звук. Тихий звон на одной высокой ноте. Пегий показал рукой — иди туда.
- Что это, Пегий?
- Это комары. Маленькие живые существа. Живые. Иди, сынок. Уже недалеко.
Лес постепенно менял облик. Искореженные негативными излучениями сухие стволы уступали место молодым стройным деревцам. Из-под слоя жухлых листьев пробивались молодые зеленые побеги. Огромные комариные тучи оглушительно жужжали в душной сырости низин.
К вечеру двое вышли к насыпи, поросшей высокой травой. По верху тянулась тропа: две металлических полоски и много деревянных поперечин. Пегий устало опустился прямо на тропу, трогая суставчатыми пальцами ржавые рельсы. Малыш сел рядом.
- Пегий, это тропа богов?
- Да.
Малыш закрыл глаза. Его стариковское личико с длинными морщинами у рта ласкал теплый ветер. Тело ломило от утомления. «Теперь уже недалеко. Туда, где ветерок прогоняет туманные клочья. Туда, за холмы, где в просторных светлых домах живут боги. Где летают по небу разноцветные птицы и нет боли...»
Пегий осторожно подложил под голову спящего ребенка ворох мягкой травы. Прикоснулся к повязке на глазах. Повязка стала влажной.
***
Охотник зашивал оленьей жилой огромную прореху на куртке из выдубленной кожи: «Чертова росомаха! Наглая тварь, к самому дому подходит. И черт меня дернул оставить оленину вялиться на улице. Теперь не отстанет, пока весь дом не обожрет. Пакостное создание. Ну ничего, от меня не уйдешь. Мы еще посмотрим, кто кого, - охотник, мотнув головой, откусил свою нитку. - А все ж хорошо, что дед мой еще до заварушки сюда сбежал. Как чувствовал. Умный мужик был, даром, что биолог. Земля ему пухом — погиб на биостанции своей. Вот, говорил, Ваня, про эту заброшенную сторожку только я один знаю. Путевой обходчик жил. Поезда тут давно не ходят, а дом еще справный. И зверья кругом навалом. И зимы вон какие были - длинные да крепкие, а тут дров — бери не хочу. В городе-то камня на камне не осталось. Да и по всей земле, видать, не осталось. Так бомбили, чисто в Судный день. Где не сожжено, там потоплено. Где не потоплено, там радиация. Выживших раз, два — и обчелся. Да и те, говорят, мутанты. Пока рация работала, кой-чего наслушался... А и ладно, что сломалась, проклятая... Я вот живу себе спокойнёхонько да в ус не дую...»
Охотник лег на остро пахнущую зверем медвежью шкуру. Повозился, заворачиваясь потеплей. Думал в полудреме: «А не случись войны — сидел бы сейчас в бетонной клетушке, дым глотал, да на работу ходил, как прадед мой, да стервозную какую-нить бабу с дитями кормил бы... А то придумали — эксперименты со сверхспособностями, энергетическое поле Земли очищать... Знаем мы эти эксперименты. Как друг дружку ловчее изничтожить, все выдумывают. Вон в лес ушли бы, да и жили — сами себе хозяева. И никакой энергетики не надо — пали себе лучину бесплатно... Надо бы на солончаки сходить, да как дом-то теперь пустым оставить...»
Лучина догорела, угольки с шипением упали в лохань с водой. Во дворе вдруг залились грозным лаем собаки. Но резко смолкли. Как заколдованные. Охотник вскочил: «Росомаха! Явилась, значит!» Махнул через плечо тяжелый колчан. Дернул со стены лук, выскочил из сторожки. Ухо привычно фиксировало каждый шорох. Выхватив стрелу, охотник повернулся к кустам у насыпи. Глаза в лунном свете ясно различили длинный силуэт, спускающийся к дому. «Вроде на зверя не похож... вроде человек носатый с мешком на руках... Ах ты ж чертова сила — мутанты!» Через долю секунды прозвенела отпущенная тетива...

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс "Сочинение по картинке"
СообщениеДобавлено: Вт апр 05, 2011 3:18 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17230
Откуда: Хайфа
№ 13

картинка № 10

[url=/go?http://radikal.ru/F/s014.radikal.ru/i327/1103/d2/3cbf2eee978b.jpg.html]Изображение[/url]

Альтернатива

Не так давно, в не такой далёкой галактике. :)

Больше всего Дэвиду нравилось наблюдать за тем, как влетают и садятся корабли. Космопорт Геоны, когда-то большой и оживлённый, сейчас переживал далеко не лучшие времена. С тех пор, как в созвездии Лебедя построили новые Транспортные врата Пути, большинство солидных компаний обходили Геону стороной, и только отдельные чартерные рейсы небольших компаний и стандартные инспекционные корабли изредка залетали в эти места - раза два-три в неделю.
Услышав шум атмосферных двигателей, Дэвид в удивлении поднял голову. Боинг T100 заходил на посадку, развернув свои атмосферные крылья. Само появление старой модели Боинг на космодроме, в принципе, не удивляло, хотя, насколько помнил Дэвид, Т100 давно были заменены новой моделью Т1000, - удивляло другое: он знал расписание прилётов-отлётов почти наизусть, и, естественно, никакого транспортника в нем сегодня не значилось. Проводив тяжело идущую на посадку машину взглядом, Дэвид соскользнул со ступенек передвижного трапа и помчался в сторону грузового терминала аэропорта.
Но в терминале ему тоже ничего объяснить не смогли. Дежурный робот-андроид К100 разводил пластиковыми руками: никакого Боинга в расписании не значилось, аварийную или сервис-посадку никто не запрашивал, а загадочный корабль всё ещё проходил дезактивацию. В принципе, если придерживаться альтаирской конвенции, любой корабль имел право просить о посадке в любом порту сферы конфедерации, но случалось это крайне редко.
Оставалось только ждать, когда загадочные посетители выйдут поздороваться. Но прошел час, потом второй - и из корабля никто не выходил, и он не подавал признаков жизни. Только одинокий заправщик стоял возле него, да вдалеке копошилась бригада техников. В конце концов, уставший от ожидания Дэвид отправился домой. Каково же было его удивление, когда ему буквально на полдороге от космопорта пришел вызов на коммуникатор. Экран оставался тёмным, видимо, собеседник хотел оставаться неузнанным.
- Говорит капитан транспортного корабля Валькирия, - голос собеседника был глухим и слегка хриплым, но почему-то знакомым. - Я имею честь разговаривать с Дэвидом Галлахедом?
- Да. – Дэвид был искренне удивлён. - Но кто вы? И откуда вам известно моё имя?
- Мне известно гораздо больше, чем ты можешь себе представить, - говоривший, казалось, усмехается, - но рассказать я смогу только при личной встрече - если захочешь, конечно.
В этот момент Дэвиду стало страшно - и страшно, и интересно: с одной стороны, ему очень хотелось узнать, что это за корабль и откуда капитан его знает, с другой – с тех пор, как исчезли его родители, он старался не общаться с незнакомцами. Вспышка пламени плазменных двигателей, слизывающая двух людей с керамической посадочной плиты космопорта, до сих пор стояла у него перед глазами, как будто это было вчера.
Молчание затянулось.
- Не хочу вас расстраивать, молодой человек, - голос незнакомца звучал серьёзно, - но у нас крайне мало времени. Мы взлетаем через час-два, так что СЕЙЧАС или никогда.
В этот момент Дэвид решился. – Я готов, - сказал он.
- Док номер сорок два, через полчаса, - произнёс капитан корабля, и связь отключилась.
Когда через полчаса Дэвид был возле дока номер сорок два, его никто не встретил, что его немало удивило. Люк Боинга был открыт в приглашающем жесте, но желания ступить в темноту у него не возникло. После десяти минут ожидания у него появилась мысль, что это была глупая шутка, и возникло желание просто развернуться и уйти, но едва он собрался это сделать, как в проеме появился робот-андроид и сделал знак следовать за ним. Довольно долго они шли по тёмным коридорам, освещенным только аварийным освещением, пока не добрались до двери с надписью «Контрольный пост, вход только для офицеров экипажа». Робот толкнул ее и отступил в сторону, приглашая Дэвида войти. Дэвид вошел в рубку и зажмурился от потока яркого света. Собственно, людей в рубке было трое: под вращающейся виртуальной моделью текущего рукава Галактики возлежал в кресле давно небритый мужчина лет сорока. Женщина, возраст которой определить было сложно на первый взгляд, вглядывалась во множество проекций непонятного назначения. Третий, мужчина, сидел спиной к нему, и сказать о нем что-либо конкретное было трудно, кроме того, что он довольно немолод.
- Заходи, Дэвид, - раздался голос незнакомца - им оказался мужчина, сидящий в командирском кресле. – Рад приветствовать тебя на борту «Валькирии». Познакомься с моей командой. Это Рес, по кличке Джокер, редкостный сорвиголова (при этих словах небритый мужчина поморщился), но все же один из лучших навигаторов в этом богом забытом уголке Галактики. Это Вэйна, второй пилот, а также незаменимый специалист по оружейным системам (женщина бросила на Дэвида взгляд и улыбнулась). - Говоря всё это, человек продолжал сидеть в кресле спиной к Дэвиду.
– Мы прилетели сюда издалека, так как ты - именно тот человек, который нужен для нашей миссии; детали я объясню чуть позже, сейчас не могу, но могу тебе открыть только одно – это дело касается твоей семьи, конкретно - твоего отца…
Дэвид начал злиться.
- Это что, шутка? Тогда она довольно глупая! Мой отец и моя мать погибли много лет назад на этом самом поле, половина колонии знает об этом!
Небритый мужчина обернулся и посмотрел на него недоумевающим взглядом:
- Босс, а вы вообще уверены в том, что этот мальчишка - именно то, что нам нужно? Похоже, он вообще понятия не имеет о…
- Замолчи! – воскликнул мужчина в командирском кресле. - Когда ты уже, наконец, научишься держать язык за зубами?
Дэвид вспылил:
- Да как вы смеете, - начал он, повысив голос, - как вы смеете являться сюда и говорить о моём отце, которого просто распылило на атомы? Не было у него никаких дел и быть не могло, он был обычным инженером космопорта…
- Это ты так думаешь, - перебил его незнакомец. - Можешь возвращаться домой и думать так дальше, пока..
При этих словах у Дэвида буквально сорвало планку:
- Вот именно! Именно так я и сделаю - вернусь домой и забуду про все, как про глупую шутку, забуду про вас и про ваш корабль, как будто его и не было, про человека, который смеет говорить про моего отца, даже не открывая своего лица..
При этих словах мужчина в командирском кресле резко развернулся, и у Дэвида подкосились ноги: на него смотрел… его отец!? – Папа, - прошептал он и потерял сознание.
Очнулся он, почувствовав на лбу что-то холодное. Не открывая глаз, он услышал голоса:
- Зря вы так, босс, - это говорила женщина, - ну не готов он был к такому повороту, надо было повременить, лицо изменить, что ли.
С тем временем, что у нас есть? - огрызнулся капитан. - Нет уж, лучше крайние меры, чем терять те часы, что у нас остались. Мы и так ждали долго, но сейчас ждать уже больше нельзя, арраканцы будут тут с минуты на минуту.
- А по-моему, малый и так вполне спокойно отреагировал, - раздался над головой голос навигатора Реса, - я уж опасался, что он тут всё крушить начнёт, а он покричал и тихонько себе в обморок..
- Поговори мне ещё! - прикрикнул на него капитан.
Тут Дэвиду надоело всё это слушать, он открыл глаза и резко сел.
- Так, всё, хватит, меня уже сложно чем-либо удивить, но, может, кто-то скажет мне, что тут происходит.
После недолгого молчания заговорил капитан:
- Ну, наверное, надо начать с самого очевидного: я – не твой отец.
- А кто же? – полюбопытствовал Дэвид.
- Клон. Технически совершенный клон, полная копия твоего отца, включая знания, но исключая опыт и тенденции к нелогическому мышлению. Именно то, что можешь нам дать ты: ведь, за исключением твоего юного возраста, по остальным показателям ты - почти точная психокопия своего отца.
- И что это даёт? - полюбопытствовал Дэвид.
- Достаточно далеко, на краю нашей Галактики, - произнёс клон, - есть планета Арракан. Её колонизировали давным-давно, но суровые условия жизни и опасные дикие животные привели к тому, что только каждый десятый из поселенцев выжил. Но те, кто смогли выжить, приобрели действительно уникальные способности: чего только стоит почти полная невосприимчивость к ядовитым для других людей соединениям – то есть, кислотой ты, может, арраканца и прошибёшь, но большинство широко используемых военных газов на них не действует. Также они обладают способностью очень быстро заживлять самые сложные открытые раны и переломы.
- Они приспособились, молодцы, и что в этом такого плохого? - пожал плечами Дэвид.
- В самом приспособлении плохого? Конечно, нет! Проблема в другом. Эта планета ценна в первую очередь не людьми, которые там живут, а тем, что там добывают, а добывают там не что иное, как уни-кристаллы, которые используются в современных навигационных компьютерах. Без этих кристаллов, как ты, наверное, знаешь, нави-компьютеры – это просто детские игрушки, способные рассчитать только полёт в пределах планетной системы. Так вот, эти кристаллы, хоть и обладают высоким запасом прочности, но из-за высоких расчетных нагрузок на них время от времени нуждаются в замене. Но вот в чём проблема: добывают их только на Арракане и его планете-близнеце Деметре. Арраканцы выкупили всё производство на Деметре и остановили его несколько лет назад, и теперь обладают практически абсолютной монополией на их производство. И даже это, казалось бы, ничего, но всё гораздо хуже. У арраканцев есть религия, и основной ее постулат выдержан в духе их общества: «Только сильный обладает правом принимать решения и заставлять выполнять их слабых». Каждый из арраканцев проходит своеобразный обряд инициации, в котором он либо погибает, либо становится полноправным членом общины. Беда в том, что почти всех жителей внешних систем они считают «недостойными» принимать решения. А монополия на производство уни-кристаллов привела к тому, что теперь почти все правительства зависимы от них.
- Всё это хорошо, точнее, плохо, - прервал его Дэвид. - Но я что-то не совсем улавливаю, чем я-то могу помочь в этой ситуации?
- Вот тут-то мы и подходим к главному, - клон-отец покачал головой. - Вэйна, принеси эту штуку. Пока она ходит, открою тебе маленькую тайну о твоём отце. Он не был просто инженером, как ты думаешь. Он был агентом-миротворцем Альянса, и именно он разработал способ, как заставить арраканцев изменить свои планы, да только они прознали о нём раньше, чем он сумел передать эти сведения нам. События гибели твоих родителей, которые ты считаешь случайными, таковыми никогда не были, просто арраканцы от них избавились, как от лишней помехи. Твой отец знал ответ - и сумел оставить нам предмет, который, возможно, является ключом, но как им воспользоваться, мы не знаем. Поскольку по характеру ты – психокопия отца, нам остаётся надеяться, что ты догадаешься, о чём речь.
- А если не догадаюсь? – спросил Дэвид. – Если вообще мне все это не нужно, тогда что?
Клон-отец посерьёзнел. – Об этом я не подумал, но у тебя есть такое право - отказаться. Тогда мы будем, конечно, пытаться справиться без тебя, но альтернатива лишь одна – полное порабощение арраканцами, и оно уже происходит. Не знаю, как долго ты сможешь прятаться от них, может, всю жизнь. Решать тебе.
В этот момент вернулась Вэйна, неся в руках продолговатый свёрток.
- Вот это оставил твой отец. Как оно действует, мы не знаем, знаем только, что оно принадлежало Предтечам – расе, исчезнувшей задолго до нас, оставившей лишь некоторые артефакты, и арраканцы их очень боятся, потому что не могут открыть их тайн. Разверни.
В свертке оказался длинный предмет, похожий на клинок, сделанный из непонятного материала, со странным раздваивающимся концом, похожим на камертон на рукоятке. Дэвид взял его в руку и почувствовал приятное ощущение, как будто к нему вернулось что-то родное. Вдоль предполагаемого «клинка» шли непонятные письмена. Ему вдруг захотелось не отдавать предмет никому, ни за что на свете.
В этот момент сработал сигнал тревоги. Вэйна и Рес кинулись к своим консолям.
- Вот черт, выругался Рес, - вы были, правы, шеф, они уже здесь.
Клон-отец кинулся к своему креслу.
- Внешний Экран, - рявкнул он, и его консоль заиграла всеми цветами. Появилось изображение снаружи корабля, где портовый скутер притормаживал у шлюза. Из скутера, не торопясь, вылезли три фигуры в черных плащах до пола, нижнюю часть их лиц была скрыта полумаской, верхнюю скрывал капюшон. Были видны только глаза, серые, не предвещающие ничего хорошего.
- Капитан корабля «Валькирия», - как будто прогремел голос одного из незваных гостей. – Предлагаю вам выдать нам мальчишку и артефакт расы, известной как Предтечи, и тогда вы можете быть свободны.
- А что, если не выдам? – капитан сделал малозаметный знак Вэйне. - Что тогда?
- Тогда вас распылят на атомы, а артефакт всё равно останется, - под маской губы серого изобразили улыбку. – Решайте. У вас есть пять минут. С планеты вам всё равно не улететь - всё воздушное пространство под контролем.
Капитан вопросительно посмотрел на Вэйну, та покачала головой:
- Похоже, дело глухо. Два дестроера второго класса, да и ещё с пяток эсминцев, нам не вырваться.
Дэвид стоял и слушал, и не мог справиться с потоком мыслей: отец, агенты, кристаллы, арраканцы - всё это захлестнуло его мозг; столько новой информации, ещё пару часов назад он и не думал о том, чтобы покинуть эту планету, а сейчас это кажется вполне разумным. Стоп, а ведь эта мысль - не совсем его. Откуда она? Он прислушался: что-то пыталось войти в его мозг, соединиться с ним. Это не было страшно или больно, просто ощущение чего-то чужого - он попытался уловить, чего, и внезапно яркая мысль вошла в его мозг: «Хозяин, позволь мне, позволь мне сделать, я могу». Он с удивлением уставился на клинок в своей руке. Похоже, предмет имел душу, говорил с ним. «Хозяин, пока не поздно, позволь мне». Дэвид встал и направился к выходу. Рес кинулся ему помешать:
-Ты что, парень, обалдел? Даже не думай!!! Справимся, не впервой! Сколько от этих серых бегали - ещё ни разу не догнали. И теперь не догонят!
Дэвид посмотрел на него странным невидящим взглядом, и Рес отступил. Клон-отец взглянул на Дэвида и кивнул головой - он кажется, понял. – Пропусти его, Рес.
Когда Дэвид вышел из шлюза, фигуры в тёмных плащах даже не шелохнулись.
- Молодец, мальчик, умница, - тихо, почти шепотом произнёс средний из них. - А теперь отдай нам эту штуку, и, может быть, мы позволим тебе вернуться домой.
Дэвид не шелохнулся. – Если Вам это так нужно, придите и заберите сами, - сказал он.
- Нехорошо, мальчик, нехорошо, - серый причмокнул губами. – Ты не оставляешь нам выбора. И он сделал знак рукой фигуре в плаще слева от себя.
Что произошло потом, Дэвид так и не понял. Он успел только заметить, как две серых тени рванулась к нему со скоростью, которая, казалось, недоступна для человека. И в следующую долю секунды клинок рванулся им навстречу. Одна тень взвизгнула, завертелась на месте и упала, вторая успела проскочить вперёд, чтобы оказаться разрубленной на части. Спустя несколько секунд из-под плаща лежавшего растеклось пятно тёмно-красной крови.
Серый смотрел на это внимательно, но без эмоций.
– Ххорошшо, - прошипел он, - эту маленькую драку ты выиграл, но главная битва будет за нами, - и не успел он ответить, как серая фигура исчезла так же мимолётно, как и появилась.
Когда Дэвид вернулся на корабль, Рес и Вэйна смотрели на него с некоторой опаской, и только клон-отец улыбался.
– Ну и что мы делаем теперь? - спросил Дэвид, опускаясь в кресло оператора связи.
– Я думаю, тебе лучше знать, - ответил клон-отец.
- Капитан, - с удивлением произнесла Вэйна, - только что получили информацию с экранов слежения: корабли арраканцев... они уходят.
Клон-отец внимательно посмотрел на Дэвида. Тот кивнул:
– Да, они уходят, но это ещё не конец, война только началась, и это лишь небольшое перемирие. А пока - пока мы отправимся искать информацию об этом... клинке: раз уж мой отец о нём так заботился, думаю, стоит порыться. Потому что, чувствую, мне тоже придётся пройти обряд инициации, и, похоже, он будет отнюдь не легче арраканского.
Клон-отец кивнул.

Слегка покачивая в атмосфере Геоны крыльями, старый Боинг Т100 ушёл на взлёт по крутой глиссаде. А на земле остался робот-диспетчер космопорта, и если бы роботы могли удивляться, то, пожалуй, он бы испытывал удивление от того, что произошло сегодня в этой космической глуши.

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс "Сочинение по картинке"
СообщениеДобавлено: Ср апр 06, 2011 4:25 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17230
Откуда: Хайфа
№ 14

картинка № 7

[url=/go?http://radikal.ru/F/i051.radikal.ru/1103/56/714b4863ff27.jpg.html]Изображение[/url]

Тест на мессианство

Часть первая. Ворота Машиаха

В белом полуспортивном костюме с кроваво-алой толстовкой, бодрой туристской походкой, ранним утром двадцать четвёртого числа весеннего месяца апреля на смотровую площадку западного склона Масличной горы вышел проректор Биробиджанской педакадемии Беркович Дмитрий Михайлович.
Перед – не по званию – молодым светилом захолустного образования и его спутником в неверных рассветных лучах раскинулся древний Иерусалим, священный город трёх религий. Самая молодая из которых, с обычной самонадеянностью, присущей зачастую юношеству, салютовала себе громче всех блеском мечети Куббат ас-Сахра. Первых солнечных лучей как раз хватило, чтобы хорошенько отразиться от её золотого Купола на скале.
Кедронская долина ещё пряталась в плотном сумраке, наиболее густом на дне ущелья и слабевшем на подступах к вершине Храмовой горы. Розовела только её восточная стена с массивом Золотых ворот, через которые, по преданию, должен войти в вечный город Мессия, положив – тем самым – конец этой мнимой вечности.
Наслаждаясь, действительно, лучшим видом Старого города, а больше, скорее, давая своему попутчику, оказавшемуся тут впервые, пропитаться энергиями древности и сакральности, просто лучащимися, даже – сочащимися из каждого камушка и кустика вершины горы Мориа, Дмитрий Михайлович долго молчал. Уже третий раз посещающий землю обетованную, он добровольно и с охотой взял на себя труд Вергилия для своего товарища и коллеги на ниве посева доброго и вечного.
– А что, Илья Петрович, – нарушил, наконец, тишину черноволосый проректор и доцент, – не удивляешься ли ты, что наше паломничество началось так далеко от обычных маршрутов – с восточного хребта, от Университета, и путь свой мы держим, не заходя во все эти церкви, монастыри и прочие святыни? Скажу более, даже Гефсиманский сад с его двухтысячелетними оливами, свидетельницами сомнений Иешуа, мы оставим в стороне. Кстати, вот он справа, по всему склону – до самого дна долины.
Русый Илья, здорово похожий на своего тёзку – Муромца в молодости, только без бороды, проследив взглядом за широким жестом своего невысокого спутника и внимательно осмотрев историческую рощу, вершины которой до середины склона как раз начало золотить поднимающееся солнце, ответствовал густым басом:
– В этом, Дима… Михайлович, я на вас всецело полагаюсь.
– И правильно, и правильно; все обязательные места: Виа Долороза, Гроб Господень, остатки западной стены, известные среди необрезанных, как Стена Плача, и великое, великое множество других - за неделю мы обязательно осмотрим… Но всё это история, пыль прошлого… важная, очень важная… сокровенная… но пыль…
Тревожная тишина повисла между собеседниками, стекла со смотровой площадки, перевалила через стену кладбища по левой стороне склона, покаталась между могил и запуталась среди теней от надгробий этого древнего и самого дорогого еврейского некрополя.
– А что же не пыль?
Вместо прямого ответа парадоксальный проректор махнул немалым своим горбоносым профилем налево и, в свою очередь, спросил:
– Знаешь, почему место на этом кладбище стоит до миллиона долларов?
– А оно стоит?
– Говорят… Но дороже ста тысяч точно.
– Нууу… за древность, наверно. – Голубоглазый богатырь поднял было руку почесать затылок, да, передумав, просто погладил себя по длинным волосам.
– Три ха-ха! Не смеши эти древние камни - чтобы иудей выложил миллион зелёных за одну древность?!
– Ну не знаю – сдаюсь.
Выдержав театральную паузу, биробиджанский сфинкс подмигнул карим глазом:
– За будущее.
– Какое на фиг будущее!?
– Последнее! Окончательное! В конце времён!... Когда явится Машиах вершить последний суд!... И воскресит мёртвых из гробов их!...
После этого крика тишина попыталась было опять зависнуть над историческими местами, но… не вышло: ветер зашумел кронами Гефсиманских олив, в монастырях зазвучали бронзовые доски, гул пробудившегося города уже отчётливо доносился до Масличной горы… не вышло.
– А это кладбище тут при чём? – не заржавел вопрос и у Ильи Петровича. – Мессия, он же всех мёртвых поднимет.
– А эти первыми восстанут, – быстро успокоился и Дмитрий Михайлович… и после небольшой паузы негромко добавил: – собственно… мы и идём к месту, где объявится Машиах, вот оно-то одно – я считаю – и относится к будущему.
– Дима, ты так серьёзно к этому относишься?
– Ладно, пойдём потихоньку, путь крутой, не очень близкий, не особо живописный: между кладбищенской оградой и монастырскими заборами – там и поговорим.
Они спустились со смотровой площадки и двинулись по довольно крутой дорожке, притиснувшейся к самому престижному некрополю, копившему могилы со времён царя Давида, попасть на который имели шанс не только богачи – за монетки, но и выдающиеся личности еврейского народа – за заслуги.
– Я же, Илья, как ты знаешь, уже третий раз здесь, и довольно подолгу – у родни. Так вот: поначалу я просто погрузился в эту историю, эту древность, прямо бредил ею, а условия здесь для этого… она же тут очень вещественна, очень доступна на «пощупать», ну просто исключительно материальна…
Потом, на фоне постоянных напоминаний о таких событиях, таких людях… собственная жизнь показалась совсем ничтожной, абсолютно мелкой: работа, по большому счёту, никому не нужная; личные стремления… низменны и приземлены… все души прекрасные порывы благополучно задушены мелочностью стремлений или сами задохнулись в этой рутине… ну семья, ну дача, карьера… а… всё пустое…
– Ну такие настроения у всех бывают – к бабке не ходи – и на святую землю летать не надо.
– На такой земле всё самое-самое: и депрессии, и диагнозы… Да ладно – это тоже в прошлом…
– Вот и ладушки. И какой же великой идеей ты осенён сейчас?
– Прошлое – пыль!
– Как, как?
– А вот так: всё прошлое - и общее, и личное, и жалкое, и великое – не более чем пыль на подошвах настоящего… и при необходимости его можно просто отряхнуть с ног.
Между тем, они уже миновали дно долины, перебрались через Гихонский ручей, по преданию, вытекающий на землю из бездны, и по широкой дуге поднимались к левому краю храмовой стены.
После таких слов Илья невольно остановился и попытался поймать взгляд собеседника. Целая гамма чувств и мыслей отразилась на его бесхитростном лице. Но тоже остановившийся Дмитрий, повернувшись в сторону Масличной горы, задумчиво смотрел на колоссальное кладбище, мимо которого они только что проходили. Солнце поднялось уже довольно высоко, и самые дорогие в мире тени заметно укоротились.
– И какие же практические выводы ты сделал из этого теоретического пассажа? – не дождавшись разъяснений, спросил потомок Муромца напрямую.
– Сосредоточился на будущем, а самое главное в нём – мы же в мессианском городе – это приход Машиаха.
– Да религиозно озабоченные всех трёх религий только тем и заняты, что ждут его прихода… А поэтому молятся, соблюдают заповеди, постятся, совершают добрые дела… и всё такое; что-то я подобного за тобой не заметил.
– Да, в иудейскую ортодоксию меня, правда, не потянуло. Я заинтересовался, скорее, личностью Спасителя, его избранностью, вернее – как это выразить – вопросом, действительно ли им может быть только определённая личность, или вакансия, так сказать, открыта.
¬– В смысле? – брови ошеломлённого Ильи поползли вверх. – Можно ли стать Мессией!?
Тут на наших друзей сверху накатила небольшая стайка туристов - это оказались вездесущие низкорослые японцы почтенных лет, увешанные со всех сторон разнообразной фото-видео аппаратурой. Пришлось немного потесниться и подождать, пока потомки самураев отфотографируются и немного отойдут. Вряд ли сыны и дочери страны Восходящего солнца понимали по-русски, но вести такие разговоры при посторонних… Проректор решил переждать, прежде чем ответить:
– Не то чтобы так прямо, но близко: может ли обычный человек стать Спасителем.
– Спасателем, наверно, может, да и то не всякий… Это только в фентези любой бухгалтер или менеджер может спасти мир и победить Чорного Властелина, ну или, на худой конец, бывший спецназовец… А на самом деле мессией нужно родиться.
– И откуда это следует?
– Ну вот Иисус с детства знал.
– Таки да? А если верить самому раннему Евангелию – от Марка – он узнал о своей миссии только при крещении: дух Божий снизошёл на него и сказал: «Ты Сын мой…» - ну и так далее. И я больше склонен верить Марку, а не его более благочестивым и многословным товарищам. Это если оставить в стороне вопрос о мессианстве Иешуа.
– Да, этот вопрос поднимать не будем.
– Ну и океюшки, как говорит Задорнов. Тем более, что и миссии бывают разные…
Над нашими собеседниками, будто желая предупредить о чём-то, предостеречь, закружилась небольшая стайка голубей - но что может отвлечь мужчин, рассуждающих о судьбах мира…
– И ты нашёл этот тест на мессианство?
Птички небесные, как бы осознав тщетность своих усилий, полетели прочь, даже не дождавшись ответа проректора:
– Представь себе!
– И?
– Золотые ворота!
– В смысле?
– Машиах должен вступить в Иерусалим через Золотые ворота… Кстати, две тысячи лет назад кое-кто въехал на ослике именно через них…
К тому времени они уже продолжили идти, шагая вдоль стены, по дорожке, со всех сторон окружённой старыми, давно заброшенными могилами.
– Так в чём же заминка: купи ослика - и вперёд.
– Кто бы пустил меня на Храмовую гору на осле… да и тест этот вот уже несколько сот лет не действует: султан Сулейман Великолепный велел заложить ворота камнем.
– Предусмотрительный товарищ.
– Не то слово, ты даже не представляешь, насколько: на случай, если камни не удержат Машиаха, султан приказал открыть перед воротами это вот кладбище, в надежде, что Спаситель, как потомок Давида и первосвященник, не сможет ступить на нечистую землю. Более того, подумав, что Машиах может и воскресить всех мертвецов из этих могил, Сулейман приказал хоронить тут лучших воинов ислама в полном вооружении – восстав из гробов, они не пустят Помазанника в город. Вот так.
– Нет слов… Чего же он так взъелся на Мессию?
– Не знаю, наверно, вслед за христианами считал иудейского Машиаха антихристом.
– Как у вас тут всё запущено…
– Да, всё по-взрослому.
– Не по-детски, это точно.
Между тем наши друзья достигли вожделенных ворот, вернее сказать – башни, по современному состоянию, хотя по декоративным аркам, обильно украшенным орнаментом, бывшие створки были ясно различимы.
Свидетелями этого торжественного момента были неистово наяривающие в свои смычки цикады да одинокая птица в вышине - то ли орёл, то ли ворон, а может, даже и голубь – некому было особо присматриваться: Илья Петрович с интересом изучал каменный мессиеметр, а сам кандидат в сверхчеловеки впал в совершеннейший ступор, уставившись на одну деталь правой полуарки псевдоворот.
Удовлетворив первое любопытство, товарищ проректора обернулся к другу и.ю заметив его совершенно ошеломлённый вид - вытянувшееся лицо и округлившиеся глаза, - схватил за плечо и как следует встряхнул.
– Что с тобой!? Что случилось?!
Немного оттаяв, Дмитрий Михайлович приподнял правую руку и, указав на некое подобие каменного окна в правой воротине, слабым срывающимся голосом с какими-то механическими обертонами спросил:
– Что это?
– Где?
– Вот, прямо по пальцу.
– Господи, да что там такого особенного: калиточка небольшая, немного приотворена.
И, действительно, в каждой половине ворот, ровно посередине, были чёткие углубления в форме небольших воротец, и каменная внутренность одного из них чуть отъехала в сторону, образуя вполне заметную щель в чёрную пустоту.
– Какая калиточка! – взревел очнувшийся проректор. – Это чисто декоративный элемент!
– Да откуда ты знаешь, может, просто не открывалась никогда.
Тут тишина, притаившаяся было среди самых престижных надгробий, настигла их и заставила совместную реальность балансировать на хрупкой грани мистического и обыденного миров.
– Я изучил все источники… Это шанс… – качнул в одну сторону Дима бен Михаил.
– Все доступные тебе, а сколько осталось недоступно, не смеши мою задницу, – надавил на другую Илья сын Петра.
– Надо проверить.
– Проверь, – консенсус нашёлся неожиданно быстро, – а что там с внутренней стороны?
– Богословская школа.
– Ну, в крайнем случае, получишь Кораном по голове и приползёшь обратно.
– Тебе смешочки, а меня трясти начинает, ведь всё может обернуться по-настоящему.
– Да брось, сколько народа этими воротами ходило.
– По своим делам не то, в счёт идёт только специально, вот как Иешуа… Уверен, и Бар Кохба прошёл тут: или когда готовился поднять своё восстание против римлян или когда взял город… А уж после закрытия ворот и подавно никаких случайностей.
– Тем более – лучше не рисковать.
– Второго шанса не будет, как говорил Кабир:
Что хочешь делать, делай побыстрей,
что хочешь делать быстро, сразу делай,
не то, смотри, над головой твоей
нависнет время тяжестью созрелой.
Помоги-ка мне, а то чувствую – уже начинаю тянуть время.
Друзья пробрались между могильными плитами, заросшими какими-то жёлтыми сорняками, перелезли через невысокую решётку и подошли вплотную к воротам. Щупленький кандидат на должность мессии попробовал было расширить проход, но без помощи товарища с таким же успехом мог бы потолкать стену. Тогда богатыреподобный скептик тоже подналёг - и щель внутрь неизвестности расширилась: камни отъехали в сторону, как в фильмах про зАмки, правда, совершенно бесшумно. Свет внутрь почему-то не проникал, и рассмотреть что-либо там не было никакой возможности.
– Пророк Илия должен возвестить о приходе Машиаха, будь добр – имя у тебя подходящее – возвести.
Чувствовалось, что странность обстановки начинает пробирать и возведённого в ранг пророка Илью, казавшегося непробиваемым:
– Ну ладно, ввязавшись в балаган – будем лицедействовать до конца, – пробасил он и, наклонившись к чёрному провалу, громко крикнул: – Готовьтесь, сукины дети, Мессия грядёт на ваши головы!
Пустота по ту сторону темноты неожиданно гулко отозвалась эхом какого-то странного слова, не похожего ни на одно из произнесённых.
После чего проректор Беркович решительно вскарабкался к зияющему провалу и, встав на четвереньки, канул внутрь.

продолжение следует

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс "Сочинение по картинке"
СообщениеДобавлено: Ср апр 06, 2011 4:26 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17230
Откуда: Хайфа
Тест на мессианство
(продолжение)

Часть вторая. Миссия невыполнима

Ход был узким, низким и не очень ровным, поэтому продвигаться приходилось медленно и на четвереньках. Во что превратится белоснежный костюм, Дмитрию Михайловичу не хотелось даже думать: какими глазами посмотрят люди на той стороне, особенно, если это действительно окажутся исламские ортодоксы? Пожалуй, лучше бы там и вовсе никого не оказалось.
Неожиданно маститый проректор поймал себя на том, что подобное состояние он уже испытывал, будучи абитуриентом и студентом первого курса – перед экзаменами, естественно, не по любимой истории, а по ненавистной математике. Угроза загреметь – нет-нет, конечно, не загреметь, а быть призванным – в ряды защитников отечества только добавляла тогда дрожи в коленки и адреналина в кровь. Сейчас, правда, можно было и повернуть… но что-то внутри не пускало: то ли эго и гордый ум, то ли душа и горячее сердце – в темноте подземелья и горячке похода (скорее, пополза) разобрать было практически невозможно. Оставалось только ползти дальше, уповая на кривую, которая вывезет.
Как-то отстранённо абитуриент на мессианский факультет отметил, что путь, на самом деле, отнюдь не прям: сворачивает и вправо и влево, забирает и вверх и вниз; не вылезти бы, на самом деле, где-нибудь под Куполом на скале... вот тогда, если срочно не откроются какие сверхспособности, самая прямая перспектива – на кандидаты в покойники: в эту мечеть не-мусульманам уже давно вход строжайше запрещён.
Вот примерно на этой мысли наш Дмитрий свет Михайлович и провалился в какую-то дыру-не дыру, люк-не люк, в кромешной темноте кто ж разберёт.
Падение было на удивление долгим, переход к свету – резким, приземление – не очень мягким.
Распластавшийся на земле проректор, доцент и профессор, не успев даже протереть зажмуренные с темноты глаза, был тут же оглушён диким рёвом нескольких десятков глоток, взревевших прямо над ухом. Инстинктивно закрыв голову и в любой момент ожидая удара, он вскочил, собираясь дорого продать свою жизнь.
Но нападения не последовало, более того, пред широко распахнувшимися глазами Димы бен Миши предстала живописная картина: толпа восторженных людей, с упоением скандирующая неприятно знакомое слово: «Корнишон!!! Корнишон!!!» Иногда добавляя к нему ничуть не облагораживающий эпитет: «Пупырей Корнишон!!!» Другие слова тоже произносились, но уже не в унисон, и никаких ассоциаций у знающего несколько языков, в том числе и древних, профессора не вызывали.
А вот внешний вид встречающей группы навевал некоторые мысли: энтузиазмом, горящими глазами, резкими жестами и склонностью к речёвкам они очень напоминали футбольных фанатов или, скорее, просто фанатиков какой-то идеи. Исхудавшие, даже какие-то усохшие лица некоего грязно-коричневого оттенка, фигуры типа восставшие мощи, пугающую худобу которых не могли скрыть даже рясоподобные хламиды с капюшонами… Да, мысли навевались… и мысли не самые приятные… Больше всего захотелось включить реверс и вернуть всё к моменту «до того как», но подбегали всё новые толпы мумиеподобных поклонников, и за их тщедушными тушками наш Пупырей Корнишон не смог даже рассмотреть поподробней место своего экстренного десантирования.
Наконец прибыли какие-то начальники и несколькими мощными воплями положили предел неконтролируемым выплескам народной любви: несколько сотен монахов этого корнишонского ордена выстроились двумя уводящими вдаль рядами, а подбегавшие вновь адепты просто достраивали своими телами этот живой коридор.
А дальше дорогого гостя подхватили под белы рученьки и повлекли по этой живой аллее славы, безостановочно выкрикивавшей: «Корнишон!!! Корнишон!!! Пупырей Корнишон!!!»
Влекомая таким образом надежда и опора местного населения не забыла оглядеться по сторонам: никаких совпадений, кроме наличия стены, с реальной Храмовой горой не наблюдалось. Отсутствовал золотой Купол на скале и мечеть Аль Акса, равно как и всё остальное, наличествовала же огромная площадь с рядом совершенно других сооружений: вот только что экс-проректор с эскортом миновали большой каменный помост, высотой чуть ниже человеческого роста, с массивной, явно металлической, чашей посередине.
Оглянувшись назад, то ли пленник, то ли повелитель, а скорее два-в-одном, на месте Золотых ворот заметил другие, совершенно непохожей конструкции, с каким-то предвратным лабиринтом и возвышающимся сверху колоссальным каменным бюстом красивой женщины в рогатом шлеме.
Очертания крепостных стен, насколько можно было судить, совпадали с Иерусалимскими; на возвышающихся по углам башнях, между тем, запылали сигнальные костры и загремели звонкие била, неся своим энергичным ритмом радостную весть градам и весям.
Увидев и услышав всё это, не почувствовал Избранный радости в сердце своём, напротив, грусть и печаль поселились там; подумалось ему: а по себе ли схватил Сенька шапку? Тем более, что никаких особых изменений он в себе не заметил: как был проректором педакадемии, у которого в детстве дворовая шпана отбирала мелочь, так им и остался.
Тем временем, процессия прибыла к великолепному шатру, размером с небольшое шапито, разбитому у южной стены, неподалёку от невзрачных воротец – визави иерусалимских Мусорных, тоже не блещущих особыми изысками.
Зато встреча случилась вполне пышная, по-военно-полевому, но всё-таки: сводный оркестр струнно-ударных инструментов вдарил нечто торжественно-бравурное; местная гвардия синхронно махала каким-то железом; танцовщицы а-ля знойный восток соблазнительно сотрясали всеми своими расчётливо недооткрытыми прелестями.
Под конец церемонии выступила группа знати, увешанная драгоценностями и дорогим оружием, в ярких накидках, плащах и прочих тюрбанах - к радости новоиспечённого Спасителя, явно светской направленности: ну, действительно, какая радость попасть в царство сплошных постников и аскетов? Благо, на жалкий вид – после колено-локтевого-то передвижения по пыльным коридорам между мирами – когда-то белых доспехов нашего рыцаря без страха и упрёка особого внимания никто не обращал.
Власть предержащие хлеб-соль или какой-либо чак-чак не подносили, подарками не одаривали, ограничились торжественными речами, в которых тостуемый понял только уже начинающие вызывать нервный тик «Пупырей Корнишон».
Наконец, все мероприятия по встрече подошли к концу, и виновника торжества препроводили в шатёр. Там, к его великой радости, первым пунктом стояло помывочное отделение: в одной из ковровых комнат стояла большая купель с тёплой водой, по поверхности которой плавали разноцветные лепестки местных цветов, и аромат тоже стоял соответствующий. В общем, условия «отречься от старого мира и отряхнуть его прах» со своих ног были подходящие.
Услужливые прислужники шустренько помогли совлечь бренные одежды: разоблачаемый только-только успел спасти бумажник со своими личными вещами. Конечно, зажигалка, деньги, пластиковые карты и документы вряд ли тут пригодятся, но избавиться от въевшегося в подкорку представления: «без бумажки – ты букашка» - за столь короткое время не представилось возможным, да и мало ли что… Местные Паспарту намылились было сами и помыть своего подопечного, но тот жестом отослал эту услужливую братию, предпочтя порелаксировать и порассуждать о сложившемся положении в одиночестве.
Тёплая вода и благовонные ароматы способствовали расслаблению, но мысли… тревожные, скачущие с одного на другое, не дающие толком успокоиться мысли:
«… Вот я и Нео, но… что-то не видно кандидата в Морфеусы… Где мой персональный Гэндальф, что мне предстоит тут совершить-то, в чём задача? Языку бы кто поучил - или Избранному у них тут принято самому всё знать?… а от этих двух слов меня Кондратий скоро подхватывать начнёт, ну вот надо же случиться такому совпадению звукосочетаться, тьфу, звукосочетанию совпасть, даже если предположить, что Пупырей Корнишон значит тут что-то типа Великий Машиах…
Чёрт, сигареты не вытащил… но это, скорее к лучшему… как тут отнесутся к Спасителю, извергающему дым… большой вопрос… сработает это на имидж или дискредитирует окончательно? Курить хочется зверски… Но Машиах, потихоньку дымящий в туалете… это, конечно, нонсенс…
Теорию существования параллельных миров можно считать доказанной… вот только вряд ли доказуемой: как обеспечить повторяемость эффекта? В случае чего, придётся, скорее всего, помалкивать в тряпочку…»
Слуги прервали и этот беспорядочный поток сознания: извлекли из воды, обтёрли, нарядили в просторные, явно домашние одежды и препроводили в столовую. Обед подали без излишеств, но вполне полноценный: мясные и молочные продукты без ограничений, овощи и фрукты в изобилии, напитки, преимущественно безалкогольные, тоже наличествовали. Изнурять своего Избавителя голодом и постами тут явно не собирались – это радовало. Гигиена тоже оказалась на высоте: после еды предложили большую чашу - сполоснуть руки и губы. После чего провели в спальню и предоставили мягкому, но без излишеств, ложу прогнать остатки усталости из этого самого ценного на данный момент тела.
Если что-то и должно было случиться, то не прямо сейчас – время явно терпело. Нервное напряжение, ванна и обед сделали свое дело: Мессия, пока без миссии, не подозревавший, что сможет задремать в подобной обстановке, мирно уснул. Видения из страны грёз нового мира случились ему тревожные, но совершенно не запомнились.
Отсыпаться, сколько влезет, Избранному, однако, не дали: негромко прозвенел гонг, вошли слуги, и всё провернулось в обратном порядке: сполоснуть лицо, лёгкий ужин, ванна, но уже без продолжительной расслабухи, облачение. Одежда была светлая, просторная и исключительно удобная, в стиле Алладдина или какого нибудь Принца Египта, очень подходящая, как заметил и сам одеваемый, для махания разными разящими железками, коими новоиспечённый Мессия, в миру скромный учёный и администратор, никогда не увлекался.
Солнце уже присело на западную крепостную стену, светлого времени осталось всего ничего. Всё немалое пространство внутренней площади было под завязку забито народом, ведущим себя на удивление тихо, по крайней мере, до появления нашего героя. Увидав же его, окружённого эскортом из духовных и светских авторитетов, народ взревел в единодушном порыве. На всех лицах засияли счастливые улыбки, а у многих скатилась и счастливая слеза. Этот порыв объединил все классы и сословия: монахов и мирян, строгих постников и любителей земных радостей, богатых и бедных, женщин и мужчин, знать и простонародье. Ликование не смолкало всё время, пока ледокольный клин сопровождающих Мессию лиц, с ним самим в середине, бороздя море народного единства, добирался до платформы с бронзовой чашей.
Когда же Спаситель начал подниматься по ступеням, оставив эскорт внизу, весь шум сразу стих, будто какая-то невидимая рука выключила огромный рубильник. Воцарилась почти идеальная тишина.
На платформе, с мечом в правой руке и рогатым шлемом в левой, стояла прекрасная полуобнажённая девушка, истинная Валькирия, живое воплощение гигантской скульптуры, возвышающейся за спиной своей жрицы на местных воротах Машиаха. Из одежды на ней был только длинный кусок красноватой ткани, обёрнутый вокруг бёдер.
Подождав, пока герой зайдёт на платформу, эта босоногая дева-воительница надела свой шлем на голову, взяла меч двумя руками и чудесным грудным голосом затянула нечто ритмически-напевное, скорее всего, гимн передачи меча Мессии. На жертвенной чаше курились какие-то благовония, окуривая всю платформу и стоящих по её периметру худосочных монахов приторно-горьким ароматом.
Закончив петь, жрица меча на вытянутых руках протянула своё грозное орудие нашему герою, и тому не оставалось ничего другого, как принять его. Тут-то наш путешественник между мирами чуть и не оконфузился: меч оказался гораздо тяжелее, чем предполагал кандидат наук, и почти выпал из его непривычных рук. Только напряжением всех сил удалось ему избежать такого фиаско. У девушки удивлённо приподнялась бровь, а восторженный народ ничего не заметил, волны народного ликования забушевали с новой силой, заканчиваясь повсеместными объятиями.
Солнце между тем закатилось за горизонт, на площади стали зажигаться факелы, и огненные процессии потянулись к семи воротам, ведущим за пределы стен. Нашего героя повели на одну из них, и сверху он увидел тысячи костров, горящих вокруг горы, на которой стоял храмовый комплекс. Со всех сторон, насколько хватало глаз, всё новые огни вливались в это огненное море. В общем, собиралась сила народная сбросить власть какого-то местного супостата, благо нашёлся, наконец, герой, способный его сразить.
К себе в шатёр наш герой с мечом вернулся совершенно разбитый усилиями, затраченными на ношение этого меча с видом бывалого вояки. Отказавшись от ванны и от пищи, он отпустил всех слуг и завалился на ложе, погружённый в мрачнейшие думы:
«Вот это подкозлило… задача определилась: возглавить народное ополчение и сразить местного Бармалея… И совершенно не важно, кто он: дракон, Саурон, ВолдеМорт или Чингисхан – я элементарно не донесу этот чудесный меч до поля битвы, она же явно не рядом… А сама эта железяка сражаться точно не будет… На что же я рассчитывал, когда полез в эту дыру… на знания и силу интеллекта? И куда теперь подсунуть этот интеллект?... Я же даже взяточников в нашем институте не смог до конца приструнить, чинуш из мэрии по вопросам финансирования образования почти ни разу не переспорил, в битве с Зеленстроем за озеленение институтской территории потерпел почти полное поражение… А туда же – полез мир спасать…
Нет… сейчас весь ум надо направить на одно: как отсюда сделать ноги… и не в этот мир, а исключительно в свой…»
Приняв решение, проректор, в прошлом неплохой экспериментатор, почти мгновенно рассчитал кратчайший алгоритм действий.
Найдя тёмную занавесь, мессианским мечом он отхватил подходящий кусок, потом тем же орудием рассёк сторону шатра, выходящую к стене, оставил священную железку в шатре, а сам, завернувшись в ткань, выскользнул из шатра. Бесшумно двигаясь вдоль стены, он довольно быстро добрался до ворот, через которые и попал в этот мир, и… запутался в предвратном лабиринте каких-то стен, стеночек, порожков и ступенек… если бы не фонарик на зажигалке, помогавший в своё время в тёмных подъездах, наш беглец с поля битвы точно сломал бы себе что-нибудь.
Но и с фонариком неудавшийся герой встал в полной растерянности… И тут откуда-то снизу раздался голос Ильи, зовущий беглого проректора. Наклонившись, тот увидел маленький лаз, ныряющий под одну из стенок.

Часть третья. Есть у нас ещё дома дела

Ни секунды не задумываясь, Дмитрий взял фонарик в зубы и полез в эту дыру, пригодную разве что для собаки. Ежесекундно рискуя застрять, он вкрутился в этот ход и пополз по узкому лазу, ориентируясь больше на голос товарища, так как фонарик давал небольшое пятно света только прямо внизу; и всё равно проректор недоумевал, как же он забыл про это приспособление при проходе сюда, видно, запамятовал в горячке предвкушения теста на мессианство.
И тут Дмитрий Михайлович до конца осознал, как бездарно и стопроцентно провалил он этот тест.
Тут-то он и вывалился на свет божий, прямо в руки Ильи Петровича. Слёзы градом хлынули из глаз блудного проректора, кинувшегося обнимать своего Ариадна:
– Илюша! Вот ты истинный спаситель, мой спаситель!
– Дима, что с тобой? Полчаса ползал в какой-то дыре, я уже хотел за тобой идти, да не пролез, а теперь ведёшь себя, как девица, чуть было не потерявшая невинность? – тут только он заметил экзотичное одеяние товарища и странное выражение его лица. – Что случилось?
– Всё расскажу, хотя, может, и не стоит, но тебе расскажу. А сейчас быстрее к ближайшим авиакассам.
– Зачем?
– Брать билеты домой. Ну её, эту историческую родину. Есть у нас ещё дома дела.

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Конкурс "Сочинение по картинке"
СообщениеДобавлено: Ср апр 06, 2011 4:30 
Не в сети
Кошка книжная домашняя
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Пн мар 23, 2009 19:54
Сообщений: 17230
Откуда: Хайфа
Всё. Начинаем голосование.
Выбираем ПЯТЬ рассказов.
1 место - №...
2 место - №...
3 место - №...
4 место - №...
5 место - №...

Давать одно место двум рассказам НЕ РАЗРЕШАЕТСЯ.

Голосование продлится до 19 апреля включительно.

При оценке рекомендуется обращать внимание на:
- соответствие тематике конкурса;
- язык, стиль;
- сюжет;
- оригинальность, "полет фантазии";
- авторскую идею.
Весьма желательно дать более-менее развернутый отзыв с обоснованием своей оценки.

Желательно читать внимательно, стараться понять автора - и вначале искать достоинства, а потом уж недостатки. Критика необходима - но она должна быть конструктивной и "цивилизованной".

Авторы должны участвовать в голосовании, но не могут голосовать за собственный рассказ. Голос, отданный за свой рассказ, не учитывается.
Авторы могут голосовать от своего имени, с авторского аккаунта или мне в личку, как им удобнее.

_________________
У кошки четыре ноги -
и все норовят ее пнуть.
Товарищ, ты ей помоги.
Товарищ, собакой не будь.

Тимур Шаов


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 50 ]  На страницу 1, 2, 3  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Литературный интернет-клуб Скифы

статистика

Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Template made by DEVPPL Flash Games - Русская поддержка phpBB